Правило третье. Убийство человека

Опубликовано khantibalo от 19 сентября, 2009 - 21:33
Отображение колонок
русский Khantibalo
<<Назад
Правило второе. Кража
Оглавление Далее>>
Правило четвёртое. Ложные заявления о высоких достижениях
english - Author русский - Khantibalo Комментарии
Buddhist Monastic Code I: Chapter 4 Буддийские монашеские правила. Том 1, Глава 4.
{41}3.{42} Should any bhikkhu intentionally deprive a human being of life, or search for an assassin for him, or praise the advantages of death, or incite him to die (saying): "My good man, what use is this evil, miserable life to you? {41}3.{42} &nbsp;Если какой-либо монах умышленно лишит человека жизни, занимается поиском убийцы для него, восхваляет преимущества ухода из жизни или подстрекает его к смерти (словами): "Любезный, зачем тебе эта дурацкая, несчастная жизнь?
Death would be better for you than life," or with such an idea in mind, such a purpose in mind, should in various ways praise the advantages of death or incite him to die, he also is defeated and no longer in affiliation. Для тебя смерть будет лучше жизни" или с такой мыслью, с таким намерением, различным образом восхваляет преимущества ухода из жизни или подстрекает к смерти, он также считается потерпевшим поражение и больше не принадлежит [к общине].
This rule against intentionally causing the death of a human being is best understood in terms of five factors, all of which must be present for there to be the full offense. Правило, запрещающее умышленное лишение жизни человека, лучше всего рассматривать с точки зрения пяти факторов, все из которых должны &nbsp;присутствовать для того, чтобы было засчитано полное нарушение данного правила.
1) Object: a human being, which according to the Vibhaṅga includes human fetuses as well, counting from the time consciousness first arises in the womb immediately after conception up to the time of death. 1) Объект: человеческое существо. В Вибханге в это понятие включается и человеческий зародыш, &nbsp;то есть, объектом считается человек с момента возникновения сознания в чреве матери в момент зачатия и вплоть до момента смерти.
2) Intention: knowingly, consciously, deliberately, and purposefully wanting to cause that person's death. 2) Намерение: осознанно, умышленно, намеренно и целенаправленно желать смерти этого человека.
"Knowingly" also includes the factor of — "Осознанно" также включает в себя фактор
3) Perception: perceiving the person as a living being. 3) Понимания: понимание человека как живого существа.
4) Effort: whatever one does with the purpose of causing that person to die. 4) Усилие: всё, что делает монах для того, чтобы смерть человека произошла.
5) Result: The life-faculty of the person is cut as the result of one's act. 5) Результат: способность жить этого человека прерывается в результате данного поступка.
{43}Object.{44} {43}Объект{44}
The Vibhaṅga defines a human being as a person "from the time consciousness first becomes manifest in a mother's womb, up to its death-time." В Вибханге "человеческое существо" определяется "со времени возникновения сознания в чреве матери и до момента смерти".
It follows from this that a bhikkhu who intentionally causes an abortion — by arranging for the operation, supplying the medicines, or giving advice that results in an abortion — incurs a pārājika. Из этого следует, что монах, умышленно ставший причиной аборта (организовав операцию, предоставив необходимые препараты или давая советы, подталкивающие к аборту), совершает нарушение класса "параджика".
A bhikkhu who encourages a woman to use a means of contraception that works after the point of conception would be guilty of a pārājika if she were to follow his advice. Монах, советующий женщине использовать средства контрацепции, которые действуют после зачатия, считается совершившим нарушение класса "параджика", если женщина последовала его совету.
There is a series of cases in the Vinita-vatthu in which bhikkhus provide medicines for women seeking an abortion, followed by two cases in which a bhikkhu provides medicines to a barren woman who wants to become fertile and to a fertile woman who wants to become barren. В Винита-ваттху описывается несколько случаев, когда монахи предоставляли медицинские препараты женщинам, желающим совершить аборт. Также там представлены два случая, в первом из которых монах даёт бесплодной женщине лекарство от бесплодия, а во втором он даёт женщине, способной иметь детей, препарат для возникновения бесплодия.
In neither of these two latter cases does anyone die or suffer pain, but in both cases the bhikkhu incurs a dukkaṭa. В этих двух последних случаях никто не умер и не пострадал, но оба поступка монаха были расценены как нарушение класса "дукката".
From this, the Commentary infers that bhikkhus are not to act as doctors to lay people, an inference supported by the Vibhaṅga to Sg 13. Из этого в комментарии делается вывод, что монахи не должны заниматься лечением мирян, что подтверждается словами Вибханги к правилу "Сангхадисеса 13".
(The Commentary, though, gives a number of exceptions to this principle. (Хотя в комментарии к этому запрету даётся ряд исключений.
See the discussion in BMC2, Chapter 5.) См. описание в томе 2 главе 5 этой книги.)
The pārājika offense is for killing a human being aside from oneself. Нарушение класса "параджика" засчитывается за убийство любого человека, кроме себя самого.
A bhikkhu who attempts suicide incurs a dukkaṭa. Попытка самоубийства является нарушением класса "дукката".
A bhikkhu who kills a "non-human being" — a yakkha, nāga, or peta — or a devatā (this last is in the Commentary) incurs a thullaccaya. Монах, совершающий убийство "нечеловеческого существа" (yakkha, nāga, peta) или небожителя (добавлено в комментарии), считается совершившим нарушение класса "тхуллаччая".
According to the Commentary, when a spirit possesses a human being or an animal, it can be exorcised in either of two ways. В комментарии говорится, что когда злой дух завладевает человеком или животным, его следует изгонять одним из двух способов.
The first is to command it to leave: This causes no injury to the spirit and results in no offense. Первый - это приказать ему покинуть существо, которым он завладел. Это не приносит повреждений духу и не приводит к совершению нарушения. Изыди, нечистая сила, останься чистый спирт :-)
Все комментарии (1)
The second is to make a doll out of flour paste or clay and then to cut off various of its parts (!). Второй способ - это сделать куклу из муки или глины и затем начать отсекать части её тела (!).
If one cuts off the hands and feet, the spirit loses its hands and feet. Как только монах отсечёт руки и ноги куклы, дух потеряет эти части тела.
If one cuts off the head, the spirit dies, which is grounds for a thullaccaya. Как только монах отсечёт голову куклы, дух умрёт, что будет нарушением класса "тхуллаччая".
A bhikkhu who intentionally kills a common animal is treated under Pc 61. Поступок монаха, совершившего намеренное убийство животного, рассматривается в правиле "Паччития 61".
{45}Intention &amp; perception.{46} {45}Намерение и понимание{46}
The Vibhaṅga defines the factor of intention in three contexts — the word-analysis, the non-offense clauses, and the Vinita-vatthu — analyzing it with one set of terms in the first context, and another set in the last two. В Вибханге фактор намерения описывается в трёх контекстах: анализ слов; поступки, не являющиеся нарушением; и Винита-ваттху. Даётся анализ с помощью одного набора терминов в первом контексте и с помощью другого - в двух оставшихся.
There are two ways of interpreting the discrepancy: Either the two sets differ only in language but not in substance, or they actually differ in substance. Чтобы понять это расхождение есть два способа: либо наборы различаются словами, но не сущностью, либо действительно есть различие в сути.
The Commentary, without seeming to notice what it is doing, adopts the second interpretation. В комментарии принимается вторая точка зрения, и авторы, судя по всему, толком не понимали, что они делают.
In other words, it defines the factors of intention in markedly different ways in the different contexts, yet does not assert that one set of terms is more authoritative than the other or even take note of the differences between them. Другими словами, фактор намерения там определяется совершенно разным способом в разных контекстах, и в то же время, не делается ясного утверждения, что один набор более авторитетен, чем другой и даже не обращается внимания на имеющиеся между ними различия.
