Об отдельных взглядах на принятие Прибежища и этических правил в буддизме Тхеравады

Опубликовано Акхандха от 10 июня, 2014 - 12:40

В данной работе мы рассмотрим ряд взглядов, получивших определённое распространение в среде российских буддистов. Будет проведен анализ этих взглядов на их соответствие учению Будды в Палийском Каноне и комментариям к нему. Также будут рассмотрены сложившиеся в буддийской традиции ритуалы с участием монахов и мирян, и будет показано, как они вписываются в исходные учения Будды.

Авторы работы: Кхантибало, Акхандха.

Взгляд 1: Мирянин может получить прибежище в Трёх драгоценностях только от буддийского монаха. Монах «дает» Прибежище. Мирянин, не получивший Прибежище от монаха, не может считать себя буддистом и не имеет Прибежища.

Приход к буддизму и выбор Дхаммы в качестве своего жизненного ориентира - это личное решение человека. Разным людям ближе разные мировоззрения. В каждой религии существуют некий ритуал, с помощью которого человек приобретает статус исповедующего ту или иную религию. В христианстве, к примеру, это обряд крещения, в исламе достаточно произнести шахаду в присутствии свидетелей. А в буддизме - принять Прибежище.

В России принятие Прибежища стало рассматриваться как некий сакральный акт, при котором от монаха мирянину что-то передается от буддийского монаха. Слова "Монах дает Прибежище" стали пониматься настолько буквально, будто речь идет о передаче некой благодати или магической силы. Несомненно, здесь нельзя не обратить внимание на аналогию с "передачами" от Учителя к ученику в тибетском буддизме (особенно в Ваджраяне) или с православием, где через священника на крещаемого "изливается божья благодать".

Рассмотрим, насколько такие взгляды соответствуют Палийскому канону – основному собранию текстов буддизма Тхеравады.

1. Рассмотрим сущность Прибежища в Трёх драгоценностях и как оно принимается.

Прибежище в Трёх драгоценностях – это приверженность Будде, Дхамме и Сангхе как направляющим идеалам учителя, учения и общины последователей соответственно. В комментариях объясняется, что акт его принятия является умственным:

Tappasādataggarutāhi vihatakileso tapparāyaṇatākārappavatto cittuppādo saraṇagamanaṃ.

Принятие прибежища - это умственный акт, неосквернённый пороками, основанный на приверженности и почтении [к Трём Драгоценностям], принимая [их] как высшее убежище.

Комментарий к Маджджхима никае - PTS MA 1.132

Следовательно, буддистом можно считать того и только того, у кого произошёл этот умственный акт вне зависимости от внешних проявлений.

2. Рассмотрим случаи принятия прибежища, как они описаны в палийском каноне.
После диалога или прослушивания проповеди Будды или монаха, мирянин восклицал:

– Превосходно, о почтенный Готама! Превосходно, о почтенный Готама! Как перевёрнутое ставят правильно, открывают скрытое, указывают путь заблудившемуся, вносят светильник во тьму, чтобы имеющие глаза могли видеть, так и почтенный Готама разъяснил истину многими способами. Я иду к почтенному Готаме, Дхамме и общине монахов как к прибежищу. Пусть почтенный Готама запомнит меня как мирского последователя, принявшего прибежище отныне и до конца жизни.

Наставление о подонке, СНп 1.7

Подобная формула заявления о своей приверженности Будде и его учению мирянами встречается практически без изменений во многих суттах.

В данном фрагменте описывается случай публичного принятия Прибежища перед лицом Будды. Заметим, что сам Будда никакой реакции не выражает. Он не высказывает согласия или несогласия, не требует проведения какой-либо формальной церемонии, покаяния или подобных вещей. Таким образом, принятие Прибежища во времена Будды было уведомительным (при условии, что они не высказывали желания вступить в монашескую общину – принятие в монашескую общину было подчинено отдельным правилам). В Каноне нет случаев, чтобы Будда каким-либо образом «давал» Прибежище или разрешал своим монахам «давать» его.

