Глава 5. Правильное усилие

Отображение колонок
русский Khantibalo
<<Назад
Глава 4. Правильная речь, правильная деятельность, правильные средства к существованию
Оглавление Далее>>
Глава 6. Правильное памятование
Перевод Таблица Оригинал
english - Author русский - Khantibalo Комментарии
The Noble Eightfold Path: The Way to the End of Suffering Благородный восьмеричный путь: путь к прекращению страданий
Chapter V: Right Effort (Samma Vayama) Глава 5. Правильное усилие
The purification of conduct established by the prior three factors serves as the basis for the next division of the path, the division of concentration (samadhikkhandha). Очищение поведения, основанное предыдущими тремя факторами, служит фундаментом для следующего раздела пути, посвящённого сосредоточению.
This present phase of practice, which advances from moral restraint to direct mental training, comprises the three factors of right effort, right mindfulness, and right concentration. Данный этап практики, который переходит от сдержанности в поступках к непосредственному развитию ума, включает в себя три фактора: правильное усилие, правильное памятование и правильное сосредоточение.
It gains its name from the goal to which it aspires, the power of sustained concentration, itself required as the support for insight-wisdom. Он получил своё имя из цели, к которой устремлён, сила продолжительного сосредоточения, требующаяся в качестве поддержки для мудрости прозрения. Не очень понял
Все комментарии (1)
Wisdom is the primary tool for deliverance, but the penetrating vision it yields can only open up when the mind has been composed and collected. Мудрость является основным средством для освобождения, но обретаемый благодаря ней глаз прозрения открывается только тогда, когда ум обуздан и собран.
Right concentration brings the requisite stillness to the mind by unifying it with undistracted focus on a suitable object. Правильное сосредоточение приносит требующееся уму спокойствие путём собирания его с неотвлекающимся сосредоточением на подходящем объекте.
To do so, however, the factor of concentration needs the aid of effort and mindfulness. Однако, чтобы добиться этого, фактору сосредоточения нужна помощь усилия и памятования.
Right effort provides the energy demanded by the task, right mindfulness the steadying points for awareness. Правильное усилие предоставляет силы, требующиеся данной задачей, а правильное памятование - точки успокоения для восприятия.
The commentators illustrate the interdependence of the three factors within the concentration group with a simple simile. В комментариях взаимозависимость трёх факторов группы сосредоточения иллюстрируется с помощью простого примера.
Three boys go to a park to play. Три мальчика отправились в парк поиграть.
While walking along they see a tree with flowering tops and decide they want to gather the flowers. Проходя по парку, они увидели дерево с цветущими верхушками и решили нарвать цветов.
But the flowers are beyond the reach even of the tallest boy. Но даже самый высокий из мальчиков не может достать их.
Then one friend bends down and offers his back. Тогда один из друзей склоняется, чтобы подставить спину.
The tall boy climbs up, but still hesitates to reach for the flowers from fear of falling. Высокий мальчик забирается на него, но всё равно боится протянуть руки за цветами из-за страха упасть.
So the third boy comes over and offers his shoulder for support. И тут включается третий мальчик и подставляет плечо в качестве опоры.
The first boy, standing on the back of the second boy, then leans on the shoulder of the third boy, reaches up, and gathers the flowers.[36] Первый мальчик, стоя на спине второго, облокачивается на плечи третьего, протягивает руку и срывает цветы.[36]
In this simile the tall boy who picks the flowers represents concentration with its function of unifying the mind. В этой аналогии собирающий цветы высокий мальчик представляет собой сосредоточение с его функцией по собиранию ума.
But to unify the mind concentration needs support: the energy provided by right effort, which is like the boy who offers his back. Но дабы собрать ум сосредоточению нужна поддержка: силы, предоставляемые правильным усилием, что подобно мальчику, подставившему спину.
It also requires the stabilizing awareness provided by mindfulness, which is like the boy who offers his shoulder. И также здесь требуется стабилизирующая осведомлённость, предоставляемая памятованием, что подобно третьему мальчику, подставляющему плечо.
When right concentration receives this support, then empowered by right effort and balanced by right mindfulness it can draw in the scattered strands of thought and fix the mind firmly on its object. Когда правильное сосредоточение получает эту помощь, то, будучи наделённым силой от правильного усилия и балансом от правильного памятования, оно может собрать разбросанные пряди ума и надёжно сосредоточить его на объекте.
Energy (viriya), the mental factor behind right effort, can appear in either wholesome or unwholesome forms. Настойчивость (vīriya), являясь умственным фактором, лежащим в основе правильного усилия, может проявляться как в благой, так и в неблагой форме. В словаре дост. Буддхадатты первая i почему-то короткая
Все комментарии (1)
The same factor fuels desire, aggression, violence, and ambition on the one hand, and generosity, self-discipline, kindness, concentration, and understanding on the other. Тот же самый фактор с одной стороны распаляет желание, агрессию, насилие и амбиции, а с другой питает щедрость, самодисциплину, доброту, сосредоточение и понимание.
The exertion involved in right effort is a wholesome form of energy, but it is something more specific, namely, the energy in wholesome states of consciousness directed to liberation from suffering. Приложение сил, входящее в правильное усилие является благой формой настойчивости, но это нечто более конкретное, а именно, настойчивость в умелых состояниях сознания, направленная на освобождение от страданий.
This last qualifying phrase is especially important. Последнее определение особенно важно.
