Глава 1. Патимоккха

Опубликовано khantibalo от 25 мая, 2017 - 11:25
Отображение колонок
русский kheminda
<<Назад
Введение
Оглавление Далее>>
Глава 2. Нахождение под опекой
english - Thanissaro bhikkhu русский - kheminda Комментарии
The Pāṭimokkha is available to us in several recensions, some in Indic languages, others in Tibetan or Chinese translations. Патимоккха доступна нам в нескольких редакциях, в одних на индийских языках, в других в тибетских или китайских переводах.
However, of the Indic recensions, only one — the Pali — is still a living tradition, recited fortnightly and put into practice by Theravādin bhikkhus throughout the world. Тем не менее, из индийских изданий только одна - палийская - все еще является живой традицией, декламируемой каждые две недели, и практикуемой тхеравадинскими монахами по всему миру.
This is the recension translated and explained in this book. ¶ Это просмотренный и исправленный текст переведенный и объясненный в этой книге. ¶
The meaning of the term pāṭimokkha is a matter of conjecture. Значение термина pāṭimokkha является предметом предположения.
According to the Mahāvagga it means "the beginning, the head (or entrance — mukha), the foremost (pamukha) of skillful qualities" (Mv.II.3.4). Согласно Махавагге она означает «начало, заголовок (или вход - мукха), главное (памукха) из благих качеств» (Mv.II.3.4).
The term serves as the name not only of the basic code of training rules, but also of a sermon in which the Buddha enumerated the basic principles common to the teachings of all Buddhas: "The non-doing of all evil, the performance of what is skillful, and the purification of one's mind: This is the Buddhas' message" (Dhp.183). Этот термин не только служит названием для основного кодекса правил обучения, но также и для проповеди, в которой Будда перечислил основные принципы, общие для учений всех Будд: «Неделание всего зла, совершение благого, и очищение ума: таково послание Будд "(Дхп.183).
Thus whatever the etymology of the term pāṭimokkha, it denotes a set of principles basic to the practice of the religion. ¶ Таким образом, какой бы ни была этимология термина pāṭimokkha, она обозначает набор принципов, основных для практики этой религии. ¶
The basic code of training rules for bhikkhus, in its Pali recension, contains 227 rules divided into eight sections in accordance with the penalty assigned by each rule: pārājika, defeat; saṅghādisesa, formal meeting; aniyata, indefinite; nissaggiya pācittiya, forfeiture and confession; pācittiya, confession; pāṭidesanīya, acknowledgement; sekhiya, training; and adhikaraṇa-samatha, settling of issues. Основной кодекс правил обучения для бхикшу в его палийской редакции содержит 227 правил, разделенных на восемь разделов в соответствии с наказанием, назначаемым каждым правилом: параджика, поражение; сангхадисеса, официальное собрание; анията, неопределенное; ниссаггия пачиттия, конфискация и признание; пачиттия, признание; патидесания, подтверждение; секхия, обучение; и адхикарана-саматха, разрешение ситуаций.
The following chapters will discuss the precise meanings of these terms. ¶ В следующих главах будут обсуждаться точные значения этих терминов. ¶
Three of these terms, though, do not denote penalties. Однако, три из этих терминов, однако, не подразумевают наказаний.
The aniyata rules give directions for judging uncertain cases; the sekhiya rules simply say, "(This is) a training to be followed," without assigning a particular penalty for not following them; and the adhikaraṇa-samatha rules give procedures to follow in settling issues that may arise in the Community. Правила анията дают указания для оценки неопределенных случаев; правила секхия просто говорят: «(Это) тренировка, которой нужно следовать», не назначая особого наказания за не следование им; и правила адхикарана-саматхи содержат процедуры, которые необходимо соблюдать при решении вопросов, которые могут возникнуть в Сообществе.
Thus there are only five types of penalty mentioned in the Pāṭimokkha rules themselves, ranging from permanent expulsion from the Community to simple confession in the presence of another bhikkhu. Таким образом, в самих правилах патимоккхи упоминается только пять видов наказаний: от постоянного изгнания из общины до простого признания в присутствии другого бхиккху.
None of the penalties, we should note, involve physical punishment of any kind. Следует отметить, что ни одно из наказаний не предусматривает каких-либо физических наказаний.