Лишь в Сихасутте (PTS A 4.179) после такого заявления Будда предупреждает генерала Сиху, ранее бывшего приверженным учеником и спонсором джайнистов, чтобы тот не подходил легкомысленно к смене религии и как следует всё обдумал. Ни о каком запрете или разрешении стать учеником речь там не идёт.

Стоит также отметить, что в Каноне зафиксированы случаи публичного заявления о своей приверженности Трём драгоценностям только после прослушивания лекции или проведения диалога с Буддой. Было достаточно много мирян, о которых неизвестно – заявили ли они о своей приверженности Будде публично или нет. В Каноне и комментариях описаны также случаи достижения благородных путей и плодов в присутствии Будды, при которых достигший не высказывал свою приверженность Будде публично. Всё это даёт основание считать, что публичное заявление было необязательным для того, чтобы являться мирским последователем.

3. Рассмотрим, кто по мнению самого Будды является его мирским последователем:

- (мирянин Маханама:) Почтенный, каким образом человек является мирским последователем [Будды]?

- Маханама, в случае, когда человек принял Будду как прибежище, принял Дхамму как прибежище, принял Сангху как прибежище, он является мирским последователем.

Маханама сутта – АН 8.25; PTS A 4.220

Из этого фрагмента следует, что Будда не установил каких-либо ритуалов для принятия Прибежища мирянами. Следовательно, никакие сложившиеся в традиции ритуалы не могут считаться обязательными и любые попытки «даровать Прибежище» противоречат Канону.

Вывод: приведённые фрагменты Канона и анализ однозначно свидетельствуют о принятии Прибежища как об умственном акте, который не может быть выполнен кем-то за человека. Из этого следует невозможность получить Прибежище извне и, как следствие, «дать» его.

Объявление окружающим о принятии Прибежища не является обязательным. Буддистом считается человек, у которого произошёл умственный акт – принятия учения Будды как собственных взглядов и ориентира для своей жизни.

Взгляд 2. Прибежище, принятое только на умственном уровне, недостаточно и должно обязательно быть подкреплено внешним актом путём ритуала с участием монаха.

Помимо отсутствия каких-либо подтверждений в Каноне, этот взгляд также не учитывает, что два подхода к принятию Прибежища являются взаимоисключающими. Либо Прибежище принимается самостоятельно на умственном уровне и тогда монах не может ничего к этому прибавить, либо Прибежище даёт монах и тогда умственный акт бесполезен.

Если, отбросив всю теорию умственного акта, считать принятием Прибежища ритуал с участием монаха, то монах теоретически может «дать» Прибежище человеку, который не ставит 3 драгоценности ни во что, благодаря чему его можно было бы считать буддистом.

Взгляд 3. Монах вправе отказаться давать Прибежище мирянину или назначить испытательный срок.

Как нами было установлено, Будда не разрешал монахам «давать» Прибежище и тем более назначать мирянам какие-либо испытательные сроки. Мы также выяснили, что Прибежище не является вещью, которую можно дать или придержать. Таким образом, монах может лишь отказать в проведении принятой в традиции формальной церемонии. В этом случае мирянин вправе зачитать те же самые строфы самостоятельно в присутствии этого монаха и других мирян, если он считает нужным публичное заявление своей приверженности. Такое его поведение будет полностью  соответствовать поведению мирян в Каноне.

Взгляд 4. Этические правила буддистов-мирян являются «обетами», т.е. обещаниями кому-либо их не нарушать.

Распространившееся в нашей стране слово "обеты", заимствованное из христианской терминологии, в данном случае является неверным, не отражающим сути, т.к. этические правила - это ничто иное, как принципы, которые мирянин принимает лично для себя, для своей личной практики. Слово "обет" предполагает "обещание" кому-либо (это слово обоснованно в христианском контексте, как "обет (обещание) Богу", но не в буддийском, где мирянин целиком и полностью принимает на себя ответственность за свою личную практику). 

