Что такое буддизм традиции Тхеравада?

Отображение колонок
русский Khantibalo
<<Назад
Оглавление
Оглавление Далее>>
Буддийская доктрина и терминология
Перевод Таблица Оригинал
english - John Bullitt русский - Khantibalo Комментарии
What is Theravada Buddhism? Что такое буддизм традиции Тхеравада?
What is Theravada Buddhism? Что такое буддизм традиции Тхеравада?
by John T. Bullitt Автор: Джон Баллитт
Theravada (pronounced — more or less — "terra-VAH-dah"), the "Doctrine of the Elders," is the school of Buddhism that draws its scriptural inspiration from the Tipitaka, or Pali canon, which scholars generally agree contains the earliest surviving record of the Buddha's teachings.1 Тхеравада (произносится как т'эра-вада) или "учение старейших", – это буддийская школа, которая получила своё духовное знание из текстов "Палийского Канона", который также называют "Типитака". Считается, что канон содержит наиболее ранние из дошедших до нас учений Будды[1].
For many centuries, Theravada has been the predominant religion of continental Southeast Asia (Thailand, Myanmar/Burma, Cambodia, and Laos) and Sri Lanka. В течение множества веков буддизм Тхеравады является основной религией в континентальной части юго-восточной Азии (Тайланд, Бирма, Камбоджа и Лаос) и на Шри-Ланке.
Today Theravada Buddhists number well over 100 million worldwide.2 Сегодня в мире насчитывается около 100 миллионов буддистов Тхеравады [2].
In recent decades Theravada has begun to take root in the West. Последние несколько десятков лет учение этой школы начало распространяться и в западных странах.
Many Buddhisms, One Dhamma-vinaya Много школ буддизма, одна дхамма-виная (доктрина и дисциплина)
The Buddha — the "Awakened One" — called the religion he founded Dhamma-vinaya — "the doctrine and discipline." Будда (в переводе "постигший") называл основанную им религию "Дхамма-виная" - доктрина и дисциплина.
To provide a social structure supportive of the practice of Dhamma-vinaya (or Dhamma for short [Sanskrit: Dharma]), and to preserve these teachings for posterity, the Buddha established the order of bhikkhus (monks) and bhikkhunis (nuns) — the Sangha — which continues to this day to pass his teachings on to subsequent generations of laypeople and monastics, alike. Для того чтобы сформировать общественную структуру, способную поддерживать практику Дхаммы и хранить учения, Будда создал общину монахов (бхиккху) и монахинь (бхиккхуни), которые составляют Сангху. С тех пор Сангха передаёт учение монахам и мирским последователям.
As the Dhamma continued its spread across India after the Buddha's passing, differing interpretations of the original teachings arose, which led to schisms within the Sangha and the emergence of as many as eighteen distinct sects of Buddhism.3 В течение двух веков после смерти Будды, Дхамма распространялась по Индии. В результате возникло несколько различных вариантов интерпретации учений, что привело к расколу в Сангхе и появлению восемнадцати различных школ буддизма[3].
One of these schools eventually gave rise to a reform movement that called itself Mahayana (the "Greater Vehicle")4 and that referred to the other schools disparagingly as Hinayana (the "Lesser Vehicle"). Одна из таких школ (Махасангхика) дала толчок к реформированию общины и назвала себя Махаяной ("Большая колесница")[4], а остальные школы - Хинаяной ("Малая колесница").
What we call Theravada today is the sole survivor of those early non-Mahayana schools.5 То, что мы сейчас называем Тхеравадой - это единственная сохранившаяся до наших дней школа, возникшая до Махаяны[5].
To avoid the pejorative tone implied by the terms Hinayana and Mahayana, it is common today to use more neutral language to distinguish between these two main branches of Buddhism. Чтобы избежать употребления унизительных терминов "Махаяна" и "Хинаяна", многие люди сейчас предпочитают использовать более нейтральные слова для обозначения двух крупнейших ветвей буддизма.
Because Theravada historically dominated southern Asia, it is sometimes called "Southern" Buddhism, while Mahayana, which migrated northwards from India into China, Tibet, Japan, and Korea, is known as "Northern" Buddhism.6 Так как Тхеравада исторически преобладает в южной Азии, её иногда называют "южным буддизмом", в то время как Махаяна, последователи которой специально отправились на север из Индии в Китай, Тибет, Японию и Корею, называется "северным буддизмом".
Pali: The Language of Theravada Buddhism Пали - язык буддизма Тхеравады
The language of the Theravada canonical texts is Pali (lit., "text"), which is based on a dialect of Middle Indo-Aryan that was probably spoken in central India during the Buddha's time.7 Язык, на котором написаны все важнейшие тексты Тхеравады, называется пали (в переводе "текст"). Он произошёл от среднего индоарийского диалекта, на котором во времена Будды говорили в центральной Индии[7]. в слове "пали" ударение падает на первый слог
Все комментарии (1)
Ven. Ananda, the Buddha's cousin and close personal attendant, committed the Buddha's sermons (suttas) to memory and thus became a living repository of these teachings.8 Ананда, племянник и ближайший соратник Будды, запомнил все переданные учения (пали: сутты, Санскр.: сутры) и стал их живым хранителем[8]. в имени "Ананда" ударение падает на первый слог!
Все комментарии (1)
Shortly after the Buddha's death (ca. 480 BCE), five hundred of the most senior monks — including Ananda — convened to recite and verify all the sermons they had heard during the Buddha's forty-five year teaching career.9 Вскоре после смерти Будды (около 480 года до н.э.) пятьсот старших монахов во главе с Анандой собрались, чтобы воспроизвести и сверить друг с другом все учения, полученные за сорокапятилетний период, в течение которого Будда учил[9].