In fact, it takes one of the terms common to the non-offense clauses and the Vinita-vatthu and defines it in one way in one context and another in the other. Фактически, там берётся один из терминов, распространённый в "поступках, не являющихся нарушениеми" и в Винита-ваттху и определяется одним способом в одном контексте и другим способом в другом. Ну и бардак :-)
Все комментарии (1)
All of this creates a great deal of confusion. Всё это порождает большую путаницу.
A more fruitful way of analyzing the two sets of terms, which we will adopt here, is to assume that they differ only in language but not in substance. Более целесообразным способом анализа двух наборов терминов, который мы будем использовать здесь, - это принятие того, что они отличаются только словами, а не сутью.
We will take as our framework the set of terms used in the non-offense clauses and the Vinita-vatthu, as it is clearer and more amply illustrated than the other set, and then refer to the other set, along with some of the explanations from the Commentary, when these help to give a more refined understanding of what the non-offense clauses and Vinita-vatthu are saying. Мы возьмём за основу набор терминов, использующийся в "поступках, не являющихся нарушениями" и в Винита-Ваттху, поскольку он понятнее и более ясно проиллюстрирован, чем первый набор. Также мы используем некоторые объяснения из комментария, когда они позволяют дать более точное понимание того, что говорится в "поступках..." и в Винита-ваттху.
The non-offense clauses state that there is no offense for a bhikkhu who acts unintentionally, not knowing, or without aiming at death. В "поступках..." говорится, что монах, действующий непреднамеренно, не осознавая, не стремясь стать причиной смерти, не совершает нарушения.
In the Vinita-vatthu, unintentionally is used to describe cases in which a bhikkhu acts accidentally, such as dropping a poorly held stone, brick, or adze; removing a pestle from a shelf and accidentally knocking off another one. В Винита-ваттху слово "непреднамеренно" используется при описании случайных поступков, таких как быть причиной падения плохо закреплённого камня, кирпича или тесака; уронить пестик в попытке снять его с полки, что в результате приводит к неумышленной смерти другого человека.
Not knowing is used in cases in which the bhikkhu deliberately does an action but without knowing that his action could cause death. Слово "не зная" используется в случаях, когда монах совершает осознанный поступок, но не осознаёт, что он может быть причиной смерти.
An example would be giving food to a friend not knowing that it is poisoned. Примером может быть случай, когда человек даёт другому пищу, не зная, что она отравлена.
Not aiming at death is used in cases where the bhikkhu deliberately does an action but does not intend that action to result in death. "Не желая смерти" используется в случаях, когда монах осознанно совершает поступок, но у него нет устремления, чтобы в результате его кто-то умер.
Relevant examples include trying to help a bhikkhu who is choking on food by slapping him on the back and inadvertently causing his death; telling a bhikkhu to stand on a piece of scaffolding while helping with construction work, only to see the scaffolding collapse; describing the joys of heaven to an audience, only to have a member of the audience decide to commit suicide in hopes of going there. Примером здесь могут быть ситуации, когда с целью помощи подавившемуся монаху, его ударяют рукой по спине, вызывая его безвременную смерть; монаха просят встать на строительные леса, после чего происходит их крушение; рассказ собравшимся о блаженстве небесных миров, в результате чего один из слушателей решает совершить самоубийство, чтобы попасть туда.
Thus, to fulfill the factor of intention here, a bhikkhu must be acting intentionally, knowingly, and aiming at death. Следовательно, чтобы присутствовал фактор намерения, монах должен действовать намеренно, осознанно и желая смерти.
The word-analysis covers all the same points — although it shuffles the terms around — when it defines intentionally as "having willed, having made the decision knowingly and consciously." Анализ слов рассматривает те же самые аспекты, хотя в нём термины несколько перетасованы, например слово "намеренно" там трактуется как "возжелав, приняв решение сознательно и осознанно".
Without teasing out the differences in terminology, we may simply note the important point added in its analysis, which is that an act of manslaughter counts as intentional here only when the bhikkhu has made a clear decision to kill. Не углубляясь в разницу терминологии, мы отметим здесь важный момент, добавляемый в процессе анализа слов, заключающийся в том, что акт человекоубийства считается намеренным только в том случае, когда монах принял ясное решение убить.
Thus if he were to strike a person unthinkingly in a sudden fit of rage, without being clear about what his intention was, it would not qualify as "intentional" here. Следовательно, если монах необдуманно ударит человека в порыве ярости, не имея чёткого понимания своего намерения, поступок не будет считаться "намеренным".
The Commentary seconds this point when it defines having made the decision as "having summoned up a reckless mind state, 'crushing' through the power of an attack." В комментарии эта точка зрения поддерживается в определении "принятия решения" как "вызвав в своём уме безрассудное состояние, 'сокрушающее' силой атаки".
The Sub-commentary does not explain crushing or attack here, but apparently they mean aggressively overcoming, through a brute act of will, any contrary or hesitant thoughts in the mind. В подкомментарии слова "сокрушающее" и "атака" не объясняются, но видимо они означают агрессивное преодоление любой противоположной мысли или колебаний с помощью жёсткого усилия воли.
The Vinita-vatthu contains a few cases where bhikkhus kill people in situations where they did not even know that there was a person there: throwing a stone over a precipice, not knowing that there was a person standing below; sitting down on a pile of cloth on a chair, not knowing that a child was underneath the cloth; and setting fire to a grove, not knowing that there were people in the grove. В Винита-ваттху описывается несколько случаев, когда монахи, не зная, что от их действий может кто-то пострадать, были причиной смерти людей: монах бросил камень в пропасть, не зная, что внизу стоит человек; монах сел на стул, на котором лежала куча белья, не зная, что под этой кучей лежит ребёнок; монах поджёг рощу, не зная, что в ней находятся люди.
The Buddha dismisses the first two cases without explanation as not coming under this rule. Будда не назначил никакого наказания монахам в первых двух случаях, сочтя их не подпадающими под данное правило и не дав никаких дополнительных объяснений.
The last he classifies as an example of not aiming at death. Последний инцидент он расценил как случай, когда смерть человека не является целью поступка.
We can conclude from this example that aiming at death must include the perception that there was someone there who could die. Из этого примера следует, что иметь лишение жизни как цель поступка можно только в том случае, когда есть осведомлённость о наличии человека, который может умереть.
The Commentary seconds this conclusion in its analysis of the phrase knowingly and consciously in the word-analysis's definition of intentionally. Комментарий поддерживает это заключение в анализе фразы "осознанно и умышленно" из определения понятия "намеренно".
Although it again shuffles the terms around — using consciously to describe what the Vinita-vatthu describes as knowingly — the important point in its conclusion is that an essential element in the factor of intention is the factor of perception: In its words, one must be aware that, "This is a living being." Там снова происходит перетасовка терминов, например, слово "умышленно" используется для описания того, что в Винита-ваттху описывается как "осознанно". Важным моментом в заключении, которое там делается, является то, что в факторе намерения обязательным элементом является фактор понимания. Говорится, что, монах должен понимать: "Это живое существо".
Note that, given this definition, one need not know that the living being is a human being for the factor of perception to be fulfilled. Следует заметить, что при использовании этого определения, монаху не обязательно иметь понимание живого существа как человека, чтобы фактор понимания можно было счесть присутствующим.
The Commentary illustrates this point with an example in which a bhikkhu who, seeing a goat lying down in a certain spot during the day, decides to return to that spot to kill the goat that night. В комментарии эта мысль иллюстрируются историей о монахе, днём заметившем козу, лежащую на земле в определённом месте. Он решил вернуться к этому месту ночью и убить козу.
In the meantime, however, the goat gets up and a man comes to lie down in its place. Но ещё до того, как ночь наступила, коза встала и ушла, а на её место лёг человек.
The bhikkhu approaches the man in the dark, still thinking him to be a goat, and kills him. Монах в темноте подошёл к тому месту, и убил человека, считая его козой.
The verdict: a pārājika. Данный проступок был расценен как "параджика".
