Комментарий к строфам 21-23 (фрагмент) - как Чанда Паджджота получил пять средств передвижения (sāmāvatīvatthu)

Опубликовано khantibalo от 18 апреля, 2018 - 10:38

Фрагмент комментария ко 2 главе Дхаммапады, рассказывающий о происхождении строф, зачитываемых монахами в благодарность за подношения.
Полностью история здесь:
https://www.ancient-buddhist-texts.net/English-Texts/Buddhist-Legends/0…

Отображение колонок
Английский E.W. Burlingame
Русский московская община
<<Назад
Комментарий к 41 строфе - история монаха Путигатта Тиссы (pūtigattatissattheravatthu) - PTS DhPA 1.319
Оглавление Далее>>
Комментарий к 109 строфе - история юноши Аюваддханы (āyuvaḍḍhanakumāravatthu)
Пали - CST Английский - E.W. Burlingame Русский - московская община Комментарии
So kira rājā anuppanne buddhe ekassa issarassa upaṭṭhāko ahosi. It seems that before the appearance in the world of the present Buddha, the king had been the servitor of a certain ruler. В прошлые времена, до появления в мире Будды Готамы, царь Чанда Паджджота был слугой некоего правителя.
Athekadivasaṃ issare bahinagaraṃ gantvā nhatvā āgacchante eko paccekabuddho nagaraṃ piṇḍāya pavisitvā sakalanagaravāsīnaṃ mārena āvaṭṭitattā ekaṃ bhikkhāmpi alabhitvā yathādhotena pattena nikkhami. Now one day as this ruler was returning from his bath outside of the city, a certain Private Buddha who had entered the city to receive alms came out with his bowl clean as it had been washed, having received not a single morsel of food by reason of the evil influence of Māra over all the residents of the city. В один из дней, когда тот правитель возвращался из купальни, расположенной за пределами города, некий пачекабудда, ходивший в город за подаянием, повстречался ему, неся с собой пустой сосуд для еды, столь чистый, словно только что вымытый, по причине того, что он не смог получить ни одного комка еды из-за чар Злого Мары, охватившего умы всех жителей города.
Atha naṃ nagaradvāraṃ pattakāle māro aññātakavesena upasaṅkamitvā, "api, bhante, vo kiñci laddha"nti pucchi. Indeed when the Private Buddha reached the gate of the city, Māra approached him in disguise and asked him, “Reverend Sir, did you receive anything?” Когда пачекабудда приблизился к городским воротам, Мара приблизился к нему, изменив свой облик, и спросил его: "Достопочтенный, получил ли ты что-нибудь [в качестве подаяния]?"
"Kiṃ pana me tvaṃ alabhanākāraṃ karī"ti? “But have you made it possible for me to receive anything?” "Зачем же ты сделал, чтобы я ничего не получил?" - ответил пачекабудда Маре. Думаю, это более правильный перевод, чем написали на англ и дальше он говорит "больше так не буду".
Все комментарии (1)
"Tena hi nivattitvā puna pavisatha, idāni na karissāmī"ti. “Well then, turn back and go in again. Now I will make it possible for you to receive alms.” "Ну, что ж, коли так, то вернись и попробуй снова. Больше так не буду делать".
"Nāhaṃ puna nivattissāmī"ti. “I will not go back again.” "Я не вернусь" - отвечал пачекабудда.
Sace hi nivatteyya, puna so sakalanagaravāsīnaṃ sarīre adhimuñcitvā pāṇiṃ paharitvā hasanakeḷiṃ kareyya. Had the Private Buddha returned, Māra would once more have taken possession of the bodies of all the residents of the city and would have subjected him to the embarrassment of hand-clapping and rude laughter. Он ответил так, понимая, что стоит ему вернуться, как Мара вновь овладеет телами жителей города и заставит их хлопать в ладоши и насмехаться [над ним].