For wholesome energy to become a contributor to the path it has to be guided by right view and right intention, and to work in association with the other path factors. Чтобы благая настойчивость делала свой вклад в практику пути, ей требуется руководство правильного взгляда и правильного намерения, а также ей нужно работать в содружестве с остальными факторами пути.
Otherwise, as the energy in ordinary wholesome states of mind, it merely engenders an accumulation of merit that ripens within the round of birth and death; it does not issue in liberation from the round. В противном случае, подобно силам в обычных умелых умственных состояниях, оно просто порождает накопление заслуг, проявляющихся в цикле рождений и смертей, не приводя к освобождению от этого цикла.
Time and again the Buddha has stressed the need for effort, for diligence, exertion, and unflagging perseverance. Вновь и вновь Будда подчёркивает важность усилий, старания, усердия и неослабевающей настойчивости.
The reason why effort is so crucial is that each person has to work out his or her own deliverance. Причина, по которой усилие столь важно, заключается в том, что каждому человеку освобождения приходится достигать самостоятельно.
The Buddha does what he can by pointing out the path to liberation; the rest involves putting the path into practice, a task that demands energy. Будда делает всё от себя зависящее, указывая путь к освобождению. Оставшаяся часть включает в себя практику пути и эта задача требует настойчивости.
This energy is to be applied to the cultivation of the mind, which forms the focus of the entire path. Настойчивость прилагается к развитию ума, что образует ключевой момент пути.
The starting point is the defiled mind, afflicted and deluded; the goal is the liberated mind, purified and illuminated by wisdom. Начальной точкой является загрязнённый, страдающий и полный заблуждений ум. Целью является освобождённый ум, который очищен и освещён мудростью.
What comes in between is the unremitting effort to transform the defiled mind into the liberated mind. Между ними лежит безустанное усилие по преобразованию загрязнённого ума в освобождённый ум.
The work of self-cultivation is not easy — there is no one who can do it for us but ourselves — but it is not impossible. Работа по самосовершенствованию является непростой и никто не может проделать её за нас, но в ней нет ничего невозможного.
The Buddha himself and his accomplished disciples provide the living proof that the task is not beyond our reach. Сам Будда и его просветлённые ученики предоставляют живой пример того, что задача лежит в пределах нашей досягаемости. "Живой пример" был бы, если бы они жили сейчас и можно было бы пойти и проверить. Но, здесь сделано точно так же, как и в других религиях: все "святые...
Все комментарии (1)
They assure us, too, that anyone who follows the path can accomplish the same goal. Они также убеждают нас, что любой, кто следует пути, может достичь той же цели. В буддизме используется та же уловка, что и в других религиях, - в качестве конечной цели специально поставлен практически недостижимый идеал, и макси...
Все комментарии (1)
But what is needed is effort, the work of practice taken up with the determination: "I shall not give up my efforts until I have attained whatever is attainable by manly perseverance, energy, and endeavor."[37] Но здесь необходимо усердие, когда требуемая для практики работа принимается с решимостью: "Я не оставлю свои усилия, пока я не достиг того, что достижимо человеческим старанием, усердием и усилием."[37]
The nature of the mental process effects a division of right effort into four "great endeavors": Сущность умственного процесса порождает деление "правильного усилия" на четыре "правильных усилия":
to prevent the arising of unarisen unwholesome states; предотвращение возникновения невозникших неумелых умственных качеств;
to abandon unwholesome states that have already arisen; прекращение неумелых качеств, которые уже возникли;
to arouse wholesome states that have not yet arisen; порождение умелых умственных качеств, которые ещё не возникли;
to maintain and perfect wholesome states already arisen. поддержание и совершенствование умелых качеств, которые уже возникли.
The unwholesome states (akusala dhamma) are the defilements, and the thoughts, emotions, and intentions derived from them, whether breaking forth into action or remaining confined within. Под неумелыми умственными качествами (akusala dhamma) здесь подразумеваются умственные загрязнения, а также возникающие на их основе мысли, эмоции и намерения, как проявляющиеся на уровне поступков, так и остающиеся в сфере ума.
The wholesome states (kusala dhamma) are states of mind untainted by defilements, especially those conducing to deliverance. Умелые качества (kusala dhamma) - это состояния ума, не запятнанные загрязнениями, особенно те, что ведут к освобождению.
Each of the two kinds of mental states imposes a double task. Каждый из двух видов умственных качеств ставит двойную задачу.
The unwholesome side requires that the defilements lying dormant be prevented from erupting and that the active defilements already present be expelled. Неумелая сторона требует предотвратить внешние проявления ещё не проявившихся умственных загрязнений, а уже проявившимся загрязнениям должен быть положен конец.
The wholesome side requires that the undeveloped liberating factors first be brought into being, then persistently developed to the point of full maturity. Умелая сторона требует, чтобы неразвитые освобождающие факторы сначала были проявлены, а затем развиты до уровня полного совершенства.
Now we will examine each of these four divisions of right effort, giving special attention to their most fertile field of application, the cultivation of the mind through meditation. Сейчас мы рассмотрим каждый из четырёх элементов правильного усилия, уделяя особое внимание их наиболее плодородной почве для обработки - развитию ума в медитации.