Most of these sermons therefore begin with the disclaimer, "Evam me sutam" — "Thus have I heard." По этой причине большинство сутт начинаются со слов "evaṃ me sutaṃ" - "Так я слышал".
After the Buddha's death the teachings continued to be passed down orally within the monastic community, in keeping with an Indian oral tradition that long predated the Buddha.10 В монашеской общине все учения передавались в устной форме в соответствии с индийской традицией устной передачи, существовавшей задолго до Будды[10].
By 250 BCE the Sangha had systematically arranged and compiled these teachings into three divisions: the Vinaya Pitaka (the "basket of discipline" — the texts concerning the rules and customs of the Sangha), the Sutta Pitaka (the "basket of discourses" — the sermons and utterances by the Buddha and his close disciples), and the Abhidhamma Pitaka (the "basket of special/higher doctrine" — a detailed psycho-philosophical analysis of the Dhamma). К 250 году до н.э. все учения Будды были систематизированы и сгруппированы в три части: Виная Питака ("корзина монашеской дисциплины", в которой излагаются правила поведения и традиции Сангхи), Сутта Питака ("корзина наставлений", в которую входят наставления Будды и ближайших учеников), и Абхидхамма Питака ("корзина высших [или особых] учений", которую составляет философский и психологический анализ Дхаммы).
Together these three are known as the Tipitaka, the "three baskets." Все вместе эти три части называются "Типитака" - "три корзины".
In the third century BCE Sri Lankan monks began compiling a series of exhaustive commentaries to the Tipitaka; these were subsequently collated and translated into Pali beginning in the fifth century CE. В третьем веке до н.э. на Шри-Ланке монахи приступили к составлению подробных комментариев к Типитаке, которые позже были объединены и переведены на пали в начале пятого века нашей эры.
The Tipitaka plus the post-canonical texts (commentaries, chronicles, etc.) together constitute the complete body of classical Theravada literature. Типитака и некоторые другие тексты на языке пали (комментарии, хроники и т.п.) составляют полное собрание текстов Тхеравады.
Pali was originally a spoken language with no alphabet of its own. Изначально пали был языком общения без алфавита и письма.
It wasn't until about 100 BCE that the Tipitaka was first fixed in writing, by Sri Lankan scribe-monks,11 who wrote the Pali phonetically in a form of early Brahmi script.12 Так продолжалось до 100 года до н.э., когда Типитака впервые была фонетически записана ланкийскими монахами[11] с использованием одной из ранних разновидностей письма "брахми"[12]. http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D1%80%D0%B0%D1%85%D0%BC%D0%B8
Все комментарии (1)
Since then the Tipitaka has been transliterated into many different scripts (Devanagari, Thai, Burmese, Roman, Cyrillic, to name a few). Впоследствии Типитаку записали с использованием и других алфавитов (деванагари, тайский, бирманский, латиница, кириллица и др.).
Although English translations of the most popular Tipitaka texts abound, many students of Theravada find that learning the Pali language — even just a little bit here and there — greatly deepens their understanding and appreciation of the Buddha's teachings. Хотя сейчас имеется немало переводов самых популярных текстов Типитаки на английский язык, многие последователи учения Тхеравады всё же считают полезным изучать пали. Даже небольшое знание этого языка позволяет значительно углубить понимание и общее восприятие учений Будды.
No one can prove that the Tipitaka contains any of the words actually uttered by the historical Buddha. Разумеется, никто сейчас не может доказать, что в Типитаке содержатся слова, сказанные лично самим Буддой.
Practicing Buddhists have never found this problematic. Но практикующие буддизм не находят в этом никакой проблемы.
Unlike the scriptures of many of the world's great religions, the Tipitaka is not regarded as gospel, as an unassailable statement of divine truth, revealed by a prophet, to be accepted purely on faith. В отличие от священных писаний большинства мировых религий, Типитаку не следует воспринимать как некое послание свыше, содержащее неоспоримое учение божественной Истины, переданное пророком и требующее полного принятия на веру.
Instead, its teachings are meant to be assessed firsthand, to be put into practice in one's life so that one can find out for oneself if they do, in fact, yield the promised results. Наоборот, в первую очередь необходимо самостоятельно определить их ценность, то есть начать на деле практиковать и самому убедиться, приносят ли они обещанный результат.
It is the truth towards which the words in the Tipitaka point that ultimately matters, not the words themselves. Ценна истина, на которую указывают слова Типитаки, а не сами слова, которыми она излагается.
Although scholars will continue to debate the authorship of passages from the Tipitaka for years to come (and thus miss the point of these teachings entirely), the Tipitaka will quietly continue to serve — as it has for centuries — as an indispensable guide for millions of followers in their quest for Awakening. Хотя исследователи будут и дальше подвергать сомнению авторство некоторых фрагментов Типитаки (тем самым игнорируя то ценное, что в них изложено), само это собрание текстов будет всё также служить бесценным указателем для миллионов последователей на пути к постижению, как оно уже это делает в течение многих веков.
A Brief Summary of the Buddha's Teachings Краткая подборка основных учений Будды
The Four Noble Truths Четыре реальности для благородных
Shortly after his Awakening, the Buddha delivered his first sermon, in which he laid out the essential framework upon which all his later teachings were based. Вскоре после постижения, Будда изрёк ученикам свою первую проповедь, в которой был заложен фундамент, на котором стоят все его последующие учения.
