Правило 9. Ложное обвинение в параджике (2)

Опубликовано khantibalo от 24 мая, 2017 - 11:44
Отображение колонок
русский raudex
<<Назад
Правило 8. Ложное обвинение в параджике (1)
Оглавление Далее>>
Правило 10. Подстрекание к расколу
english - Thanissaro bhikkhu русский - raudex Комментарии
9. Should any bhikkhu — corrupt, aversive, disgruntled — using as a mere ploy an aspect of an issue that pertains otherwise, charge a bhikkhu with a case entailing defeat, (thinking), "Perhaps I may bring about his fall from this celibate life," then regardless of whether or not he is cross-examined on a later occasion, if the issue pertains otherwise, an aspect used as a mere ploy, and the bhikkhu confesses his aversion, it entails initial and subsequent meetings of the Community. ¶ 9. Если какой-либо монах, испорченный, гневный, недовольный, используя в качестве уловки указание на обстоятельство, относящееся к другому делу, обвиняет другого монаха в нарушении класса параджика, думая: "Возможно, я могу вызвать его выпадение из целомудренной жизни", то, независимо от того, подвергается ли он позже перекрестному допросу, если указание на обстоятельство, относящееся к другому делу, было использовано в качестве уловки, и монах признается в своем гневе, это влечёт за собой первоначальное и последующие собрания Общины. ¶ … aññabhāgiyassa adhikaraṇassa kiñci desaṃ lesamattaṃ upādāya …
Все комментарии (1)
"At that time the followers of Mettiya and Bhummaja, descending from Vulture Peak Mountain, saw a billy-goat copulating with a nanny-goat. "В то время последователи Меттии и Бхуммаджи, спускавшиеся с горы Пик Грифа, увидели козла, совокупляющегося с козой.
Seeing them, they said, 'Look here, friends, let's name this billy goat Dabba Mallaputta, and this nanny goat Mettiyā Bhikkhunī. Увидев их, они сказали: "Послушайте, друзья, давайте назовем этого козла Дабба Маллапутта, и эту козу Меттия бхиккхуни.
Then we'll phrase it like this: "Before, my friends, we accused Dabba Mallaputta on the basis of what we had heard, but now we have seen him with our very own eyes fornicating with Mettiyā Bhikkhunī!"'" ¶ Тогда мы сможем выражаться вот так: "Раньше, друзья, мы обвиняли Даббу Маллапутту в том, о чём мы слышали, но теперь мы и увидели своими глазами, как он блудит с Меттией Бхикхуни!". ¶
Some grudges die hard. Некоторые обиды живучи.
This rule is almost identical with the preceding one and involves the same factors except for one of the sub-factors under "Effort": "Unfounded charge" here becomes "a charge based on an issue (adhikaraṇa) that pertains otherwise." Это правило почти совпадает с предыдущим и включает в себя те же факторы, за исключением одного из пунктов в разделе "Усилия": "необоснованное обвинение" здесь становится "обвинением, основанным на обстоятельстве (adhikaraṇa), относящемся к другому делу".
The phrase sounds strange, but the origin story gives a perfect example of what it means. ¶ Фраза звучит странно, но история происхождения дает прекрасный пример, объясняющий, что она означает. ¶
The precise difference between the two rules is this: With an unfounded charge, one has neither seen, heard, nor suspected that an offense has been committed; or if one has, one changes the status of the evidence — e. g. , one states something one has suspected as if one has heard it, or something one has heard as if one has seen it. Точная разница между двумя правилами заключается в следующем: в случае необоснованного обвинения некто не видел, что нарушение было совершено, не слышал и не подозревал об этом; или некто подменил статус доказательств, если таковые имелись, - например, некто высказывается о том, что заподозрил, как о чем-то, что он слышал, или о том, что слышал, как о том, что он видел.
In a charge based on an issue that pertains otherwise, one has seen an action that would be an offense if committed by a bhikkhu, and one does not change the status of the evidence, but one distorts the facts of the case. ¶ В случае обвинения, основанного на обстоятельстве, имеющем отношение к другому делу, некто видел действие, которое было бы нарушением, если б его совершил монах, и некто не подменяет статус доказательств, но искажает факты дела. ¶
The Vibhaṅga lists ten factors that can be used as a ploy in distorting the facts this way. Вибханга перечисляет десять факторов, которые могут быть использованы в качестве уловок при искажении фактов.
