Следует ли почитать бесстыдных и падших монахов?

Опубликовано khantibalo от 2 июня, 2011 - 21:39
<<Назад
Следует ли избегать бесстыдных и падших монахов?
Оглавление Далее>>
Следует ли выражать почтение бесстыдным и падшим монахам?
Перевод Таблица Оригинал
Следует ли почитать бесстыдных и падших монахов?
"Если человек, зная, что монах является бесстыдным или падшим, подносит ему "четыре принадлежности" - соответствует ли это словам Махамангала сутты, где говорится почитать достойных? Комментарий Или это противоречит данному совету? Пожалуйста, расскажите нам о хороших и плохих последствиях, а также приведите свидетельства и актуальные для этого вопроса истории."

В первую очередь следует знать тех, кто достоин почтения. Это описано в комментарии к Сутта Нипате: 1) В совершенстве пробудившийся Будда, 2) Самостоятельно пробудившийся Будда (паччекабудда), 3) Последователь Благородных, 4) мать, 5) отец, 6) старший брат, 7) старшая сестра, 8) мать мужа, 9) отец мужа, 10) старший брат мужа, 11) старшая сестра мужа. Комментарий

В этом комментарии перечисляется только 11 видов людей, заслуживающих почтения и уважения. В комментарии к Даккхинавибханга Сутте (МН 142) также говорится, что для мирян, принявших прибежище в Трёх Драгоценностях, лицами, заслуживающими почтения и уважения являются саманеры и монахи, а также благородные личности. Комментарий В классификации личностей, заслуживающих почтения, включаются также следующие: 12) обычный мирянин, принявший Три Прибежища, 13) обычный мирянин, соблюдающих "пять правил", 14) обычный саманера, 15) обычный монах. Комментарий Таким образом, всего насчитывается 15 видов достойных личностей.

Для обычных саманер и монахов мы можем дополнительно определить три класса: добросовестные, бесстыдные и падшие.

Подношение пищи и других вещей добросовестным саманерам и монахам соответствует хорошей практике, описываемой в Махамангала сутте как "почитание достойных почитания". Кто-то может усомниться в том, соответствуют ли подношения бесстыдным или падшим саманерам и монахам данной рекомендации. Ответ состоит в том, что подношения бесстыдным соответствуют почитанию заслуживающих почитания. Единственное что остаётся рассмотреть - это можно ли считать благим поступком подношение падшим саманерам и монахам. У многих мирян-спонсоров возникают сомнения на этот счёт. Поэтому с целью объяснения и направления я дам здесь подробный ответ.

В 46 главе Висуддхимагги говорится, что каждый монах, в момент принятия в общину как полноправный её член, принимает на себя бремя более 9 миллиардов правил дисциплины. В пяти книгах Виная Питаки, объясняющих "сдержанность в соответствии с Патимоккхой", Всеведущий Будда установил бесчисленное число правил для всех монахов. Поэтому каждый буддийских монах принимает бесчисленное количество указаний и правил обучения, которые он должен изучить и следовать им. С момента, когда завершено принятие трёх прибежищ и произнесены объявления kammavācā, каждый монах принимает бесчисленное число основных правил монашеской сдержанности (Pātimokkha saṃvara sīla).

Право Всеведущего Будды устанавливать правила дисциплины и другие положения для всех монахов основано на его авторитете или велении (Ānadesanā). Поэтому, как только мирянин получает одежду от наставника, он автоматически превосходит статус мирянина и немедленно становится покинувшим мирскую жизнь. Даже на начальной стадии церемонии вступления в общину кандидат достоин почтения и подношений со стороны спонсоров-мирян. Причина в статусе, приобретаемом от обязательного закона монашеской дисциплины.

Миряне должны выражать своё уважение путём поклона, хотя кандидат ещё не принял правил и установлений для саманеры. После третьего повтора Трёх Прибежищ он автоматически принимает их. С этого момента он становится действующим саманерой и не нуждается в каком-либо дополнительном принятии правил, поскольку он принял их автоматически по завершении церемонии. Комментарий

Если неполноправный монах преступает одно из 10 основных правил[1], он уничтожает статус трёх прибежищ, отрекаясь от всех правил человека, покинувшего мирскую жизнь. Комментарий Остаётся здесь лишь акт просьбы и снятия монашеской одежды, так что он ещё не вернулся к статусу мирянина. По монашеской дисциплине он ещё считается саманерой.