Although this judgment may seem strange, there is nothing in the Canon to contradict it. Хотя данная оценка может показаться странной, в Каноне нет ничего противоречащего ей.
The closest case in the Vinita-vatthu concerns a bhikkhu who digs a pitfall with the intention that whatever living beings fall into it will perish. Наиболее близкая к этому история из Винита-ваттху рассказывает о монахе, который сделал в земле ловчую яму с мыслью, чтобы любое существо, которое попадёт в неё, погибло.
The penalty, if an animal dies as a result, is a pācittiya; if a human being, a pārājika. Класс нарушения, совершаемого монахом, зависит от существа, погибшего в результате падения в яму. Если это животное - паччития, если человек - параджика.
In this case, the intention/perception of killing a living being is broad enough to include a human being, and so fulfills the relevant factors here. В этой ситуации намерение и понимание убийства живого существа столь широко, что включает в себя и людей, и, следовательно, все необходимые факторы будут считаться присутствующими.
In discussing this last case, the Commentary notes that if one digs the pitfall but then renounces one's intention to cause death, one has to completely fill in the pitfall in such a way that it cannot cause injury — even to the extent of causing someone to stumble — if one wants to avoid the penalty coming from any injury the pitfall might cause. В комментарии, где анализируется этот последний случай, говорится, что монах, раскопавший яму, но затем отказавшийся от своих намерений лишать жизни, должен полностью засыпать её, чтобы она не наносила никому травм и даже не заставляла спотыкаться. Только в этом случае монах может избежать совершения нарушений, которые будут ему засчитаны за травмы, наносимые ямой.
If the pitfall is only partially filled in and a person stumbles into it and later dies from his injuries, the bhikkhu incurs the full offense under this rule. Если яма лишь частично засыпана и упавший в неё человек умирает от полученных увечий, монаху засчитывается полное нарушение данного правила.
The same judgment applies to any other attempt to kill not aimed at a particular victim. Тот же вердикт выносится и для любых других попыток убийства, не нацеленных на конкретную жертву.
For instance, if a bhikkhu harboring this sort of general intention builds a trap but then changes his mind, he has to destroy the trap so thoroughly that it cannot be reassembled. Например, если монах с таким общим намерением делает капкан, а потом решает передумать, он должен уничтожить это приспособление таким образом, что его невозможно будет в будущем собрать.
Similarly, when a bhikkhu writes a passage describing the advantages of dying (see below) with the thought that anyone who reads it might decide to commit suicide, if he then changes his mind he has to destroy the writing so thoroughly that it cannot be pieced together. Подобно этому, если монах пишет текст о преимуществах смерти (см. ниже) с мыслью, что прочитающий его человек может решиться на самоубийство, то, решив отказаться от своей затеи, он должен столь тщательно уничтожить свои записи, чтобы их было невозможно собрать.
If, instead of writing the passage himself, he simply picks up a pre-existing written passage of this sort and then — with a similar intention — puts it in a place where it might be easily seen, he can avoid any penalty simply by returning the passage to the place where he found it. Если, вместо того, чтобы самому писать подобный текст, он берёт чужой материал такого же характера и с тем же намерением кладёт его на видное место, монах может избежать наказания, просто вернув материал туда, откуда он его взял.
In discussing the topic of pitfalls, the Commentary also treats the issue of how much of an intention counts when setting up a situation that might cause death. В той части комментария, где рассматривается тема ловчей ямы, также разбирается вопрос, в какой мере фактор намерения учитывается при создании ситуаций, способных привести к смерти.
Specifically, it asks whether — while one is digging a hole for another purpose — a passing thought that "this hole could kill anyone who fell into it" would fulfil the factor of intention under this rule, or whether this factor would be fulfilled only if the original purpose for digging the hole was to cause death. Конкретно там исследуется вопрос, удовлетворяется ли фактор намерения в случае, когда, при выкапывании ямы с другой целью, у монаха проскакивает мысль: "эта яма может погубить любого, кто упадёт в неё", или же данный фактор можно считать присутствующим, только если первоначальной целью, с которой яма была выкопана, было лишение жизни.
The Commentary notes that opinions are divided on this point, but it sides with the latter position. В комментарии говорится, что мнения на этот счёт расходятся, хотя сами комментаторы склоняются ко второму варианту.
The Vinita-vatthu contains an unusual case of a bhikkhu who uses a friend as a guinea pig for testing poison. В Винита-ваттху описывается необычный случай, когда монах использует своего друга-монаха в качестве подопытного кролика для испытания яда. досл. морской свинки
Все комментарии (1)
The friend dies, and the bhikkhu incurs only a thullaccaya. Друг умирает, но монаху засчитывается лишь нарушение класса "тхуллаччая".
The Commentary explains this by distinguishing two types of test: one to see if a particular poison is strong enough to kill a person; the other, to see if a particular person is strong enough to survive the poison. В комментарии подобные ситуации делятся на две категории: в первом случае монах хочет проверить, способен ли данный яд убить человека, а во втором, способен ли данный человек выжить после употребления яда.
In either of these cases, the bhikkhu incurs a thullaccaya regardless of whether the victim dies. В обоих случаях, вне зависимости от наличия смертельного исхода, монаху засчитывается "тхуллаччая".
If, though, the bhikkhu gives poison to a person with the desire that it cause that person's death, he incurs a pārājika if the victim dies, and a thullaccaya if not. Однако если монах даёт другому человеку яд с желанием лишить его жизни, то класс нарушения будет "параджика", если смерть произойдёт и "тхуллаччая" в противном случае.
The Vinita-vatthu also includes a case in which bhikkhus, out of compassion for an ill friend, hasten his death and thus incur the full offense under this rule. В Винита-ваттху описывается случай, когда монахи из сострадания к больному другу, проводят действия, ускоряющие его смерть. Они понесли полное наказание за нарушение данного правила.
This shows that impulse and motive are irrelevant in defining the factor of intention here. Это означает, что импульс и мотивация не имеют отношения в определении фактора намерения в данном правиле.
{47}Effort.{48} {47}Усилие{48}
This factor covers four types of action: taking life, arranging an assassin, describing the advantages of dying, and inciting a person to die. В этот фактор входит четыре типа действий: лишение жизни, поиск убийцы, рассказ о преимуществах ухода из жизни и подстрекание человека к смерти.
a) Taking life. 1. Лишение жизни
The Vibhaṅga defines taking life as "the cutting off, the ending, of the life faculty; interrupting the continuity." В Вибханге "лишение жизни" трактуется как "отсечение, прекращение способности жить, нарушение непрерывности".
The Vibhaṅga lists a variety of means by which one might try to do this, which the Commentary divides into four categories: Описывается рад способов, которыми это может достигаться, и в комментарии они делятся на четыре категории:
— One's own person: hitting with one's hands or feet; using weapons such as knives, sticks, clubs, etc.; handing poison to a person; giving a pregnant woman medicine that would cause an abortion; moving an ill person. - лично: нанесение удара рукой или ногой; применение оружия (нож, палка, дубинка и т.п.); предоставление яда; предоставление беременной женщине препарата, способного прервать беременность; перемещение больного человека. а если удар головой, как Зидан? :-)
Все комментарии (1)
— Throwing: hurling a stone, shooting an arrow. - бросок: метание камня, выпускание стрелы из лука.
At present, shooting a gun or hurling a grenade would come under this category. В настоящее время сюда также можно включить стрельбу из огнестрельного оружия и метание гранаты.
— Stationary devices: setting a trap, digging a pitfall, placing a weapon in a place where a victim may fall, sit, or lie down on it; placing poison in food, etc. - использование неподвижных средств: установка капкана, создание ловчей ямы, установка орудия убийства в месте, где жертва может упасть, сесть или лечь на него; добавление яда в пищу и т.п.
At present, setting out a land mine would come under this category. В настоящее время сюда также можно включить установку мины.
