Правило 8. Ложное обвинение в параджике (1)

Опубликовано khantibalo от 24 мая, 2017 - 11:36
Отображение колонок
русский raudex
<<Назад
Правило 7. Несогласованное строительство большого жилища
Оглавление Далее>>
Правило 9. Ложное обвинение в параджике (2)
english - Thanissaro bhikkhu русский - raudex Комментарии
8. Should any bhikkhu — corrupt, aversive, disgruntled — charge a bhikkhu with an unfounded case entailing defeat, (thinking), "Perhaps I may bring about his fall from this celibate life," then regardless of whether or not he is cross-examined on a later occasion, if the issue is unfounded and the bhikkhu confesses his aversion, it entails initial and subsequent meetings of the Community. ¶ 8. Если какой-либо монах, испорченный, гневный, недовольный, необоснованно обвиняет другого монаха в нарушении класса параджика, думая: "Возможно, я могу вызвать его выпадение из целомудренной жизни", то, независимо от того, подвергается ли он позже перекрестному допросу, если обвинение необоснованно и монах признается в своем гневе, это влечёт за собой первоначальное и последующие собрания Общины. ¶
"Now at that time a householder who served fine food gave food to the Community on a regular basis, four bhikkhus every day... "В то время домохозяин, владелец изысканной еды, регулярно жертвовал её Общине, четверым монахам ежедневно...
(One day) he happened to go on some business to the monastery. Однажды ему довелось посетить монастырь по какому-то делу.
He went to Ven. Dabba Mallaputta and on arrival bowed down to him and sat to one side... Он отправился к достопочтенному Даббе Маллапутте, подойдя, он почтительно приветствовал его и сел в стороне...
Ven. Dabba Mallaputta roused... him with a Dhamma talk. Достопочтенный Дабба Маллапутта воодушевил ... его обсуждением Дхаммы.
Then the householder with fine food... said to Dabba Mallaputta, 'To whom, venerable sir, is tomorrow's meal in our house assigned? ' Тогда домохозяин, владелец изысканной еды, ... спросил Даббу Маллапутту: "Кому, достопочтенный, завтра назначено принять подношение еды в нашем доме?"
"'...To (the) followers of Mettiya and Bhummaja (§), householder.' "… Последователям Меттии и Бхуммаджи (§), домохозяин."
[Mettiya and Bhummaja were among the leaders of the group-of-six bhikkhus — so called because the group had six ringleaders — a faction notorious for its shameless behavior, and instigators of many of the situations that compelled the Buddha to formulate training rules.] ¶ [Меттия и Бхуммаджа были одними из лидеров "группы из шести монахов", названной так по числу предводителей, печально известных своим бесстыдным поведением, зачинщиков многих эксцессов, вынуждавших Будду формулировать правила обучения.] ¶
"This upset the householder with fine food. Это расстроило домохозяина, владельца изысканной еды.
Thinking, 'How can these evil bhikkhus eat in our house? ' he returned home and ordered his female slave, 'Hey. Those who are coming for a meal tomorrow: Prepare a seat for them in the gatehouse and serve them unhusked rice porridge with pickle brine.' Размышляя: "Как могут эти дурные монахи питаться в нашем доме?", - он вернулся домой и приказал своей рабыне: "Эй! Тем, кто завтра придет завтракать, приготовь коврик у ворот и подай им кашу из шелушёного риса с рассолом".
"'As you say, master,' the female slave answered... ¶ "Да, господин", ответила рабыня ... ¶
"Then the followers of Mettiya and Bhummaja said to one another, 'Yesterday we were assigned a meal at the house of the householder with fine food. В то время последователи Меттии и Бхуммаджи говорили друг другу: "Вчера нам было назначен завтрак в доме домохозяина, владельца изысканной еды.
Tomorrow, attending with his wives and children, he will serve us. Завтра он будет прислуживать нам вместе со своими жёнами и детьми.
Some will offer rice, some will offer curry, some oil, and some condiments.' Некоторые из них предложат нам рис, некоторые предложат нам карри, некоторые предложат нам масла, некоторые предложат нам приправы.
Because of their joy, they didn't sleep as much that night as they had hoped. ¶ Радуясь, они не смогли этой ночью поспать столько, сколько запланировали. ¶ Можно проще сказать, но ниже идёт симметричная фраза про еду.
Все комментарии (1)
"Early the next morning... they went to the home of the householder with fine food. На следующий день, рано утром, ... они пошли в дом домохозяина - владельца изысканной еды.
The female slave saw them coming from afar. Рабыня заметила их приближение издалека.
On seeing them, and having prepared them a seat in the gatehouse, she said to them, 'Have a seat, honored sirs.' ¶ Увидев их, приготовив им коврик у ворот, она сказала им: "Садитесь, уважаемые". ¶
"The thought occurred to the followers of Mettiya and Bhummaja, 'No doubt the food isn't ready yet, which is why we're being made to sit in the gatehouse.' ¶ Мысль пришла в голову последователей Меттии и Бхуммаджи: "Нет сомнений в том, что пища еще не готова, вот почему нас заставляют сидеть у ворот". ¶
"Then the female slave presented them with unhusked rice porridge with pickle brine and said, 'Eat, honored sirs.' ¶ Тогда рабыня подала им кашу из шелушеного риса с рассолом, сказав: "Ешьте, уважаемые". ¶
"'Sister, we're the ones here for the regular meal.' ¶ "Сестра, мы здесь для обычного приёма пищи". ¶
"'I know you're the ones here for the regular meal. "Я знаю, что вы здесь для обычного приёма пищи.