Рассмотрим традиционную палийскую фразу принятия этих правил, которую регулярно повторяют миряне, в том числе под диктовку монахов:

1. Pāṇātipātā veramaṇī sikkhāpadaṃ samādiyāmi.
2. Adinnādānā veramaṇī sikkhāpadaṃ samādiyāmi.
3. Kāmesumicchācārā veramaṇī sikkhāpadaṃ samādiyāmi.
4. Musāvādā veramaṇī sikkhāpadaṃ samādiyāmi.
5. Surāmerayamajjapamādaṭṭhānā veramaṇī sikkhāpadaṃ samādiyāmi.

Рассмотрим текст первого правила пословно:

Pāṇātipātā – живых существ (pāṇa) + убийство или уничтожение (atipātā)
veramaṇī – воздержание, избегание
sikkhāpadaṃ - обучения или тренировки (sikkhā) + фактор, аспект, элемент (padaṃ)
samādiyāmi – принимаю.

Как мы видим, последователь Будды добровольно принимает воздержание от уничтожения живых существ в качества фактора своего обучения или практики. В этой формуле нет ничего, что свидетельствовало бы об обещании, даваемом каким-то другим лицам. Произнесение этических правил не является обещанием - ни Будде, который, совершив окончательное освобождение, не способен слышать нашу речь, ни монаху. Это обозначение для самого себя тех принципов, которых мирянин собирается придерживаться в повседневной жизни.

Для мирян также не установлена ответственность за поступки, идущие вразрез с этическими правилами. Следовательно, нет никаких оснований называть их обетами или считать обещаниями. В противном случае можно было бы ожидать формулировки наподобие «я клянусь (обещаю) воздерживаться от (того-то), в случае нарушения пусть меня постигнет кара».

Заметим, что в других школах буддизма имеются обеты или клятвы, формулировка которых является совершенно однозначной, чтобы считать их таковыми. В качестве примера приведём "четыре клятвы (обета) бодхисаттвы" зачитываемые по окончании религиозных церемоний некоторыми буддистами махаяны:

Сколь бы ни были бесчисленны живые существа, клянусь, что все они обретут Нирвану!
Сколь бы ни были бесчисленны мои заблуждения, клянусь, что искореню их все!
Какой бы непостижимой ни казалась Дхарма, клянусь, что постигну ее!
Каким бы непостижимым ни казалось состояние Будды, клянусь, что достигну его!

Взгляд 5. Монах даёт «обеты» мирянам. Без монаха мирянин не может их принять и следовать им.

Частью практики буддийских монахов и мирян является следование нравственному поведению (sīla). Рассмотрим, какого мирянина, по словам Будды, можно считать нравственным.

- (мирянин Маханама) Почтенный, каким образом мирской последователь является нравственным?

- В той мере, Маханама, как мирской последователь [Будды] воздерживается от уничтожения живых существ, воздерживается от взятия неданного, воздерживается от половой распущенности, воздерживается от ложной речи, воздерживается от употребления опьяняющих веществ, ведущих к беспечности, в той мере, Маханама, мирской последователь является нравственным.

Маханама сутта – АН 8.25; PTS A 4.220

Здесь говорится, что мера нравственности определяется в той степени, в которой мирянин избегает дурных поступков в повседневной жизни, а не какие «обеты» он принял.

В Палийском Каноне нет ни одного случая, чтобы Будда или монахи «давали» какие-либо «обеты» мирянам для соблюдения. Миряне никогда не зачитывали в присутствии Будды или монахов какие-либо формулы их принятия.

Из этого следует, что никто не вправе давать мирянам какие-либо «обеты» или утверждать, что их нарушение бросает тень на «дающего».

Мирянин, следуя словам Будды, должен прежде всего избегать соответствующих дурных поступков, а формальное принятие каких-либо правил дисциплины (самостоятельно или под диктовку монаха) не является обязательным и не делает человека нравственным.

Заметим также, что в Палийском Каноне используемая в настоящее время формула принятия 5 правил буддистов-мирян, а также декламируемая мирянами просьба к монахам зачитать их, отсутствует.