This framework consists of the Four Noble Truths, four fundamental principles of nature (Dhamma) that emerged from the Buddha's radically honest and penetrating assessment of the human condition. Этот фундамент - "Четыре реальности для благородных", основные принципы, действующие в этом мире. Они были получены Буддой в результате тщательной и откровенной оценки человеческого существования.
He taught these truths not as metaphysical theories or as articles of faith, but as categories by which we should frame our direct experience in a way that conduces to Awakening: Эти реальности не являются объектами веры или метафизическими теориями. Наоборот, они являются рамками, в которые мы можем поместить наш жизненный опыт, что поможет прийти к постижению.
Dukkha: suffering, unsatisfactoriness, discontent, stress; 1. Дуккха: страдание, неудовлетворённость, недовольство, стресс.
The cause of dukkha: the cause of this dissatisfaction iscraving (tanha) for sensuality, for states of becoming, and states of no becoming; 2. Причина Дуккха: причиной неудовлетворённости является жажда чувственных удовольствий, жажда, чтобы что-то [всегда] было и жажда, чтобы чего-то [никогда] не было.
The cessation of dukkha: the relinquishment of that craving; 3. Прекращение Дуккха: устранение этой жажды (taṇhā).
The path of practice leading to the cessation of dukkha: the Noble Eightfold Path of right view, right resolve, right speech, right action, right livelihood, right effort, right mindfulness, and right concentration. 4. Путь к прекращению Дуккха: "Благородный восьмеричный путь", включающий в себя "Совершенные взгляды", "Совершенное намерение", "Совершенную речь", "Совершенную деятельность", "Совершенные средства к существованию", "Совершенное усилие", "Совершенное памятование" и "Совершенное сосредоточение".
Because of our ignorance (avijja) of these Noble Truths, because of our inexperience in framing the world in their terms, we remain bound to samsara, the wearisome cycle of birth, aging, illness, death, and rebirth. Из-за нашего незнания (avijjā) о "четырёх действительностях" , из-за неспособности смотреть на мир с их точки зрения мы остаёмся привязанными к сансаре - тяжкому циклу рождения, старения, болезней, смерти, и перерождения.
Craving propels this process onward, from one moment to the next and over the course of countless lifetimes, in accordance with kamma (Skt. karma), the universal law of cause and effect. Жажда подталкивает этот процесс вперёд как ежесекундно, так и в течение бесчисленного количества жизней. Это происходит в соответствии с каммой (санскр. карма), всеобщим законом причины и следствия.
According to this immutable law, every action that one performs in the present moment — whether by body, speech, or mind itself — eventually bears fruit according to its skillfulness: act in unskillful and harmful ways and unhappiness is bound to follow; act skillfully and happiness will ultimately ensue.13 Этот неизменный закон гласит, что каждый поступок, совершаемый в настоящем с помощью тела речи или ума, приводит к последствиям в зависимости от его качества. Неблаготворный и наносящий вред поступок обязательно повлечёт за собой страдание, а благотворный - счастье[13].
As long as one remains ignorant of this principle, one is doomed to an aimless existence: happy one moment, in despair the next; enjoying one lifetime in heaven, the next in hell. Пока человек пребывает в неведении относительно этого принципа, он обречён на бессмысленное существование: то счастье, то страдание, то рождение в мире богов, то перерождение в аду.
The Buddha discovered that gaining release from samsara requires assigning to each of the Noble Truths a specific task: the first Noble Truth is to be comprehended; the second, abandoned; the third, realized; the fourth, developed. Будда раскрыл своим ученикам, что для освобождения от сансары необходимо выполнить определенную задачу в отношении каждой из четырёх реальностей: первую реальность необходимо понять, вторую отбросить, третью пережить и четвёртую развить.
The full realization of the third Noble Truth paves the way for Awakening: the end of ignorance, craving, suffering, and kamma itself; the direct penetration to the transcendent freedom and supreme happiness that stands as the final goal of all the Buddha's teachings; the Unconditioned, the Deathless, Unbinding — Nibbana (Skt. Nirvana). Переживание третьей реальности открывает путь к постижению: уничтожению невежества, жажды, страдания и самой каммы. Это прямое достижение высшей свободы и высшего счастья является конечной целью учений Будды. Данное состояние называется Ниббаной (санскр. Нирвана) и описывается как "Необусловленное", "Бессмертное", "Освобождение".
The Eightfold Path and the Practice of Dhamma Благородный восьмеричный путь и практика Дхаммы
Because the roots of ignorance are so intimately entwined with the fabric of the psyche, the unawakened mind is capable of deceiving itself with breathtaking ingenuity. Поскольку корни невежества прочно опутали структуру психики, непостигший ум способен к удивительным трюкам самообмана.
The solution therefore requires more than simply being kind, loving, and mindful in the present moment. Решение этой проблемы требует гораздо большего, чем просто быть добрым и любящим человеком и осознавания настоящего момента.
The practitioner must equip him- or herself with the expertise to use a range of tools to outwit, outlast, and eventually uproot the mind's unskillful tendencies. Практикующий должен вооружиться умениями использовать целый ряд способов, чтобы перехитрить, перетерпеть и в конечном итоге искоренить неблаготворные тенденции ума.
For example, the practice of generosity (dana) erodes the heart's habitual tendencies towards craving and teaches valuable lessons about the motivations behind, and the results of, skillful action. Например, практика дарения (dāna) позволяет уничтожить устоявшиеся в уме тенденции к жажде и даёт важный урок о мотивации, которая предшествует благотворным поступкам и их результатам.