(1) To prevent the arising of unarisen unwholesome states (1) Предотвращение возникновения невозникших неумелых умственных качеств
Herein the disciple rouses his will to avoid the arising of evil, unwholesome states that have not yet arisen; and he makes effort, stirs up his energy, exerts his mind and strives.[38] Здесь последователь вызывает желание, прилагает старание, пробуждает свою настойчивость, поддерживает и прилагает намерение для того, чтобы не возникли те злые, неумелые качества, которые еще не возникли.[38]
The first side of right effort aims at overcoming unwholesome states, states of mind tainted by defilements. Первая часть правильного усилия ставит своей целью преодоление неумелых качеств, то есть качеств ума, запятнанных загрязнениями.
Insofar as they impede concentration the defilements are usually presented in a fivefold set called the "five hindrances" (pañcanivarana): sensual desire, ill will, dullness and drowsiness, restlessness and worry, and doubt.[39] В той степени в которой они препятствуют сосредоточению, умственные загрязнения представляются в виде набора из пяти элементов, называемого "пятью препятствиями" (pañcanīvaraṇa): чувственное желание, недоброжелательность, лень и сонливость, неугомонность и беспокойство, и неуверенность.[39]
They receive the name "hindrances" because they block the path to liberation; they grow up and over the mind preventing calm and insight, the primary instruments for progress. Они называются препятствиями, поскольку закрывают путь к освобождению; они разрастаются и опутывают ум, препятствуя успокоению и прозрению - основным инструментам для продвижения в практике.
The first two hindrances, sensual desire and ill will, are the strongest of the set, the most formidable barriers to meditative growth, representing, respectively, the unwholesome roots of greed and aversion. Первые два препятствия - чувственное желание и недоброжелательность - являются самыми сильными в данном наборе, образуя наиболее труднопреодолимые барьеры для духовного роста, представляя собой неумелые корни алчности и ненависти соответственно.
The other three hindrances, less toxic but still obstructive, are offshoots of delusion, usually in association with other defilements. Остальные три препятствия менее ядовиты, но всё равно создают трудности, являясь ответвлениями невежества, зачастую сочетаясь с другими загрязнениями.
Sensual desire is interpreted in two ways. "Чувственное желание" может быть объяснено двумя способами.
Sometimes it is understood in a narrow sense as lust for the "five strands of sense pleasure," i.e., agreeable sights, sounds, smells, tastes, and touches; sometimes a broader interpretation is given, by which the term becomes inclusive of craving in all its modes, whether for sense pleasures, wealth, power, position, fame, or anything else it can settle upon. Иногда его понимают в узком смысле как страсть к "пяти видам чувственных удовольствий", т.е. к приятным образам, звукам, запахам, вкусам и прикосновениям. В других случаях даётся более широкая интерпретация, благодаря которой в данное понятие включается жажда во всех её формах, будь то в отношении чувственных удовольствий, имущества и денег, власти, высокого положения, славы и всего остального, что может стать её объектом.
The second hindrance, ill will, is a synonym for aversion. Недоброжелательность как второе препятствие является синонимом ненависти.
It comprises hatred, anger, resentment, repulsion of every shade, whether directed towards other people, towards oneself, towards objects, or towards situations. Сюда включается собственно ненависть, злоба, возмущение, отвращение всех видов, направленное как на других, так и на себя, на предметы или на ситуации.
The third hindrance, dullness and drowsiness, is a compound of two factors linked together by their common feature of mental unwieldiness. Третье препятствие - лень и сонливость - состоит из двух факторов, связанных общей характеристикой умственной неповоротливости.
One is dullness (thina), manifest as mental inertia; the other is drowsiness (middha), seen in mental sinking, heaviness of mind, or excessive inclination to sleep. Одна из них - лень (thīna), проявляется в виде умственной инерции, другая - сонливость (middha), наблюдаемая в умственном утопании, тяжести ума или чрезмерной склонности ко сну.
At the opposite extreme is the fourth hindrance, restlessness and worry. В другой крайности располагается четвёртое препятствие - неугомонность и беспокойство.
This too is a compound with its two members linked by their common feature of disquietude. Оно также составное, а его элементы связаны между собой аспектом обеспокоенности.
Restlessness (uddhacca) is agitation or excitement, which drives the mind from thought to thought with speed and frenzy; worry (kukkucca) is remorse over past mistakes and anxiety about their possible undesired consequences. Неугомонность (uddhacca) - это возбуждение или волнение, которое с большой скоростью и фанатизмом гонит ум от мысли к мысли; беспокойство (kukkucca) - это сожаление о прошлых ошибках и встревоженность их возможными нежелательными последствиями.
The fifth hindrance, doubt, signifies a chronic indecisiveness and lack of resolution: not the probing of critical intelligence, an attitude encouraged by the Buddha, but a persistent inability to commit oneself to the course of spiritual training due to lingering doubts concerning the Buddha, his doctrine, and his path. Пятое препятствие - неуверенность - означает хроническую нерешительность и недостаток решимости: не исследование с помощью критического анализа (восхваляемый Буддой подход), а постоянная неспособность посвятить себя занятиям духовной практикой из-за сохраняющихся сомнений о Будде, его учении и пути.
The first effort to be made regarding the hindrances is the effort to prevent the unarisen hindrances from arising; this is also called the endeavor to restrain (samvarappadhana). Первое усилие, которое нужно сделать в отношении препятствий, состоит в том, чтобы предотвратить появление невозникших препятствий. Также это называется усилием сдерживания (saṃvarappadhāna).
The effort to hold the hindrances in check is imperative both at the start of meditative training and throughout the course of its development. Усилие по удержанию препятствий под контролем обязательно необходимо как на старте практики медитации, так и в течение всего времени по совершенствованию в ней.