(Справедливости ради стоит отметить, что в древних комментариях к палийскому канону есть несколько упоминаний принятия этических правил мирянами в присутствии буддийских монахов (см. напр. тут). Там не описывается как конкретно это происходило - зачитывали ли миряне какие-то строфы и если да, то какие конкретно, делали ли они это сами или под диктовку монахов. Всё это свидетельствует о раннем происхождении существующей ныне традиции. В одном из комментариев даже говорится, что Будда предвидел принятие этических правил тем человеком, которому он прочтёт лекцию.)

Взгляд 6. Если мирянин перешёл в другую религию или нарушил этические правила, это выставляет «давшего» ему Прибежище и этические правила монаха в негативном свете.

Этот взгляд точно так же происходит из мнения, что монах "даёт" "сакральное" прибежище, которое мирянин может "испортить" или "опорочить", если примет другую религию. Как мы выяснили в нашем исследовании, данное мнение является необоснованным, следовательно, никакого ущерба монаху или Трём драгоценностям от  того, что человек перейдёт в другую религию, нет и не может быть.  Монах не несет никакой ответственности за поведение мирянина. Человек, будучи свободным, вправе менять свои взгляды по собственному усмотрению. То же самое относится и к нарушению этических правил: человек сам несет ответственность за свои поступки.

Долгом буддийских монахов является учить мирян благому поведению, но то, насколько хорошо миряне будут следовать этим советам, зависит от них самих.


Наши выводы порождают ряд вопросов, которые также следует здесь рассмотреть.

Вопрос 1. Если монах в истинном смысле не может дать Прибежище, является ли существующая в настоящее время формальная церемония принятия Прибежища с участием монаха самоуправством со стороны монашеской общины?

Если посмотреть внимательно на церемонию принятия Прибежища с участием монаха, то принцип, по которому миряне зачитывают формулу вслед за монахом строку за строкой, свидетельствует скорее о помощи мирянам со стороны монаха в публичном принятии Прибежища и этических правил. Такого рода помощь не противоречит Канону, поскольку сам Будда и монахи оказывали её мирянам, обучая их, проводя беседы и даже проводя ритуалы по защите от бедствий по их просьбе (см. историю Ратана сутты).

Таким образом, при понимании происходящего, основанном на знании Канона и комментариев, оснований для обвинения монашеской общины в самоуправстве не возникает.

В буддизме Тхеравады разрешается (и рекомендуется) ежедневное самостоятельное принятие Прибежища у домашнего алтаря один или два раза в день. Это распространённая практика мирян в странах Азии. Поскольку запрета на эту практику в традиции нет, основания для претензий к ней отсутствуют.

Монахам надлежит вести разъяснительную работу среди мирян, объясняя им суть Прибежища и как оно принимается во избежание формирования у них ошибочного представления, которое может сложиться при поверхностном взгляде на церемонию.

Вопрос 2. Как по-Вашему, почему церемония принятия Прибежища мирянами приобрела нынешний вид, когда миряне просят Прибежище?

На наш взгляд, для этого есть следующие причины:

1. Желание мирян иметь какую-то формальную церемонию подтверждения своей приверженности Трём драгоценностям и решимость соблюдать 5 или 8 правил, особенно во время собраний в храме или монастыре.

2. Желание монахов каким-то образом отплатить мирянам за щедрость. Благодаря проведению разного рода ритуалов возникают двунаправленные связи между общиной монахов и мирянами, что положительно сказывается на всём сообществе последователей Будды в целом.

3. Миряне могут не знать палийской формулы принятия Прибежища или знать её нетвёрдо, что вполне возможно в сельской местности и других местах с невысоким уровнем образования населения. Чтение формулы вслед за монахом в этих условиях вполне оправданно.

Таким образом, данный ритуал вполне имеет право на существование и мы не выступаем за его упразднение. Мы выступаем за такое понимание происходящего, при котором не происходит распространение среди мирян искажённого понимания сути Прибежища и буддийской нравственности.