The practice of virtue (sila) guards one against straying wildly off-course and into harm's way. Практика нравственного поведения (sīla) защищает от беспечного ухода в сторону от пути и от нанесения вреда.
The cultivation of goodwill (metta) helps to undermine anger's seductive grasp. Развитие дружелюбия (mettā) позволяет преодолеть зависимость от манящих объятий гнева.
The ten recollections offer ways to alleviate doubt, bear physical pain with composure, maintain a healthy sense of self-respect, overcome laziness and complacency, and restrain oneself from unbridled lust. Десять памятований предоставляют инструменты, помогающие преодолеть неуверенность, спокойно переносить физическую боль, поддерживать здоровое чувство самоуважения, преодолеть лень и самодовольство и сдерживать разнузданную похоть.
And there are many more skills to learn. Есть и много других умений, которыми нужно овладеть.
The good qualities that emerge and mature from these practices not only smooth the way for the journey to Nibbana; over time they have the effect of transforming the practitioner into a more generous, loving, compassionate, peaceful, and clear-headed member of society. Благие качества, которые возникают и развиваются благодаря этой практике, не только облегчают путь к Ниббане, они с течением времени делают из практикующего более щедрого, доброго, милосердного, спокойного и здравомыслящего члена общества.
The individual's sincere pursuit of Awakening is thus a priceless and timely gift to a world in desperate need of help. Искреннее стремление человека к постижению является таким образом бесценным и своевременным даром миру, который так остро нуждается в помощи.
Discernment (pañña) Мудрость (paññā)
The Eightfold Path is best understood as a collection of personal qualities to be developed, rather than as a sequence of steps along a linear path. Лучше всего рассматривать Восьмеричный путь не как последовательность шагов по прямому пути, а как совокупность личных качеств, которые необходимо развить.
The development of right view and right resolve (the factors classically identified with wisdom and discernment) facilitates the development of right speech, action, and livelihood (the factors identified with virtue). Развитие совершенных взглядов и совершенного намерения (тех факторов, которые обычно соотносятся с мудростью и пониманием) способствует развитию совершенной речи, совершенной деятельности и совершенных средств к существованию (факторов нравственности).
As virtue develops so do the factors identified with concentration (right effort, mindfulness, and concentration). По мере развития нравственности, развиваются и факторы сосредоточения (правильное усилие, правильное памятование и правильное сосредоточение).
Likewise, as concentration matures, discernment evolves to a still deeper level. И точно так же, по мере развития собранности ума, мудрость становится ещё более глубокой.
And so the process unfolds: development of one factor fosters development of the next, lifting the practitioner in an upward spiral of spiritual maturity that eventually culminates in Awakening. Таким образом происходит развитие: совершенствование одного фактора стимулирует рост остальных, двигая практикующего вверх по спирали духовной зрелости, на вершине которой находится постижение.
The long journey to Awakening begins in earnest with the first tentative stirrings of right view — the discernment by which one recognizes the validity of the four Noble Truths and the principle of kamma. Длинный путь к постижению на самом деле начинается с первыми пробными попытками совершенных взглядов, то есть мудрости, при помощи которой человек осознаёт правильность Четырёх реальностей для благородных и принципа кармы.
One begins to see that one's future well-being is neither predestined by fate, nor left to the whims of a divine being or random chance. Он начинает понимать, что его собственное будущее не предопределено ни судьбой, ни прихотями какого-то высшего существа, ни случайным стечением обстоятельств.
The responsibility for one's happiness rests squarely on one's own shoulders. Ответственность за собственное счастье полностью лежит на плечах самого человека.
Seeing this, one's spiritual aims become suddenly clear: to relinquish the habitual unskillful tendencies of the mind in favor of skillful ones. Благодаря этому пониманию, его духовные цели вдруг становятся совершенно ясными: нужно уничтожить сложившиеся неблаготворные умственные тенденции в пользу благотворных.
As this right resolve grows stronger, so does the heartfelt desire to live a morally upright life, to choose one's actions with care. По мере того, как это совершенное намерение становится сильнее, растёт и искреннее желание следовать нравственным нормам, тщательно следя за своими поступками.
At this point many followers make the inward commitment to take the Buddha's teachings to heart, to become "Buddhist" through the act of taking refuge in the Triple Gem: the Buddha (both the historical Buddha and one's own innate potential for Awakening), the Dhamma (both the Buddha's teachings and the ultimate Truth towards which they point), and the Sangha (both the unbroken monastic lineage that has preserved the teachings since the Buddha's day, and all those who have achieved at least some degree of Awakening). В этот момент у людей обычно появляется умственная решимость следовать учению Будды, став буддистом через принятие прибежища в Трёх Драгоценностях: Будде (под этим понимается как Будда Сакьямуни, так и свой собственный потенциал к постижению), Дхамме (учение Будды и те состояния, на которые оно указывает) и Сангхе (монашеская община, которая сохранила учение и практикует его с тех пор, когда оно было объяснено Буддой, и все те, кто достиг хотя бы какой-то из ступеней постижения).
With one's feet thus planted on solid ground, and with the help of an admirable friend or teacher (kalyanamitta) to guide the way, one is now well-equipped to proceed down the Path, following in the footsteps left by the Buddha himself. Теперь, когда человек стоит на твёрдой основе, и имеет помощь прекрасного друга или учителя (kalyāṇamitta), который послужит проводником на пути, практикующий обладает всем необходимым для продвижения, следуя по следам, оставленным самим Буддой.
Virtue (sila) Нравственность (sīla)
Right view and right resolve continue to mature through the development of the path factors associated with sila, or virtue — namely, right speech, right action, and right livelihood. Совершенные взгляды и совершенное намерение продолжают развиваться благодаря совершенствованию факторов пути, связанных с нравственностью, а именно: совершенная речь, совершенная деятельность и совершенные средства к существованию.