They are: birth (caste), name, clan (family name), physical characteristics, offenses, bowl, robe, preceptor, mentor, lodging. Они таковы: происхождение (каста), имя, клан (родовое имя), физические характеристики, проступки, чаша, одеяние, наставник, инструктор, жильё.
Given the way in which the Vibhaṅga illustrates these factors in action, they fall into two classes: (1) offenses and (2) the remaining nine factors. ¶ Учитывая то, каким образом Вибханга иллюстрирует эти факторы в действии, они делятся на два класса: (1) проступки, и (2) остальные девять факторов. ¶
1) An example of using an offense as a ploy: One sees Bhikkhu Y actually committing an offense. 1) Пример использования проступка в качестве уловки: некто видит монаха Y на самом деле совершающим нарушение.
Although one perceives it as a lesser offense, one magnifies the charge to a pārājika. Хотя некто воспринимает это как меньшее нарушение, он преувеличивает обвинение до класса параджика.
For instance, one sees him get into an argument with Bhikkhu Z and in a fit of anger give Z a blow to the head. Например, некто видит его вступившим в спор с монахом Z и в порыве гнева наносящим Z удар по голове.
Z goes unconscious, falls to the floor, and suffers a severe concussion resulting in death. Z теряет сознание, падает на пол и получает тяжелое сотрясение мозга, что приводит к его смерти.
Because Y's intention was simply to hurt him, not to kill him, he incurs only a pācittiya. Поскольку намерение Y было просто причинить Z боль, а не убивать его, он берет на себя только пачиттию.
If one realizes the nature of Y's intention and the fact that the penalty is a pācittiya, and yet accuses him of having committed a pārājika, one would incur a saṅghādisesa under this rule. Если некто осознает характер намерения Y и тот факт, что наказанием является пачиттия, однако все же обвиняет его в совершении параджики, некто примет на себя сангхадисесу, согласно рассматриваемому правилу.
For ease of remembrance, this use of a ploy can be called "same person, different offense." ¶ Для простоты запоминания использование этой уловки можно назвать "человек тот, нарушение другое". ¶
2) An example of using any of the other nine factors as a ploy: X, who may or may not be a bhikkhu, has something in common with Bhikkhu Y — they are both tall, short, dark, fair, share the same name, are students of the same preceptor, live in the same dwelling, use similar looking bowls or robes, etc. 2) Пример использования любого из девяти других факторов в качестве уловки: X, который может быть или не быть монахом, имеет что-то общее с монахом Y - они оба высокие, низкие, смуглые, светлые, у них одинаковые имена, они ученики одного и того же наставника, живут в одном жилище, имеют внешне похожие чаши или одеяния и т.д.
One sees X committing an action that, if he were a bhikkhu, would amount to a pārājika offense; on the basis of the similarity between the two, one claims to have seen Bhikkhu Y committing a pārājika. Некто видит, как X совершает действие, которое, если бы он был монахом, соответствовало бы нарушению класса параджика; на основе сходства между Х и монахом Y некто утверждает, что видел Y, совершающего параджику.
For instance, X and Y are both very tall. Например, Х и Y оба очень высокие.
Late at night one sees X — knowing that it is X — stealing tools from the monastery storeroom. Поздно ночью некто видит Х и понимает, что Х совершает кражу инструментов из монастырской кладовой.
One has a grudge against Y and so accuses him of being the thief, saying, "I saw this big tall guy stealing the tools, and he looked just like you. Некто имеет зуб на Y и поэтому обвиняет его в том, что он вор, говоря: "Я видел, как большой высокий парень ворует инструменты, и он выглядел так же, как и Вы.
It must have been you." Наверняка это и были Вы".
For ease of remembrance, this use of a ploy can be called "same offense, different person." ¶ Для простоты запоминания использование этой уловки можно назвать "нарушение то, человек другой". ¶
None of the texts mention the scenario of a double ploy — i. e. , "different person, different offense" — but from the way the Vibhaṅga defines an issue that pertains otherwise, a double ploy would fit the definition as well. Ни один из текстов не упоминает сценарий двойной уловки – то есть, "другое нарушение, другой человек", но, судя по тому, как Вибханга определяет обстоятельство, имеющее отношение к другому делу, двойная уловка также будет соответствовать определению.