And we should further note that the purpose of undergoing the penalties is not somehow to absolve one from guilt or to erase any bad kamma one may incur by breaking the rules. И мы должны также отметить, что целью подвержения наказаниям не является освобождение человека от вины или стирание любой плохой каммы, которую можно на себя навлечь, нарушив правила.
Rather, the purpose is both personal and social: to strengthen one's resolve to refrain from such behavior in the future, and to reassure one's fellow bhikkhus that one is still serious about following the training. ¶ Скорее, цель и личная, и социальная: укрепить решимость воздерживаться от такого поведения в будущем и заверить своих коллег-бхиккху в том, что все еще серьезно относишься к обучению. ¶
In addition to the penalties directly mentioned in the rules, there are also penalties derived from the rules by the Vibhaṅga and commentaries. В дополнение к наказаниям, прямо упомянутым в правилах, есть также наказания, полученные из правил Вибханги и комментариев.
These derived penalties deal with two sorts of cases: 1) A bhikkhu tries to commit an action mentioned in one of the rules, but the action for one reason or another does not reach completion (e.g., he tries to kill a person, but the person doesn't die). Эти производные наказания касаются двух видов случаев: 1) Бхиккху пытается совершить действие, упомянутое в одном из правил, но действие по той или иной причине не достигает завершения (например, он пытается убить человека, но человек не умирает).
2) A bhikkhu commits an action not directly covered in any rule, but similar to one that is (e.g., he strikes an unordained person, which is not directly covered in a rule, while the act of striking a bhikkhu is). ¶ 2) Бхиккху совершает действие, которое не подпадает непосредственно под действие какого-либо правила, но похоже на действие, которое подпадает (например, он наносит удар по не рукоположенному лицу, которое непосредственно не подпадает под действие правила, в то время как действие удара по бхиккху подпадает). ¶
Penalties of this sort, when derived from the pārājika and saṅghādisesa rules, include thullaccaya (grave offense) and dukkaṭa (wrong doing); those derived from the nissaggiya pācittiya, pācittiya, and pāṭidesanīya rules — except for the rule against insults — include only the dukkaṭa. Наказания такого рода, вытекающие из правил параджики и сангхадисесы, включают в себя тхуллаччая (серьезное нарушение) и дуккатта (неправильное действие); те, которые вытекают из правил ниссаггия пачиттия, пачиттия и патидесания - за исключением правил против оскорблений - включают только дуккату.
The penalties derived from the rule against insults include dubbhāsita (wrong speech) as well. Наказания, вытекающие из правил против оскорблений, также включают дуббхаситу (неправильную речь).
As for the sekhiya rules, the Vibhaṅga states that to disobey any of them out of disrespect entails a dukkaṭa. Что касается правил секхия, то Вибханга утверждает, что непослушание любому из них, из-за неуважения [к ним], влечет за собой дуккату.
All of these derived penalties may be cleared through confession. ¶ Все эти производные наказания могут быть устранены через признание. ¶
There may, of course, be times when the assigned penalties are not enough to deter an unconscientious bhikkhu from committing an offense repeatedly. Конечно, могут быть случаи, когда назначенных наказаний недостаточно, чтобы удержать недобросовестного бхиккху от повторного совершения нарушения.
In such cases, the Community in which he is living may, if it sees fit, formally impose additional penalties on him as a means of bringing him into line. В таких случаях Сообщество, в котором он живет, может, если сочтет это целесообразным, официально наложить на него дополнительные наказания в качестве средства привлечения его к ответственности.
These transactions range from stripping him of some of the privileges of seniority, to banishment from that particular Community, and on to suspension from the Bhikkhu Saṅgha as a whole. Эти операции варьируются от лишения его некоторых привилегий старшинства до изгнания из этой конкретной общины и вплоть до приостановки в бхиккху сангхе в целом.
In each case the punishment is temporary; if the bhikkhu realizes his errors and mends his ways, the Community is to revoke the act against him and return him to his former status. В каждом случае наказание является временным; если бхиккху осознает свои ошибки и исправляет их, Сообщество должно отозвать акт против него и вернуть ему прежний статус.