These are condensed into a very practical form in the five precepts, the basic code of ethical conduct to which every practicing Buddhist subscribes: refraining from killing, stealing, sexual misconduct, lying, and using intoxicants. Они сформулированы в очень практичной форме в виде "Пяти правил", являющихся сводом норм, которых придерживается каждый практикующий буддист: воздерживаться от убийства, воровства, дурного сексуального поведения, лжи и опьяняющих веществ.
Even the monks' complex code of 227 rules and the nuns' 311 ultimately have these five basic precepts at their core. Даже длинный список правил для монахов и монахинь, содержащий 227 и 331 правило соответственно, в своей основе опирается на эти пять принципов.
Concentration (samadhi) Умственная собранность (samādhi)
Having gained a foothold in the purification of one's outward behavior through the practice of sila, the essential groundwork has been laid for delving into the most subtle and transformative aspect of the path: meditation and the development of samadhi, or concentration. Создав основу благодаря очищению на внешнем уровне с помощью практики нравственного поведения, практикующий заложил необходимый фундамент для наиболее тонкого и трансформирующего аспекта пути: медитации и развития собранности ума (samādhi).
This is spelled out in detail in the final three path factors: right effort, by which one learns how to favor skillful qualities of mind over unskillful ones; right mindfulness, by which one learns to keep one's attention continually grounded in the present moment of experience; and right concentration, by which one learns to immerse the mind so thoroughly and unwaveringly in its meditation object that it enters jhana, a series of progressively deeper states of mental and physical tranquillity. Этот аспект подробно раскрывается в трёх последних факторах: совершенное усилие, с помощью которого человек учится питать благотворные качества и лишать подпитки неблаготворные; совершенное памятование, которое позволяет научиться удерживать внимание в текущем моменте; и совершенное сосредоточение, с помощью которого практикующий достигает столь глубокого и непоколебимого погружения ума в объект медитации, что он входит в состояние "поглощённости" (jhāna), представляющее собой всё более глубокие стадии умственного и физического успокоения.
Right mindfulness and right concentration are developed in tandem through satipatthana ("frames of reference" or "foundations of mindfulness"), a systematic approach to meditation practice that embraces a wide range of skills and techniques. Совершенное памятование и совершенная собранность ума развиваются в паре благодаря "способам установления памятования" (satipaṭṭhāna), которые являются систематическим подходом к практике медитации, охватывающей обширный спектр навыков и техник.
Of these practices, mindfulness of the body (especially mindfulness of breathing) is particularly effective at bringing into balance the twin qualities of tranquillity (samatha) and insight (vipassana), or clear-seeing. Техники медитации, которые используют четыре способа установления памятования, а именно отслеживание тела (в особенности памятование о дыхании), способствуют дальнейшему продвижению путём выравнивания двух качеств: спокойствия (samatha) и прозрения (vipassanā).
Through persistent practice, the meditator becomes more adept at bringing the combined powers of samatha-vipassana to bear in an exploration of the fundamental nature of mind and body.14 Когда эти качества совершенствуются, практикующий обретает опыт совместного применения спокойствия-прозрения для глубокого рассмотрения природы тела и ума[14].
As the meditator masters the ability to frame his immediate experience in terms of anicca (inconstancy), dukkha, and anatta (not-self), even the subtlest manifestations of these three characteristics of experience are brought into exquisitely sharp focus. По мере того, как удаётся овладеть рассмотрением своего непосредственного опыта с точки зрения изменчивости (anicca), неудовлетворённости (dukkha) и безличности (anattā), становится возможным чётко выявить наиболее тонкие и незаметные проявления этих трёх характеристик.
At the same time, the root cause of dukkha — craving — is relentlessly exposed to the light of awareness. Одновременно с этим, свет осознанности начинает неумолимо обнажать главную причину страданий - жажду.
Eventually craving is left with no place to hide, the entire karmic process that fabricates dukkha unravels, the eightfold path reaches its noble climax, and the meditator gains, at long last, his or her first unmistakable glimpse of the Unconditioned — Nibbana. В конце концов, в результате продолжительной практики, для жажды остаётся всё меньше и меньше места, и практикующему открывается весь кармический процесс, ведущий к страданиям. Здесь происходит кульминация практики благородного восьмеричного пути, в которой наконец обретается первая возможность хотя бы немного ощутить Неконструированное (Ниббану).
Awakening Постижение
This first enlightenment experience, known as stream-entry (sotapatti), is the first of four progressive stages of Awakening, each of which entails the irreversible shedding or weakening of several fetters (samyojana), the manifestations of ignorance that bind a person to the cycle of birth and death. Этот опыт, известный как "вхождение в поток" (sotāpatti) является первой из четырёх ступеней к полному постижению. Каждая ступень служит для безвозвратного уничтожения или ослабления одной из оков (saṃyojana), являющейся, по сути, проявлением невежества, ведущего к бесконечному циклу рождений и смертей.
Stream-entry marks an unprecedented and radical turning point both in the practitioner's current life and in the entirety of his or her long journey in samsara. Вхождение в поток - это важнейший поворотный момент в этой жизни, и во множестве прошлых перерождений практикующего в сансаре.
For it is at this point that any lingering doubts about the truth of the Buddha's teachings disappear; it is at this point that any belief in the purifying efficacy of rites and rituals evaporates; and it is at this point that the long-cherished notion of an abiding personal "self" falls away. Именно в этот момент исчезают сомнения об истине, лежащей в учении Будды, именно тогда осознаётся бесполезность образов действия и обетов, именно тогда пропадает столь сильно оберегаемое убеждение о существовании чего-либо, что является мной и моим.