— Commanding: telling another person to commit a murder. - передача указаний: указание другому человеку совершить убийство
This category includes recommendations expressed in the imperative as well as express commands. Сюда входят как рекомендации в повелительном наклонении, так и явные приказы.
A few examples: Несколько примеров:
Telling B to kill C. Указание человеку B убить человека С.
The way in which a bhikkhu is penalized for getting another person to commit a murder — through sign or verbal command — can be inferred from the discussion of accomplices under the preceding rule. Класс нарушения, совершаемого монахом, давшим знак или словесное указание &nbsp;совершить убийство, может быть выведен по тому же принципу как в главе о посредниках в предыдущем правиле.
The Vibhaṅga here, as under that rule, states that if one's accomplice does not follow one's instructions precisely, one is absolved of an offense. При рассмотрении как этого, так и предыдущего правила, в Вибханге утверждается, что, если посредник не выполнил точно указания монаха, данный монах освобождается от ответственности.
In discussing this point, the Commentary goes into great detail concerning the six ways the command to kill can be specified: the object [the person to be killed], the time, the place, the weapon to use, the action by which the weapon is to be used [e.g., "Stab him in the neck"], and the position the victim should be in [sitting, standing, lying down] when the act is to be done. Комментарий в процессе рассмотрения этого утверждения предлагает детальный анализ шести способов, которыми может быть выражен приказ совершить убийство: объект [человек, которого хотят убить], время, место, оружие убийства, действие с помощью этого оружия ["ударь ему в шею"] и поза, которую жертва должна принимать во время убийства [сидя, стоя, лёжа].
If the instigator specifies any of these things and yet his accomplice does not carry them out to the letter, the instigator does not incur the penalty for the actual murder. Если посреднику было указано что-либо из этого перечня, но он не выполняет просьбу с абсолютной точностью, подстрекатель не несёт ответственности за убийство.
For instance, Bhikkhu A tells his student B to kill C while C is sitting in meditation at midnight. Например, монах A просит своего ученика монаха B убить человека C, когда тот в полночь сидит и медитирует.
The student gets into C's room at midnight, only to find C asleep in bed, which is where he kills him. Монах B входит в полночь в комнату человека C, но находит его спящим и убивает в его собственной постели.
Bhikkhu A thus incurs only the thullaccaya for convincing his student to accept the command. Здесь монах A считается совершившим нарушение класса "тхуллаччая" за то, что убедил ученика исполнить приказ.
As under the preceding rule, the Commentary tries to argue that if B will certainly succeed in killing C in line with A's command, A incurs a pārājika when giving the command, but again, this opinion does not conform with the Vibhaṅga. Как и в случае с предыдущим правилом, в комментарии делается заявление, что, если монах B совершенно наверняка выполнит приказ в точном соответствии с указаниями монаха А, последний совершает нарушение класса "параджика" в момент передачи команды, но вновь, в Вибханге нет подтверждений этой точке зрения.
The case of the innocent accomplice — one who does not know that the action he is being told to do will result in death — also seems relevant here, as in the case where a bhikkhu prepares a syringe of poison and tells his accomplice, who thinks the syringe contains medicine, to inject it into a patient. Ситуация с невиновным посредником, не знающим, что поступок, который ему велено совершить, будет причиной смерти, также применима здесь, наряду с другим случаем, в котором монах, наполнив шприц ядом, просит ученика, считающего, что в шприце лекарство, ввести его пациенту.
There seems every reason to impose a pārājika on the bhikkhu if the patient then dies. Здесь очевидно есть все основания расценить проступок монаха как нарушение класса "параджика", если наступает смерть пациента.
Recommending means of euthanasia. Дача рекомендаций по добровольному уходу из жизни.
The Vinita-vatthu includes a case of a criminal who has just been punished by having his hands and feet cut off. В Винита-ваттху описывается случай с преступником, которому в качестве наказания отрубили ноги и руки.
A bhikkhu asks the man's relatives, "Do you want him to die? Монах спросил у родственников преступника: "Вы хотите, чтобы он умер?
Then make him drink buttermilk (!)." Тогда дайте ему выпить пахту (!)".
The relatives follow the bhikkhu's recommendation, the man dies, and the bhikkhu incurs a pārājika. Родственники следуют данному совету, благодаря чему человек умирает, а монаху засчитывается "параджика".
Recommending means of capital punishment. Дача рекомендаций по смертной казни.
Again from the Vinita-vatthu: A bhikkhu tells an executioner to kill his victims mercifully with a single blow, rather than torturing them. И ещё одна история из Винита-ваттху: монах просит палача казнить осуждённых одним ударом, а не причинять им пыток.
The executioner follows his advice and the bhikkhu incurs a pārājika, for the recommendation to kill mercifully is still a recommendation to kill. Палач следует этому совету, а монаху засчитывается "параджика", потому что совет совершать убийство более гуманным способом всё равно является советом убивать.
According to the Vinita-vatthu, if the executioner says that he will not follow the bhikkhu's advice and then kills his victims as he pleases, the bhikkhu incurs no penalty. В Винита-ваттху говорится, что если палач отвечает отказом на советы монаха и казнит преступников так, как ему больше нравится, монах не совершает нарушения.
The Commentary adds that if the executioner tries to follow the bhikkhu's advice and yet needs more than one blow to do the job, the bhikkhu incurs a thullaccaya. Комментарий добавляет к этому, что если палач, следуя указаниям монаха, не может убить преступника за 1 удар и ему требуется дополнительно ещё один, монах совершает нарушение класса "тхуллаччая".
Indirect statements. Косвенные утверждения
The Canon and Commentary differ as to whether indirect statements that are not imperatives would also qualify as commands or recommendations under this rule. В каноне и комментарии есть расхождения на предмет того, считаются ли косвенные утверждения, не использующие повелительное наклонение, приказами или рекомендациями, описанными в этом правиле.
The Commentary maintains that a bhikkhu cannot get around a penalty by phrasing his wish for a murder in more roundabout ways, and gives an example in which a bhikkhu tells people, "In such-and-such a place a bandit is staying. В комментарии говорится, что монах не может избежать наказания путём выражение желания убийства в более обтекаемой форме и даётся пример, когда монах говорит людям: "В таком-то месте находится разбойник.
Whoever cuts off his head will receive great honor from the King." Того, кто отрубит ему голову, король осыплет почестями".
If any of the bhikkhu's listeners kills the bandit as a result of his instigation, the Commentary says, the bhikkhu incurs a pārājika. Если кто-либо из слушателей под влиянием слов монаха пойдёт и убьёт разбойника, то комментарий оценивает поступок как "параджика".
Examples of commands and recommendations in the Canon, however, are all expressed as imperatives: "Do this!" "If you want him to die, do this." Примеры, даваемые на эту тему в каноне, являются исключительно командами в повелительном наклонении: "Сделай это!", "Если хочешь его смерти, поступи так".
The only examples of indirect statements are those in which a bhikkhu expresses a wish, "O, if only so-and-so were murdered." Единственным примером косвенных утверждений, являются случаи, когда монах выражает желание словами: "Ох, если бы такой-то человек был убит".
According to the Vibhaṅga, this statement incurs a dukkaṭa regardless of whether it is made in public or private, and regardless of whether one knows that anyone else is overhearing it or not. В соответствии с текстом Вибханги, данное утверждение является нарушением класса "дукката", вне зависимости от того, делается ли оно публично или тайно и услышал ли кто-либо слова монаха или нет.
There is no discussion, however, of what one's intention might be in making the statement, nor of the consequences for the speaker if anyone, inspired by his remark, actually kills the person in question. Однако не даётся никакого анализа намерения, присутствующего при выражении данного желания, ни последствий для монаха, если кто-либо, услышав его слова, идёт и убивает упомянутого человека.
This implies that the authors of the Vibhaṅga did not regard statements of this sort as fulfilling the factor of effort under this rule. Видимо авторы Вибханги не считали утверждения такого рода выполняющими фактор усилия в данном правиле.