These punishments are treated in detail in BMC2, Chapter 20. ¶ Эти наказания подробно рассматриваются в БМК2, главе 20. ¶
Thus, taken as a whole, the Vinaya's system of penalties makes use of three basic principles — confession, forfeiture, and various degrees of ostracism from the Community — as means of enforcing the rules. Таким образом, в целом система наказаний Винаи использует три основных принципа - признание, конфискацию и различные степени остракизма со стороны Сообщества - в качестве средства обеспечения соблюдения правил.
To understand the wisdom of this system, it is important to realize how each of these principles is related to the practice of the Dhamma and the training of the mind. ¶ Чтобы понять мудрость этой системы, важно понять, как каждый из этих принципов связан с практикой Дхаммы и тренировкой ума. ¶
Confession: There are several spots in the discourses (e.g., DN 2, MN 140) where the Buddha states, "It is a cause of growth in the Dhamma and discipline of the noble ones when, seeing a transgression (of one's own) as a transgression, one makes amends in accordance with the Dhamma and exercises restraint in the future." Признание:: в беседах есть несколько мест (например, ДН 2, МН 140), где Будда заявляет: «Это причина роста в Дхамме и дисциплине благородных, когда, видя нарушение (своё) как нарушение, он исправляется в соответствии с Дхаммой и впредь тренируется сдерживаться . "
From the context each time the Buddha makes this statement, it is clear that "makes amends" means confessing one's mistakes. Из контекста становится ясно, что каждый раз, когда Будда делает это утверждение, «исправляется» означает признается в своих ошибках.
In another passage (MN 61), the Buddha informs his son, Rāhula, that if one sees that one's words or deeds have harmed oneself or others, one should confess them to a knowledgeable companion in the celibate life. В другом отрывке (МН 61) Будда сообщает своему сыну Рахуле, что если кто-то видит, что его слова или поступки причинили вред себе или другим, он должен признаться в них хорошо осведомленному спутнику по безбрачной жизни.
All those who have purified their thoughts, words, and deeds in the past, all those who are doing so in the present, and all those who will do so in the future, he adds, have acted, are acting, and will act in just this way. Все те, кто очистил свои мысли, слова и поступки в прошлом, все те, кто делает это в настоящем, и все те, кто будет делать это в будущем, добавляет он, действовали, действуют и будут действовать таким образом.
In addition, one of the basic requisites for exerting oneself in the practice is that one not be fraudulent or deceitful, and that one declare oneself to one's knowledgeable companions in the celibate life in line with one's actual behavior (AN V.53). Кроме того, одним из основных условий для проявления себя в этой практике, является то, что человек не должен быть мошенником или обманщиком, и чтобы он заявлял о себе своим знающим спутникам по безбрачной жизни в соответствии с действительным поведением (АН 5.53).
Thus a willingness to confess one's misdeeds is an essential factor in progress along the path. ¶ Таким образом, готовность признаться в своих проступках является существенным фактором прогресса на этом пути. ¶
Forfeiture, in most cases, is simply a symbolic adjunct to confession. Конфискация, в большинстве случаев, является просто символическим дополнением к признанию.
One forfeits the object in question, confesses the offense, and then receives the object in return. Он лишается рассматриваемого объекта, признается в нарушени и затем получает объект взамен.
In a few cases, though — where the object is improper for a bhikkhu to use or own — one must break it or forfeit it for good. Однако в некоторых случаях, когда объект не подходит для использования или владения бхиккху, его необходимо сломать или лишиться навсегда.
In these cases, forfeiture serves as a check against greed and as a reminder of two essential principles — contentment with little and modesty — that the Buddha extolled to Mahāpajāpatī Gotamī (AN VIII.53) as absolutely basic to the practice. В этих случаях конфискация служит проверкой против жадности и напоминанием о двух основных принципах - довольстве малым и скромности - о том, что Будда превозносил Махападжапати Готами (АН 8.53) как абсолютно основополагающем для практики.
In particular, AN IV. 28 identifies contentment as one of the basic traditions of the noble ones, the essential culture of the religion as a whole. В частности, АН 4. 28 определяет удовлетворенность в качестве одной из основных традиций благородных , существенных культур религии в целом.