The stream-enterer is said to be assured of no more than seven future rebirths (all of them favorable) before eventually attaining full Awakening. Говорится, что "вошедший в поток" совершает не более семи благоприятных перерождений до достижения полного постижения.
But full Awakening is still a long way off. Но до полного постижения здесь ещё далеко.
As the practitioner presses on with renewed diligence, he or she passes through two more significant landmarks: once-returning (sakadagati), which is accompanied by the weakening of the fetters of sensual desire and ill-will, and non-returning (agati), in which these two fetters are uprooted altogether. Если человек прилагает ещё больше усилий, он может достичь следующих ступеней: "однократное возвращение" (sakadāgāmi), что достигается ослаблением оков чувственных желаний и недоброжелательности, и "невозвращение" (anāgāmi), на котором обе оковы полностью уничтожаются.
The final stage of Awakening — arahatta — occurs when even the most refined and subtle levels of craving and conceit are irrevocably extinguished. Конечная стадия постижения - архатство (arahatta) достигается, когда раз и навсегда уничтожены даже самые тонкие элементы желаний и самомнения.
At this point the practitioner — now an arahant, or "worthy one" — arrives at the end-point of the Buddha's teaching. Здесь последователь учения Будды достиг конца практики и его отныне называют арахантом (достойным).
With ignorance, suffering, stress, and rebirth having all come to their end, the arahant at last can utter the victory cry first proclaimed by the Buddha upon his Awakening: Когда страданиям и перерождениям пришёл конец, арахант может провозгласить победный клич, который был произнесён Буддой сразу после постижения:
"Birth is ended, the holy life fulfilled, the task done! Положен конец рождению, прожита монашеская жизнь, выполнено подлежащее выполнению,
There is nothing further for the sake of this world." нет больше нынешнего состояния.
— MN 36 (Махасаччака сутта - МН 36 и др.)
The arahant lives out the remainder of his or her life inwardly enjoying the bliss of Nibbana, secure at last from the possibility of any future rebirth. Арахант доживает остаток жизни, внутренне ощущая счастье Ниббаны и навсегда избавившись от будущих перерождений.
When the arahant's aeons-long trail of past kamma eventually unwinds to its end, the arahant dies and he or she enters into parinibbana — total Unbinding. Когда карма араханта, накопленная в течение многих циклов вселенной, подходит к концу, он умирает и входит в состояние полного освобождения (париниббана).
Although language utterly fails at describing this extraordinary event, the Buddha likened it to what happens when a fire finally burns up all its fuel. Хотя невозможно точно объяснить словами, что происходит в момент смерти араханта, Будда сравнивал это с угасанием огня, когда всё топливо полностью сгорело.
"The serious pursuit of happiness" "Основательный поиск счастья"
Buddhism is sometimes naïvely criticized as a "negative" or "pessimistic" religion and philosophy. Иногда буддизм критикуют как "отрицательную" или "пессимистичную" религию и философию.
Surely life is not all misery and disappointment: it offers many kinds of happiness and sublime joy. Конечно, жизнь не является одним лишь сплошным страданием и разочарованием. В ней немало счастья и возвышенной радости.
Why then this dreary Buddhist obsession with unsatisfactoriness and suffering? Зачем же тогда нужна эта буддийская одержимость неудовлетворённостью и страданием?
The Buddha based his teachings on a frank assessment of our plight as humans: there is unsatisfactoriness and suffering in the world. Будда основывал своё учение на откровенной оценке нашего состояния как человеческих существ: в этом мире есть неудовлетворенность и страдание.
No one can argue this fact. Никто не может с этим спорить.
Dukkha lurks behind even the highest forms of worldly pleasure and joy, for, sooner or later, as surely as night follows day, that happiness must come to an end. Страдание скрывается даже за высшими формами мирских удовольствий и счастья, потому что, подобно тому как за днём следует ночь, счастью обязательно придёт конец.
Were the Buddha's teachings to stop there, we might indeed regard them as pessimistic and life as utterly hopeless. Если бы на этом всё учение Будды и заканчивалось, мы могли бы назвать его пессимистичным и жизнь абсолютно безнадёжной.
But, like a doctor who prescribes a remedy for an illness, the Buddha offers both a hope (the third Noble Truth) and a cure (the fourth). Но как врач, назначающий лекарство для излечения болезни, Будда даёт надежду (третью реальность для благородных) и исцеление (четвёртую реальность для благородных).
The Buddha's teachings thus give cause for unparalleled optimism and joy. Таким образом, учение Будды даёт повод для необыкновенного оптимизма в этом сложном мире.
The teachings offer as their reward the noblest, truest kind of happiness, and give profound value and meaning to an otherwise grim existence. Оно даёт в качестве награды благороднейшее и истинное счастье, а также глубокую ценность и смысл существованию, которое в других условиях может казаться мрачным.
One modern teacher summed it up well: "Buddhism is the serious pursuit of happiness." Один современный учитель выразил это так: "Буддизм - это основательный поиск счастья."
Theravada Comes West Тхеравада идёт на запад
Until the late 19th century, the teachings of Theravada were little known outside of southern Asia, where they had flourished for some two and one-half millennia. До конца 19-го века учение Тхеравады было малоизвестно за пределами Южной и Юго-Восточной Азии, где оно процветало два с половиной тысячелетия.