This may seem unduly lenient, but given that a bhikkhu whose express command to kill is followed but not to the letter would also incur only a thullaccaya, this judgment seems consistent with the Vibhaṅga's pattern of assigning penalties. Это может показаться чрезмерно снисходительным, но с учётом того, что поступок монаха, чья явная команда совершить убийство, не выполненная с абсолютной точностью, является лишь нарушением класса "тхуллаччая", можно сказать, что оно соответствует общей схеме классификации в Вибханге.
In addition to the four above categories of means of killing, the Commentary includes two of its own: Помимо вышеперечисленных четырёх типов действий, в комментарии добавляется ещё две:
— Magical formulae: reciting passages that call on malevolent spirits to bring about a person's death, using voodoo, etc. - магические заклинания: произнесение слов и фраз для вызова злых духов, способных лишить человека жизни, использование магии вуду и т.п.
— Psychic powers: using the "evil eye" or other similar innate powers. - сверхъестественные способности: "сглазить" человека или применить к нему другие подобные силы.
The Canon contains a number of passages — MN 56 is one example — describing people who, "developed in mind," use their powers to kill. В Каноне содержится ряд мест, где описываются люди "с развитым умом", применяющие свои способности для совершения убийств (напр. в МН 56).
The Commentary notes the existence of these passages and of "some teachers" who cite them as proof that meditative powers can be used in this way, but it dismisses the idea on the grounds that meditative powers are skillful and based on pleasant mental states, whereas the act of killing is unskillful and based on painful mental states. В комментарии упоминаются как эти места из Канона, так и "некоторые учителя", цитирующие их для доказательства возможности использования достижений в медитации в злых целях. Но сама эта идея отбрасывается как ошибочная на основании того, что данные достижения являются умелыми и опираются на приятные умственные состояния, в то время как акт убийства является неумелым и основан на мучительных состояниях.
The Sub-commentary adds that the powers described in the Canon are actually based on magical formulae. В подкомментарии говорится, что описываемые в каноне способности на самом деле основаны на магических заклинаниях.
Still, because the success of these formulae depends on a certain level of concentration, it would seem that using one's powers of concentration to kill would fulfil the factor of effort here. Но в любом случае, поскольку результат, достигаемый этими заклинаниями, опирается на определённый уровень умственного сосредоточения, можно заключить, что использование способностей сосредоточения для целей убийства будет считаться фактором усилия.
b) Arranging an assassin. 2) Поиск убийцы
As the rule indicates, a bhikkhu may commit an offense under this rule not only by using any of the six above-mentioned means of taking life but also by "searching for an assassin." Как следует из текста правила, монах может совершить нарушение не только одним шести вышеупомянутых способов лишения жизни, но также, если он ищет убийцу для человека.
The Vibhaṅga explains this phrase in the rule simply with a list of weapons: a sword, a spear, a harpoon (§ — BD omits this item), a skewer/stake, a club, a stone, a knife, poison, or a rope. В Вибханге эта фраза из текста правила трактуется через перечень оружий: меч, копьё, гарпун, кинжал/кол, дубинка, камень, нож, яд и верёвка.
There are two ways of making sense of this list. Смысл этого списка можно понять двумя способами.
One is that, because the Pali word for assassin is literally "knife-carrier" (satthahāraka), the Vibhaṅga is taking pains to explain that an assassin might also use other weapons aside from a knife. Первый способ - это рассмотреть палийское слово satthahāraka (убийца), которое в дословном переводе означает "несущий нож". Здесь Вибханга с большим трудом пытается объяснить, что убийца может использовать и другие виды оружия, помимо ножа.
The other way of interpreting the list, favored by the Commentary, is to view the Vibhaṅga's list as an attempt to define the word satthahāraka — which, according to the Commentary, is a general term for a murderous weapon. Второй способ, используемый в комментарии, заключается в том, чтобы счесть список оружий из Вибханги попыткой объяснить слово satthahāraka. В комментарии утверждается, что данное слово является общим термином для орудия убийства.
The Commentary then goes on to say that the entire phrase searching for an assassin means setting up a stationary device, as described above. И далее там говорится, что вся фраза "поиск убийцы" означает создание неподвижного средства лишения жизни, как описано выше.
There are two problems with this interpretation, the first being that the word satthahāraka clearly means "assassin" in other parts of the Canon (see, for example, MN 145); the second being that this interpretation makes the phrase entirely superfluous: setting up a stationary device is already covered by another part of the rule. У этой трактовки есть два недостатка: первый состоит в том, что в других частях канона слово satthahāraka чётко означает "убийца" (напр в МН 145); вторым можно считать то, что данное толкование делает саму фразу избыточной, потому что создание неподвижного средства уже описано в другой части этого правила.
Thus we will follow the first interpretation of the Vibhaṅga's explanation of the phrase: It is indicating that an assassin may use any weapon at all. Следовательно, мы примем здесь первую трактовку из объяснения фразы в Вибханге: убийца может использовать любое оружие.
The question remains, however, as to how this interpretation is not redundant with commanding under the explanation of the ways of taking life. Однако остаётся вопрос в том, не является ли эта категория всё равно избыточной, ведь в описании способов убийства мы уже рассматривали приказ лишить жизни?
The answer appears to be this: The word satthahāraka is most commonly used in the Canon in the context of an assisted suicide, in which a person who wants to die but cannot bring himself to commit suicide arranges for someone else, a satthahāraka, to kill him. Здесь выходит такой ответ: слово satthahāraka наиболее часто используется в каноне в контексте самоубийства с посторонней помощью. В этом случае человек хочет умереть, но, не будучи способным сам лишить себя жизни, он просит другого человека (обозначаемого термином satthahāraka) помочь ему в этом.
This term may be related to a common phrase for committing suicide, "to take a knife" (see SN IV.33 — satthaṃ āharissāmi, "I will take a knife"). Данный термин можно соотнести с распространённой фразой, означающей самоубийство, в переводе означающей "взять нож" (см. СН 4.33 satthaṃ āharissāmi - досл. "я возьму нож").
Thus the inclusion of this phrase in the rule makes the point that even if a person intent on dying asks for one's help in arranging his death, one may not arrange for someone else to kill him. Следовательно, включение данной фразы в текст правила имеет смысл, заключающийся в том, что даже если желающий умереть человек просит помощи монаха в организации его смерти, монах не должен заниматься поисками убийцы.
At present, this would rule out getting a doctor to arrange for an assisted suicide. В настоящее время под это определение подпадают поиски врача, способного организовать добровольный уход из жизни.
The Commentary's most useful comment in this context is its assertion that searching here must mean actually arranging, for the simple act of looking for an assassin without actually finding one could not rightly fulfil the factor of effort under this rule. Наиболее важная мысль, даваемая в комментарии на этот счёт, состоит в том, что поиск здесь должен подразумевать именно организацию [лишения жизни с его помощью], потому что сам по себе поиск убийцы, не завершившийся нахождением оного, не может считаться фактором усилия в данном правиле.
To apply this assertion to assassins, the factor of effort here would be completed when one arranges for an assassin actually to take the life of the person who wants to die. Распространяя данное утверждение на убийц, фактор усилия будет считаться присутствующим, когда монах ищет убийц именно для того человека, который сам хочет умереть.
Cases in which one arranges for an assassin not at the victim's request would come under commanding, above. Ситуации, в которых монах ищет убийцу не по просьбе человека, подпадают под категорию "дача указаний", описанную выше.
c) Describing the advantages of dying. 3. Рассказ о преимуществах ухода из жизни.
This, the third type of act covered by this rule, can include berating a sick person ("Why do you keep hanging on to life like this? К этому третьему виду поступка, описанному в данном правиле, можно отнести порицание больного человека ("Зачем ты так держишься за эту жизнь?