Ostracism: In a famous passage (SN XLV.2), the Buddha tells Ven. Ānanda, "Admirable friendship, admirable companionship, admirable camaraderie is the entirety of the celibate life. Остракизм: в известном отрывке (SN 45.2) Будда говорит дост. Ананде, «Восхитительная дружба, восхитительные товарищеские отношения, восхитительное товарищество - это вся святая жизнь целиком».
When a bhikkhu has admirable people as friends, companions, and comrades, he can be expected to develop and pursue the noble eightfold path." Когда бхиккху имеет замечательных людей в качестве друзей, компаньонов и товарищей, от него можно ожидать развития и следования по благородному восьмеричному пути ».
Thus one of the few things a bhikkhu serious about the practice would naturally fear would be to be ostracized by the well-behaved members of the Community, for that would be a true barrier to his spiritual progress. Таким образом, одна из немногих вещей, к которой бхиккху серьезно относится в практике, естественный страх быть подвергнутым остракизму со стороны хорошо себя ведущих участников Сообщества, поскольку это стало бы настоящим препятствием для его духовного прогресса.
This fear would then help deter him from any action that might entail such ostracism. ¶ Этот страх помог бы удержать его от любых действий, которые могли бы повлечь за собой такой остракизм. ¶
In this way, the Vinaya's system of penalties provides rehabilitation for offenders and deterrence against offenses — with confession the means of rehabilitation, and ostracism the deterrent — growing directly out of principles basic to the practice of the Dhamma. ¶ Таким образом, система наказаний Винаи обеспечивает реабилитацию для правонарушителей и сдерживание от нарушения - с признанием средств реабилитации, а остракизмом в качестве сдерживающего фактора - прямо вытекающего из принципов, лежащих в основе практики Дхаммы. ¶
Offenses. Нарушения.
In analyzing offenses for the purpose of determining penalties, the Vibhaṅga divides an action into five factors: the effort, the perception under which it is made, the intention motivating it, the object at which it is aimed, and the result. Анализируя нарушения с целью определения наказаний, Вибханга делит действие на пять факторов: усилие, восприятие, в соответствии с которым оно совершается, намерение мотивирующее его, объект, на который оно направлено, и результат.
In some of the rules, all five factors play a role in determining what is and is not a full offense. В некоторых правилах все пять факторов играют роль в определении того, что является и не является полным нарушением.
In others, only two, three, or four play a role. В других, только два, три или четыре играют роль.
For example, under the pārājika rule forbidding murder, all five factors have to be present for a full offense: The object has to be a human being, the bhikkhu has to perceive him/her as a living being, he has to have murderous intent, he has to make an effort for the person to die, and the person has to die. ¶ Например, в соответствии с правилом параджики, запрещающим убийство, все пять факторов должны присутствовать для полного нарушения: объект должен быть человеком, бхиккху должен воспринимать его / её как живое существо, у него должно быть намерение убить, он должен приложить усилие, чтобы человек умер, и человек должен умереть. ¶
If any of these factors is missing, the penalty changes. Если какой-либо из этих факторов отсутствует, наказание меняется.
For instance, object: If the bhikkhu kills a dog, the penalty is a pācittiya. Например обьект: если бхиккху убивает собаку, наказание - это пачиттия.
Perception: If he cremates a friend, thinking that the friend is dead, then even if the friend is actually alive but severely comatose, the bhikkhu incurs no penalty. Восприятие: если он кремирует друга, думая, что друг мертв, то даже если друг на самом деле жив, но в коме, бхиккху не подвергается наказанию.
Intention: If he accidentally drops a rock on a person standing below him, he incurs no penalty even if the person dies. Намерение: если он случайно уронит камень на человека, стоящего под ним, он не будет наказан, даже если человек умрет.
Effort: If he sees a person fall into the river but makes no effort to save the person, he incurs no penalty even if the person drowns. Усилие: если он видит, как человек падает в реку, но не предпринимает никаких усилий, для спасения человека, он не понесет никакого наказания, даже если человек утонет.
Result: If he tries to kill a person, but only succeeds in injuring him, he incurs a thullaccaya. ¶ Результат: если он пытается убить человека, но ему удается только ранить его, он навлекает на себя тхуллаччаю. ¶
In some rules, though, the factors of intention, perception, and result do not make any difference in determining offenses. Однако в некоторых правилах факторы намерения, восприятия и результата не имеют никакого значения при определении нарушений.