Вопрос 3. Почему так распространено мнение, что монах даёт прибежище, несмотря на очевидные противоречия Канону?

В работах некоторых современных авторов, в том числе весьма известных, мы действительно находим подобные пассажи:

«Это означает получить три прибежища от буддийского монаха, прошедшего полное посвящение и имеющего в Сангхе хорошую репутацию.

Затем, сев на колени перед алтарём, нужно попросить у монаха три прибежища.»

Бхиккху Бодхи

«Однако, обращаясь с падшим монахом на основе умелого отношения и цивилизованного поведения, вы не получите трёх прибежищ. Причина в том, что падший монах не является подлинным членом монашеской общины, он не является монахом в истинном смысле. Этот недостаток означает, что мирянин не получает надёжного прибежища путём почитания его как человека. Однако если община выбирает падшего монаха для получения даров, а ум мирянина направлен на монашескую общину [в целом], то данный мирянин получит три прибежища. В данном случае Сангха становится получателем, а мирянин подносит пищу общине монахов [в целом]. Так что он получает надёжное прибежище благодаря правильной мотивации. »

Леди Саядо

Другие авторы более точны:

«Вам не нужен никакой публичный обряд "посвящения в буддисты".

В буддизме нет аналогов христианским обрядам крещения или конфирмации. Однако некоторые буддисты считают ценным периодически подтверждать свою приверженность Трём Драгоценностям и пяти правилам, приглашая друга, духовного наставника или члена монашеской общины (Сангхи) как свидетеля. Чтение мирянам строф прибежища и этических правил является долгом буддийских монахов и они всегда рады его исполнить.»

Джон Буллитт, "Вопросы и ответы по буддизму"

Буддизм не является организованной религией в том смысле, что он не делает большого акцента на необходимость официального признания [того момента], когда человек становится его последователем. Буддизм не требует ношения религиозных атрибутов или обладания членством в буддийской организации. Тем, кто интересуется учением Будды, он стремится помочь начать практику этих учений и самим осознать Истину.

Дост. Дхаммананда Маха Тхера, "Во что верят буддисты"

Скорее всего, слова «монах даёт Прибежище» в работах некоторых авторов является прижившейся фигурой речи, не отражающей реально происходящее явление. Если все участники понимают реальную сущность Прибежища и никто не пытается понимать или заставить других понимать ритуал буквально, данное выражение может быть использовано.

Широкому распространению данного мнения на территории западных стран может также способствовать христианская культура, в которой выросли западные буддисты. В христианстве крещение и другие таинства совершаются только священником, поэтому вполне логично ожидание чего-либо подобного в буддизме и принятие соответствующих буддийских ритуалов за таинства.

Стоит отметить, что в буддийских церемониях встречаются и другие подобные фигуры речи, не отражающие реально происходящее явление. Приведём несколько примеров.

Пример 1.

Хорошо для нас, что почтенный Будда, достигнув освобождения, сохранил сострадание к будущим поколениям.
Пусть эти простые подношения будут приняты, и принесут нам благополучие и счастье на долгое время.

Утренняя тайская церемония, стр 2. служебника.

Поскольку Будда совершил окончательное освобождение, он не может принять или отвергнуть чего-либо. С этой точки зрения данное пожелание, чтобы подношение было принято, не имеет смысла. Понимать этот акт следует как символ, а не как буквальный подарок.

Пример 2.

Если своими поступками, словами или мыслями, беспечно, я сделал что-то не так, прости мне, досточтимый, мудрейший учитель.
Если своими поступками, словами или мыслями, беспечно, я сделал что-то не так, прости мне, Дхамма, очевидная здесь и сейчас, неподверженная  времени.
Если своими поступками, словами или мыслями, беспечно, я сделал что-то не так, прости мне, Сангха, следующая по хорошему пути, несравненная.

