Том 2. Глава 5. Лечение и лекарства (объяснение, фрагмент)

Опубликовано khantibalo от 1 октября, 2010 - 19:44
Отображение колонок
русский Khantibalo
<<Назад
Том 2. Глава 4. Пища
Оглавление Далее>>
Том 2. Глава 8. Выражение почтения
english - Author русский - Khantibalo Комментарии
Buddhist Monastic Code II: Chapter 5 Буддийские монашеские правила. Том 2. Глава 5.
Medicine Лечение и лекарства
The Great Section on Virtue in the Sāmaññaphala Sutta (DN 2) lists the types of wrong livelihood from which a bhikkhu should abstain. В большом разделе о нравственности Саманняпхала сутты (ДН2) перечисляются виды недопустимого заработка на жизнь, от которых должен воздерживаться монах.
Among them is the practice of medicine, or in the words of the sutta: Среди них значится и врачебная практика:
"administering emetics, purges, purges from above, purges from below, head-purges; ear-oil, eye-drops, treatments through the nose, ointments, and counter-ointments; practicing eye-surgery (or: extractive surgery), general surgery, pediatrics; administering root-medicines and binding medicinal herbs — he abstains from wrong livelihood, from lowly arts such as these. "предписывая рвотное, слабительное, очищающее сверху, очищающее снизу, очищающее голову, масло для ушей, облегчающее средство для глаз, снадобье для носа, глазную мазь, умащивание; бывая глазными врачами, хирургами, леча детей, добывая целебные коренья, освобождая от ставшего ненужным лекарства, – он избегает подобным образом низменных знаний и неправедной жизни. Перевод А.Я. Сыркина
Все комментарии (1)
This, too, is part of his virtue." Это и есть часть его нравственности."
The Commentary to Pr 3 states that a bhikkhu should not act as a doctor for lay people unless they are: В комментарии к 3й параджике говорится, что монах не должен заниматься лечением мирян, за следующими исключениями:
his parents, people who care for his parents, his other blood relatives; они являются его родителями, ухаживают за его родителями, являются его близкими родственниками;
his preceptor and teacher's parents or other blood relatives; они являются родителями (или другими близкими родственниками) его инструктора или учителя;
applicants for ordination; они являются кандидатами к вступлению в монашескую общину;
his own steward; он является помощником (kappiya) монаха;
travelers who arrive ill at his monastery; они являются больными путешественниками, пришедшими в его монастырь;
people who fall ill while in the monastery. это люди, заболевшие, во время нахождения в монастыре.
In none of these cases, however, should he expect material reward for his services. Однако ни в одном из этих случаев он должен ожидать материального вознаграждения за свои услуги.
Bhikkhus are, however, expected to know enough medicine to care for their own and for one another's illnesses. В то же время для монахов желательно знание медицины в объёме, достаточном для лечения своих и чужих болезней.
This point is beautifully illustrated by one of the most inspiring passages in the Canon: Эта тема прекрасно иллюстрируется одним из наиболее вдохновляющих фрагментов канона:
Now at that time a certain bhikkhu was sick with dysentery. Однажды некий монах был болен дизентерией.
He lay fouled in his own urine and excrement. Он лежал, испачканный своей мочой и калом.
Then the Blessed One, on an inspection tour of the lodgings with Ven. Ānanda as his attendant, went to that bhikkhu's dwelling and, on arrival, saw the bhikkhu lying fouled in his own urine and excrement. И вот Благословенный, совершая в сопровождении дост. Ананды обход жилых помещений, пришёл в жилище этого монаха, и подойдя, увидел его, лежащего, испачканного своей мочой и калом.
On seeing him, he went to the bhikkhu and said, "What is your illness, bhikkhu?" Увидев его, Благословенный подошёл к монаху и спросил: "Монах, чем ты болен?".
"I have dysentery, O Blessed One." "У меня дизентерия, о Благословенный"
"But do you have an attendant?" "Но есть ли кто-то, кто ухаживает за тобой?"