For example, if a bhikkhu is sleeping alone in a room and a woman comes in and lies down in the room with him, he incurs the pācittiya for lying down in the same lodging as a woman even though his intention was to lie down alone and he was unaware of her presence. Например, если бхиккху спит один в комнате, а женщина входит с ним в комнату и ложится вместе с ним, он подвергается пачиттии за то, что он ложится в то же жилище, что и женщина, хотя его намерением было лежать в одиночестве и он не знал о ее присутствии.
A bhikkhu who drinks a glass of wine, thinking it to be grape juice, incurs the pācittiya for taking an intoxicant all the same. Бхиккху, который выпивает бокал вина, думая, что это виноградный сок, навлекает на себя пачиттию за то, что он все же принял опьяняющее вещество.
A bhikkhu who tries to frighten another bhikkhu incurs a pācittiya regardless of whether the other bhikkhu is actually frightened. ¶ Бхиккху, пытающийся напугать другого бхиккху, навлекает на себя пачиттию в независимости от того, действительно ли другой бхиккху напуган. ¶
Of these factors, intention is the most variable. Из этих факторов намерение является наиболее изменчивым.
Under some rules, it deals simply with the issue of whether the bhikkhu's action was fully deliberate. Согласно некоторым правилам, оно имеет дело просто с вопросом о том, было ли действие бхиккху полностью преднамеренным.
In others, it deals with the impulse, the mental state, e. g. , anger or lust, impelling his action. В других оно имеет дело с импульсом, психическим состоянием, например гнев или похоть, побуждая его действия.
In others, it deals with the immediate aim of this action; in others, with the underlying motive that the immediate aim is intended to serve. В других, оно касается непосредственной цели этого действия; в других - с основным мотивом, которому призвана служить непосредственная цель.
In still others, it deals with combinations of any of these four. ¶ В третьих, оно имеет дело с комбинациями любых из этих четырех. ¶
Another variation is that in rules where a bhikkhu may be put into a passive role in committing an act that would fulfill the factor of effort, the factor of intention is changed to consent: mental acquiescence to the act combined with a physical or verbal expression of that acquiescence. Другой вариант заключается в том, что в правилах, в которых бхиккху может играть пассивную роль в совершении действия, которое будет выполнять фактор усилия, фактор намерения заменяется на согласие: умственное согласие с действием в сочетании с физическим или устным выражением это согласие.
Under some rules, such as the rule against sexual intercourse, simply letting the act happen counts as physical acquiescence even if one lies perfectly still, and the question of whether one incurs a penalty depends entirely on the state of one's mind. Согласно некоторым правилам, таким как правило, запрещающее половые сношения, простое позволение совершить действие считается физическим согласием, даже если человек совершенно неподвижен, и вопрос о том, подвергается ли он наказанию, полностью зависит от состояния его ума.
Under other rules, though — such as the rule against lustful contact with a woman, which includes cases where the woman is the agent making the contact — simply lying still is not enough to count as a physical sign of acquiescence, and even if one consents mentally, say, to a woman's fondling, one would incur a penalty only if one says something or responds with a physical movement to her action. ¶ Однако по другим правилам, таким как правило, направленное против похотливого контакта с женщиной, включающее случаи, когда женщина является агентом, устанавливающим контакт, просто лежать неподвижно недостаточно для физического знака молчаливого согласия, и даже если кто-то соглашается мысленно, скажем, к ласке женщины, он может понести наказание, только если он что-то скажет или ответит физическим движением на ее действия. ¶
Because of the many variations possible in the factor of intention, it might be argued that it should be consistently divided into such sub-factors as presence or absence of deliberation, impulse, immediate aim, and motive. Из-за множества возможных вариаций фактора намерения можно утверждать, что его следует последовательно разделять на такие подфакторы, как наличие или отсутствие обдумывания, побуждение, непосредственная цель и мотив.
However, the Vibhaṅga itself is not consistent in distinguishing among these three. Однако сама Вибханга не последовательна в различении этих трех.