For when the hindrances arise, they disperse attention and darken the quality of awareness, to the detriment of calm and clarity. Потому что когда препятствия возникают, они распыляют внимание и омрачают качество восприятия, от чего страдает успокоение и ясность.
The hindrances do not come from outside the mind but from within. Препятствия не приходят откуда-то извне, они появляются в самом уме.
They appear through the activation of certain tendencies constantly lying dormant in the deep recesses of the mental continuum, awaiting the opportunity to surface. Они возникают путём активации особых тенденций постоянно пребывающих в спящем состоянии в глубоких областях умственного континуума, ожидая возможности проявиться.
Generally what sparks the hindrances into activity is the input afforded by sense experience. Обычно толчком к действию для препятствий является информация, приходящая через чувственный опыт.
The physical organism is equipped with five sense faculties each receptive to its own specific kind of data — the eye to forms, the ear to sounds, the nose to smells, the tongue to tastes, the body to tangibles. Физический организм обладает пятью чувствами, каждое из которых воспринимает свой собственный вид данных: глаз - образы, ухо - звуки, нос - запахи, язык - вкусы, тело - ощутимые объекты.
Sense objects continuously impinge on the senses, which relay the information they receive to the mind, where it is processed, evaluated, and accorded an appropriate response. Чувственные объекты постоянно воздействуют на органы чувств, которые передают &nbsp;полученную информацию в ум, где она обрабатывается, оценивается и получает подходящий ответ.
But the mind can deal with the impressions it receives in different ways, governed in the first place by the manner in which it attends to them. Но ум может обрабатывать полученные впечатления разными способами, что в первую очередь определяется манерой, в которой он относится к ним.
When the mind adverts to the incoming data carelessly, with unwise consideration (ayoniso manasikara), the sense objects tend to stir up unwholesome states. Когда ум беспечно обращается с принятой информацией, с неосновательным вниманием (ayoniso manasikāra), объекты чувств обычно порождают неумелые умственные состояния.
They do this either directly, through their immediate impact, or else indirectly by depositing memory traces which later may swell up as the objects of defiled thoughts, images, and fantasies. Они могут породить неумелые состояния непосредственно, через прямое воздействие, или косвенно, путём оставления следов в памяти, которые в будущем могут всплыть в качестве объектов осквернённых загрязнениями мыслей, образов и фантазий.
As a general rule the defilement that is activated corresponds to the object: attractive objects provoke desire, disagreeable objects provoke ill will, and indeterminate objects provoke the defilements connected with delusion. Общее правило состоит в том, что активируемое загрязнение соответствует объекту: привлекательные объекты вызывают желание, неприятные объекты вызывают враждебность, а нейтральные объекты вызывают загрязнения, связанные с невежеством.
Since an uncontrolled response to the sensory input stimulates the latent defilements, what is evidently needed to prevent them from arising is control over the senses. Поскольку неконтролируемый ответ на поступающие через органы чувств данные стимулирует скрытые загрязнения, для предотвращения их проявлений очевидно необходим контроль над органами чувств.
Thus the Buddha teaches, as the discipline for keeping the hindrances in check, an exercise called the restraint of the sense faculties (indriya-samvara): Поэтому Будда даёт в качестве дисциплины для удержания препятствий под контролем практику, называемую охраной чувств (indriya-saṃvara):
When he perceives a form with the eye, a sound with the ear, an odor with the nose, a taste with the tongue, an impression with the body, or an object with the mind, he apprehends neither the sign nor the particulars. И вот, воспринимая форму — глазом, звук — ухом, запах — носом, вкус — языком, прикосновение — телом, идею — умом, он не влечется ни к признаку, ни к подробностям. В "слове Будды" не так переведено.
Все комментарии (1)
And he strives to ward off that through which evil and unwholesome states, greed and sorrow, would arise, if he remained with unguarded senses; and he watches over his senses, restrains his senses.[40] И он старается предотвратить то, что могло бы привести к развитию злых и неумелых состояний, к печали и горю, если бы он не охранял чувства; он следит за своими чувствами, в чувствах он достигает воздержанности.[40]
Restraint of the senses does not mean denial of the senses, retreating into a total withdrawal from the sensory world. Охрана чувств не означает их отрицание или уход в сторону полного отрешения от чувственного мира.
This is impossible, and even if it could be achieved, the real problem would still not be solved; for the defilements lie in the mind, not in the sense organs or objects. Это невозможно и даже если бы этого можно было достичь, реальная проблема осталась бы нерешённой, поскольку загрязнения располагаются в уме, а не в органах чувств или их объектах.
The key to sense control is indicated by the phrase "not apprehending the sign or the particulars." Ключ к контролю над чувствами содержится во фразе "он не влечется ни к признаку, ни к подробностям."
The "sign" (nimitta) is the object's general appearance insofar as this appearance is grasped as the basis for defiled thoughts; the "particulars" (anubyanjana) are its less conspicuous features. Слово "признак" (nimitta) означает общее представление объекта, поскольку именно оно схватывается в качестве основы для загрязнённых мыслей; "подробности" (anubyañjana) - это его менее заметные характеристики.
If sense control is lacking, the mind roams recklessly over the sense fields. Если контроля недостаёт, ум беспечно бродит по полям чувств.