"No, O Blessed One." "Никого, о Благословенный"
"Then why don't the bhikkhus tend to you?" "Тогда почему же монахи не ухаживают за тобой?"
"I don't do anything for the bhikkhus, venerable sir, which is why they don't tend to me." "Я ничего не делаю для монахов, о Почтенный, вот почему они не ухаживают за мной"
Then the Blessed One addressed Ven. Ānanda: "Go fetch some water, Ānanda. Тогда Благословенный обратился к дост. Ананде: "Ананда, принеси воды.
We will wash this bhikkhu." Мы вымоем этого монаха".
"As you say, venerable sir," Ven. Ānanda responded, and he fetched some water. Дост. Ананада ответил "Хорошо, почтенный" и принёс воды.
The Blessed One sprinkled water on the bhikkhu, and Ven. Ānanda washed him off. Благословенный пролил воду на монаха, а дост. Ананда вымыл его.
Then — with the Blessed One taking the bhikkhu by the head, and Ven. Ānanda taking him by the feet — they lifted him up and placed him on a bed. Затем Благословенный взял монаха за голову, а дост. Ананда взял за ноги, и они подняли и перенесли больного на постель.
Then the Blessed One, with regard to this cause, to this incident, had the bhikkhus assembled and asked them: "Is there a sick bhikkhu in that dwelling over there?" Затем Благословенный, в отношении этой ситуации, этого происшествия, велел собрать монахов и спросил и спросил: "Есть ли в том жилище больной монах?"
"Yes, O Blessed One, there is." "Да, О совершенный, есть."
"And what is his illness?" "А чем он болен?"
"He has dysentery, O Blessed One." "Он болен дизентерией, о Благословенный"
"But does he have an attendant?" "Но есть ли кто-то, кто ухаживает за ним?"
"No, O Blessed One." "Нет, о Благословенный"
"Then why don't the bhikkhus tend to him?" "Тогда почему же монахи не ухаживают за ним?"
"He doesn't do anything for the bhikkhus, venerable sir, which is why they don't tend to him." "Он ничего не делает для монахов, почтенный, поэтому они не ухаживают за ним"
"Bhikkhus, you have no mother, you have no father, who might tend to you. "Монахи, у вас нет ни отца, ни матери, которые могли бы ухаживать за вами.
If you don't tend to one another, who then will tend to you? Если вы не будете ухаживать друг за другом, кто тогда будет ухаживать за вами?
Whoever would tend to me, should tend to the sick." Тот, кто ухаживал бы за мной, должен ухаживать за больными". Эта фраза часто цитируется, но несколько по другому: "Кто ухаживает за больными, ухаживает за мной".
Все комментарии (1)
The Buddha then sets out precise duties both for the sick and for those who nurse them: Затем Будда точно описал обязанности больного и тех, кто за ним ухаживает:
"If one's preceptor is present, the preceptor should tend to one as long as life lasts (or) should stay until one's recovery. "Если инструктор рядом, то инструктор должен ухаживать за монахом пока не наступит смерть или он должен оставаться рядом до выздоровления монаха. Подразумевается инструктор (upajjhāya) монаха, который болен. Далее по тому же принципу.
Все комментарии (1)
If one's teacher is present, the teacher should tend to one as long as life lasts (or) should stay until one's recovery. Если учитель рядом, то учитель должен ухаживать за монахом пока не наступит смерть или он должен оставаться рядом до выздоровления монаха.
If one's pupil is present, the pupil should tend to one as long as life lasts (or) should stay until one's recovery. Если ученик рядом, то ученик должен ухаживать за монахом пока не наступит смерть или он должен оставаться рядом до выздоровления монаха.
If one's student is present, the student should tend to one as long as life lasts (or) should stay until one's recovery. Если учащийся рядом, то учащийся должен ухаживать за монахом пока не наступит смерть или он должен оставаться рядом до выздоровления монаха.