But yesterday the householder ordered me, "Hey. Those who are coming for a meal tomorrow: Prepare a seat for them in the gatehouse and serve them unhusked rice porridge with pickle brine." Но вчера домохозяин приказал мне: "Эй! Тем, кто завтра придет завтракать, приготовь коврик у ворот и подай им кашу из шелушеного риса с рассолом".
So eat, honored sirs.' ¶ - Так что ешьте, уважаемые". ¶
"Then the followers of Mettiya and Bhummaja said to one another, 'Yesterday the householder with fine food went to the monastery and met with Dabba Mallaputta. Тогда последователи Меттии и Бхуммаджи сказали друг другу: "Вчера домохозяин, владелец изысканной еды, пришел в монастырь и встретился с Даббой Маллапуттой.
No doubt Dabba Mallaputta turned him against us.' Несомненно, Дабба Маллапутта настроил его против нас".
Because of their disappointment, they didn't eat as much as they had hoped. ¶ Разочарованные, они не смогли съесть столько, сколько запланировали. ¶
"Then... they returned to the monastery and, putting away their robes and bowls, went outside the monastery gatehouse and sat with their outer robes holding up their knees (§) — silent, abashed, their shoulders drooping, their heads down, brooding, at a loss for words. ¶ Затем ... они вернулись в монастырь и, убрав свои чивары и чаши, вышли за ворота монастыря, и соорудив навес из своих сангати, сели на корточки под ним (§) - молчаливые, смущенные, опустив плечи, склонив головы, в задумчивости, в недоумении. ¶
"Then Mettiyā Bhikkhunī approached them... and said to them, 'I salute you, masters.' "Тогда Меттия бхиккхуни подошла к ним ... и сказала: " Я приветствую вас, уважаемые".
But when she had said this, they didn't respond. Но когда она сказала это, они не ответили.
A second time... И во второй раз...
A third time she said, 'I salute you, masters.' И в третий раз она сказала: "Я приветствую вас, уважаемые".
And a third time they didn't respond. ¶ И в третий раз они не ответили. ¶
"'Have I offended you, masters? "Я оскорбила вас, уважаемые?
Why don't you respond to me? ' Почему вы не отвечаете мне?"
"'Because you, sister, look on impassively while Dabba Mallaputta treats us like dirt.' ¶ "Потому что Вы, сестра, безучастны, пока Дабба Маллапутта обращается с нами, как с грязью". ¶
"'What can I do? ' "Что я могу сделать?"
"'If you want, you could get the Blessed One to expel Dabba Mallaputta right this very day.' ¶ "Если Вы захотите, Вы сможете убедить Благословенного изгнать Даббу Маллапутту прямо в тот же день". ¶
"'What can I do? "Что я могу сделать?
How could I do that? ' Как я могу это сделать?"
"'Come, sister. "Ступайте, сестра.
Go to the Blessed One and say this: "It is unfitting, venerable sir, and improper. Пойдите к Благословенному и скажите: "Это неподходяще, достопочтенный, и неправильно.
The quarter without dread, without harm, without danger, is (now) the quarter with dread, with harm, with danger. Место без страха, без вреда, без опасности, теперь стало местом, где страх, где вред, где опасность.
From where there was a calm, there is (now) a storm-wind. Оттуда, где было спокойствие, теперь дует штормовой ветер.
The water, as it were, is ablaze. Вода как будто бы горит.
I have been raped by Master Dabba Mallaputta." ' Я была изнасилована уважаемым Даббой Маллапуттой".
"'As you say, masters.' "Как скажете, уважаемые".
(And she went to carry out their bidding.)" ¶ (И она ушла выполнять их приказы)". ¶
This is just the heart of the origin story to this rule, which is one of the longest and most controversial accounts in the Vinaya. Это только начало истории происхождения этого правила, которая является одной из самых длинных и самых противоречивых историй Винаи.
After Mettiyā Bhikkhunī made her charge, the Buddha convened a meeting of the Saṅgha to question Ven. Dabba Mallaputta. После того как Меттия бхиккхуни выдвинула своё обвинение, Будда созвал собрание Сангхи, чтобы решить вопрос с достопочтенным Даббой Маллапуттой.
The latter, who had attained arahantship at the age of seven, responded truthfully that he could not call to mind ever having indulged in sexual intercourse even in a dream, much less when awake. Тот, будучи тем, кто достиг арахантства в возрасте семи лет, ответил правдиво, что он не может вспомнить, чтобы когда-либо предавался половым сношениям даже во сне, а уж тем более во время бодрствования.
The Buddha then told the Saṅgha to expel Mettiyā Bhikkhunī and to interrogate (§) her instigators, after which he returned to his quarters. Затем Будда сказал Сангхе выгнать Меттию Бхиккхуни и допросить ее подстрекателей, после чего вернулся в своё жилище.
When the bhikkhus had expelled her, the followers of Mettiya and Bhummaja told them, "Friends, don't expel Mettiyā Bhikkhunī. Когда монахи изгнали ее, последователи Меттии и Бхуммаджи сказали им: "Друзья, не изгоняйте Меттию бхиккхуни.
She hasn't done anything wrong. Она не сделала ничего плохого.
She was instigated by us, who were upset, dissatisfied, and wanted to see him fall." ¶ Она была спровоцирована нами, мы были расстроены, недовольны и хотели его падения". ¶
"'You mean you were charging Ven. Dabba Mallaputta with an unfounded case entailing defeat? ' "Вы имеете в виду, что необоснованно обвиняли достопочтенного Даббу Маллапутту в проступке класса параджика?"
"'Yes, friends.' ¶ "Да, друзья". ¶
"So the bhikkhus criticized and complained and spread it about, 'How can the followers of Mettiya and Bhummaja charge Ven. Dabba Mallaputta with an unfounded case entailing defeat? '" Затем монахи возмущались, и жаловались, и роптали: "Как могут последователи Меттии и Бхуммаджи необоснованно обвинять достопочтенного Даббу Маллапутту в проступке класса параджика?"