First it grasps the sign, which sets the defilements into motion, then it explores the particulars, which permits them to multiply and thrive. Сначала он схватывает признак, что запускает умственные загрязнения, затем он исследует подробности, что позволяет загрязнениям множиться и разрастаться.
To restrain the senses requires that mindfulness and clear understanding be applied to the encounter with the sense fields. Охрана чувств требует, чтобы при встрече с "полями чувств" применялось памятование и осознавание.
Sense consciousness occurs in a series, as a sequence of momentary cognitive acts each having its own special task. Сознание чувств проявляется в виде набора фаз, в виде последовательности кратковременных когнитивных актов, у каждого из которых есть своя собственная задача.
The initial stages in the series occur as automatic functions: first the mind adverts to the object, then apprehends it, then admits the percept, examines it, and identifies it. Начальные этапы последовательности происходят в виде автоматических функций: сначала ум обращает внимание на объект, затем предчувствует его, затем принимает результат распознавания, рассматривает его и идентифицирует его. Не разобрался. Надо бы тут палийские термины поднять, которые соответствуют фазам этого процесса.
Все комментарии (1)
Immediately following the identification a space opens up in which there occurs a free evaluation of the object leading to the choice of a response. Сразу же после идентификации открывается пространство, в котором происходит свободная оценка объекта, ведущая к выбору реакции.
When mindfulness is absent the latent defilements, pushing for an opportunity to emerge, will motivate a wrong consideration. Когда памятование отсутствует, скрытые загрязнения, ищущие возможность проявиться, подтолкнут ум на ошибочное решение.
One will grasp the sign of the object, explore its details, and thereby give the defilements their opportunity: on account of greed one will become fascinated by an agreeable object, on account of aversion one will be repelled by a disagreeable object. Ум схватит признак объекта, исследует его подробности и тем самым даст загрязнениям возможность действовать: под влиянием алчности мы становимся очарованными приятным объектом, под влиянием ненависти мы испытываем отторжение от неприятного объекта.
But when one applies mindfulness to the sensory encounter, one nips the cognitive process in the bud before it can evolve into the stages that stimulate the dormant taints. Но когда к чувственному контакту применяется памятование, мы пресекаем когнитивный процесс в зародыше до того, как он может выйти на стадии, которые стимулируют скрытые пороки.
Mindfulness holds the hindrances in check by keeping the mind at the level of what is sensed. Памятование удерживает препятствия под контролем путём удержания ума на уровне того, что испытывается.
It rivets awareness on the given, preventing the mind from embellishing the datum with ideas born of greed, aversion, and delusion. Оно удерживает восприятие на текущем объекте, предотвращая ум от разукрашивания данных идеями, порождаемыми алчностью, ненавистью и невежеством.
Then, with this lucent awareness as a guide, the mind can proceed to comprehend the object as it is, without being led astray. Затем, с ярким восприятием в качестве руководства, ум может перейти к постижению объекта как он есть, без увода в сторону под чьим-то влиянием.
(2) To abandon the arisen unwholesome states (2) прекращение неумелых качеств, которые уже возникли
Herein the disciple rouses his will to overcome the evil, unwholesome states that have already arisen and he makes effort, stirs up his energy, exerts his mind and strives.[41] Здесь последователь вызывает желание, прилагает старание, пробуждает свою настойчивость, поддерживает и прилагает намерение для отбрасывания тех злых, неумелых качеств, которые уже возникли.[41]
Despite the effort at sense control the defilements may still surface. Несмотря на усилия по контролю чувств, умственные загрязнения всё равно могут проявляться.
They swell up from the depths of the mental continuum, from the buried strata of past accumulations, to congeal into unwholesome thoughts and emotions. Они всплывают из глубин умственного континуума, из глубоких пластов прошлых накоплений, материализуясь в виде неумелых мыслей и эмоций.
When this happens a new kind of effort becomes necessary, the effort to abandon arisen unwholesome states, called for short the endeavor to abandon (pahanappadhana): Когда это происходит, возникает потребность в другом виде усилий, усилиях по прекращению возникших неумелых состояний, коротко называемых "усилием прекращения" (pahānappadhāna):
He does not retain any thought of sensual lust, ill will, or harmfulness, or any other evil and unwholesome states that may have arisen; he abandons them, dispels them, destroys them, causes them to disappear.[42] Он не оставляет ни одной мысли, связанной с чувственной страстью, враждебностью или причинением вреда, или любыми другими злыми и неумелыми качествами, которые могут возникнуть; он отбрасывает их, рассеивает их, разрушает их, заставляет их исчезнуть.[42] В "слове Будды" не так переведено.
Все комментарии (1)
Just as a skilled physician has different medicines for different ailments, so the Buddha has different antidotes for the different hindrances, some equally applicable to all, some geared to a particular hindrance. Как у опытного врача имеются разные лекарства для разных недугов, так и у Будды есть разные противоядия от разных препятствий, некоторые в равной степени применимые ко всем, некоторые направленные на конкретное препятствие.
In an important discourse the Buddha explains five techniques for expelling distracting thoughts.[43] В одной важной сутте Будда объясняется пять техник по изгнанию отвлекающих мыслей.[43]
The first is to expel the defiled thought with a wholesome thought which is its exact opposite, analogous to the way a carpenter might use a new peg to drive out an old one. Первая состоит в том, чтобы изгнать загрязнённую мысль путём умелой мысли, являющейся её прямой противоположностью, подобно тому, как плотник выбивает клин другим клином.