Don't you realize what a burden you are to others?") or simply telling a person of the miseries of life or the bliss of dying and going to heaven in such a way that he/she might feel inspired to commit suicide or simply pine away to death. Разве ты не понимаешь, каким бременем ты являешься для окружающих?") или даже просто рассказ человеку от тяготах жизни или радости смерти и перерождения в мире богов, благодаря которому у слушателя возникает желание самоубийства или зачахнуть ещё сильнее, чтобы приблизить &nbsp;смерть.
The Vinita-vatthu also includes under this type of act any statements that a nurse might make out of compassion to shorten the miseries of an illness by encouraging a patient to let go of life so as not to dawdle in the face of death. Винита-ваттху также включает в эту категорию все утверждения, которые ухаживающий за больными монах может сказать из сострадания с целью уменьшить тяготы болезни, путём подталкивания больного отказаться от борьбы за жизнь дабы не предпринимать бессмысленных усилий перед лицом смерти.
Thus, the Commentary notes, a bhikkhu talking to a dying patient should be very circumspect in how he chooses his words, focusing not on how to speed up the dying process but on how to inspire the patient with the following thoughts: "The attainment of the paths and fruitions is not out of the ordinary for a virtuous person. В комментарии говорится, что монах, беседующий с умирающим больным должен быть очень внимательным в выборе слов, акцентируя их не на том, как приблизить смерть, а на том, как воодушевить человека, объяснив ему следующие понятия: "Достижения путей и плодов не является чем-то из ряда вон выходящим для праведного человека.
So, having formed no attachment for such things as your dwelling, and establishing mindfulness in the Buddha, Dhamma, Saṅgha, or the body, you should be heedful in your attention." Следовательно, отрешившись от привязанностей к таким вещам как ваше жильё и перейдя к памятованию Будды, Дхаммы и Сангхи, или к памятованию тела, вы должны тщательно отслеживать объект внимания."
The Vinita-vatthu to Pr 4 contains a number of stories in which bhikkhus comfort a dying bhikkhu by asking him to reflect on what he has attained through the practice, which was apparently a common way of encouraging a dying bhikkhu to focus his thoughts on the best object possible. В тексте Винита-ваттху к 4 правилу параджики содержится ряд историй, в которых монахи ободряют умирающего монаха, советуя ему вспоминать о собственных достижениях в духовной практике, что, очевидно, являлось распространённым способом переключить мысли умирающего на наилучший объект из всех возможных.
The suttas also contain advice on how to encourage patients facing death. В суттах также содержатся советы, какие слова поддержки мы можем сказать умирающим больным.
See, for example, MN 143, SN XXXVI.7, and AN VI.16. См. например Анатхапиндиковада сутту - МН 143, а также СН 36.7 и АН 6.16.
In all of these cases, the advice is aimed not at precipitating death but at inspiring calm and insight. Во всех даваемых там поучениях совет состоит в том, чтобы не ускорять смерть, а способствовать возникновению успокоения и прозрения у больного.
The Vibhaṅga notes that a statement describing the advantages of dying would fulfill the factor of effort regardless of whether delivered by gesture, by voice, by writing, or by means of a messenger. В Вибханге отмечается, что утверждение, описывающее преимущества смерти выполняет фактор усилия вне зависимости от того, как оно передаётся: жестом, словами, в письменной форме или через посыльного.
The same holds true for any statements under the next type of act. То же самое справедливо и для любых утверждений следующей категории:
d) Inciting a person to die, the fourth type of act, covers: 4. Подстрекание человека к смерти, которое включает в себя:
— Recommending suicide. - совет совершить самоубийство.
This includes not only telling a person to commit suicide but also giving advice — whether requested or not — on the best ways to commit the act. Сюда входят не только рекомендации совершить самоубийство, но также и советы по просьбе и без оных, о лучшем способе его совершения.
— Telling a person to go to a dangerous place where he/she might die of the dangers. - совет человеку пойти в опасное место, где он/она сможет умереть в результате действия опасных для жизни факторов
— Arranging a terrible sight, sound, etc., to frighten a person to death, or a beautiful, "heart-stirring" one to attract a person who will then pine away to death when it fades. - создание пугающих образов, звуков и подобного, с целью напугать человека до смерти или порождение у него столь прекрасных и волнующих ощущений, при прекращении которых человек начинает быстро чахнуть и умирает.
Four issues arise in relation to the above ways of killing: Касаемо вышеперечисленных видов убийства, нужно рассмотреть четыре аспекта:
{77}Command. {77}Указание
Giving a command or recommendation to get another person to perform any of these last three types of action — arranging an assassin, describing the advantages of dying, or inciting another person to die — would also fulfill the factor of effort under this rule. Передача указания или рекомендации другому человеку совершить любой из трёх последних видов поступков (поиск убийцы, рассказ о преимуществах ухода из жизни, подстрекание к смерти) также будет считаться фактором усилия в этом правиле.
Inaction. Бездействие
Given the Vibhaṅga's definition of taking life, we can infer that inaction does not fulfill the factor of effort here, for it does not cut off the life faculty. На основе определения, даваемого лишению жизни в Вибханге, мы можем сделать вывод, что бездействие не является фактором усилия, поскольку оно не прерывает способность жить.
Thus if a bhikkhu sits idly when seeing a flood sweep a person downstream, he commits no offense — regardless of his feelings about the person's death — even if the person then drowns. Следовательно, если монах бездействует, видя, как при затоплении местности вода уносит человека вниз по потоку, он не совершает никакого нарушения, вне зависимости от его чувств на предмет смерти человека, даже если он впоследствии утонул.
Recommending that another person sit idly as well would also not fulfill the factor of effort here, because the category of command covers only the act of inciting the listener to do any of the four actions that would fulfill the factor of effort under this rule. Совет другому человеку не совершать никаких действий также не будет считаться фактором усилия, потому что тип "указание" описывает только подталкивание слушателя к совершению одного из четырёх видов поступков, способных считаться факторами усилия данного правила.
Medical care and life-support. Медицинская помощь и поддержание жизни
The same holds true if a bhikkhu decides not to give a patient a treatment — or to discontinue treatment — that might conceivably extend the patient's life: It does not fulfill the factor of effort, for such acts do not cut off the life faculty. То же самое справедливо и в случае, когда монах решает не давать больному лекарств или прекратить лечение, теоретически способное продлить его жизнь. Это не является фактором усилия, поскольку такое поведение не прерывает способность к жизни.
At most they simply allow it to end on its own. Как максимум, такой поступок просто позволяет жизни закончиться естественным образом.
The Canon supports this inference by treating such actions not under this rule but under Mv.VIII.26.3-4, where it imposes only a dukkaṭa on the act of refusing to give any treatment at all to an ill bhikkhu, or of discontinuing all care for an ill bhikkhu prior to his recovery or death. В каноне это утверждение подтверждается тем, что такие поступки вообще не оцениваются в контексте правил параджики. В Махавагге VIII.26.3-4 монах, отказавшийся предоставить лечение больному монаху или прекратив уход за ним до наступления выздоровления или смерти, считается лишь совершившим нарушение класса "дукката".
This shows that the compilers of the Canon did not regard these acts as cutting off the life faculty. Это означает, что составители канона не считали поступки данного вида прерыванием способности к жизни.
(Mv.VIII.26.8 lists the ideal characteristics of a bhikkhu who tends to the sick, but does not impose a penalty on a bhikkhu who cares for the sick but lacks the ideal qualities; at no point does the Canon impose a required level of care for the sick. (В Махавагге VIII.26.8 перечисляются характеристики идеального монаха, ухаживающего за больным, но на монаха, не обладающего такими качествами, не налагается наказаний. В каноне не устанавливается какой-либо минимальный уровень ухода, который монах должен обеспечить больному.
The compilers' refusal to mandate a level of care is wise. Отказ составителей канона установить минимальный уровень ухода - это мудрый поступок.