In the centuries after the Canon was composed, however, many people have criticized and complained more about the Buddha's treatment of Mettiyā Bhikkhunī. Однако в течение столетий после составления канона многие люди возмущались и жаловались больше на отношение Будды к Меттии бхиккхуни.
According to the Commentary, her expulsion was one of the controversial points dividing the bhikkhus in the Abhayagiri Vihāra from those in the Mahāvihāra in the old Sri Lankan capital of Anurādhapura. Согласно комментарию, ее изгнание было одним из спорных моментов, разделявших монахов Абхайагири-вихары и монахов из Махавихары, находившихся в бывшей столице Шри-Ланки - Анурадхапуре.
Even modern scholars have objected to the Buddha's treatment of Mettiyā Bhikkhunī and interpret this passage as a "monkish gloss," as if the Buddha himself were not a monk, and the entire Canon not the work of monks and nuns. Даже современные ученые возражали против такого обращения Будды с Меттией бхиккхуни и интерпретировали этот отрывок как "монашеское толкование", как будто сам Будда не был монахом, и весь Канон не работа монахов и монахинь.
The Commentary maintains that the Buddha acted as he did because he knew if he treated her less harshly, the followers of Mettiya and Bhummaja would never have volunteered the information that they had put her up to making the charge in the first place, and the truth would never have come out. Комментарий утверждает, что Будда поступил так, потому что знал, что если он отнесётся к ней менее сурово, то последователи Меттии и Бхуммаджи никогда не выдадут информацию о том, что они подтолкнули ее к предъявлению обвинения, и правда никогда не выйдет наружу.
This would have led some people to remain secretly convinced of Ven. Dabba Mallaputta's guilt and — because he was an arahant — would have been for their long-term detriment and harm. ¶ Это привело бы некоторых людей к тайной убеждённости в виновности достопочтенного Даббы Маллапутты и, в силу того, что он являлся арахантом, это бы нанесло им долговременный ущерб и вред. ¶
At any rate, what concerns us here is that at some point after this rule was formulated, the Buddha put the Saṅgha in charge of judging accusations of this sort and gave them a definite pattern to follow to ensure that their judgments would be as fair and accurate as possible. Во всяком случае, нас интересует, что в какой-то момент после того, как это правило было сформулировано, Будда поручил Сангхе рассматривать подобные обвинения, и предоставил определенную модель действий, чтобы её суждения были справедливыми настолько, насколько это возможно.
Because the Vibhaṅga and Commentary to this rule are based on this pattern, we will discuss the pattern first before dealing with the special case — unfounded charges — covered by this rule. ¶ Поскольку Вибханга и Комментарии к данному правилу основаны на этой модели, то вначале мы обсудим саму модель, прежде чем рассмотрим частный случай - необоснованные обвинения, охватываемые этим правилом. ¶
Admonition. Замечание.
As the Buddha states in Sg 12, one of the ways bhikkhus may hope for growth in his teachings is through mutual admonition and mutual rehabilitation. Как утверждает Будда в Sg 12, одним из путей, следуя которому, монах может надеяться на продвижение в своём обучении, является взаимное увещевание и взаимное восстановление в правах.
If a bhikkhu commits an offense, he is responsible for informing his fellow bhikkhus so that they may help him through whatever procedures the offense may entail. Если монах совершает проступок, он несет ответственность за информирование своих собратьев-монахов таким образом, чтобы те могли помочь ему любыми процедурами, которые данное нарушение может за собой повлечь.
Human nature being what it is, there are bound to be bhikkhus who neglect this responsibility, in which case the responsibility falls to the offender's fellow bhikkhus who know of the matter to admonish him in private, if possible, or — if he is stubborn — to make a formal charge in a meeting of the Community. ¶ Природа человека такова, что находятся монахи, пренебрегающие этой ответственностью, и в этом случае она ложится на других монахов, осведомлённых о проступке, которые могут увещевать монаха - нарушителя в личном разговоре, если это возможно, или, если он упрям, на официальном собрании Общины. ¶
The pattern here is this: Before admonishing the bhikkhu, one must first make sure that one is qualified to admonish him. Прежде чем увещевать монаха, нужно сначала убедиться, что другой монах достаточно квалифицирован для этой роли.
According to Cv. IX. 5.1-2, this means knowing that: В соответствии с Cv. IX. 5.1-2, это означает знание о том, что он:
1) One is pure in bodily conduct. ¶ 1) является чистым в телесном поведении, ¶
2) One is pure in verbal conduct. ¶ 2) является чистым в словесном поведении, ¶
3) One is motivated by good will, not vindictiveness. ¶ 3) действует из добрых побуждений, а не из мести, ¶
4) One is learned in the Dhamma. ¶ 4) обучен Дхамме, ¶
5) One knows both Pāṭimokkhas (the one for the bhikkhus and the one for the bhikkhunīs) in detail. ¶ 5) детально знает обе Патимоккхи (для монахов и для монахинь). ¶
Furthermore, one determines that: ¶ Кроме того, этот монах решает: ¶
1) I will speak at the right time and not at the wrong time. ¶ 1) я буду говорить в нужное время, а не в неподходящее время, ¶
2) I will speak about what is factual and not what is unfactual. ¶ 2) I will speak about what is factual and not what is unfactual. 2) я буду говорить о том, что обосновано фактами, а не о том, что не обосновано фактами, ¶
3) I will speak gently and not harshly. ¶ 3) я буду говорить мягко и не грубо. ¶
4) I will speak what is connected with the goal (attha) and not what is unconnected with the goal (this can also mean: what is connected with the case and not what is unconnected with the case). ¶ 4) я буду говорить о том, что связано с целью (attha), а не о том, что не связано с целью (это также может означать: о том, что связано с делом и не о том, что не связано с делом). ¶
5) I will speak from a mind of good will and not from inner aversion. ¶ 5) я буду говорить исходя из добрых намерений, а не из-за внутреннего неприятия. ¶
Cv. IX. 5.7 and Pv. XV. 5.3 add that one should keep five qualities in mind: compassion, solicitude for the other's welfare, sympathy, a desire to see him rehabilitated, and esteem for the Vinaya. Cv. IX. 5.7 и Pv. XV. 5.3 добавляют, что этот монах должен иметь пять качеств ума: сострадание, озабоченность благополучием другого, сочувствие, желание, чтоб другой монах был восстановлен в правах, и уважения к Винае.