Ланкийский сборник текстов для декламации, стр. 22-23

Здесь также мы видим, как практикующие зачитывают строфы, в которых они просят прощения у Будды, Дхаммы и Сангхи. По вышеуказанной причине Будда не может принять или отвергнуть извинения. Учение Будды (Дхамма) также невозможно оскорбить, поскольку оно не является живым существом. Общину благородных личностей (Сангху) в целом невозможно обидеть и также она не может даровать прощение.
Таким образом, мы здесь видим как декламируются строфы символического прощения, не отражающего реально происходящее явление.

Пример 3.

В современных буддийских традициях Шри Ланки и Таиланда принято подносить еду и напитки Будде на алтаре. По вышеуказанной причине Будда, не являясь в настоящее время живым человеком, не может отвергнуть или принять еду, поэтому данный акт опять-таки является символическим и требует правильного понимания со стороны последователей, чтобы не превращаться в "таинства", которым в буддизме нет места.

Возможна и другая причина, по которой некоторые деятели (прежде всего члены монашеской общины) прямо или косвенно распространяют данное убеждение. В этих случаях есть основания предполагать корыстные мотивы. В Дхаммападе Будда говорит на этот счёт:

73. Он может возжелать неподобающего ему положения и первенства среди монахов, и власти в монастырях, и почитания среди других родов.

74. «Пусть думают и миряне, и отшельники, что это сделано мной. Пусть они зависят от меня во всех делах», – таково намерение глупца; его желание и гордость возрастают.

Вопрос 4. Каков тогда смысл публичного заявления о своей приверженности Трём драгоценностям, в том числе в присутствии буддийского монаха?

Можно выделить несколько причин для подобного рода публичных акций:

1. Желание мирян подтвердить свою приверженность Трём драгоценностям друг другу и буддийским монахам во время совместных встреч.
2. Желание показать монахам, что они могут рассчитывать на мирян в плане материальной поддержки.
3. Как дань уважения традиции.

Таким образом, если буддист живёт во враждебной буддизму среде, не имеет друзей-буддистов или не имеет возможности/желания помогать монахам, публичное заявление нецелесообразно. Если же миряне собрались вместе в буддийском храме и пригласили монаха, то проведение традиционной церемонии принятия Прибежища вполне оправданно и имеет смысл.

Вопрос 5. Если Прибежище не даётся, можно ли как-то по внешним признакам узнать, что человек является буддистом?

В ответ на заявление «я являюсь буддистом» в среде российских буддистов часто слышится вопрос: «А кто вам дал Прибежище?». Как мы уже выяснили в нашей работе, Прибежище невозможно дать, а формальная церемония служит скорее другим целям.

Можно косвенно судить о приверженности человека трём драгоценностям по следующим признакам:

1. Поведение в отношении буддийского алтаря и буддийских монахов (поклоны, совершение подношений и т.п.).
2. Следование этическим правилам буддиста-мирянина в своём поведении.

Поскольку буддисты обычно не носят религиозные символы, самым верным способом будет опросить человека на предмет его отношения к Трём драгоценностям.

Вопрос 6. Описаны ли в каноне случаи, когда Будда назначал своим ученикам испытательные сроки?

Испытательный срок назначается человеку, желающему стать полноправным членом буддийской монашеской общины (бхиккху), если этот человек ранее был служителем (монахом, священником) другой религии. Кандидат должен пройти церемонию «оставления мирской жизни», после которой он становится саманерой (неполноправным монахом) и должен просить у Сангхи испытательный срок, составляющий 4 месяца. Если по окончании срока кандидат не провалил испытание, община вправе принять его в свои ряды как полноправного монаха.

Будда не давал своим ученикам права назначения испытательных сроков для мирян.