Однако он не является подлинным саманерой вышеупомянутого вида, поскольку у него отсутствуют правила обучения. Однако если он заново принимает Три Прибежища у монашеской общины, саманера обретает правила заново. Только если он не принимает Три Прибежища у монахов, его можно считать падшим, поскольку этот человек выставляет себя за саманеру, не являясь таковым. Если он не принимает Три Прибежища заново, данный человек считается безнравственным, падшим саманерой. Если он признаёт свои проступки, он утрачивает статус падшего и переходит в статус мирянина.

Многие миряне считают, что, если саманера нарушает одно из 10 основных правил, он автоматически становится мирянином. Это неверно. Если акт взятия одежд сохранён, человека нельзя считать мирянином. Задача лишения ученика монашеских одежд за совершённое нарушение и возвращения к статусу мирянина не возложена на учителей и наставников. Решение остаётся прерогативой самого человека. Что наставники и учителя могут сделать, так это изгнать падшего саманеру из буддийского пространства.

Эти объяснения даются в соответствии с текстом Виная Питаки[2] и выводами в комментариях. Это объясняет сущность падшего саманеры.

Помимо 10 основных дисциплин, саманера обязан соблюдать 10 наказаний и 75 правил "совершенствования", которые считаются "нарушениями" или "наказаниями". Так что если саманера нарушает правило этого класса, целостность его Трёх Прибежищ не нарушается, равно как и основных правил. Здесь засчитываемый ему проступок состоит лишь в нарушении правил сдержанности. Такое нарушение искупается путём отбывания наказания, после которого он восстанавливает чистоту своей сдержанности в прежнем виде.

Презумпция невиновности

Принципы монашеской дисциплины очень тонкие. Нужно глубоко обдумать их перед тем, как выносить суждение о саманере или полноправном монахе.

Приведём пример. Во время британского правления в Бирме правительство возложило административные права на районных чиновников. Эти чиновники, будучи назначенными на должность, могли рассматривать определённые дела, выносить вердикты в соответствии с конкретными правилами и назначать подходящие наказания. Если они сами совершили определённые правонарушения, эти чиновники, в соответствии с правилами для госслужащих, должны были быть уволенными со своего поста, в то время как другие нарушения приводили лишь к временному отстранению от должности. Нарушения второго вида можно было погасить путём выплаты штрафа. Задачи каждой чиновничьей должности, предоставляемые права, виды нарушений и предписанные наказания были опубликованы в Акте о государственной службе. По этому акту районный чиновник автоматически приобретал права, возложенные на него правительством в момент назначения. Кодекс, по которому ему грозило увольнение с должности, применялся только тогда, когда он совершил определённые нарушения. С момента, когда чиновник уволен, он теряет данные ему права. Однако некоторые проступки требовали выплатить штраф, но не приводили к увольнению, так что он сохранял свой пост и продолжал принимать решения по вверенным ему делам. Права, данные ему при занятии должности, оставались без изменений, хотя ему пришлось нести наказание в виде штрафа за какие-то проступки. Этот пример приведён для объяснения различных видов нарушений, совершаемых саманерой или полноправным монахом. В монашеской дисциплине есть две основные категории.

1. Samādana sīla - монах принимает обеты и обязуется соблюдать множество правил. Это называется "принятие нравственности". В это число входят правила, принимаемые автоматически во время церемонии вступления в общину.

2. Saṃvara sīla - образ жизни саманеры или полноправного монаха накладывает на человека моральный долг следования определённой сдержанности.

Это называется "нравственность сдержанности". Охрана чувств от способной вызвать желания информации является долгом, исполняемым добровольным устремлением.

Как только саманера принимает должным образом Три Прибежища, он "принимает нравственность" автоматически посредством этого формального акта. Однако "нравственность сдержанности" требует усилий для соблюдения правила, когда возникает возможность нарушить его. Для этого типа нравственности монах должен развивать уверенность и стремление практиковать учение Будды. Затем он должен воздерживаться от нарушений конкретного правила, когда возникает возможность нарушить его. Как уже говорилось, для саманеры есть два вида очищения и наказания. Если он нарушает правило, влекущее за собой изгнание, он автоматически отрешается от Трёх Прибежищ и от соблюдения всех принятых им правил. У него не остаётся ни одного правила обучения. Если он нарушает правило, требующее наказания или очищения, он сохраняет благо принятия Трёх Прибежищ и считается соблюдающим правила. В этом случае даже нарушение правила не разрушает его устремление. Он сохраняет статус и правила обучения саманеры. Он лишь нарушил и запятнал свою сдержанность, а не устремление. Так что если он отбывает предписанное наказание для очищения, его чистота сдержанности восстанавливается.