For each of the five hindrances there is a specific remedy, a line of meditation designed expressly to deflate it and destroy it. Для каждого из пяти препятствий есть особое лекарство, система медитации, построенная специально для того, чтобы уменьшить и уничтожить препятствие.
This remedy can be applied intermittently, when a hindrance springs up and disrupts meditation on the primary subject; or it can be taken as a primary subject itself, used to counter a defilement repeatedly seen to be a persistent obstacle to one's practice. Лекарство может применяться время от времени, когда возникает препятствие и нарушает медитацию на основном объекте или оно само может применяться в качестве основного объекта медитации, что используется для противодействия умственному загрязнению, часто наблюдающемуся в качестве препятствия в вашей практике.
But for the antidote to become effective in the first role, as a temporary expedient required by the upsurge of a hindrance, it is best to gain some familiarity with it by making it a primary object, at least for short periods. Но чтобы противоядие стало эффективным в первом случае, в качестве временного средства, требуемого при всплеске проявлений конкретного препятствия, лучше всего заранее ознакомиться с ним, взяв данный объект в качестве основного объекта медитации хотя бы на короткий период.
For desire a remedy of general application is the meditation on impermanence, which knocks away the underlying prop of clinging, the implicit assumption that the objects clung to are stable and durable. Для чувственного желания лекарством общего назначения является медитация на непостоянстве, которая выбивает почву из под ног привязанности - безоглядное предположение о стабильности и прочности объектов привязанности.
For desire in the specific form of sensual lust the most potent antidote is the contemplation of the unattractive nature of the body, to be dealt with at greater length in the next chapter. Для желания в конкретной форме чувственного желания наиболее сильным противоядием является созерцание непривлекательной сущности тела, подробно о котором будет рассказано в следующей главе.
Ill will meets its proper remedy in the meditation on loving-kindness (metta), which banishes all traces of hatred and anger through the methodical radiation of the altruistic wish that all beings be well and happy. Враждебность находит своё лекарство в медитации дружелюбия (mettā), изгоняющей все следы ненависти и злобы через методичное распространение альтруистического желания благополучия и счастья всем живым существам.
The dispelling of dullness and drowsiness calls for a special effort to arouse energy, for which several methods are suggested: the visualization of a brilliant ball of light, getting up and doing a period of brisk walking meditation, reflection on death, or simply making a firm determination to continue striving. Рассеяние лени и сонливости требует особых усилий по пробуждению усердия, для чего предлагается несколько методов: визуализация яркого шара из света, встать и провести период бодрой медитации при ходьбе, памятование о смерти или просто твёрдая решимость продолжать прилагать усилия.
Restlessness and worry are most effectively countered by turning the mind to a simple object that tends to calm it down; the method usually recommended is mindfulness of breathing, attention to the in-and-out flow of the breath. Неугомонность и беспокойство наиболее эффективно преодолеваются путём обращения ума на простой объект, способствующий его успокоению. Обычно здесь рекомендуется памятование о дыхании - сосредоточение внимания на потоке дыхания во время вдоха и выдоха.
In the case of doubt the special remedy is investigation: to make inquiries, ask questions, and study the teachings until the obscure points become clear.[44] В отношении неуверенности специальным лекарством является исследование - искать информацию, задавать вопросы и изучать учения пока непонятные моменты не прояснятся.[44]
Whereas this first of the five methods for expelling the hindrances involves a one-to-one alignment between a hindrance and its remedy, the other four utilize general approaches. В то время как первые пять методов для устранения препятствий соответствуют им по принципу "один к одному", один метод на одно препятствие, остальные четыре используют более общий подход.
The second marshals the forces of shame (hiri) and moral dread (ottappa) to abandon the unwanted thought: one reflects on the thought as vile and ignoble or considers its undesirable consequences until an inner revulsion sets in which drives the thought away. Второй метод призывает силу стыда (hiri) и совести (ottappa) для борьбы с нежелательными мыслями: практикующий размышляет о мысли как о плохой и порочной или рассматривает её нежелательные последствия, пока не развивается внутреннее отвращение, изгоняющее мысль прочь.
The third method involves a deliberate diversion of attention. Третий метод использует намеренное переключение внимания.
When an unwholesome thought arises and clamours to be noticed, instead of indulging it one simply shuts it out by redirecting one's attention elsewhere, as if closing one's eyes or looking away to avoid an unpleasant sight. Когда неумелая мысль возникает и требует к себе внимания, вместо увлечения ей практикующий отгораживается от неё путём переключения внимания на другой объект, подобно тому, как человек закрывает глаза, чтобы не видеть неприятное зрелище.
The fourth method uses the opposite approach. Четвёртый метод использует противоположный подход.
Instead of turning away from the unwanted thought, one confronts it directly as an object, scrutinizes its features, and investigates its source. Вместо того, чтобы отворачиваться от нежелательной мысли, практикующий встречается с ней непосредственно лицом к лицу, беря её в качестве объекта, анализируя её качества и исследуя её источник.
When this is done the thought quiets down and eventually disappears. Когда это сделано мысль успокаивается и постепенно исчезает.
For an unwholesome thought is like a thief: it only creates trouble when its operation is concealed, but put under observation it becomes tame. Ведь неумелая мысль подобно вору: она порождает проблемы только когда её действие незаметно, но будучи под наблюдением она становится укрощённой.