If a fellow pupil of one's preceptor is present, the fellow pupil of one's preceptor should tend to one as long as life lasts (or) should stay until one's recovery. Если другой ученик, у которого с монахом общий инструктор рядом, то этот ученик должен ухаживать за монахом пока не наступит смерть или он должен оставаться рядом до выздоровления монаха.
If a fellow student of one's teacher is present, the fellow student of one's teacher should tend to one as long as life lasts (or) should stay until one's recovery. Если другой учащийся, у которого с монахом общий учитель рядом, то этот учащийся должен ухаживать за монахом пока не наступит смерть или он должен оставаться рядом до выздоровления монаха.
If no preceptor, teacher, pupil, student, fellow pupil of one's preceptor, or fellow student of one's teacher is present, the Community should tend to one. Если ни инструктора, ни учителя, ни ученика, ни учащегося, ни другого ученика того же инструктора, ни другого учащегося того же учителя рядом нет, община должна ухаживать за монахом.
If he/it (i.e., the bhikkhu or the Community responsible for the care, as the case may be) does not: an offense of wrong doing. Если он/она (т.е. монах или община, ответственная за уход, в зависимости от ситуации) не исполняет [этот свой долг]: засчитывается дукката. В случае общины - кому? Всем монахам общины?
Все комментарии (1)
"A sick person endowed with five qualities is hard to tend to: He does what is not amenable to his cure; he does not know the proper amount in things amenable to his cure; he does not take his medicine; he does not tell his symptoms, as they actually are present, to the nurse desiring his welfare, saying that they are getting worse when they are getting worse, improving when they are improving, or remaining the same when they are remaining the same; and he is not the type who can endure bodily feelings that are painful, fierce, sharp, wracking, repellent, disagreeable, life-threatening. "За больным, наделённым пятью качествами, трудно ухаживать: он делает то, что вредит лечению; он не знает меры в том, что помогает лечению; он не принимает лекарство; он не рассказывает симптомы болезни как они есть, тому кто ухаживает за ним, желая ему блага, [не] говоря об ухудшении когда симптомы ухудшаются, [не] говоря об улучшении, когда симптомы улучшаются, [не] говоря об их неизменности, когда они не изменяются; и он не из тех, кто может терпеть телесные чувства, которые мучительны, сильны, остры, резки, отвратительны, неприятны, угрожающие жизни.
A sick person endowed with these five qualities is hard to tend to. За больным, наделённым этими пятью качествами, трудно ухаживать.
"A sick person endowed with five qualities is easy to tend to: He does what is amenable to his cure; he knows the proper amount in things amenable to his cure; he takes his medicine; he tells his symptoms, as they actually are present, to the nurse desiring his welfare, saying that they are getting worse when they are getting worse, improving when they are improving, or remaining the same when they are remaining the same; and he is the type who can endure bodily feelings that are painful, fierce, sharp, wracking, repellent, disagreeable, life-threatening. "За больным, наделённым пятью качествами, легко ухаживать: он делает то, что помогает лечению; он не знает меру в том, что помогает лечению; он принимает лекарство; он рассказывает симптомы болезни как они есть, тому кто ухаживает за ним, желая ему блага, говоря об ухудшении, когда симптомы ухудшаются, говоря об улучшении, когда симптомы улучшаются, говоря об их неизменности, когда они не изменяются; и он из тех, кто может терпеть телесные чувства, которые мучительны, сильны, остры, резки, отвратительны, неприятны, угрожающие жизни.
A sick person endowed with these five qualities is easy to tend to. За больным, наделённым этими пятью качествами, легко ухаживать.
"A nurse endowed with five qualities is not fit to tend to the sick: He is not competent at mixing medicine; he does not know what is amenable or unamenable to the patient's cure, bringing to the patient things that are unamenable and taking away things that are amenable; he is motivated by material gain, not by thoughts of good will; he gets disgusted at cleaning up excrement, urine, saliva (§), or vomit; and he is not competent at instructing, urging, rousing, and encouraging the sick person at the proper occasions with a talk on Dhamma. "Ухаживающий за больным человек, обладающий пятью качествами, не годится для такой работы: Он не умеет готовить лекарство; он не знает, что помогает, а что не помогает излечению больного, давая больному то, что вредно и не давая то, что полезно; его движут мысли о выгоде, а не доброжелательные мысли; он испытывает отвращение при уборке кала, мочи, слюны или рвотных масс; и он не умел в своевременном наставлении, побуждении, вдохновлении и поддержке больного человека разговором о Дхамме.