If there were a case in which the bhikkhus did not feel that that level of care was appropriate for their patient, they would have only one option: to abandon the patient, so as to incur only a dukkaṭa and not the potentially higher penalty for not measuring up to the mandated care. Если возникнет ситуация, в которой монахи считают, что качество их ухода за больным является недостаточным, у них останется только один выход: прекратить уход полностью, тем самым совершим нарушение лишь класса "дукката", вместо потенциально более серьёзного наказания за несоответствие требуемому уровню.
Thus, instead of protecting the patient, a higher level of mandated care would expose the patient to abandonment.) Следовательно, вместо блага пациента, требуемый высокий уровень ухода мог бы принести ему вред в форме полного отказа в помощи со стороны окружающих.)
For this reason, deciding to withhold or discontinue a particular treatment — while still continuing otherwise to care for the patient — would not be grounds for an offense. По этой причине, решение приостановить или прекратить определённый вид лечения, наряду с продолжением ухода за больным, не будет считаться нарушением.
If, however, a bhikkhu caring for a patient acts in a way to cut off the patient's life faculty, that would fulfill the factor of effort here. Однако, если монах, ухаживающий за больным, совершает поступки с целью прерывания его способности к жизни, фактор усилия будет считаться выполненным.
The Vinita-vatthu makes this point with a set of cases in which bhikkhus give patients treatments that are actually harmful for the patients. В Винита-ваттху это иллюстрируется рядом историй, в которых монахи дают больным лекарства, являющиеся на самом деле вредными для них.
In the instances where the other factors for an offense are present — the bhikkhus mean to kill the patient, and the patient dies — the bhikkhus incur the full offense. В ситуациях, где присутствуют другие факторы нарушения (монахи намеревались лишить больного жизни) и больной умирает, поступок монахов был расценён как полное нарушение данного правила.
In another set of cases, a bhikkhu feeling pity for a friend in severe pain praises the pleasures that await him after death. В других ситуациях монах из сострадания к другу, испытывающему сильные боли, рассказывает о радостях, ожидающих его после смерти.
Again, in the instances where the bhikkhu intends to bring about the patient's death and the patient dies, the bhikkhu incurs a pārājika. И вновь, в случаях, когда монах желает смерти больного и он в результате умирает, монаху засчитывается нарушение класса "параджика".
For more on the topic of medical care, see BMC2, Chapter 5. Подробнее о медицинской помощи смотрите 5 главу 2 тома этой книги.
Shared responsibility. Общая ответственность
Unlike the Vibhaṅga to the preceding rule, the Vibhaṅga here does not explicitly discuss the issue of how to allot penalties when a group of bhikkhus acts together to commit a murder but only one of them delivers the fatal blow. В отличие от предыдущего правила, Вибханга здесь не предлагает анализа ситуации, когда несколько монахов договариваются совершить убийство, при котором смертельный удар наносит кто-то один из них.
However, the Vinita-vatthu contains a series of cases in which bhikkhus act as a group to give a treatment to a sick bhikkhu with the aim of ending his life. Однако, в Винита-ваттху описано несколько случаев, в которых группа монахов решает умышленно дать больному монаху такое лекарство, которое вызовет его смерть.
When the bhikkhu dies, all of them incur a pārājika. Монах умирает, а поступок заговорщиков оценивается как "параджика" каждому.
In one of the cases the bhikkhu dies from a medical treatment to the nose, in another he dies from eating food. В одной ситуации монах умер от лекарства для носа, а во второй - после приёма пищи.
None of the texts discuss whether all the bhikkhus in question took turns giving the fatal dosage, or if only one of the bhikkhus did while the others helped to prepare it. Ни в одном из текстов по монашеской дисциплине не рассматривается случай, когда монахи по очереди дают дозы смертельного препарата или когда один монах даёт его больному, а другие участвовали в приготовлении.
Given that arranging an assassin would fulfil the factor of effort under this rule, it seems reasonable to infer that actively assisting in a murder would also fulfil the factor, even if one does not deliver the fatal blow. Учитывая то, что поиск убийцы засчитывается за фактор усилия, есть все основания вывести принцип, что активное соучастие в убийстве также может засчитываться, даже если монах не совершает лишения жизни непосредственно.
From this inference we can conclude that the discussion of shared responsibility under the preceding rule would also apply here. Отсюда можно заключить, что анализ общей ответственности в предыдущем правиле применим и для этого.
{49}Result.{50} {49}Результат{50}
This factor is fulfilled if, as a result of the bhikkhu's action, the victim dies through the cutting of his/her life-faculty. Данный фактор считается присутствующим, если в результате действия монаха, человек умирает в результате прерывания его/её способности к жизни.
Because the life-faculty is something that inevitably ends, there is a need to define clearly how far the influences of a bhikkhu's actions should be traced for him to be considered responsible for a death. Поскольку данная способность имеет неизбежное свойство прекращаться, нет необходимости в точном определении того, насколько тщательно последствия действий монаха должны быть рассмотрены, чтобы считать его ответственным за смерть.
The Commentary treats this issue by posing two scenarios under its discussion of pitfalls. В комментарии эта проблема решается с помощью двух сценариев, описанных в ситуации с ловчей ямой.
In the first, an intended victim survives a fall into a pitfall, manages to climb out, but later dies of a disease incurred from the fall. В первом из них, определённый монахом человек падает в яму, но, хотя ему и удаётся выбраться, впоследствии он умирает из-за болезни, вызванной падением.
In this case, the Commentary says, the factor of result is fulfilled. В комментарии говорится, что в этом случае фактор результата считается выполненным.
The same holds true if the disease goes into remission only to return and take the victim's life many years later. То же справедливо и в случае, если болезнь прекращается, но потом, спустя много лет, снова начинает прогрессировать и становится причиной смерти человека.
If complications arise from the disease, however, and the victim dies from a combination of the disease and its complications, then if the original disease was the predominant factor in the death, the bhikkhu would be responsible for the victim's death; if the complications were the predominant factor, he would not. Однако, если в результате болезни возникают осложнения, и человек умирает в результате сочетания факторов как самой болезни, так и осложнений, то, если болезнь была преобладающим фактором, вызвавшим смерть, монах несёт ответственность на лишение жизни. Если преобладающим фактором были осложнения, монах невиновен.
In the second scenario, an intended victim falls into the pitfall while being chased by thieves but does not die in the fall. Во второй ситуации, определённый монахом человек падает в ловчую яму, будучи преследуемый ворами, но не умирает в результате падения.
Instead, the thieves catch up with him, drag him out of the pitfall, and kill him. Воры догоняют его, вытаскивают из ямы и убивают.
In this case, the bhikkhu is still responsible for the victim's death because his pitfall was instrumental in enabling the thieves to catch and kill the victim. В этом случае монах всё равно виновен в смерти человека, потому что его яма была средством, позволившим ворам поймать и убить их жертву.
The Commentary also considers a different sort of case related to the factor of result: If a bhikkhu means to cause the death of a group of people, then when any member of the group dies as a result of his efforts, the Commentary says that he incurs a pārājika. В комментарии также рассматривается ещё одна особая ситуация, связанная с фактором результата, когда монах хочет лишить жизни группу людей. В этом случае, если любой член этой группы умирает в результате действий монаха, они оцениваются как нарушение класса "параджика".
In other words, he does not have to fulfill his intention of killing the whole group in order to fulfill the factor of result here. Другими словами, для выполнения фактора результата в этом правиле нет необходимости, чтобы намерение убить группу людей было выполнено полностью.
{51}Derived penalties.{52} {51}Связанные нарушения{52}
The Canon assigns lesser penalties in cases where a bhikkhu tries to cause a person's death through any of the four means mentioned in this rule and yet the person does not die. В каноне описываются случаи, когда монах пытается совершить убийство одним из четырёх вышеперечисленных способов, но его жертва не умирает. В этих случаях назначаются более мягкие наказания.
If the person experiences pain or injury as a result of the bhikkhu's efforts, the penalty is a thullaccaya. Если человек испытывает боль или получил травму в результате действий монаха, его поступок классифицируется как "тхуллаччая".