The fifth method, to be used only as a last resort, is suppression — vigorously restraining the unwholesome thought with the power of the will in the way a strong man might throw a weaker man to the ground and keep him pinned there with his weight. Пятый метод, предназначенный для использования в качестве последней надежды, представляет собой подавление - усердное сдерживание неумелой мысли с помощью силы воли, подобно тому, как сильный человек бросает слабого на землю и удерживает его лежащим на земле с помощью своего веса.
By applying these five methods with skill and discretion, the Buddha says, one becomes a master of all the pathways of thought. Будда сказал, что рассудительно и умело используя эти пять методов, практикующий становится мастером мыслей на всех их направлениях.
One is no longer the subject of the mind but its master. Человек более не является рабом своего ума, он становится его хозяином.
Whatever thought one wants to think, that one will think. Какую мысль он хочет, ту он и думает.
Whatever thought one does not want to think, that one will not think. Какую мысль он не хочет, ту он не думает.
Even if unwholesome thoughts occasionally arise, one can dispel them immediately, just as quickly as a red-hot pan will turn to steam a few chance drops of water. Даже если иногда появляются неумелые мысли, практикующий может немедленно изгнать их столь же быстро, как раскалённая докрасна сковорода испаряет капли случайно попавшей на неё воды.
(3) To arouse unarisen wholesome states (3) Порождение невозникших умелых умственных качеств;
Herein the disciple rouses his will to arouse wholesome states that have not yet arisen; and he makes effort, stirs up his energy, exerts his mind and strives.[45] Здесь последователь вызывает желание, прилагает старание, пробуждает свою настойчивость, поддерживает и прилагает намерение для того, чтобы возникли те умелые качества, которые еще не возникли.[45]
Simultaneously with the removal of defilements, right effort also imposes the task of cultivating wholesome states of mind. Одновременно с очищением умственных загрязнений правильное усилие также ставит задачу развития умелых умственных качеств.
This involves two divisions: the arousing of wholesome states not yet arisen and the maturation of wholesome states already arisen. Эта задача делится на две части: порождение невозникших умелых качеств и поддержание возникших умелых качеств.
The first of the two divisions is also known as the endeavor to develop (bhavanappadhana). Первая часть также называется усилием развития (bhāvanāppadhāna).
Though the wholesome states to be developed can be grouped in various ways — serenity and insight, the four foundations of mindfulness, the eight factors of the path, etc. — the Buddha lays special stress on a set called the seven factors of enlightenment (satta bojjhanga): mindfulness, investigation of phenomena, energy, rapture, tranquillity, concentration, and equanimity. Хотя умелые качества, которые требуется развить, можно сгруппировать различными способами - спокойствие и прозрение, четыре основы памятования, восемь факторов пути и т.п. - Будда делает особый акцент на набор из семи факторов просветления (satta bojjhaṅga): памятование, исследование качеств, настойчивость, восторг, расслабление, сосредоточение и безмятежное наблюдение.
Thus he develops the factors of enlightenment, based on solitude, on detachment, on cessation, and ending in deliverance, namely: the enlightenment factors of mindfulness, investigation of phenomena, energy, rapture, tranquillity, concentration, and equanimity.[46] Таким образом он развивает "факторы пробуждения" (bojjhaṅga), основанные на уединении, отрешенности, угасании и завершающиеся освобождением, а именно: "памятование" (sati), "исследование умственных качеств" (dhamma-vicaya), "настойчивость" (vīriya), "восторг" (pīti), "расслабление" (passaddhi), "сосредоточение" (samādhi), и "безмятежное наблюдение" (upekkha).[46]
The seven states are grouped together as "enlightenment factors" both because they lead to enlightenment and because they constitute enlightenment. Семь качеств собраны вместе в "факторы пробуждения" как потому, что они ведут к пробуждению, так и потому, что они составляют собой пробуждение.
In the preliminary stages of the path they prepare the way for the great realization; in the end they remain as its components. На предварительных стадиях они прокладывают путь к большому осознанию, в конце они остаются его составляющими.
The experience of enlightenment, perfect and complete understanding, is just these seven components working in unison to break all shackles and bring final release from sorrow. Опыт пробуждения, совершенного и полного понимания, является лишь работой в унисон этих семи составляющих, приводящих к разрушению всех помех и приносящих окончательное освобождение от печали.
The way to enlightenment starts with mindfulness. Путь к пробуждению начинается с памятования.
Mindfulness clears the ground for insight into the nature of things by bringing to light phenomena in the now, the present moment, stripped of all subjective commentary, interpretations, and projections. Памятование расчищает пространство для прозрения в природу явлений, выставляя явления на свет сейчас, в настоящий момент, очищенные от всех субъективных комментариев, интерпретаций и проекций.
Then, when mindfulness has brought the bare phenomena into focus, the factor of investigation steps in to search out their characteristics, conditions, and consequences. Затем, когда памятование выставило на обозрение явления в чистом виде, включается фактор исследования для выявления их характеристик, условий и последствий.
Whereas mindfulness is basically receptive, investigation is an active factor which unflinchingly probes, analyzes, and dissects phenomena to uncover their fundamental structures. В то время как памятование в целом является элементом восприятия, исследование является активным фактором, который неуклонно испытывает, анализирует и препарирует явления с целью раскрытия их глубинной структуры.
The work of investigation requires energy, the third factor of enlightenment, which mounts in three stages. Работа по исследованию требует настойчивости, третьего фактора пробуждения, который разворачивается в три стадии.