Литература

1. Бхиккху Бодхи - "Принятие прибежища и этических правил буддиста-мирянина". Пер. с англ. Московской общины буддистов Тхеравады
2. Джон Буллитт - "Вопросы и ответы по буддизму". Пер. с англ. Московской общины буддистов Тхеравады
3. Тханиссаро бхиккху - "Буддийские монашеские правила". Пер. с англ. Московской общины буддистов Тхеравады
4. Сутта Нипата. Пер. с англ. Н. И. Герасимова
5. Маханама сутта. Пер. с пали Кумара бхиккху (на англ) . На русском языке есть похожая на неё одноимённая сутта СН 55.37
6. Палийский канон в латинской транскрипции - tipitaka.org
7. Тайский монашеский служебник
8. Ланкийский сборник текстов для декламации
9. Бхиккху Кхантипало - "Буддийская практика для мирян". Пер. с англ. Московской общины буддистов Тхеравады
10. Четыре клятвы бодхисаттвы на сайте центра Дальмаса
11. Дост. Шри Дхаммананда Маха Тхера - "Во что верят буддисты". Пер. с англ. Московской общины буддистов Тхеравады

 

Комментарии

Комментарии Буддханяно бхиккху aka Raudex. (по 1 взгляду)

Взгляд 1: Мирянин может получить прибежище в Трёх драгоценностях только от буддийского монаха. Монах «дает» Прибежище. Мирянин, не получивший Прибежище от монаха, не может считать себя буддистом и не имеет Прибежища.....4. В буддизме Тхеравады разрешается (и рекомендуется) ежедневное самостоятельное принятие Прибежища у домашнего алтаря один или два раза в день. Это распространённая практика мирян в странах Азии. Если считать, что Прибежище даётся монахом, эта практика не имела бы смысла.

Сомнительный вывод, если бы в странах Азии была распросространена только такая практика, но там упасака принимает Прибежища и 5 правил в присутсвии монаха столь часто сколь это возможно, и только когда бхиккху рядом нет Прибежища и 5 правил принимаются самостоятельно.

Вывод:приведённые фрагменты Канона и анализ однозначно свидетельствуют о принятии Прибежища как об умственном акте, который не может быть выполнен кем-то за человека. Из этого следует невозможность получить Прибежище извне и, как следствие, «дать» его. Объявление окружающим о принятии Прибежища не является обязательным. Буддистом считается человек, у которого произошёл умственный акт – принятия учения Будды как собственных взглядов и ориентира для своей жизни.

Тут есть смысл сделать некоторые уточнения. Как таковой отдельный ритуал принятия Прибежищ и 5 правил мирянами в Азии не практикуют, в отличии от 8 Правил на Упосатху, и Упасампады или Паббаджи, где присутствие бхиккху зачастую необходимо, тем не менее это обязательный элемент обычных храмовых церемоний, связанных с затвором или актом даны (дарения). В таком случае Принятие Прибежищ и 5 правил является актом символического очищения мирянина от неблагих состояний ума имевших место в прошлом и оставленных в данный конкретный момент, а бхиккху свидетельствует в акте чистоту намерений мирянина. Также не следует упускать из виду психоэмоциональный аспект ритуала, проведённого в присутствии члена бхиккху-сангхи, олицетворяющего 3-ю Драгоценность. Мера ответственности принимающего, в таком случае, при должном складе характера, возрастает.

Взгляд 2. Прибежище, принятое только на умственном уровне, недостаточно и должно обязательно быть подкреплено внешним актом путём ритуала с участием монаха.

Здесь опять таки речь идёт о психоэмоциональном аспекте ритуала, кому то из мирян действительно может быть необходимо присутсвие бхиккху, холодных прагматиков всё таки в среде религиозных людей не так много. В любом случае мирянин сам вправе решать для себя данную дилему.

Взгляд 3. Монах вправе отказаться давать Прибежище мирянину или назначить испытательный срок.

Дейстивтельно отказ давать Прибехища в Азии редчайший случай, но в условиях российских реалий подобный подход может быть оправдан. Распространённый в нашей среде подход, когда ритуал воспринимают как некое магическое посвящение, дающее право выступать от имени Тхеравады, не имея при этом правильных взглядов может быть очень опасен.

Для мирян также не установлена ответственность за поступки, идущие вразрез с перечисленными выше принципами. Следовательно, нет никаких оснований называть их обетами или считать обещаниями. В противном случае можно было бы ожидать формулировки наподобие «я клянусь (обещаю) воздерживаться от (того-то), в случае нарушения пусть меня постигнет кара».