Under Pr 3 and Sg 1, for instance, it clearly distinguishes among them, in that impulse and motive play no part in determining the offense in question, whereas deliberation and immediate aim do. Например, в Пр 3 и Сг 1 имеются чёткие различия в том, что импульс и мотив не играют никакой роли в определении рассматриваемого нарушения, в то время как обдумывание и непосредственная цель имеют значение.
Under Sg 8 and 9, however, the impulse — anger — is conflated under motive: the desire to see another bhikkhu expelled from the Saṅgha. В Сг8 и 9 , однако, импульс - гнев - объединяются под мотивацией: желаним увидеть другого бхиккху, изгнанным из Сангхи.
In fact, under most rules the Vibhaṅga does not make a clear distinction among these sub-factors, so it seems artificial to force a consistent distinction throughout. На самом деле, в большинстве правил Вибханга не проводит четкого различия между этими подфакторами, поэтому кажется искусственным проводить последовательное различие во всем.
Thus the approach followed here is to place these considerations under one heading — intention — and to alert the reader to the distinctions among them only when important. ¶ Таким образом, подход, который здесь используется, заключается в том, чтобы поместить эти соображения под одним заголовком - намерение - и предупредить читателя о различиях между ними только тогда, когда они важны. ¶
The factor of effort is basic to every rule and is also used to determine offenses in cases where a bhikkhu intends to break a rule but does not complete the action. Фактор усилий является основным для каждого правила, а также используется для определения правонарушений в случаях, когда бхиккху намеревается нарушить правило, но не завершает действие.
For instance, in the case of stealing, the efforts involved are said to begin when, acting under the intent to steal, a bhikkhu gets dressed and starts walking to the object. Например, в случае кражи предполагаемые усилия начинаются, когда, действуя с намерением украсть, бхиккху одевается и начинает идти к объекту.
With each of these preliminary efforts — literally, with every step — he incurs a dukkaṭa. С каждым из этих предварительных усилий - буквально, с каждым шагом - он подвергается дуккате.
At first glance, this may seem extreme, but when we view his state of mind as having ultimate importance, this system of assigning penalties is appropriate. На первый взгляд, это может показаться экстремальным, но когда мы рассматриваем его душевное состояние в качестве имеющего первостепенное значение, эта система назначения штрафов является подходящей.
Every step intentionally taken toward an offense reinforces an unskillful state of mind; the knowledge that each of these steps incurs an additional offense may help deter a bhikkhu from his original plans. ¶ Каждый шаг, преднамеренно сделанный для совершения нарушения, усиливает неумелое состояние ума; осознание того, что на каждом из этих шагов совершается дополнительное нарушение, может помочь удержать бхикху от его первоначальных планов. ¶
Thus it is important, when reading about each training rule, to pay attention to what role these five factors play in determining the offenses related to the rule. Таким образом, при чтении каждого правила обучения важно обращать внимание на то, какую роль играют эти пять факторов связанных с этим правилом в определении нарушения, .
And, of course, it is important for each bhikkhu to pay attention to all five of these factors in all of his actions to make sure that he does not fall at any time into an offense. И, конечно же, важно, чтобы каждый бхиккху обращал внимание на все пять этих факторов во всех своих действиях, для того чтобы быть уверенным, что он никогда не совершит нарушения.
This is where training in discipline becomes part of the training of the mind leading to Awakening. Именно здесь обучение дисциплине становится частью тренировки ума, ведущей к пробуждению.
A bhikkhu who is mindful to analyze his actions into these five factors, to be alert to them as they arise, and to behave consistently in such a manner that he avoids committing any offenses, is developing three qualities: mindfulness; an analytical attitude toward phenomena in his thoughts, words, and deeds; and persistence in abandoning unskillful qualities and developing skillful ones within himself. Бхиккху, внимательно анализирующий свои действия по этим пяти факторам, с целью чтобы быть внимательным к ним по мере их возникновения и вести себя таким образом последовательно , что бы избегать совершения каких-либо наруушений, развивает три качества: внимательность; аналитическое отношение к явлениям в его мыслях, словах и поступках; и настойчивость в отказе от неумелых качеств и развитии умелых качеств внутри себя.