Paccekabuddhe anivattitvā gate māro tattheva antaradhāyi. Паччекабудда не пошёл обратно [в город] и удалился, а Мара исчез в том самом месте. Похожая история есть в комментарии к 15 главе Дхаммапады, где Будда после такой же истории восклицает "будем питаться радостью как сияющие божества" :...
Все комментарии (1)
Atha so issaro yathādhoteneva pattena āgacchantaṃ paccekabuddhaṃ disvā vanditvā, "api, bhante, kiñci laddha"nti pucchi. Now when this ruler saw the Private Buddha returning with his bowl clean as it had been washed, he asked him, “Reverend Sir, did you receive anything?” Тогда правитель того города увидел пачекабудду, несущего с собой чистый как будто вымытый сосуд для еды, и спросил его: "Достопочтенный, получил ли ты подаяние?"
"Caritvā nikkhantamhāvuso"ti. “I have gone my round and am coming out, brother.” "Я обошел дома и теперь возвращаюсь, о друг" - отвечал пачекабудда.
So cintesi – "ayyo, mayā pucchitaṃ akathetvā aññaṃ vadati, na kiñci laddhaṃ bhavissatī"ti. The ruler thought to himself, “His reverence does not answer the question I asked him, but tells me something I did not ask about. It must be that he failed to receive anything.” Тогда правитель подумал следующее: "Достопочтенный не дал мне ответа на вопрос, а высказал то, о чем я его не спрашивал. Должно быть это из-за того, что ему не удалось ничего получить".
Athassa pattaṃ olokento tucchaṃ disvā gehe bhattassa niṭṭhitāniṭṭhitabhāvaṃ ajānanatāya sūro hutvā pattaṃ gahetuṃ avisahanto "thokaṃ, bhante, adhivāsethā"ti vatvā vegena gharaṃ gantvā "amhākaṃ bhattaṃ niṭṭhita"nti pucchitvā, "niṭṭhita"nti vutte taṃ upaṭṭhākaṃ āha – "tāta, añño tayā sampannavegataro nāma natthi, sīghena javena bhadantaṃ patvā 'pattaṃ me, bhante, dethā'ti vatvā pattaṃ gahetvā vegena ehī"ti. The ruler looked at his bowl and saw that it was empty. Not knowing whether the food in his house was ready or not, and therefore, brave though he was, not daring to take his bowl, he said, “Wait a moment, Reverend Sir. ” So saying, he went home quickly and asked, “Is our food ready? ” Receiving the answer that it was ready, he said to his servitor, “Friend, there is no one possessed of greater speed than you. Make the greatest possible speed, and when you reach his reverence, say to him, ‘Reverend Sir, give me your bowl,’ and then take his bowl and return to me. ” Правитель взглянул в сосуд для еды пачекабудды и заметил, что он пуст. Не зная готова ли еда во дворце или нет, а потому не осмелившись взять сосуд пачекабудды, хотя и был он храбрым, правитель произнес: "Прошу подожди, Достопочтенный" И сказав так, он поспешил во дворец и спросил у слуги: "Готова ли еда?" Получив ответ, что еда готова, он обратился к своему слуге: "Друг, нет никого быстрее тебя. Прошу отправляйся со всей возможной поспешностью к Достопочтенному и попроси его передать сосуд для сбора еды. Заполучив сосуд поспеши назад ко мне".
So ekavacaneneva pakkhanditvā pattaṃ gahetvā āhari. At the mere word of his master the servitor set out, obtained the bowl, and brought it back. С полуслова слуга немедленно отправился в путь и вернулся к правителю с сосудом для еды пачекабудды.