Действительно, отвтесвенность в Каноне предусмотрена только Винайей для монахов, другое дело что правильные взгляды подразумевают понимание того что каммическое воздаяние за неблагие поступки последует неотвратимо, стало быть совершать их просто не разумно, но тем не менее это всё таки личное дело человека - принимать решение как именно себя вести.

Заметим также, что в Палийском Каноне используемая в настоящее время формула принятия 5 правил буддистов-мирян, а также читаемая мирянами просьба дать их, отсутствует.

Есть Канон, а есть традиция. Конечно традиция не всегда соответсвует Канону, но надо принимать во внимание тот факт, что мы не можем давать однозначную оценку всем культурным наслоениям хотя бы по той простой причине что именно благодаря им сотни лет были и есть сильные продвинутьые монахи, храмы, благочестивые миряне и вообще сохранился буддизм в странах.

Взгляд 6. Если мирянин перешёл в другую религию или нарушил этические правила, это выставляет «давшего» ему Прибежище и этические правила монаха в негативном свете.

B тем не менее круг наш столь узок, а люди зачастую судят очень поверхностно, а значит скорее всего спроецируют дурные слова и дела на группу или конкретного бхиккху. В России у репутации монахов нет такоого мощного запаса прочности как в Азии, монах в Росии под влиянием неоправданной дурной славы о себе просто элементарно может остаться голодным.

Обеты не являются собственностью монахов. Миряне волны следовать обетам или не следовать и без монахов. Тхеравада не ваджраяна, и у нас нет каких то там передачи.

Акхандха, соавтор статьи, прислала такой ответ на комментарий бханте Буддханяно:

Бханте Буддханяно.Вы упомянули важнейший фактор,способствующий превращению буддизма в религию - страх монахов остаться голодными. Именно этот фактор,как мне видится,и является причиной всевозможных попыток монахов поставить мирян в зависимость от себя,в то время как на самом деле монах не может ничего даровать мирянину и формула Прибежища никоим образом не очищает грехи мирянина. Великим грехом являются нововведения монахов,искажающие Дхамму, в угоду собственным земным нуждам. Было бы куда правильнее стать честным мирянином и устроиться на хорошую работу,раз вопрос еды и средств ставится на первое место.

Перенёс 4 аргумент из 1 взгляда во вторую часть статьи (1 вопрос), дабы исключить из первой части любые ссылки на традицию, поскольку по замыслу авторов статьи первая часть должна опираться только на канон и комментарии и не зависеть от традиций.

Вот здесь http://www.theravada.su/node/826 Леди Саядо говорит, что мирянин получает прибежище, подавая монаху, причём даже падшему (параджичному), если ум направлен на Сангху (не понятно правда какую - монахов или благородных).

Пример принятия Прибежища у мирянки, Пунника сутта:

http://www.accesstoinsight.org/tipitaka/kn/thig/thig.12.01.than.html

3. Punnā Therī.-(v.l. Punnīkā)

An arahant. She was born in Anāthapindika's household, as the daughter of a domestic slave. She was called Punna because, with her birth, the number of children in the household reached one hundred.

On the day, on which she heard the Sīhanāda Sutta she became a sotāpanna. She converted the brahmin Sotthiya, who believed in purification through water (the conversation is recorded in Thig. vs. 236 51), and thereby won the esteem of Anāthapindika, so that he freed her. Thereupon she entered the Order and in due course became an arahant.

http://www.palikanon.com/english/pali_names/pu/punnaa.htm

В зачитывании строф прибежища и правил вслед за монахом есть ещё одна проблема. Одно из правил монашеской дисциплины (Паччития 4) запрещает монахам учить декламации любого, кто не является полноправным монахом.
Подробно оно описано в BMC на стр. 356
http://www.dhammatalks.org/Archive/Writings/BMC_v140110.pdf
Вопрос только в том, на грани или за гранью нарушения в этом случае находится монах.