If one feels unqualified in terms of these standards yet believes that another bhikkhu has committed an offense for which he has not made amends, one should find another bhikkhu who is qualified to handle the charge and inform him. Если монах чувствует себя неквалифицированным с точки зрения данных критериев, но он считает, что другой монах совершил проступок, за который не понёс наказания, он должен найти монаха, который квалифицирован для предъявления обвинений, и информировать его.
Not to inform anyone in cases like this is to incur a pācittiya or a derived offense under Pc 64, except in the extenuating circumstances discussed under that rule. ¶ Не информировать кого-либо в таком случае - это значит принять на себя пачиттию или производное нарушение в соответствии с Pc 64, за исключением случаев смягчающих обстоятельств, рассмотренных в рамках указанного правила. ¶
The next step, if one is qualified to make the charge, is to look for a proper time and place to talk with the other party — for example, when he is not likely to get embarrassed or upset — and then to ask his leave, i. e. , to ask permission to speak with him: "Let the venerable one give me leave. Следующим шагом, если монах квалифицирован, чтобы предъявить обвинение, будет выбор подходящего времени и места для разговора с оппонентом, например, когда это его, вероятнее всего, не смутит и не расстроит, а затем монах должен попросить разрешения поговорить с ним: "Пусть достопочтенный даст мне позволение.
I want to speak with you — Karotu āyasmā okāsaṃ. Ahan-taṃ vattukāmo." Я хочу поговорить с Вами (Karotu āyasmā okāsaṃ. Ahan-taṃ vattukāmo)".
To accuse him of an offense without asking leave is to incur a dukkaṭa (Mv.II.16.1). ¶ Обвинить его в проступке, не спросив разрешения, - влечёт за собой дуккату (Mv.II.16.1). ¶
As for the other party, he may give leave, or not, depending on his assessment of the individual asking for leave, for it is possible that someone might ask for leave without any real grounds, simply to be abusive. Что касается оппонента, он может дать разрешение или нет, в зависимости от его оценки просящего лица, поскольку вполне возможно, что некто может попросить разрешение без каких-либо реальных оснований, просто для того, чтобы злоупотребить им.
(This interpretation follows the Burmese edition on the relevant passage, Mv.II.16.3. (Такого толкования придерживается бирманское издание в соответствующем фрагменте, Mv.II.16.3.
In other editions, the same passage says that one is allowed to make another bhikkhu give leave after having assessed him. В других изданиях в том же фрагменте говорится, что монах может дать разрешение другому монаху после его оценки.
However, in the context of the allowance — some group-of-six bhikkhus ask leave of bhikkhus they know are pure — there seems no need to allow a bhikkhu to reflect on whether the person he plans to accuse might be pure. Однако, в качестве допустимого, некоторые из группы шести монахов просят разрешения у монахов, зная, что те чисты; судя по всему, нет необходимости позволять монаху размышлять о том, чист ли человек, которого он планирует обвинить.
That is one of the accuser's duties, as enforced by the present rule along with the following rule, Pc 76, and another passage in Mv.II.16.3. Это одна из обязанностей обвинителя, как предусмотрено настоящим правилом наряду с нижеследующим правилом, Pc 76, а также ещё с одним фрагментом в Mv.II.16.3. Не понятно в чём именно состоит "обязанность обвинителя"
Все комментарии (1)
As for the case of asking leave of someone who might prove abusive, that is already covered in Mv.II.16.2, which says that even after another bhikkhu has given leave, one should assess him before leveling a charge against him. Что касается случая, когда разрешения просит то, кто может им злоупотребить, то это уже описано в Mv.II.16.2, в котором говорится, что даже после того, как другой монах дал разрешение, следует оценить его, прежде чем выдвигать против него обвинение.
Thus, in context, the Burmese reading makes more sense: Having been asked to give leave, one is allowed to assess the person making the request before giving him leave to speak. Таким образом, в контексте, бирманское прочтение имеет больше смысла: тому, у кого попросили разрешения, дозволяется оценить того, кто спрашивает, прежде чем дать ему разрешение на разговор.
If we did not follow the Burmese reading here, there would be no allowance in the Vibhaṅga or the Khandhakas not to give leave to an abusive accuser.) Если бы здесь мы не следовали бирманскому прочтению, то ни Вибханга, ни Кхандхаки не дали бы никакой возможности отказать в разрешении злонамеренному обвинителю).
A bhikkhu who asks for leave with no grounds — i. e. , he has not seen the other party commit the offense, has heard no reliable report to that effect, and has no reason to suspect anything to that effect — incurs a dukkaṭa (Mv.II.16.3). Монах, который просит разрешения без каких-либо оснований, то есть он не видел, как оппонент совершал нарушение, не слышал надежного рассказа об этом деле, и не имеет никаких оснований подозревать что-либо по этому поводу - берет на себя дуккату (Mv.II .16.3).