Issaropi attano bhojanassa pattaṃ pūretvā "imaṃ sīghaṃ gantvā ayyassa sampādehi, ahaṃ te ito pattiṃ dammī"ti āha. ¶ The ruler filled the bowl with his own food and said, “Convey this to his reverence with all speed. I make over to you the merit of this action.” ¶ Правитель наполнил сосуд своей едой и вручил его слуге со словами: "Поспеши передать это Достопочтенному. Все заслуги от этого поступка я передаю тебе". ¶
Sopi taṃ gahetvā javena gantvā paccekabuddhassa pattaṃ datvā pañcapatiṭṭhitena vanditvā, "bhante, 'velā upakaṭṭhā'ti ahaṃ atisīghena javena āgato ca gato ca, etassa me javassa phalena yojanānaṃ paṇṇāsasaṭṭhisatavīsasatagamanasamatthāni pañca vāhanāni nibbattantu, āgacchantassa ca me gacchantassa ca sarīraṃ sūriyatejena tatthaṃ, tassa me phalena nibbattanibbattaṭṭhāne āṇā sūriyatejasadisā hotu, imasmiṃ me piṇḍapāte sāminā patti dinnā, tassā me nissandena tumhehi diṭṭhadhammassa bhāgī homī"ti āha. The servitor went quickly, gave the bowl to the Private Buddha, saluted him with the Five Rests, and said to him, “Reverend Sir, the time is short. I went and returned with the greatest possible speed. As the fruit of this speed, may I obtain the five conveyances able to travel fifty, sixty, a hundred, and a hundred and twenty leagues a day respectively. As I returned and went, my body was heated by the rays of the sun. As the fruit of this, in the various places where I shall be reborn, may I possess authority equal to the power of the rays of the sun. My master has made over to me the merit of this alms. In consequence of this may I be a partaker of the Truth you have seen.” Слуга быстро достиг пачекабудды, передал ему полный сосуд, выразил ему почтение пятью частями тела и произнес: "Достопочтенный, услышав "времени мало", я пришел и вернулся так скоро, как только мог. В качестве плода за проворность пусть я обрету пять средств передвижения, способных преодолевать пятьдесят, шестьдесят, сто и сто двадцать йоджан в день соответственно. Пока я бегал туда и обратно, мое тело опалялась лучами солнца. В качестве плода за это, в каких бы местах я ни был перерожден, пусть я обладаю мощью как у лучей солнца. Мой господин передал мне заслугу от своего подношения. В качестве плода этого, пусть я стану сопричастен той Истине, что ты обрел в этой жизни".
Paccekabuddho "evaṃ hotū"ti vatvā – ¶ The Private Buddha said, “So be it,” ¶ Пачекабудда молвил: "Да будет так". ¶
"Icchitaṃ patthitaṃ tuyhaṃ, sabbameva samijjhatu; ¶ May all you’ve wished and prayed for come out well; ¶ "Пусть всё, что вы пожелали и захотели, исполнится; ¶ Монахи зачитывают эти две строфы в сокращённом виде в качестве одной.
Все комментарии (1)
Sabbe pūrentu saṅkappā, cando pannaraso yathā.(dī. ni. aṭṭha. 2.95 pubbūpanissayasampattikathā; a. ni. aṭṭha. 1.1. 192); ¶ May all your aspirations be fulfilled, even as the moon at the full. ¶ Пусть все ваши устремления будут исполнены [столь же полно] как луна в полнолуние. ¶
"Icchitaṃ patthitaṃ tuyhaṃ, khippameva samijjhatu; ¶ May all you’ve wished and prayed for come out well; ¶ Пусть всё, что вы пожелали и захотели, исполнится; ¶
Sabbe pūrentu saṅkappā, maṇijotiraso yathā"ti[2]. – ¶ May all your aspirations be fulfilled, as by the jewel Dew of Light. ¶ Пусть все ваши устремления исполнятся, как будто [сработал] камень желаний[2]. ¶ Драгоценный камень, исполняющий желания
Все комментарии (1)
Anumodanaṃ akāsi. - and returned thanks in these Stanzas. Таким благопожеланием ответил пачекабудда.
Paccekabuddhānaṃ kira idhāva dve gāthā anumodanagāthā nāma honti. С того времени эти две строфы стали называться строфами благопожелания паччекабудд.
