Комментарий к строфе 347 - история монахини Кхемы (khemātherīvatthu)

Опубликовано khantibalo от 2 августа, 2018 - 17:11

Будда обращает супругу короля Бимбисары, очарованную своей красотой. Затем он приводит её к архатству.

Отображение колонок
Английский E.W. Burlingame
Русский московская община
<<Назад
Комментарий к строфе 113 - история монахини Патачары (paṭācārātherīvatthu) DhpA 8.12
Оглавление Далее>>
Комментарий к строфе 150 - история монахини Нанды (janapadakalyāṇī rūpanandātherīvatthu)
Пали - CST Английский - E.W. Burlingame Русский - московская община Комментарии
5. Khemātherīvatthu ¶ XXIV. 5. Beauty is but Skin-Deep 01 ¶ История монахини Кхемы ¶
Ye rāgarattāti imaṃ dhammadesanaṃ satthā veḷuvane viharanto khemaṃ nāma rañño bimbisārassa aggamahesiṃ ārabbha kathesi. ¶ They that are dyed with lust ... This religious instruction was given by the Teacher while he was in residence at Veḷuvana with reference to Khemā, chief consort of King Bimbisāra. ¶ "Те, кто очарован страстью" и т.д. - это наставление по Дхамме было прочитано Учителем в Велуване по отношению к Кхеме, главной супруге царя Бимбисары. ¶
Sā kira padumuttarapādamūle patthitapatthanā ativiya abhirūpā pāsādikā ahosi. Khemā, we are told, as the result of an Earnest Wish which she made at the feet of the Buddha Padumuttara, was exceedingly beautiful and fair to look upon. В результате устремления, якобы сделанного у ног Будды Падумуттары, она обладала невероятной красотой и очарованием.
"Satthā kira rūpassa dosaṃ kathetī"ti sutvā pana satthu santikaṃ gantuṃ na icchi. But she had heard it said that the Teacher found fault with beauty of form, and therefore refrained from entering his presence. Но услышав, что Учитель объясняет недостатки [телесной] красоты, она не желала приближаться к нему.
Rājā tassā rūpamadamattabhāvaṃ ñatvā veḷuvanavaṇṇanāpaṭisaṃyuttāni gītāni kāretvā naṭādīnaṃ dāpesi. The king, knowing that she was drunk with the intoxication of her own beauty, caused songs to be composed in praise of Veḷuvana, and had these songs turned over to actors. Царь [Бимбисара], зная, сколь сильно она была опьянена собственной красотой, приказал сочинить песни, восхваляющие Велувану и велел артистам и прочим исполнять их во дворце.
Tesaṃ tāni gāyantānaṃ saddaṃ sutvā tassā veḷuvanaṃ adiṭṭhapubbaṃ viya asutapubbaṃ viya ca ahosi. As Khemā listened to the songs sung by these singers, Veḷuvana seemed to her like a place she had never seen before or heard of before. Услышав эти песни, Велувана для Кхемы стала казаться [интересным] местом, которое она никогда ранее не видела и о котором не слышала.
Sā "kataraṃ uyyānaṃ sandhāya gāyathā"ti pucchitvā, "devī, tumhākaṃ veḷuvanuyyānamevā"ti vutte uyyānaṃ gantukāmā ahosi. “What grove are you singing about? ” she asked the singers. “Your majesty, we are singing about your own Grove Veḷuvana,” they replied. Forthwith she desired to go to the Grove. "О какой роще вы поете?" - спрашивала она певцов. "Ваше величество, мы поём о Вашей роще Велувана", - отвечали они. Так у неё возникло желание отправиться в эту рощу.
Satthā tassā āgamanaṃ ñatvā parisamajjhe nisīditvā dhammaṃ desentova tālavaṇṭaṃ ādāya attano passe ṭhatvā bījamānaṃ abhirūpaṃ itthiṃ nimmini. The Teacher, knowing that she was coming, created, even as he sat in the midst of the Congregation, preaching the Law, the phantom of a woman of surpassing beauty, standing at his side and fanning him with a palmyra fan. Учитель, зная, что царица Кхема отправилась к нему, восседая среди собрания монахов и обучая их Дхамме, создал подле себя образ-видение женщины изумительной красоты, обмахивающей его веером из пальмовых листьев.