Pv. XV. 4.7 gives further support to the Burmese reading here by suggesting that one should not give leave to a bhikkhu who: Pv. XV. 4.7 дает здесь дополнительное обоснование для бирманского прочтения, предполагая, что нет необходимости выдавать разрешение тому монаху, который:
1) is unconscientious, ¶ 1) недобросовестный, ¶
2) is ignorant, ¶ 2) несведущий, ¶
3) is not in regular standing (e.g., he is undergoing penance for a saṅghādisesa offense or has been placed under a disciplinary transaction), ¶ 3) не в обычном состоянии (например, он проходит искупление за проступок класса сангхадисеса или находится под дисциплинарной санкцией), ¶
4) speaks intent on creating a disturbance, or ¶ 4) говорит о намерении спровоцировать беспорядки, или ¶
5) is not intent on rehabilitating the bhikkhu he is accusing. ¶ 5) не намерен восстанавливать в правах монаха, которого обвиняет. ¶
Pv. XV. 5.4 suggests further that one should not give leave to a bhikkhu who: Pv. XV. 5.4 предполагает также, что не следует давать разрешение монаху, который:
1) is not pure in bodily conduct, ¶ 1) не является чистым в телесном поведении, ¶
2) is not pure in verbal conduct, ¶ 2) не является чистым в словесном поведении, ¶
3) is not pure in his livelihood, ¶ 3) не является чистым в средствах к существованию, ¶
4) is incompetent and inexperienced, or ¶ 4) является некомпетентным и неопытным, или ¶
5) is unable to give a consistent line of reasoning when questioned. ¶ 5) не в состоянии придерживаться последовательной линии рассуждения, когда его спрашивают. ¶
If the bhikkhu is not unqualified in any of these ways, though, one should willingly give him leave to speak. Если монах не является неквалифицированным ни в одном из указанных аспектов, ему надо с готовностью дать разрешение говорить.
Cv. IX. 5.7 says that, when being admonished or accused, one should keep two qualities in mind: truth and staying unprovoked. Cv. IX. 5.7 говорит, что увещеваемый или обвиняемый монах должен сохранять два качества ума: правдивость и нераздражённость.
The Pāṭimokkha also contains a number of rules imposing penalties on behaving improperly when one is being admonished formally or informally: Sg 12 for being difficult to admonish in general, Pc 12 for being evasive or refusing to answer when being formally questioned (see below), Pc 54 for being disrespectful to one's accuser or to the rule one is being accused of breaking, and Pc 71 for finding excuses for not following a particular training rule. ¶ В Пахимокхе также содержится ряд правил, предусматривающих наказание за неправильное поведение монаха, когда его увещевают официально или неофициально: Sg 12, если он неуступчив в целом, Pc 12, если во время официального допроса он отвечает уклончиво или отказывается отвечать (см. ниже), Pc 54, если он действует неуважительно по отношению к обвинителю или к правилу, в нарушении которого его обвиняют, и Pc 71, если он ищет оправдания своему несоблюдению определённого правила обучения. ¶
If both sides act in good faith and without prejudice, accusations of this sort are easy to settle on an informal basis. Если обе стороны действуют добросовестно и без предубеждений, обвинения такого рода легко урегулировать неофициально.
If an accusation can't be settled informally, it should be taken to a meeting of the Community so that the group as a whole may pass judgment. Если обвинение не может быть урегулировано в неофициальном порядке, оно должно быть принято к рассмотрению на собрании Общины, таким образом, чтобы решение могла вынести вся группа.
The procedures for this sort of formal meeting will be discussed under the aniyata and adhikaraṇa-samatha rules. Процедуры такого рода официального собрания будут обсуждаться в разделах, посвящённым правилам Анията и Адхикарана-Саматха.
If the issue is to be brought up at a Community meeting for the uposatha, there are extra procedures to be followed, which are discussed in BMC2, Chapter 15. Если вопрос должен быть поднят на собрании Общины во время Упосатхи, имеются дополнительные процедуры, которые необходимо соблюдать, описанные в BMC, том 2, глава 15.
If the issue is to be brought up at the Invitation at the end of the Rains, the procedures to be followed are discussed in BMC2, Chapter 16. Если вопрос будет поднят на собрании во время Павараны, процедуры, которым необходимо следовать, обсуждаются в BMC том 2, глава 16.
Abuse of the system. Злоупотребление системой.
As shown in the origin story to this rule, a bhikkhu making a charge against another bhikkhu might be acting out of a grudge and simply making up the charge. Как показано в истории происхождения этого правила, монах, предъявляющий обвинение против другого монаха, может действовать из-за обиды и просто сфабриковать обвинение.
This rule and the following one cover cases where the made-up charge is that the other bhikkhu has committed a pārājika. Данное правило и следующее за ним охватывают случаи, когда монах фабрикует обвинение другого монаха в нарушении класса параджика.
Pc 76 covers cases where the made-up charge is that he has broken a less serious rule. ¶ Pc 76 охватывает случаи, когда фабрикуется обвинение в нарушении менее серьезного правила. ¶
The full offense under this rule involves four factors. ¶ Полное нарушение, согласно этому правилу, включает в себя четыре фактора. ¶
1) Object: The other bhikkhu is regarded as ordained. ¶ 1) Объект: другой монах, считающийся полноправным монахом. ¶
2) Perception: One perceives him to be innocent of the offense one is charging him with. ¶ 2) Понимание: монах воспринимает его невиновным в совершении нарушения, в котором обвиняет его. ¶
3) Intention: One wants to see him expelled from the Saṅgha. ¶ 3) Намерение: монах хочет видеть другого монаха исключённым из Сангхи. ¶
4) Effort: One makes an unfounded charge in his presence that he is guilty of a pārājika offense. ¶ 4) Усилие: монах делает необоснованное обвинение в его присутствии, что тот виновен в нарушении класса параджика. ¶
Object. Объект.