Idaṃ tassa pubbacaritaṃ. This was the king’s deed in a previous state of existence. Таков был поступок царя в его прошлом существовании.
So etarahi caṇḍapajjoto ahosi. He was now Caṇḍa Pajjota, Сейчас он стал Чанда Паджджотой, по поводу транслитерации есть аргумент из статьи из Википедии о пали https://en.wikipedia.org/wiki/Pali#General_rules "Many assimilations of one...
Все комментарии (4)
Tassa ca kammassa nissandena imāni pañca vāhanāni nibbattiṃsu. and in consequence of this deed he came to possess these five conveyances. и в соответствии со своей прошлой заслугой, он обладал этими пятью средствами передвижения.
Athekadivasaṃ rājā uyyānakīḷāya nikkhami. Now one day the king went out to amuse himself in the garden. И тогда в один из дней, царь отправился в сад для развлечения.
Uteno "ajja palāyitabba"nti mahantāmahante cammapasibbake hiraññasuvaṇṇassa pūretvā kareṇukāpiṭṭhe ṭhapetvā vāsuladattaṃ ādāya palāyi. “Now’s the time to flee,” thought Udena. So he filled several big leather sacks with gold and silver coins, placed the sacks on the back of the female elephant, assisted Vāsuladattā to mount, and away they went. "Настало время бежать!" - подумал Удена. Потому он наполнил несколько больших кожаных мешков золотыми и серебряными монетами, расположил те мешки на спине слонихи, помог Васуладатте взобраться на спину слонихи и вместе они пустились в бегство.
Antepurapālakā palāyantaṃ taṃ disvā gantvā rañño ārocesuṃ. The harem guards saw what was happening and went and told the king. Дворцовая стража увидела, что они бежали, и поспешила доложить об этом царю.
Rājā "sīghaṃ gacchathā"ti balaṃ pahiṇi. The king sent out a force in pursuit. “Go quickly,” said he. "Быстрее, в погоню!" - приказал царь и послал следом войско.
Uteno balassa pakkhandabhāvaṃ ñatvā kahāpaṇapasibbakaṃ mocetvā pātesi, manussā kahāpaṇe uccinitvā puna pakkhandiṃsu. When Udena perceived that a force had set out in pursuit, he opened a sack of gold and scattered the coins along the way. His pursuers stopped to pick up the coins and then hurried along. Когда Удена увидел преследователей, он открыл один из мешков с золотом и рассыпал монеты по пути. Войско остановилось и солдаты принялись собирать монеты, лишь после этого они поспешили вновь отправиться в погоню.
Itaro suvaṇṇapasibbakaṃ mocetvā pātetvā nesaṃ suvaṇṇalobhena papañcentānaññeva bahi nivuṭṭhaṃ attano khandhāvāraṃ pāpuṇi. Then he opened a sack of silver and scattered the coins along the way. While his pursuers delayed because of their greed for silver, Udena reached his own stockade built without the city. Тогда Удена рассыпал мешок с серебром. И пока его преследователи были заняты тем, что жадно сгребали монеты с земли, он сумел достичь своего лагеря. stockade built without the city - интересно откуда это уточнение? в словаре khandhāvāra - это лагерь, который может быть укреплённым (частоколом - sto...
Все комментарии (1)
Atha naṃ āgacchantaṃ disvāva attano balakāyo parivāretvā nagaraṃ pavesesi. When his men saw him coming, they surrounded him, and escorted him back to Kosambi. Когда его люди заметили спешащего к ним государя, они окружили его и сопроводили в город.
So patvāva vāsuladattaṃ abhisiñcitvā aggamahesiṭṭhāne ṭhapesīti. When he arrived there, he sprinkled Vāsuladattā and raised her to the rank of chief consort. Прибыв в свой дворец, Удена окропил Васуладатту [в знак бракосочетания] и сделал ее своей главной супругой.