В случае с правилами полноправного монаха, он получает их, как только в зале для вступления в монахи завершено чтение четвёртого объявления kammavācā. Проходя процедуру вступления в общину как полноправный монах, он автоматически принимает правила для монахов. Что касается принципов чистоты сдержанности для монахов, то они совпадают с принципами саманеры. Он должен совершенствоваться в "нравственности сдержанности". Если монах преступает любое из правил класса "поражение", он теряет все остальные принятые им правила. Для него не остаётся ни единого правила дисциплины. Однако если он нарушает правила других классов, он нарушил и запятнал свою сдержанность в соответствии только с этими правилами. Его решимость следовать монашескому совершенствованию действительна. Такова сила монашеской дисциплины. Следовательно, нужно проводить ясную границу между нарушением решимости следовать монашескому совершенствованию и нарушением сдержанности. Только тогда можно ясно понять, является ли саманера или монах бесстыдным или падшим. В этом кроется коренное отличие в соответствии с монашеской дисциплиной. Благодаря установлению Всеведущим Буддой этой дисциплины монах по завершении церемонии вступления в общину принимает более 9 миллиардов правил. Даже если он немедленно становится бесстыдным, то, поскольку он остаётся монахом благодаря остальным правилам, такой монах заслуживает уважения и подношений со стороны мирян. Он, безусловно, является почитаемым монахом, которому миряне могут кланяться и выказывать уважение.

Чтобы определить, стал ли монах безнравственным, разложившимся и падшим, нужно рассмотреть множество факторов. Правила на этот счёт являются очень тонкими. Ограничения, установленные Всеведущим Буддой в монашеской дисциплине, основаны на его несравненной власти и безграничном сострадании, поэтому они глубоки и весьма тонки. В них также множество удивительных моментов. Сущность и охват монашеской дисциплины очень велик и сама она является очень глубокой.

Глубина монашеской дисциплины

Сколь глубока и тонка монашеская дисциплина можно понять из следующих примеров. Мирянин даже после уничтожения всех умственных загрязнений и достижения ступени Араханта должен выказывать почтение и кланяться обычному монаху, у которого ни одно загрязнение ума ещё не уничтожено. Причина здесь в статусе, который монах приобретает благодаря прохождению предписанной Буддой процедуры. Обычный монах не должен кланяться достигшему ступени Араханта мирянину, поскольку его собственный статус выше. Арахант - мирянин, а он монах. Если сравнить этих двух людей с точки зрения умственной чистоты, данное решение кажется необоснованным.

Существует большое различие между мирянином-Арахантом и обычным монахом. Первый достиг Ниббаны, так что его ум всегда чист, в то время как в уме второго много загрязнений, так что он не свободен от страданий низших миров. Однако мирянин-Арахант должен выражать почтение монаху, не имеющему благородных достижений. С точки зрения статуса в сообществе последователей Будды, не имеющий благородных достижений монах, являясь членом монашеской общины, более благороден, чем мирянин-Арахант. Почему этот мирянин должен кланяться обычному монаху? Причина в монашеской дисциплине, установленной высшей властью Всеведущего Будды. Отсюда мы можем понять, что могущество монашеской дисциплины невообразимо, она безгранична в масштабе и охвате. Высшая власть Будды, неизмеримая умелая камма и всеведение выражаются в установлении этих уникальных монашеских правил. Они оказывают влияние на каждого монаха в сообществе последователей Будды. В этой связи нужно упомянуть ещё один момент. Если монах младше другого монаха на час или даже на минуту, он должен выражать почтение этому старшему монаху. Младший монах, достигший ступени Араханта, должен выражать почтение и кланяться старшему монаху, не имеющему благородных достижений. Если монахиня достигла ступени Араханта, то сколь большой срок в общине у неё ни был, она должна кланяться монаху-мужчине, не являющемуся благородной личностью. Такая женщина должна почитать обычного монаха, даже если она имеет 60-летний срок в монашестве. Почему? Эти принципы дисциплины и правила поведения установлены Всеведущим Буддой, обладающим полным правом, которое ни с чем не сравнимо. Это называется “ānāpaññatti” - правила, установленные благодаря высшему праву и безграничному состраданию Будды.

Эта сила, действующая в монашеской дисциплине, как и другие силы Будды, являются уникальными. Учение и монашеская дисциплина заняли место Будды после его ухода, о чём он сам объявил в Махапариниббана сутте: "Ананда, когда я отойду, вашими учителями будет провозглашённое и установленной мной Учение и монашеская дисциплина".

Эти пророческие слова Будда очень глубоки и их охват безграничен. Поэтому каждое из миллионов правил, принимаемых монахом во время вступления в общину, представляет самого Будду. Пророческие слова Будды живут в полноправном монахе, кем бы он ни был.