The definition of this factor — the other bhikkhu is regarded as ordained — may sound strange, but it comes from the K/Commentary, which apparently extended the principle expressed in the factor of perception, explained below, that if one perceives the bhikkhu as innocent of the charge one is making, the fact of whether he is actually innocent is irrelevant to the offense under this rule. Определение этого фактора – "другой монах, считающийся полноправным монахом" может звучать странно, но оно происходит из Канкха Витарани, в котором, очевидно, расширен принцип, описанный для фактора восприятия, объясненного ниже, что, если некто воспринимает монаха как невинно обвинённого, факт того, действительно ли он невиновен, не имеет отношения к нарушению данного правила.
In the same way, the K/Commentary seems to be reasoning, if one perceives the bhikkhu to be a bhikkhu, the fact of whether he is actually a bhikkhu is irrelevant to this offense. Точно так же, Канкха Витарани, по-видимому, обосновывает, что, если некто воспринимает монаха как монаха, факт того, действительно ли он является монахом, не имеет отношения к этому нарушению.
The K/Commentary makes this point for a reason: In normal cases the object of this rule will be an innocent bhikkhu, but there may be cases where a bhikkhu has actually committed a pārājika offense that no one knows about; instead of disrobing, he acts as if he were still a bhikkhu, and everyone else assumes that he still is. Канкха Витарани делает это по следующей причине: в обычных случаях объектом этого правила будет невинный монах, но могут быть случаи, когда монах фактически совершил нарушение класса параджика, о котором никто не знает; вместо того, чтобы оставить монашество, он действует так, как будто все еще является монахом, и все остальные продолжают считать так же.
Yet even a "bhikkhu" of this sort would fulfill this factor as far as this rule is concerned. ¶ Но даже такой "монах" будет соответствовать этому фактору в отношении данного правила. ¶
For example, Bhikkhu X steals some of the monastery funds, but no one knows about it, and he continues to act as if he were a bhikkhu. Например, монах X крадет что-то из монастырских запасов, но никто не знает об этом, и он продолжает действовать, как если бы он был монахом.
Bhikkhu Y later develops a grudge against him and makes an unfounded charge that he has had sexual intercourse with one of the monastery supporters. Позже монах Y затаивает обиду против него и делает необоснованное обвинение в том, что тот имел половые сношения с одним из прихожан монастыря.
Even though X is not really a bhikkhu, the fact that people in general assume him to be one means that he fulfills this factor. ¶ Даже если X не является в действительности монахом, тот факт, что люди в целом считают его таковым, будет означать, что фактор выполняется. ¶
Perception. Понимание.
If one perceives the bhikkhu one is charging with a pārājika offense to be innocent of the offense, that is enough to fulfill this factor regardless of whether the accused is actually innocent or not. Если некто воспринимает монаха, которого он обвиняет в параджике, как невиновного в данном нарушении, этого достаточно, чтобы данный фактор был выполнен, независимо от того, действительно ли обвиняемый невиновен или нет.
To make an accusation based on the assumption or suspicion that the accused is not innocent entails no offense. ¶ Выдвинуть обвинение, основанное на предположении или подозрении, что обвиняемый не является невиновным, не влечет за собой нарушения. ¶
Intention. Намерение.
The wording of the training rule suggests that this factor would have to be fulfilled by impulse — aversion — together with motive — desiring the other bhikkhu's expulsion — but the Vibhaṅga consistently conflates these two sub-factors under motive. Формулировка правила обучения предполагает, что этот фактор должен быть выполнен в порыве антипатии, вместе с мотивом – желанием изгнания другого монаха, но Вибханга последовательно объединяет эти два подфактора в один мотив.
Thus all that is needed to fulfill this factor is the desire to see the other bhikkhu expelled. Таким образом, все, что необходимо для выполнения этого фактора, - желание увидеть другого монаха изгнанным.
If one's motive is simply to insult him, the Vibhaṅga says that one's actions would come under Pc 2. If one's motive is both to see him expelled and to insult him, one incurs both a saṅghādisesa and a pācittiya. Если монах желает просто оскорбить другого монаха, Вибханга говорит, что такие действия будут подпадать под Pc 2. Если желает одновременно и увидеть его изгнанным, и оскорбить, то он берет на себя как сангхадисесу, так и пачиттию.
The texts do not explicitly mention this point, but it would appear that if one has a strange sense of humor and is making the false charge as a joke with no intention of being insulting or taken seriously, one's actions would come under Pc 1. ¶ В текстах явно не упоминается этот момент, но как представляется, что, если у кого-то столь странное чувство юмора и он выдвигает ложное обвинение в шутку, не намереваясь оскорбить или быть воспринятым всерьез, то его действия будут подпадать под Pc 1. ¶
According to the Vibhaṅga, confessing one's aversion simply means admitting that the charge was empty or false. Согласно Вибханге, признание своей антипатии означает просто признать, что обвинение было пустым или ложным.
Thus the level of malice impelling one's desire to see the other bhikkhu expelled need not be severe: If one wants to see him expelled just for the fun of it, that would fulfill the factor of intention here. ¶ Таким образом, уровень злобы, побуждающий к желанию увидеть другого монаха изгнанным, не обязательно должен быть серьёзным: если некто хочет видеть его изгнанным лишь ради своего удовольствия, это выполнит фактор намерения. ¶
Effort. Усилие.
The act covered by this rule is that of making an unfounded charge of a pārājika in the accused's presence. Действие, охватываемое этим правилом, заключается в том, чтобы выдвинуть необоснованное обвинение в параджике в присутствии обвиняемого.