Ayaṃ vāsuladattāya uppatti. ¶ Такова история Васуладатты. ¶ Досл. "так она стала Васуладаттой" (=главной супругой)
Все комментарии (1)
2. Tattha jotirasoti sabbakāmadadaṃ maṇiratanaṃ vuccati. 2. Здесь исполняющим желания называется драгоценный камень, исполняющий все желания.
<<Назад
Комментарий к 41 строфе - история монаха Путигатта Тиссы (pūtigattatissattheravatthu) - PTS DhPA 1.319
Оглавление Далее>>
Комментарий к 109 строфе - история юноши Аюваддханы (āyuvaḍḍhanakumāravatthu)

Редакция перевода от 09.06.2018 23:49

Комментарии

Эта история приведена в составе большой истории о Царе Удене с целью объяснить, откуда у царя Чанды Паджджоты появилась столь быстрая слониха, которой воспользовался царь Удена во время своего бегства из плена.
Сама история царя Удены начинается с истории его рождения: его мать, когда она была беременной, унесла гигантская хищная птица на вершину горы, царевна сумела отогнать хищника, но тут же разродилась и не могла спуститься вниз вместе с ребенком. Ей помог отшельник (бывший правитель дальнего города). Понимая свою зависимость от расположения отшельника царевна соблазнила его и стала его женщиной. Вскоре отшельник узнал, что муж царевны - царь Косамби Парантапа скончался, та стала печалиться, что ее сын не сможет унаследовать престол. Отшельник подарил царевичу Удене волшебную лютню, что досталась ему в дар от его товарища, тоже отшельника, что жил на соседней горе, а когда скончался, переродился в мире богов. Лютня должна была отгонять слонов, если знать особые заклинания. С помощью лютни молодой царевич Удена во главе огромного войска и огромного стада боевых слонов смог добиться признания его царем Косамби.
Далее история переключается на Гхосаку, от которого семь раз отказывались родители, по причине того, что он один раз намеревался оставить собственного сына из-за голода. В итоге его ждала счастливая концовка - свадьба на богатой и очень умной невесте, огромное богатство от казначея Косамби и должность казначея при царе Удене. Узнав о том, что приемный отец семь раз пытался убить его, он взял на себя обет избегать впредь беспечности и поддерживать нуждающихся.
Дальше история рассказывает о Самавати будущей женой царя Удены. Она родилась в семье богатого казначея далекого города, который был другом казначея Гхосаки. В том городе случилась чума и казначей со своей семьей бежал в Косамби, однако уже прибыв на место ее отец и мать скончались. Дочь удочерил управитель дома милосердия, что построил казначей Гхосака. Когда Гхосака узнал о Самавати, то он удочерил ее и поселил в своем доме. Вскоре царь Удена увидел Самавати и потребовал от казначея отдать ему дочь, Гхосака отказался, за что лишился дома и всех богатств, но Самавати уговорила приемного отца согласиться на уступку - царь должен был взять Самавати и всю ее свиту во дворец, Удена согласился и сделал Самавати своей главной супругой.
Затем история переходит к Васуладатте - другой супруге царя Удены. Васуладатта была дочерью царя Чанды Паджджоты. Тот царь из зависти к царю Удене (что у того был лучший сад), хитростью смог похитить Удену (с помощью механического слона, которого Удена не смог зачаровать волшебной лютней). Удена согласился поведать заклинания лютни только тому, кто поклонится ему, Чанда не смог доверить эту тайну никому, кроме своей дочери и он устроил так, что Удена обучал заклинанию Васуладатту, но не знал, кто она (сказал, что она горбунья, а дочери сказал, что Удена - прокаженный). Но так случилось, что Удена и Васуладатта увидели друг друга и влюбились, их "учеба" длилась долго. Удена пообещал дочери Чанды жениться на ней, если она организует его побег, Васуладатта воспользовалась очень быстрой слонихой, что была у ее отца (заслуга за быстрое подношение пищи пачекабудде в прошлой жизне), и они вместе смогли бежать в Косамби. Там Удена сдержал свое слово и сделал Васуладатту главной женой.