The first, inceptive energy, shakes off lethargy and arouses initial enthusiasm. Первая стадия, начальная настойчивость, сбрасывает лень и пробуждает начальный энтузиазм.
As the work of contemplation advances, energy gathers momentum and enters the second stage, perseverance, wherein it propels the practice without slackening. По мере продвижения работы по созерцанию, настойчивость набирает силу и переходит на вторую стадию, старание, где она безустанно подталкивает практику.
Finally, at the peak, energy reaches the third stage, invincibility, where it drives contemplation forward leaving the hindrances powerless to stop it. И наконец, в своей высшей точке настойчивость достигает третьей стадии, нерушимости, где она гонит созерцание вперёд, делая препятствия бессильными остановить её.
As energy increases, the fourth factor of enlightenment is quickened. По мере роста настойчивости ускоряется четвёртый фактор пробуждения.
This is rapture, a pleasurable interest in the object. Это восторг - приятный интерес к объекту.
Rapture gradually builds up, ascending to ecstatic heights: waves of bliss run through the body, the mind glows with joy, fervor and confidence intensify. Восторг накапливается постепенно, достигая высот экстаза - волны блаженства пробегают через тело, ум светится радостью, рвение и уверенность усиливаются.
But these experiences, as encouraging as they are, still contain a flaw: they create an excitation verging on restlessness. Но эти переживания, сколь вдохновляющими они ни были, всё равно имеют недостаток: они порождают взволнованность, граничащую с неугомонностью.
With further practice, however, rapture subsides and a tone of quietness sets in signalling the rise of the fifth factor, tranquillity. Однако с дальнейшей практикой восторг стихает и приходит определённый настрой спокойствия, сигнализирующий о проявлении пятого фактора, расслабления.
Rapture remains present, but it is now subdued, and the work of contemplation proceeds with self-possessed serenity. Восторг продолжает присутствовать, но теперь он обуздан, и работа по созерцанию продолжается с выдержанным спокойствием.
Tranquillity brings to ripeness concentration, the sixth factor, one-pointed unification of mind. Расслабление приводит к созреванию сосредоточение, шестой фактор, представляющий собой однонаправленное объединение ума.
Then, with the deepening of concentration, the last enlightenment factor comes into dominance. Затем, с углублением сосредоточения, начинает преобладать последний фактор пробуждения.
This is equanimity, inward poise and balance free from the two defects of excitement and inertia. Это безмятежное наблюдение, то есть внутреннее равновесие и баланс, свободный от недостатков возбуждённости и лени.
When inertia prevails, energy must be aroused; when excitement prevails, it is necessary to exercise restraint. Когда преобладает лень, необходимо пробуждать настойчивость, когда преобладает возбуждённость необходимо практиковать сдержанность.
But when both defects have been vanquished the practice can unfold evenly without need for concern. Но когда оба эти порока уничтожены, практика может продвигаться равномерно без необходимости обращать внимание на них.
The mind of equanimity is compared to the driver of a chariot when the horses are moving at a steady pace: he neither has to urge them forward nor to hold them back, but can just sit comfortably and watch the scenery go by. Ум в безмятежном наблюдении сравнивается с кучером, когда лошади в его повозке идут равномерным шагом - ему не нужно ни подгонять их, ни сдерживать, он может просто сидеть спокойно и наблюдать за сменой пейзажа.
Equanimity has the same "on-looking" quality. У безмятежного наблюдения есть то же качество "созерцания".
When the other factors are balanced the mind remains poised watching the play of phenomena. Когда остальные факторы приведены в равновесие ум остаётся в устойчивом состоянии, наблюдая игру явлений.
(4) To maintain arisen wholesome states (4) Поддержание возникших умелых состояний
Herein the disciple rouses his will to maintain the wholesome things that have already arisen, and not to allow them to disappear, but to bring them to growth, to maturity, and to the full perfection of development; and he makes effort, stirs up his energy, exerts his mind and strives.[47] Здесь последователь вызывает желание, прилагает старание, пробуждает свою настойчивость, поддерживает и прилагает намерение для поддержания, сохранения, роста, увеличения, обилия и полного совершенства развития (bhāvanā) умелых качеств, которые уже возникли.[47]
This last of the four right efforts aims at maintaining the arisen wholesome factors and bringing them to maturity. Последнее из четырех правильных усилий служит поддержанию возникших умелых факторов и доведению их до совершенства.
Called the "endeavor to maintain" (anurakkhanappadhana), it is explained as the effort to "keep firmly in the mind a favorable object of concentration that has arisen."[48] Называемое "усилием поддержания" (anurakkhaṇappadhāna), оно объясняется как усилие по "твердому удержанию в своем уме подходящей темы для сосредоточения, которая возникла".[48]
The work of guarding the object causes the seven enlightenment factors to gain stability and gradually increase in strength until they issue in the liberating realization. Работа по охране объекта приводит к тому, что семь факторов просветления приобретают стабильность и их сила постепенно растёт до того момента, когда они приводят к освобождающей реализации.
This marks the culmination of right effort, the goal in which the countless individual acts of exertion finally reach fulfillment. Это отмечает кульминацию правильного усилия, цели, в которой бесчисленные отдельные акты старания наконец достигают завершения.
<<Назад
Глава 4. Правильная речь, правильная деятельность, правильные средства к существованию
Оглавление Далее>>
Глава 6. Правильное памятование

Редакция перевода от 25.08.2014 12:17