Khemā, devīpi pavisamānāva taṃ itthiṃ disvā cintesi – "sammāsambuddho rūpassa dosaṃ kathetīti vadanti, ayañcassa santike itthī bījayamānā ṭhitā, nāhaṃ imissā kalabhāgampi upemi, na mayā īdisaṃ itthirūpaṃ diṭṭhapubbaṃ, satthāraṃ abhūtena abbhācikkhanti maññe"ti cintetvā tathāgatassa kathāsaddampi anisāmetvā tameva itthiṃ olokayamānā aṭṭhāsi. When Queen Khemā entered and saw that woman, she thought to herself, “I have always been told that the Supremely Enlightened One finds fault with beauty of form. But here in his presence stands a woman fanning him. I {4.58} do not come even within a sixteenth part of her beauty. Indeed, I have never seen so beautiful a woman before. They misrepresent the Teacher, I doubt not. ” And hearing not even the sound of the Teacher’s voice as he preached the Law, she stood there, her gaze riveted on that woman. Явившись, царица Кхема увидела эту женщину и подумала: "Мне все говорили, что Постигший в совершенстве объясняет недостатки [телесной] красоты. Но вот вблизи его стоит женщина, обмахивающая его веером. Я не обладаю и каплей такой красоты. В самом деле, я никогда ранее не видела такую прекрасную женщину. Полагаю, они исказили слова Учителя о красоте". Так Кхема стояла, не отрывая глаз от прекрасного зрелища, и даже не слышала Татхагату, в то время как он проповедовал Дхамму. kalabhāgampi - ? bhāga - это "часть". Вот как объясняется "не стоит и 16 части": https://www.theravada.su/translations/Comments/52627 здесь числительн...
Все комментарии (1)
Satthā tassā tasmiṃ rūpe uppannabahumānataṃ ñatvā taṃ rūpaṃ paṭhamavayādivasena dassetvā heṭṭhā vuttanayeneva pariyosāne aṭṭhimattāvasānaṃ katvā dassesi. The Teacher, noticing how much she thought of this phantom, transformed the phantom from a woman of youth and beauty into a decrepit old woman, in the manner related above, showing her finally as a mere bag of bones. Учитель, заметив, сколько она думает о созданном им видении, уже объяснявшимся выше способом показал Кхеме, как эта молодая и прекрасная женщина старится, превращаясь в дряхлую старуху, а в конце и вовсе обращается в мешок с костями.
Khemā taṃ disvā "evarūpampi nāmetaṃ rūpaṃ muhutteneva khayavayaṃ sampattaṃ, natthi vata imasmiṃ rūpe sāro"ti cintesi. Khemā, seeing her, reflected, “In but a moment a form even so beautiful as this has attained decay and death. Verily there is no reality in this [30.226] material form!” "В одно мгновение столь прекрасное тело состарилось и умерло. Воистину, нет ничего особенного в красоте!" - пришло на ум Кхеме.
Satthā tassā cittācāraṃ oloketvā, "kheme, tvaṃ 'imasmiṃ rūpe sāro atthī'ti cintesi, passa dānissa asārabhāva"nti vatvā imaṃ gāthamāha – ¶ The Teacher perceived the course of her thoughts and said to her, “Khemā, you falsely think, ‘There is reality in beauty of form. ’ Behold now the unreality thereof!” So saying, he pronounced the following Stanza, ¶ Поняв её мысли, Учитель обратился к ней: "Кхема, ты думала: "В красоте тела что-то есть". Узри, что нет в ней ничего особенного!". И после чего он произнёс следующие строфы: ¶ Я думаю это соответствует нашему выражению "что-то в этом есть", которое мы используем, признавая ценность или особенность вещи. В противном случае мы...
Все комментарии (2)
"Āturaṃ asuciṃ pūtiṃ, passa kheme samussayaṃ; ¶ Khemā, behold this aggregation of elements, diseased, impure, decaying, ¶ "Кхема, узри эту кучу элементов, больную, нечистую, разлагающуюся, ¶
Uggharantaṃ paggharantaṃ, bālānaṃ abhipatthita"nti. (apa. therī 2.2.354); ¶ Trickling and oozing, desired of simpletons. ¶ Сочащуюся и текущую, глупцами желаемую". ¶
Sā gāthāpariyosāne sotāpattiphale patiṭṭhahi. At the conclusion of the Stanza Khemā was established in the Fruit of Conversion. Когда была прочитана эта строфа, Кхема укрепилась в плоде вхождения в поток.