In the past century, however, the West has begun to take notice of Theravada's unique spiritual legacy in its teachings of Awakening. В нашем веке люди запада тоже обратили внимание на уникальное духовное наследие Тхеравады и учение о постижении.
In recent decades this interest has swelled, with the monastic Sangha from various schools within Theravada establishing dozens of monasteries across Europe and North America. В последние несколько десятков лет интерес увеличивается, в то время как община монахов различных школ Тхеравады основала несколько монастырей в Европе и Северной Америке.
Increasing numbers of lay meditation centers, founded and operated independently of the monastic Sangha, strain to meet the demands of lay men and women — Buddhist and otherwise — seeking to learn selected aspects of the Buddha's teachings. К тому же растёт количество буддийских организаций, функционирующих отдельно от монашеской общины, где миряне - буддисты и небуддисты могут изучать различные грани Учения.
The turn of the 21st century presents both opportunities and dangers for Theravada in the West: Will the Buddha's teachings be patiently studied and put into practice, and allowed to establish deep roots in Western soil, for the benefit of many generations to come? Наступление 21 века представляет как новые возможности, так и опасности для распространения Тхеравады в западных странах. Будут ли учения Будды терпеливо изучаться, будут ли их на деле практиковать, дадут ли они глубокие корни в этих странах на благо будущих поколений?
Will the current popular Western climate of "openness" and cross-fertilization between spiritual traditions lead to the emergence of a strong new form of Buddhist practice unique to the modern era, or will it simply lead to confusion and the dilution of these priceless teachings? Будет ли популярный ныне климат открытости служить взаимообогащению между духовными традициями, и приведёт ли он к появлению новой формы буддийской практики, уникальной для нынешней эпохи или всё придёт к путанице и неверному пониманию этого бесценного учения?
These are open questions; only time will tell. Все эти вопросы открыты и только время покажет, что будет на самом деле.
Spiritual teachings of every description inundate the media and the marketplace today. В настоящее время, духовные учения всех форм и видов наполнили СМИ и распространяются в обществе.
Many of today's popular spiritual teachings borrow liberally from the Buddha, though only rarely do they place the Buddha's words in their true context. Многие из популярных религиозных течений свободно перенимают буддийские учения, хотя лишь в редких случаях они воспринимают слова Будды в их исходном контексте.
Earnest seekers of truth are therefore often faced with the unsavory task of wading through fragmentary teachings of dubious accuracy. Поэтому старательные искатели истины часто сталкиваются с неприятной задачей найти путь среди отрывочных учений сомнительной достоверности.
How are we to make sense of it all? Что же нам делать в такой ситуации?
Fortunately the Buddha left us with some simple guidelines to help us navigate through this bewildering flood. К счастью, Будда дал нам ряд совершенно понятных указаний, которые позволяют найти свой путь среди всего этого сбивающего с толку потока.
Whenever you find yourself questioning the authenticity of a particular teaching, heed well the Buddha's advice to his stepmother: Всегда, когда вы задаёте себе вопрос о подлинности того или иного учения, вспоминайте совет, данный Буддой своей мачехе:
[The teachings that promote] the qualities of which you may know, 'These qualities lead to passion, not to dispassion; to being fettered, not to being unfettered; to accumulating, not to shedding; to self-aggrandizement, not to modesty; to discontent, not to contentment; to entanglement, not to seclusion; to laziness, not to aroused persistence; to being burdensome, not to being unburdensome': You may definitely hold, 'This is not the Dhamma, this is not the Vinaya, this is not the Teacher's instruction.' В отношении тех качеств, о которых ты узнаешь: "Эти качества ведут к страсти, а не к бесстрастию, к заключению в оковы, а не к освобождению от них, к накоплению, а не к избавлению, к тщеславию, а не к скромности, к недовольству, а не удовлетворённости, к впутыванию, а не к уединению, к лени, а не к настойчивости, к обременению других, а не к неприхотливости", – ты можешь уверенно считать: "Это не Дхамма, это не Виная, это не наставление Учителя".
[As for the teachings that promote] the qualities of which you may know, 'These qualities lead to dispassion, not to passion; to being unfettered, not to being fettered; to shedding, not to accumulating; to modesty, not to self-aggrandizement; to contentment, not to discontent; to seclusion, not to entanglement; to aroused persistence, not to laziness; to being unburdensome, not to being burdensome': You may definitely hold, 'This is the Dhamma, this is the Vinaya, this is the Teacher's instruction.' В отношении других качеств, о которых ты узнаешь: "Эти качества ведут к бесстрастию, а не к страсти, к освобождению от оков, а не к заключению в них, к избавлению, а не к накоплению, к скромности, а не к тщеславию, к удовлетворённости, а не к недовольству, к уединению, а не к впутыванию, к настойчивости, а не к лени, к неприхотливости, а не к обременению других", – ты можешь уверенно считать: "Это Дхамма, это Виная, это наставление Учителя".
— AN 8.53 (Готами сутта - АН 8.53)
The truest test of these teachings, of course, is whether they yield the promised results in the crucible of your own heart. Конечно, самая точная проверка этих учений - это приводят ли они вас самих к обещанным результатам.
The Buddha presents the challenge; the rest is up to you. Будда дал возможность попробовать, остальное - за вами.
Notes Примечания
Buddhist Religions: A Historical Introduction (fifth edition) by R.H. Robinson, W.L. Johnson, and Thanissaro Bhikkhu (Belmont, California: Wadsworth, 2005), p. 46. 1. Более подробно об истории различных школ буддизма можно узнать в книге Buddhist Religions: A Historical Introduction (fifth edition) by R.H. Robinson & W.L. Johnson (Belmont, California: Wadsworth, 2005), стр. 46.