In other words, if — having seen X engage in lustful contact with a woman — one then accuses Bhikkhu Y, who shares the same family name with X, of engaging in sexual intercourse with the woman, the case would apparently come under this rule. ¶ Другими словами, если некто, видевший, как X осуществляет похотливый контакт с женщиной, обвиняет монаха Y, носящего одно родовое имя с Х, в совершении полового акта, то случай, по-видимому, подпадает под это правило. ¶
A case that would not come under this rule is one based on seeing or hearing Y commit an action that bears some resemblance to an offense but is actually not. Случай, который не подпадает под это правило, основан на том, что некто видит или слышит, как Y совершает действия, которые имеют некоторое сходство с нарушением, но на самом деле таковыми не являются.
For instance, one overhears him teaching Vinaya to some new bhikkhus and quoting, by way of illustration, a few of the statements that would count as claims of superior human states. Например, некто подслушивает наставления по Винае, которые монах читает некоторым новым монахам, цитируя, в качестве иллюстрации, некоторые из утверждений, которые могут считаться претензиями на обладание сверхспособностями.
Because this does not constitute an offense, there is no issue (adhikaraṇa) pertaining otherwise that can be used as a ploy. Поскольку это не является нарушением, то это не может быть тем, что в противном случае являлось бы обстоятельством (adhikaraṇa), относящимся к другому делу, использованным в качестве уловки.
In shorthand terms, this would count as "same person, no offense." В сокращённых терминах это можно назвать - "тот человек, нарушений нет".
If, realizing the context, one later accuses him of having violated Pr 4, the accusation would count as an unfounded charge and so would come under the preceding rule. ¶ Если позже, разобравшись в ситуации, некто обвинит монаха в нарушении Pr 4, обвинение будет считаться необоснованным, и, таким образом, попадёт под действие предыдущего правила (Sg 8). ¶
The remaining explanations for this rule are exactly the same as those for the preceding rule, except that in the non-offense clauses the Vibhaṅga states that if one makes a charge — or gets someone else to make a charge — against the accused based on what one actually perceives, there is no offense even if the issue turns out to pertain otherwise. Остальные объяснения этого правила в точности такие же, как и в предыдущем правиле, за исключением того, что в оговорках относительно того, что не является нарушением, Вибханга утверждает, что, если некто, сам или заставив сделать это кого-то ещё, выдвигает обвинение на основании того, что некто действительно воспринимает как проступок, то нет никакого нарушения, даже если обстоятельство окажется относящимися к другому делу.
For instance, from the examples already given: One sees X stealing tools in the dark and, because of his resemblance to Y, actually thinks Y is the thief. Например, из уже приведенных примеров: некто видит X, крадущего инструменты в темноте, и, из-за его сходства с Y, на самом деле думает, что вором является Y.
One sees Y give a fatal blow to Z and actually thinks that Y's intention was to kill Z. Некто видит, как Y наносит смертельный удар Z, и на самом деле считает, что намерением Y было убийство Z.
In either of these cases, if one then accuses Y of a pārājika offense, one incurs no penalty regardless of how the case comes out, although — as in the preceding rule — one should be careful to ask Y's leave before making the charge and to have no intention of insulting him. ¶ В любом из этих случаев, если некто обвиняет Y в нарушении класса параджика, он не совершает никаких нарушений независимо от того, как обстояли дела, хотя, как и в предыдущем правиле, нужно быть осторожным, спросить разрешение у Y, прежде чем сделать обвинение, и не иметь цели оскорбить его. ¶
Summary: Distorting the evidence while accusing a bhikkhu of having committed a pārājika offense, in hopes of having him disrobed, is a saṅghādisesa offense. ¶ Резюме: Искажение доказательств при выдвижении обвинения в нарушении класса параджика монаху, в надежде, что он оставит монашество, - является нарушением класса сангхадисеса. ¶
<<Назад
Правило 8. Ложное обвинение в параджике (1)
Оглавление Далее>>
Правило 10. Подстрекание к расколу

Редакция перевода от 07.06.2017 06:19