Третьей главной женой царя Удены была Магандия. Она была единственной дочерью в семье брахмана, столь прекрасной, что он отказывался отдавать ее за кого-либо замуж, считая всех женихов недостойными ее. Однажды Будда Готама увидел, что отец и мать Магандии могут обрести плод анагами и отправился в их город. Едва увидев Будду, отец Магандии узрел признаки великого человека и утвердился в мысли, что вот достойный жених для дочери, но Будда вместо того, чтобы принять дочь в жены или отказаться от нее прочел проповедь отцу и матери Магандии (о том, как его соблазняли дочери Мары после пробуждения, и что тело лишь мешок с фекалиями и мочой). От силы этого наставления отец и мать обрели плод анагами. Но Магандия люто возненавидела Благословенного и поклялась отомстить за свой "позор". Отец и мать передали дочь на содержание ее дяде и стали отшельниками. Дядя же сосватал красавицу племянницу царю Удене.
В это время три казначея Косамбии (среди них и Гхосака) поддерживали большую группу аскетов, что каждый год проводили сезон дождей в их домах, но однажды на пути к Косамби аскеты повстречали дэва-духа дерева, который накормил и напоил аскетов. Они просили рассказать дэва, что за поступок привел его к столь могущественному перерождению, он очень стеснялся -ведь поступок был ничтожным: будучи простым работником, он трудился на Анатхапиндику и вот в упосатху он ушел работать в лес и вернулся к вечеру, где увидел, что ужин был приготовлен только для него одного и никто больше не ел. Узнав, что сегодня упосотха, он отказался от приема пищи и утвердился в желании соблюсти хотя бы остаток упосотхи, соблюдая 8 правил, но живот его скрутило от голода. Анатхапиндика предложил ему лекарства (4 сладких разрешенных лекарства), но он отказался и к утру умер. За счет этой заслуги он и обрел рождением дэвом-духом дерева. Аскеты услышали от дэва слово Будда и решили отправиться к Учителю, но сперва позвать с собой казначеев, что помогали им все эти годы. Казначеи также решили навестить Будду и отправились с караваном подарков в Саватхи следом за аскетами. Проведя некоторое время в Саватхи, аскеты обрели монашеский облик и стали архатами, а казначеи обрели плод вхождения в поток. Казначеи пригласили Будду в Косамби и построили для него три монастыря. Будда прибыл к ним и проживал в каждом из монастырей по одному дню.
Однажды одна из служанок Самавати, Кхуджджуттара, что ходила к садовнику казначея покупать цветы услышала проповедь Будды и обрела плод вступления в поток, так она стала учить Самавати и ее свиту Дхамме (жены царя не могли покидать дворец). Об этом прознала Магандия и решила настроить царя против Самавати и Будды. Она подкупила бродяг, чтобы те обзывали Будду на улицах, она обманула царя, заставив поверить, что Самавати отказывается готовить для царя (живых петухов), но готова готовить для Будды (мертвых петухов). Наконец она подсунула змею в гарем Самавати, обставив это так, будто та хотела погубить царя.
В гневе Удена схватил свой лук и пустил отравленную стрелу в грудь Самавати, но та не испытывала гнева или страха, а лишь посылала безмерную любовь к своему мужу, отчего стрела развернулась и ударила в грудь самого Удена.
Испугавшись такого чуда, он рухнул перед Самавати на колени и просил дать ему прибежища, та молвила, что прибежище следует искать не в ней, а в Будде.
Уверовав в силу Будды, царь Удена пригласил его во дворец и семь дней подносил милостыню и подаяния Будде и Сангхе, а также, по просьбе Самавати, позволил ему посещать свой дворец и учить Дхамме всякого, кто готов её услышать. Будда сказал, что не может каждый день присутствовать во дворце и попросил Ананду посещать дворец и давать проповеди. (после одной из проповедей Ананда получил неисчислимое количество ткани для новых одеяний, потому что ни один дар не шел впустую и достигал своей цели).