A nurse endowed with these five qualities is not fit to tend to the sick. Ухаживающий за больным человек, обладающий этими пятью качествами, не годится для такой работы.
"A nurse endowed with five qualities is fit to tend to the sick: He is competent at mixing medicine; he knows what is amenable or unamenable to the patient's cure, taking away things that are unamenable and bringing things that are amenable; he is motivated by thoughts of good will, not by material gain; he does not get disgusted at cleaning up excrement, urine, saliva, or vomit; and he is competent at instructing, urging, rousing, and encouraging the sick person at the proper occasions with a talk on Dhamma. "Ухаживающий за больным человек, обладающий пятью качествами, &nbsp;годится для такой работы: Он умеет готовить лекарство; он знает, что помогает, а что не помогает излечению больного, не давая больному то, что вредно и давая то, что полезно; его движут доброжелательные мысли, а не мысли о выгоде; он не испытывает отвращение при уборке кала, мочи, слюны или рвотных масс; и он умел в своевременном наставлении, побуждении, вдохновлении и поддержке больного человека разговором о Дхамме.
A nurse endowed with these five qualities is fit to tend to the sick." Ухаживающий за больным человек, обладающий этими пятью качествами, годится для такой работы.
— Mv.VIII.26.1-8 — Mv.VIII.26.1-8
Issues related to two of the last five qualities are discussed in detail in the Khandhakas: competence in mixing medicine and the question of material gain, i.e., the rewards given to nurses who have faithfully tended to the sick. В Кхандхаках подробно описываются вопросы, связанные в двумя из последнего списка из 5 качеств: умение готовить лекарство и вопрос материальной выгоды, т.е. вознаграждения, даваемого сиделкам, старательно ухаживавшим за больным.
The latter issue is a communal one, and so will be discussed in Chapter 22. Второй вопрос относится к деятельности общины и поэтому будет подробно рассмотрен в 22 главе.
Here we will discuss issues related to medicine, which fall under four main topics: the basic "support" medicine; general classes of edibles that count as tonics and medicines; medical treatments recommended for specific diseases; and medical procedures. Здесь мы рассмотрим вопросы, касающиеся лекарств, в рамках четырёх разделов: основные лекарства как одна из "опор" монашеского существования; общие классы продуктов, считающихся тониками и лекарствами; способы лечения, рекомендуемые для конкретных болезней и медицинские процедуры.
Support medicine. Лекарства как "опора" монашеского существования.
A bhikkhu's basic medicinal support is pūti-mutta-bhesajja, which translates literally as "rancid urine medicine" (Mv.I.30.4). Основной опорой для лечения болезней монахов является "лекарство из резко пахнущей мочи" (pūti-mutta-bhesajja, см. Mv.I.30.4).
Strangely, none of the texts define the term. Странно, что ни в одном из текстов не даётся определения этого термина.
The commentaries to the Khuddakapātha, Udāna, and Sutta Nipāta give an example of this sort of medicine — rancid urine with yellow myrobalan — but without a formal definition to indicate the full range of the term. В комментариях к Кхуддакапатхе, Удане и Сутта нипате даётся пример такого лекарства - моча с жёлтым миробаланом, но без формального определения, способного показать весь диапазон термина.