If the bhikkhu's efforts result in neither pain nor death, the penalty is a dukkaṭa for each separate action involved in the attempt. Если усилия монаха не приводят ни к боли ни к смерти, класс нарушения будет "дукката" за каждое отдельное действие в попытке убийства.
If a bhikkhu intends simply to injure the victim or cause him/her pain, and yet the victim dies as a result of the bhikkhu's actions, the case is treated under Pc 74. Если монах хочет лишь нанести травму или принести физические страдания человеку, а жертва умирает в результате этих действий, поступок будет рассматриваться в контексте правила "паччития 74".
There is an apparent contradiction in the Vinita-vatthu concerning the penalty for a bhikkhu who tries to kill one person but ends up killing another instead. В Винита-ваттху есть явное расхождение на предмет класса нарушения в ситуации, если монах в попытке убить человека, убивает не того, кого он хотел.
In one case it says that a bhikkhu who means to kill X but kills Y instead incurs a pārājika. В одном случае там утверждается, что монах, желавший убить человека X, но убивший человека Y, совершает нарушение класса "параджика".
In another case it tells of a bhikkhu who gives medicine to a woman who wants to commit an abortion near the end of a full-term pregnancy. В другом рассказывается о монахе, давшем женщине средство для совершения аборта, когда она была на последних месяцах беременности.
The woman takes the medicine but, instead of the fetus' aborting, the woman dies and the infant survives. Женщина употребляет данное средство, но вместо смерти зародыша умирает она сама, а ребёнку удаётся выжить.
In this case, the bhikkhu incurs a thullaccaya, presumably for the pain he caused the infant. В этом случае нарушение расценивается как класс "тхуллаччая", видимо за те страдания, которые он принёс ребёнку.
The Commentary tries to resolve this contradiction with an illustration: A bhikkhu with a grudge against A decides to ambush him. В комментарии это противоречие пытаются разрешить с помощью такой иллюстрации: монах, затаивший обиду против человека A, решил убить его из засады.
He sees B coming down the road and, mistaking him for A, shoots him dead on the spot. Он видит человека B, идущего по дороге, и, ошибочно посчитав его человеком А, убивает выстрелом прямо на месте.
Because his intention was to kill the person he was aiming at, he incurs a pārājika. Поскольку его намерением было убить того, в кого он целился, его поступок классифицируется как "параджика".
We can call this a case of mistaken identity. Можно сказать, что в этой ситуации монах обознался.
In cases of this sort, whether the "right" or the "wrong" person dies is of no consequence to the offense. В этих условиях для классификации нарушения нет разницы, тот ли человек умер или не тот.
If, however, the bhikkhu is a poor shot, takes aim at B but misses him, and inadvertently kills C instead, he does not incur a pārājika, for he did not intend to kill C during any part of his action. Однако, если монах - плохой стрелок и, прицелившись в человека B, совершает промах и случайно убивает человека С, класс его нарушения будет не параджика, поскольку ни в одной из частей его плана убийства, лишение жизни человека С не присутствовало.
His only penalties are the dukkaṭas he incurs while preparing for B's murder. Он считается только совершившим нарушения класса "дукката" в процессе приготовления к убийству человека B.
{53}Special cases.{54} {53}Особые случаи{54}
The Vinita-vatthu includes three special cases that touch on this rule but inspired the Buddha to formulate separate rules to deal specifically with them: В Винита-ваттху описывается три особых случая, которые соприкасаются с этим, но подвигли Будду установить для них отдельные правила.
A bhikkhu, for the fun of it, throws a stone from a precipice and accidentally kills a person standing below — no penalty for the death, but a dukkaṭa for throwing a stone in fun. Монах ради шутки кидает камень в пропасть и тем самым случайно убивает стоящего внизу человека. Он не понёс ответственности за смерть, но бросание камня шутки ради было расценено как нарушение класса "дукката".
(The Commentary states that stone here also covers sticks, bricks, and other similar objects; and that throwing also includes rolling. (В комментарии говорится, что камень здесь также означает палки, кирпичи и другие подобные предметы. Бросание включает в себя и покатить предмет.
It also states that if a bhikkhu has a valid reason for throwing or rolling a stone not in fun — for example, he is engaged in construction work and rolls a stone to someone else on the job; he is eating his meal and throws a piece of wood to chase away crows or dogs — he incurs no offense.) Также там говорится, что если у монаха есть справедливое основание бросить или покатить камень (не ради шутки), например, он занимается строительством и перекатывает камни другому занятому на нём человеку; он принимает пищу и бросает деревяшку, чтобы отогнать ворон или собак - нарушения не происходит.)
A bhikkhu, hoping to commit suicide, throws himself over a cliff. Монах, желая совершить самоубийство, бросается с утёса вниз.
Instead of dying, he lands on and kills a hapless basket-maker standing at the foot of the cliff — again, no offense for the death, but a dukkaṭa for throwing oneself from a high place. Вместо того, чтобы разбиться, он падает и убивает несчастного плетельщика корзин, стоящего у подножия утёса. Здесь тоже нет наказания за смерть, но нарушение класса "дукката" за умышленное падение с высокого места, было засчитано.
A bhikkhu, sitting down hard in a chair without first checking it carefully, kills a child lying in the chair and covered with a blanket — again, no penalty for the death, but a dukkaṭa for sitting down without first checking carefully. Монах, севший всем весом на стул и не проверив внимательно сиденье, убивает лежавшего на нём младенца, накрытого одеялом. И здесь нет наказания на смерть, но нарушение класса "дукката" за попытку сесть без тщательной проверки сидения, засчитано.
{55}Non-offenses.{56} {55}Действия, не являющиеся нарушениями{56}
As stated above, there is no offense for a bhikkhu who kills a person unintentionally, not knowing, or not aiming at death. Как уже говорилось ранее, нарушения не совершается, если монах убивает человека не умышленно, не осознанно, не ставя целью лишение жизни.
As for the standard exemptions, the Thai edition lists all four under this rule: a bhikkhu who is insane, possessed by spirits, delirious with pain, and the first offenders (in this case, some group-of-six bhikkhus who, in a follow-up to the origin story, described the advantages of death to a man with a beautiful wife, in hopes that he would commit suicide so that she could be theirs; he did commit suicide, but she denounced them). Что касается стандартных исключений, то в тайском издании в этом правиле перечисляются все четыре: монах, сошедший с ума, монах, одержимый дУхами, монах, впавший в безумие из-за переносимых страданий, первые нарушители. В данном случае первыми нарушителями были монахи "группы шести", которые, как говорится в продолжении истории происхождения правила, рассказывали о преимуществах смерти мужчине, имевшем очень красивую жену. Они надеялись, что мужчина совершит самоубийство, а его жена достанется им. Самоубийство было совершено, но женщина разоблачила их.
Other editions of the Canon omit exemptions for a bhikkhu possessed by spirits or delirious with pain. В других изданиях канона отсутствуют исключения для монаха, одержимого духами и впавшего в безумие из-за страданий.
The Commentary refers to the standard exemptions as a set simply with the word, "insane, etc." Комментарий ссылается на стандартные исключения словами "сошедший с ума и так далее".
There is reason to believe that if these two exemptions were missing in the time of the Commentary, it would have noted their absence. Есть основания считать, что, если эти два исключения отсутствовали во время составления комментария, в нём было бы на этот счёт особое замечание.
{57}Summary:{58} Intentionally bringing about the death of a human being, even if it is still an embryo — whether by killing the person, arranging for an assassin to kill the person, inciting the person to die, or describing the advantages of death — is a pārājika offense. {57}Резюме:{58} Умышленно стать причиной смерти человека, даже человеческого зародыша, путём непосредственного убийства, организации его убийства другим человеком, подстрекания умереть или рассказа о преимуществах смерти, является нарушением класса "параджика".
<<Назад
Правило второе. Кража
Оглавление Далее>>
Правило четвёртое. Ложные заявления о высоких достижениях

Редакция перевода от 21.09.2021 00:05