Whether one makes the charge oneself or gets someone else to make it, the penalty is the same. Делает ли некто это сам или поручает кому-то еще – наказание будет одинаковым.
If that "someone else" is a bhikkhu and knows the charge is unfounded, he too incurs the full penalty. ¶ Если этот "кто-то" также является монахом и знает, что обвинение является необоснованным, он тоже берет на себя полное нарушение. ¶
The Vibhaṅga defines an unfounded charge as one having no basis in what has been seen, heard, or suspected. Вибханга определяет необоснованное обвинение как такое, которое не основано на чём-либо увиденном, услышанном или подозреваемом.
In other words, the accuser has not seen the accused committing the offense in question, nor has he heard anything reliable to that effect, nor is there anything in the accused's behavior to give rise to any honest suspicion. ¶ Другими словами, обвинитель не видел обвиняемого в момент совершения нарушения, о котором идет речь, и не слышал ничего надежного на этот счет, и нет ничего в поведении обвиняемого, что могло бы вызвать какие-либо подозрения. ¶
Seeing and hearing, according to the Commentary, also include the powers of clairvoyance and clairaudience one may have developed through meditation. В понятия "видеть" и "слышать", согласно комментарию, также входит использование способностей ясновидения и яснослышания, которые, возможно, развились с помощью медитации.
Thus if one charges X with having committed a pārājika offense on the basis of what one has seen clairvoyantly, this would not be an unfounded charge, although one should be careful to make clear from the very beginning what kind of seeing the charge is based on. ¶ Таким образом, если некто обвинил X в совершении нарушения класса параджика на основании того, что он видел в видениях, это не считалось бы необоснованным обвинением, хотя некто должен быть осторожным, с самого начала ясно понимая, на какого рода видении основано обвинение. ¶
If there is some basis in fact, but one changes the status of the evidence, the penalty is the same. Если основания на самом деле есть, но некто подменил статус доказательства, наказание такое же.
Changing the status means, e. g. , saying that one saw something when in actuality one simply heard about it or suspected it, or that one saw it clearly when in actuality one saw it indistinctly. Подмена статуса означает, что некто утверждает, например, что видел что-либо, когда в действительности он только слышал об этом или подозревал, или утверждает, что видел это ясно, хотя в действительности видел нечетко.
An example from the Commentary: Bhikkhu X goes into a grove to relieve himself. Пример из Комментария: монах X идёт в рощу, чтобы справить нужду.
Ms. Y goes into the same grove to get something there. Госпожа Y идёт по какой-то причине в ту же рощу.
One sees them leaving the grove at approximately the same time — which could count as grounds for suspicion — but one then accuses Bhikkhu X, saying that one actually saw him having sex with Ms. Y. Некто видит их покидающими рощу примерно одновременно, что может считаться основанием для подозрений, но некто обвиняет монаха X, утверждая, что на самом деле видел, как тот занимался сексом с госпожой Y.
This would count as an unfounded charge. Это будет считаться необоснованным обвинением.
Another example: In the dark of the night, one sees a man stealing something from the monastery storehouse. Другой пример: ночью в темноте некто видит какого-то человека, крадущего что-то с монастырского склада.
He looks vaguely like Bhikkhu Z, but one can't be sure. Он выглядит неопределенно, похож на монаха Z, но некто не может быть уверен.
Still, one firms up one's accusation by saying that one definitely saw Z steal the item. Тем не менее, некто подкрепляет своё обвинение, говоря, что точно видел, как монах Z украл предмет.
Again, this would count as an unfounded charge. ¶ Опять же, это будет считаться необоснованным обвинением. ¶
The Commentary states that for an unfounded charge to count under this rule, it must state explicitly (a) the precise act the accused supposedly committed (e.g., having sexual intercourse, getting a woman to have an abortion) or (b) that the accused is guilty of a pārājika, or (c) that the accused is no longer a true bhikkhu. В комментарии говорится, что для необоснованного обвинения в соответствии с этим правилом необходимо или (a) чётко указать точное действие, предположительно совершенное обвиняемым (например, имевший место половой акт, вынудивший женщину сделать аборт) или (б) заявить, что обвиняемый является виновным в параджике, или (с) заявить, что обвиняемый уже не является истинным монахом.
If one simply says or does something that might imply that the accused is no longer a bhikkhu — e. g. , refusing to show him respect in line with his seniority — that does not yet count as a charge. Если некто просто говорит или делает что-то, что может означать, что обвиняемый уже не монах, например, отказывает ему в проявлении почтения согласно его старшинству - это еще не считается обвинением.
The Commentary adds that charging a bhikkhu with having committed an equivalent or derived pārājika, as discussed in the conclusion to the preceding chapter, would fulfill this factor as well. Комментарий добавляет, что обвинение монаха в совершении нарушения, эквивалентного параджике или производного от неё, как говорилось в заключении к предыдущей главе, также выполнило бы этот фактор.
For instance, if one makes an unfounded charge accusing Bhikkhu A of having killed his father before his ordination, that would constitute a full offense here. Например, если некто необоснованно обвиняет монаха А в убийстве своего отца до его посвящения в монахи, это будет считаться полным нарушением.
The Vibhaṅga makes no mention of these equivalent pārājikas under this rule, but the Great Standards can be used to justify their inclusion here. ¶ Вибханга не упоминает эти эквиваленты параджик в данном правиле, но Великие Стандарты могут быть использованы для обоснования их включения сюда. ¶
All of the charges given as examples in the Vibhaṅga are expressed directly to the accused — "I saw you commit a pārājika offense," "I heard you commit a pārājika offense" — and the Commentary concludes from this that the full offense occurs only when one makes the charge in the accused's presence, in line with the pattern for admonition discussed above. Все обвинения, приведенные в качестве примеров в Вибханге, высказываются непосредственно обвиняемому: "Я видел, что Вы совершили нарушение класса параджика", "Я слышал, что Вы совершили нарушение класса параджика", - и Комментарий, исходя из этого, делает вывод, что полное нарушение происходит только тогда, когда некто предъявляет обвинение в присутствии обвиняемого в соответствии с рассмотренной выше моделью увещевания.