Atha naṃ satthā, "kheme, ime sattā rāgarattā dosapaduṭṭhā mohamūḷhā attano taṇhāsotaṃ samatikkamituṃ na sakkonti, tattheva laggantī"ti vatvā dhammaṃ desento imaṃ gāthamāha – ¶ Then said the Teacher to her, “Khemā, living beings here in the world, dyed with lust, corrupted with hatred, deluded with delusion, cannot cross the stream of their own craving, but stick fast therein. ” And preaching the Law, he pronounced the following Stanza, ¶ Затем Учитель добавил: "Кхема, эти живые существа очарованы страстью, испорчены отвращением, спутаны неведением, не могут пересечь поток собственной жажды, а лишь сильнее прилипают к нему". Проповедуя Дхамму он зачитал следующую строфу: ¶
347."Ye rāgarattānupatanti sotaṃ, ¶ 347. They that are dyed with lust follow the stream of the passions ¶ Те, что очарованы страстью, следуют за потоком ¶
Sayaṃ kataṃ makkaṭakova jālaṃ; ¶ As a spider runs down the web he has spun for himself. ¶ Как паук [бегает] по сделанной им паутине. ¶
Etampi chetvāna vajanti dhīrā, ¶ Wise men, by cutting this bond and going forth from the world, ¶ Отсекая это мудрые идут. ¶
Anapekkhino sabbadukkhaṃ pahāyā"ti. ¶ Win freedom from desire and leave behind all suffering. ¶ Без желаний они отринули все страдания. ¶
Desanāvasāne khemā arahatte patiṭṭhahi, mahājanassāpi sātthikā dhammadesanā ahosi. At the conclusion of the lesson Khemā was established in Arahatship; the multitude also profited by the lesson. По окончании наставления Кхема укрепилась в архатстве. Это наставление по Дхамме было полезно для многих людей.
Satthā rājānaṃ āha – "mahārāja, khemāya pabbajituṃ vā parinibbāyituṃ vā vaṭṭatī"ti. Said the Teacher to the king, “Great king, Khemā ought either to retire from the world or to pass into Nibbāna.” Тогда Учитель произнес царю: "Великий Царь, Кхема должна либо покинуть мирскую жизнь, либо совершить окончательное освобождение [скончаться]".
Bhante, pabbājetha naṃ, alaṃ parinibbānenāti. The king replied, “Reverend Sir, admit her to the Order; as for Nibbāna, never!” Царь ответил: "Почтенный, пусть она отрешится от мира, не надо окончательного освобождения!".
Sā pabbajitvā aggasāvikā ahosīti. ¶ She retired from the world and became one of the Teacher’s foremost female lay disciples. ¶ Так Кхема покинула мирскую жизнь и стала одной из самых выдающихся учениц. ¶
Khemātherīvatthu pañcamaṃ. ¶ Это пятая история - о монахине Кхеме. ¶
Tattha makkaṭakova jālanti yathā nāma makkaṭako suttajālaṃ katvā majjhe ṭhāne nābhimaṇḍale nipanno pariyante patitaṃ paṭaṅgaṃ vā makkhikaṃ vā vegena gantvā vijjhitvā tassa rasaṃ pivitvā puna gantvā tasmiṃyeva ṭhāne nipajjati, evameva ye sattā rāgarattā dosapaduṭṭhā mohamūḷhā sayaṃkataṃ taṇhāsotaṃ anupatanti, te taṃ samatikkamituṃ na sakkonti, evaṃ duratikkamaṃ. Здесь "как паук по паутине" означает, что подобно тому, как паук, сделавший сеть из нитей, и лежащий в центральном месте в середине круга, к попавшему на край кузнечику или мухе быстро прибежав, выпивает её сок и снова идёт и ложится в том самом месте [в середине], так и те существа, что очарованы страстью, испорчены отвращением и спутаны неведением, следуют за созданным ими самими потоком жажды. Они не могут его пересечь, настолько трудно он пересекаем.
Etampi chetvāna vajanti dhīrāti paṇḍitā etaṃ bandhanaṃ chetvā anapekkhino nirālayā hutvā arahattamaggena sabbadukkhaṃ pahāya vajanti, gacchantīti attho. "Отсекая это мудрые идут" - мудрые, разрубив эти узы, став "без желаний" бездомными, отринув все страдания путём архатства они идут.
<<Назад
Комментарий к строфе 113 - история монахини Патачары (paṭācārātherīvatthu) DhpA 8.12
Оглавление Далее>>
Комментарий к строфе 150 - история монахини Нанды (janapadakalyāṇī rūpanandātherīvatthu)

Редакция перевода от 26.08.2018 21:14