"Монах" в сообществе последователей Будды означает полноправного монаха, у которого выполняются 5 условий: чистота процедуры вступления в общину, чистота группы монахов, чистота четырёх объявлений kammavācā, чистота одежд и сосуда для подаяния и соответствие кандидата необходимым требованием [т.е. отсутствие у него препятствующих факторов]. Как только завершены церемонии принятия Трёх Прибежищ и завершены объявления, он немедленно получает правила и берёт их для соблюдения. Поэтому мы можем сказать, что, благодаря силе Будды и действию монашеской дисциплины, в этом человеке живут 9 миллиардов Будд. Он подобен пагоде, в которой хранятся реликвии Будды.

Каждый должен знать, что пагода, даже если она сделана из грязи или песка, является священным объектом поклонения, поскольку там хранятся реликвии Будды. Даже если пагода сделана из столь недостойных материалов, хранимым там реликвиям следует выражать заслуженное уважение, поскольку они представляют Будду. Если даже такой пагоде выражено неуважение, человек накапливает неумелую камму.

Даже если окрестности пагоды засорены пылью, мусором, экскрементами и прочим, сама пагода остаётся достойной глубокого уважения. Так что все должны склонять голову, выказывая должное уважение реликвиям, которые, безусловно, заслуживают почитания. Если человек, видя пагоду со всем мусором, разбросанным по соседству, выказывает ей неуважение, он накапливает неумелую камму. Вот точно так же обычный монах содержит в себе миллионы Будд, хотя его ум запятнан тысячами загрязнений как мусор вокруг пагоды. Пока хоть одно правило монашеской дисциплины у этого человека остаётся, он достоин поклонения со стороны мирянина-араханта. Бесчисленные правила дисциплины, присутствующие в этом монахе представляют собой бесчисленных Будд. Хотя с точки зрения монашеской дисциплины он не лишён недостатков, такой монах подобен пагоде. Поэтому мирянин-арахант должен почитать его по данной причине.

Если последователи внимательно обдумают этот вопрос, они осознают бесчисленные правила, соблюдаемые обычным монахом. Кроме того они станут признавать и чтить власть Будды, у которого есть все права для установления правил и порядков монашеской дисциплины и необходимых процедур для очищения нравственности [в случае их нарушения]. Власть Всеведущего Будды сильнее всего проявляется в основанной им монашеской общине. Сила монашеской дисциплины очень глубока и трудна для понимания обычным последователем или необразованным мирянином. Никто не может полностью представить значимость силы монашеской дисциплины.

Те миряне, которые ещё не достигли Ниббаны, должны изучить самих себя, чтобы признать свои качества и статус. Если они мудро всё обдумают, они станут охотно выражать почтение монахам, даже если они бесстыдные. Все монахи, должным образом принятые в общину под предводительством Всеведущего Будды достойны поклонения и уважения со стороны мирян. Так что умный мирянин будет выражать почтение, подавать еду и выказывать уважение даже бесстыдному монаху. Как обычно, бдительность совершенно необходима, чтобы понять глубину установленных Буддой правил и их далеко идущего влияния.

Даже в падшем монахе остаётся часть силы и влияния монашеской дисциплины, хотя он уничтожил своё принятие правил из-за нарушения класса "поражение". Если добросовестный монах бездоказательно или с одними лишь косвенными доказательствами обвиняет его в падении, это всё равно как обвинить невиновного монаха. Тот, кто обвиняет падшего монаха, совершает тяжкое нарушение, требующее официального собрания общины. В тексте и комментариях к Виная Питаке это объясняется подробно.

Учитывая данные факты из Виная Питаки, следует признать силу монашеской дисциплины, которая ещё присутствует в падшем монахе.

Поэтому, в контактах с падшим монахом следует обратить всё внимание на силу монашеской дисциплины, сосредоточившись на процедуру вступления в общину, которую он прошёл. Если эти факты и сила дисциплины хорошо изучена и понята, мирянин сможет получить удивительное благо от почитания достойных людей, как объясняется в Махамангала сутте.