To make an unfounded charge behind the accused's back, it states, incurs a dukkaṭa. ¶ Он также утверждает, что необоснованное обвинение за спиной обвиняемого влечёт за собой дуккату. ¶
There is nothing in the Vibhaṅga to indicate that the Commentary is wrong here, aside from the consideration that — because the charge is unfounded — it could entail a pācittiya for deliberate lying. В Вибханге нет ничего, что указывало бы на то, что Комментарий в данном случае ошибается, кроме того, что, поскольку обвинение необоснованно, оно может повлечь за собой пачиттию за преднамеренную ложь.
Some people, however, have objected to the Commentary's position here, saying that a dukkaṭa or even a pācittiya is a very light penalty for backhanded character assassination. Некоторые, однако, возражают против позиции Комментария, говоря, что дукката или даже пачиттия - очень мягкое наказание за скрытый подрыв репутации.
Nevertheless, we should remember that the correct procedures for making an accusation require that an earnest charge be made in the presence of the accused. Тем не менее, мы должны помнить, что правильные процедуры выдвижения обвинения требуют, чтобы серьёзное обвинение выдвигалось в присутствии обвиняемого.
If a bhikkhu spreads gossip about another bhikkhu, accusing him of having committed a pārājika, he should be asked whether he has taken up the matter with the accused. Если монах распространяет сплетни о другом монахе, обвиняя его в том, что тот совершил параджику, его нужно спросить, обсуждал ли он уже это дело с обвиняемым.
If he hasn't, he should be told to speak to the accused before he speaks to anyone else. Если нет, то ему нужно сказать, чтобы он поговорил с обвиняемым, прежде чем говорить кому-то еще.
If he says that he doesn't feel qualified or that he fears the accused will retaliate, he should be told to take the matter up with the bhikkhus who will be responsible for calling a meeting of the Community. Если он говорит, что не чувствует себя квалифицированным или, что он боится, что обвиняемый будет мстить, ему следует посоветовать рассмотреть дело с монахом, который будет отвечать за созыв собрания Общины.
If he refuses to do that, he shouldn't be listened to. ¶ Если он откажется это сделать, его не следует слушать. ¶
For some reason, the Commentary maintains that a charge made in writing does not count, although a charge made by gesture — e. g. , pointing at the accused when one is asked who committed the pārājika — does. По какой-то причине в Комментарии утверждается, что обвинение, сделанное в письменной форме, не засчитывается, хотя обвинение, сделанное жестом, например, когда некто указывает на обвиняемого, когда его спрашивают, кто совершил параджику, засчитывается.
Perhaps in those days written charges were regarded as too cowardly to take seriously. ¶ Возможно, в те времена письменные обвинения считались слишком трусливыми, чтобы воспринимать их всерьез. ¶
The rule seems to require that the accuser confess that he was acting out of depraved impulses, although the Vibhaṅga states that this means simply that he admits the charge was a lie. Правило, похоже, требует, чтобы обвинитель сознался, что действовал из порочных побуждений, хотя Вибханга утверждает, что это просто означает признание им того, что обвинение было ложным.
The Commentary states further that here the rule is showing the point where the rest of the Community knows that the bhikkhu making the charge is guilty of a saṅghādisesa: He actually committed the offense when he made the charge. ¶ В Комментарии далее говорится, что здесь правило указывает на тот момент, когда остальная часть Общины знает, что монах, выдвигающий обвинение, виновен в сангхадисесе: он фактически совершил нарушение, выдвинув обвинение. ¶
The K/Commentary adds "result" as a further factor to the offense under this rule, saying that the accused must immediately understand the charge — but nothing in the Vibhaṅga supports this added factor. ¶ Kанкха Витарани добавляет "результат" в качестве дополнительного фактора нарушения в соответствии с этим правилом, говоря, что обвиняемый должен сразу понять обвинение, но Вибханга никак не подтверждает этот дополнительный фактор. ¶
Whether anyone actually believes the charge is not a factor here. ¶ Верит ли кто-нибудь на самом деле обвинению - здесь не является фактором. ¶
Non-offenses. Поступки, не являющиеся нарушениями.
If one understands the accused to be guilty of a pārājika and accuses him honestly on the basis of what one has seen, heard, or suspected, then — regardless of whether he is guilty or not — one has not committed an offense. Если некто полагает обвиняемого виновным в параджике и искренне обвиняет его на основании того, что видел, слышал или подозревает, то, независимо от того, виноват ли тот или нет, некто не совершает нарушение.
Even in a case such as this, though, one incurs a dukkaṭa if making the charge without asking leave of the accused, and a pācittiya if making the charge so as to insult him. ¶ Однако даже в таком случае, если некто предъявляет обвинение, не спрашивая разрешения обвиняемого, он берёт на себя дуккату, и пачиттию, если он предъявляет обвинение, чтобы оскорбить его. ¶
Summary: Making an unfounded charge to a bhikkhu that he has committed a pārājika offense, in hopes of having him disrobed, is a saṅghādisesa offense. ¶ Резюме: выдвижение необоснованного обвинения в нарушении класса параджика монаху, в надежде, что он оставит монашество, - является нарушением класса сангхадисеса. ¶
<<Назад
Правило 7. Несогласованное строительство большого жилища
Оглавление Далее>>
Правило 9. Ложное обвинение в параджике (2)

Редакция перевода от 19.10.2017 16:45