Магандия приказала своему дяде запереть Самавати и ее свиту в палатах и поджечь дом. Пока они горели, ученицы Благословенного продолжали медитировать и часть из них достигла плода сакадагами, а часть анагами, что подтвердил Будда, когда его о том спросили монахи. Когда же монахи стали обсуждать сколь ужасна была смерть ученицы Будды, Будде, чтобы объяснить каммическую причину произошедшего, пришлось рассказать историю прошлой жизни Самавати и ее наложниц - в прошлой жизни они пытались сжечь пачекабудду: после купания в реке, они пытались согреться - нашли большой стог травы и поджгли его, а внутри него сидел в медитации пачекабудда, когда они увидели, что внутри стога сидит пачекабудда, которого почитал их царь, они стали таскать хворост и древесину, чтобы окончательно сжечь его тело, дабы царь не узнал об этом их проступке. Но пачекабудда был в медитации прекращения чувствования и восприятия, поэтому огонь не повредил ему и спустя семь дней, он вышел из этого состояния и отправился по своим делам. Из-за этого их проступка эти женщины многие тысячи лет варились в аду, но этим не окупился их проступок, поэтому многие следующие жизни их дома горели и сами они сгорали в своих домах.
Царь Удена хитростью заставил Магандию сознаться в своем преступлении и пообещал великую награду ей и ее родственникам за то, что та "спасла царя от покушения на его жизнь". Огромная толпа родичей и просто чужаков, что пожелали получить награду, явились на праздник, что подготовил для них царь.
Только ждала их мучительная смерть - он приказал врыть всех по пояс в землю и закидать соломой, после чего поджог ее, а оставшиеся тела измельчил с помощью пашни. Саму же Магандию он подверг еще более ужасной пытке: отрезал по кусочкам части ее тела, жарил их в масле и заставлял ее есть свое же мясо.
Также в истории рассказывается прошлая жизнь послушницы Кхуджджуттары, объясняющая почему она была горбатой, почему мудрой, почему достигла плода вступления в поток и почему была служанкой: горбатой она стала, потому что изобразила ради шутки, как один из пачекабудд ходил сгорбившись; мудрой и знающей типитаку наизусть она стала за то, что подарила пачекабуддам браслеты из слоновьей кости, чтобы они использовали их в качестве подставки для своих мисок, когда еда была слишком горячей, чтобы держать миску в руке; достигла вхождения в поток - за то, что прислуживала пачекабуддам; а служанкой - за то, что она попросила одну бхиккуни передать ей корзину, так, словно та была ее служанкой. Бхиккуни, понимая, что выполнив эту просьбу женщины, та переродится служанкой в одной из следующих жизней, из сострадания передала всё же ей корзину, ведь если бы бхиккуни это не сделала, то женщина бы переродилась в аду, за ту злобу и обиду, что она бы испытала к бхиккуни.
Завершается история строфами Дхаммапады, сказанной Буддой в отношении Самавати и Магандии, что Магандия, хоть и прожила дольше, но была уже мертвой, а Самавати, хоть и умерла, но оставалась живой:

Серьёзность - путь к бессмертию. Легкомыслие - путь к смерти. Серьёзные не умирают. Легкомысленные подобны мертвецам.
Отчетливо понимая это, мудрые - серьёзны. В серьёзности они черпают радость. На ниве благородных радуются они.
Вдумчивые, упорные, всегда стойкие и мудрые, они достигают нирваны, свободной от привязанностей и несравненной.

Уточнение перевода стихов:
Небеспечность - путь к бессмертию, беспечность - путь к смерти.
Небеспечные не умирают, а беспечные подобны мертвецам.

Отчётливо понимая это - мудрые не беспечны.
Они радуются небеспечности. На пастбище благородных торжествуют они.

Старательно медитирующие, постоянно прикладывающие усилия
они соприкасаются с Ниббаной, свободной от оков, несравненной.