Нужно сосредоточить ум только на великолепной силе и значении монашеских установлений, которые действуют среди монахов, даже у падшего монаха. И это правильно. Падший монах всё равно сохраняет мощное влияние Будды, Дхаммы и Сангхи даже после собственного падения. Так что в падшем монахе именно эти три священных силы становятся объектом почитания. Последователи должны сосредоточиться только на этих достойных вещах. Эти должные взаимоотношения между мирянами и монахами соответствуют и другим учениям Будды. В них он учит мирян почитать Учение путём почитания мудрых, умных и учёных монахов, поскольку они представляют собой знание Учения, хотя в поведении им в некоторой степени может недоставать чистоты. Поэтому мудрый последователь беспристрастно сосредотачивается только на учёности монаха и ни на чём другом. Интересен случай, когда миряне не знают, что монах падший. Считая его добросовестным, миряне подносят еду и выказывают ему искреннее уважение. Объектом их поклонения и почитания является нравственность, но у этого монаха она полностью отсутствует. В данном случае они получают заслуги за уважительное отношение и акты почитания, хотя монах, будучи безнравственным, никак не может символизировать добросовестного монаха. Поэтому здесь как бы нет получателя. Но даже в этом случае не стоит скоропалительно считать эти подношения и уважение полностью бесполезными. Основания для этой осторожности можно обнаружить в историях из древности, например, случай с царём Саддхатиссой в древней Шри-Ланке. Подобные истории предоставляют мирянам подсказки для совершения благих дел.

Мудрость царя Саддхатиссы

Однажды царь Саддхатисса, зная об одном бесстыдном монахе, контролируя ум пересмотрел своё отношение, дабы выразить почтение этому монаху. Однажды он, сидя на слоне, поехал объезжать вокруг своего города. Так случилось, что во время появления царя и его свиты, бесстыдный монах рыбачил на царском пруду. Завидев царскую процессию, он бросил крючок и леску, вышел на берег и тихо сел под деревом. Видя это его поведение, царь пожелал подать пищу бесстыдному монаху. Вернувшись во дворец он, до принятия пищи, приказал отправить бесстыдному монаху прекрасную еду, потому что царь помнил, как изменилось поведение монаха при встрече с ним.

Когда министры пришли к пруду, дабы поднести царскую еду, бесстыдный монах рыбачил, как ни в чём не бывало. Оказывается, что как только царь и свита ушли, он продолжил рыбалку. Увидев это, приверженность и уверенность министров испарилась. Поскольку они своими глазами увидели его порочное поведение, министры не захотели подносить еду. Зная, что министры заметили его, монах мгновенно бросил крючок и леску и тихо сел под деревом. Министры видели его бесстыдство и поэтому не поднесли монаху еды с царского стола. Они вернулись во дворец и рассказали обо всём царю. Царь спросил, поднесли ли они еду, на что министры ответили отрицательно, обосновав это бесстыдством монаха.

Тогда царь расспросил их о поведении бесстыдного монаха, завидевшего приближение министров. Министры ответили, что он немедленно бросил свои рыболовные снасти и тихо сел под деревом. Царь отметил, что монах отказался от своего бесстыдного поведения и в тот момент показал присутствие в себе стыда и совести. Стыд и совесть являются двумя достоинствами, входящими в число семи качеств, которыми наделены все хорошие люди и мудрые считают их сокровищами. Царь спросил у министров стоимость царского завтрака. Когда министры сообщили стоимость еды, он ответил, что стыд, совесть и раскаяние более ценны и достойны почтения, поскольку являются подлинными богатствами в сердце. Он снова приказал им поднести бесстыдному монаху царскую еду, с учётом того, что хотя бы иногда в нём есть эти крайне необходимые благие качества. Тогда министры со всем уважением и почтением поднесли монаху царскую еду. Их отношение изменилось.

Умный и мудрый царь Саддхатисса обладал такой силой уверенности и мудрости, что он смог выразить уважение даже бесстыдному монаху. Так или иначе, он попытался и нашёл несколько благородных качеств в бесстыдном монахе и его ум был сосредоточен на отдельных качествах, которые он почитал. Немедленно проявив стыд и совесть, этот бесстыдный монах продемонстрировал качества хорошего монаха, тем самым став достойным получить царское подаяние. Хотя получатель был бесстыдным, благородное отношение и сосредоточение на немногих благих качествах повысило статус подношений царя на уровень блага почитания достойных. Умелое отношение царя было великим благословением. Ища достоинства даже у бесстыдного монаха, он следует данному наставлению Махамангала сутты.


Примечания

1. Не путать с 10 правилами саманеры (прим. ред.) Комментарий
2. "Монахи, я разрешаю вам исключить саманеру, имеющему любой из этих недостатков. Комментарий Он убивает живых существ, крадёт, не соблюдает целомудрие, лжёт, употребляет опьяняющие вещества, критикует Будду, Дхамму или Сангху, придерживается ложных взглядов или соблазняет монахиню." (Vin. i. 85).

<<Назад
Следует ли избегать бесстыдных и падших монахов?
Оглавление Далее>>
Следует ли выражать почтение бесстыдным и падшим монахам?

Редакция перевода от 21.11.2014 22:51