The Sub-commentary to the Vinaya defines rancid urine as any sort of urine at all, citing as a parallel the Pali expression pūti-kāya, decomposing body, which refers to any human body, living or dead, "even one with golden skin." В подкомментарии к Винае резко пахнущая моча определяется как любой возможный тип мочи, цитируя в качестве схожего термина слово "разлагающееся тело" (pūti-kāya), которое относится к любому человеческому телу, живому или мёртвому, "даже с золотистой кожей". Видимо речь о золотистой коже самого Будды
Все комментарии (1)
However, it does not say whether rancid urine medicine is the rancid urine itself or, as suggested by the example from the commentaries, rancid urine in which medicinal fruits are pickled. Однако там не говорится, является ли "лекарство из резко пахнущей мочи" непосредственно самой мочой, или, как следует из примера, даваемого в комментарии, речь о лекарственных плодах, которые вымачиваются в моче.
Because the texts are vague about this term, various oral traditions have developed around it. Поскольку в текстах на эту тему нет конкретики, вокруг неё возник ряд устных традиций.
In Sri Lanka, rancid urine medicine is interpreted as rancid cow's urine, in which different types of myrobalan are sometimes pickled. На Шри-Ланке "лекарство из резко пахнущей мочи" трактуется как моча коровы, в которой иногда вымачиваются некоторые виды миробалана.
In Thailand, some Communities interpret it as one's own first urine in the morning, following the ancient Indian tradition of using this urine as a tonic. Некоторые тайские общины трактуют данный термин как собственную утреннюю мочу, следуя древней индийской традиции употребления этой мочи как тоника.
(Modern scientists have discovered that this urine contains a high level of melatonin.) (Современная наука установила, что утренняя моча содержит высокий уровень мелатонина.)
Given the silence of the texts, the best policy here is to follow the traditions of one's own Community. Учитывая отсутствие материалов в текстах, монаху лучше всего следовать традиции общины, в которой он проживает.
The five tonics are discussed in detail under NP 23, but the issue of flour mixed with sugar bears repeating. Пять тоников подробно описываются в Нисаггия Паччития 23, но вопрос муки, смешанной с сахаром требует повторения.
The Canon states that if sugar is mixed with flour or ashes as a binding agent and is still called sugar, then it counts as one of the five tonics. В каноне говорится, что если сахар смешивается с мукой или пеплом как связующим веществом и всё равно продолжает считаться сахаром, то он считается одним из 5 тоников.
Some have argued that this allowance extends to candies that have small amounts of flour or other food starch mixed in, but if the candies are not called sugar they do not meet the terms of the allowance and so should be classed as food. Некоторые сочли, что данное разрешение распространяется на сладости, имеющие небольшую долю муки или другого пищевого крахмала, но если сладости не называются сахаром, они не подходят под условия этого разрешения и должны считаться пищей.
Life-long medicines. Лекарства, разрешённые для употребления в течение всей жизни
Six types of edibles are classed as life-long medicines: root medicine, astringent decoction medicine, leaf medicine, fruit medicine, resin medicine, and salt medicine. К этим лекарствам относятся 6 видов съедобных вещей: лекарства из корней, вяжущие отвары, лекарства из листьев, лекарства из плодов, лекарства из смол и лекарства из солей.
The Canon lists specific examples for each type. В каноне для каждого из этих видов приводятся конкретные примеры.
Although some of the examples are hard to identify precisely, each of the classes when taken as a whole is clear enough to form a guideline for applying the Great Standards to similar medicines today. Хотя некоторые из них трудноопределимы, каждый класс, будучи взят как целое, достаточно понятен для того, чтобы сформулировать принцип применения "основных стандартов" для современных лекарств подобного вида.
Thus I have made no effort to identify the more obscure examples. Поэтому я не старался идентифицировать наиболее непонятные примеры.
As the Canon itself makes clear, any medicine that would come under these six classes — as long as it does not serve as a staple or non-staple food — is allowed here. В самом каноне чётко объясняется, что любое лекарство, которое можно отнести в эти шесть классов, считается разрешённым, если оно не является основной или неосновной пищей.
<<Назад
Том 2. Глава 4. Пища
Оглавление Далее>>
Том 2. Глава 8. Выражение почтения

Редакция перевода от 22.03.2021 18:12