This estimate is based on data appearing in CIA World Factbook 2004. 2. Эти оценки основаны на данных из книги "CIA World Factbook 2004". https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/index.html
Все комментарии (1)
South Asia's largest Theravada Buddhist populations are found in Thailand (61 million Theravadans), Myanmar (38 million), Sri Lanka (13 million), and Cambodia (12 million). Большая часть буддистов традиции Тхеравада проживает в следующих странах южной Азии: Тайланд (61 млн. чел.), Мьянма/Бирма (38 млн.), Шри Ланка (13 млн.) и Камбоджа (12 млн.).
Buddhist Religions, p. 46. 3. см. книгу "Buddhist Religions", стр. 46.
Mahayana today includes Zen, Ch'an, Nichiren, Tendai, and Pure Land Buddhism. 4. В наше время к школе Махаяны принадлежат Дзэн, Чань, Нитирен, Тьентай и буддизм Чистой Земли.
Guide Through The Abhidhamma Pitaka by Nyanatiloka Mahathera (Kandy: Buddhist Publication Society, 1971), pp. 60ff. 5. См. книгу дост. Ньянатилоки Махатхеры "Guide Through The Abhidhamma Pitaka" (Kandy: Buddhist Publication Society, 1971), стр. 60 и далее.
A third major branch of Buddhism emerged much later (ca. 8th century CE) in India:Vajrayana, the "Diamond Vehicle." 6. Третья крупная ветвь буддизма возникла гораздо позднее (около 8 века н.э.) в Индии. Она называется Ваджраяна или "Алмазная колесница".
Vajrayana's elaborate system of esoteric initiations, tantric rituals, and mantra recitations eventually spread north into central and east Asia, leaving a particularly strong imprint on Tibetan Buddhism. Это сложная система эзотерических инициаций, тантрических ритуалов и мантр, которая распространилась на север в Центральную и Восточную Азию. Ваджраяна оказала сильное влияние на тибетский буддизм.
See Buddhist Religions, pp. 124ff. and chapter 11. см. книгу "Buddhist Religions", стр. 124 и далее и главу 11.
Modern scholarship suggests that Pali was probably never spoken by the Buddha himself. 7. Современные исследования показывают, что сам Будда скорее всего не говорил на пали.
In the centuries after the Buddha's death, as Buddhism spread across India into regions of different dialects, Buddhist monks increasingly depended on a common tongue for their Dhamma discussions and recitations of memorized texts. По прошествии веков после смерти Будды, буддизм распространился по Индии в районы, где люди говорили на разных диалектах. Буддийским монахам потребовался общий язык, на котором можно было бы обсуждать Учение и произносить запомненные тексты.
It was out of this necessity that the language we now know as Pali emerged. Именно благодаря этой необходимости возник язык, который мы сейчас знаем как пали.
See Bhikkhu Bodhi's Introduction in Numerical Discourses of the Buddha (Walnut Creek, CA: Altamira Press, 1999), pp. 1ff, and n. 1 (p. 275) and "The Pali Language and Literature" by the Pali Text Society (http://www.palitext.com/subpages/lan_lite.htm; 15 April 2002). См. книгу Бхиккху Бодхи "Numerical Discourses of the Buddha" (Walnut Creek, CA: Altamira Press, 1999), стр. 1 и далее, и n. 1 (p. 275) и публикацию Общества Палийских текстов "The Pali Language and Literature".
Great Disciples of the Buddha by Nyanaponika Thera and Hellmuth Hecker (Somerville: Wisdom Publications, 1997), pp. 140, 150. 8. См. книгу Ньянапоники Тхеры и Хельмута Хекера "Great Disciples of the Buddha" (Somerville: Wisdom Publications, 1997), стр. 140, 150.
Buddhist Religions, p. 48. 9. см. книгу "Buddhist Religions", стр. 48
The Hindu Vedas, for example, predate the Buddha by at least a millennium (Buddhist Religions, p. 2). 10. Во времена Будды срок существования идуистских вед насчитывал уже как минимум тысячу лет.
Buddhist Religions, p. 77. 11. см. книгу "Buddhist Religions", стр. 77
Anandajoti Bhikkhu, personal communication. 12. Из личного общения с Анандаджоти Бхиккху
See Dhp 1-2. 13. Дхаммапада 1, 2
This description of the unified role of samatha and vipassana is based upon the Buddha's meditation teachings as presented in the suttas (see "One Tool Among Many" by Thanissaro Bhikkhu). 14. Описание единой роли спокойствия и прозрения основано на учении Будды о медитации, которое излагается в суттах (см. публикацию дост. Тханиссаро Бхиккху "One Tool Among Many").
The Abhidhamma and the Commentaries, by contrast, state that samatha and vipassana are two distinct meditation paths (see, for example, The Jhanas in Theravada Buddhist Meditation by H. Gunaratana, ch. 5). Но в Абхидхамме и комментариях к ней, чётко указывается, что это два разных пути в медитации (см. публикацию дост. Гунаратаны "The Jhanas in Theravada Buddhist Meditation" , глава 5).
It is impossible to reconcile these divergent views from studying the texts alone; any doubts about the roles of samatha and vipassana are best resolved through the actual practice of meditation. Трудно разобраться в этих двух взглядах только изучая тексты, поэтому все сомнения и соображения насчёт медитации лучше всего разрешаются путём её реальной практики.
<<Назад
Оглавление
Оглавление Далее>>
Буддийская доктрина и терминология

Редакция перевода от 27.02.2017 20:43