These are the first three of the seven factors for Awakening, and form the basis for the remaining four: rapture, tranquility, concentration, and equanimity. ¶ Это первые три из семи факторов для Пробуждения, и они составляют основу для остальных четырех: восторг, спокойствие, концентрация и невозмутимость. ¶
Pv. VI. 4, in reviewing the Vibhaṅga's five factors for analyzing offenses, devises a number of categories for classifying offenses, the most important being the distinction between rules carrying a penalty only when broken intentionally through correct perception (sacittaka), and those carrying a penalty even when broken unintentionally or through misperception (acittaka). Пв. VI. 4, при рассмотрении пяти факторов Вибханги для анализа нарушений, разрабатывает ряд категорий для классификации нарушений, наиболее важной из которых является различие между правилами, несущими наказание только в случае преднамеренного нарушения посредством правильного восприятия (сачиттака), и теми, которые несут наказание, даже когда сломано непреднамеренно или из-за неправильного восприятия (ачиттака).
Although it may seem harsh to impose penalties for unintentional actions, we must again reflect on the state of mind that leads to such actions. Хотя может показаться суровым налагать наказания за непреднамеренные действия, мы должны снова подумать о состоянии ума, приводящем к таким действиям.
In some acts, of course, the intention makes all the difference between guilt and innocence. В некоторых действиях, конечно, намерение составляет всю разницу между виной и невиновностью.
Taking an article with intent to return it, for example, is something else entirely from taking it with intent to steal. Например, взятие предмета с намерением вернуть его - это нечто совершенно иное, чем взятие его с целью кражи.
There are, however, other acts with damaging consequences that, when performed unintentionally, reveal carelessness and lack of circumspection in areas where a person may reasonably be held responsible. Однако существуют и другие действия с разрушительными последствиями, которые при непреднамеренном совершении выявляют небрежность и отсутствие осмотрительности в тех областях, где человек может нести разумную ответственность.
Many of the rules dealing with the proper care of Community property and one's basic requisites fall in this category. Многие из правил, касающихся надлежащего ухода за имуществом Сообщества и базовых реквизитов, подпадают под эту категорию.
Except for one very unlikely situation, though, none of the major rules carry a penalty if broken unintentionally, while the minor rules that do carry such penalties may be regarded as useful lessons in mindfulness. ¶ За исключением одной очень маловероятной ситуации, однако, ни одно из основных правил не несет наказания за непреднамеренное нарушение, в то время как второстепенные правила, несущие такие наказания, могут рассматриваться как полезные уроки осознанности. ¶
Another scheme introduced in the ancient commentaries for classifying offenses is the distinction between those that the world criticizes (loka-vajja) and those that only the rules criticize (paṇṇati-vajja). Другая схема, введенная в древних комментариях для классификации преступлений, - это различие между теми, кого критикует мир (лока-ваджья), и теми, кого критикуют только правила (паннати-ваджжа).
The Commentary defines this distinction by saying that the term loka-vajja applies to rules that can be broken only with an unskillful state of mind (i.e., greed, anger, or delusion), whereas paṇṇati-vajja applies to rules that can be broken with a skillful state of mind. Комментарий определяет это различие, говоря, что термин лока-ваджджа применяется к правилам, которые могут быть нарушены только при неумелом состоянии ума (т. е. жадности, гневе или заблуждении), тогда как паннати-ваджджа применяется к правилам, которые могут быть нарушены с помощью умелого состояния ума.
It notes that one way to classify a particular rule under either category is to note how the Buddha changed it if he took the opportunity to amend it. В нем отмечается, что один из способов классификации конкретного правила в каждой из этих категорий состоит в том, чтобы отметить, как Будда изменил его, при использовании возможности изменить его.
If he made the rule more stringent — as in the case of Pr 3, against killing human beings — offenses against the rule are loka-vajja. Если он сделал правило более строгим - как в случае Пр 3, против убийства людей - нарушения против правила - это лока-ваджджа.
If he made the rule more lax — as in the case of Pc 57, against overly-frequent bathing — offenses against the rule are paṇṇati-vajja. ¶ Если он сделал правило более мягким - как в случае с Пч 57, против чрезмерно частых купаний - нарушения против правила - это паннати-ваджджа. ¶
The Vinaya-mukha redefines the terms as follows: ¶ Виная-мукха переопределяет термины следующим образом: ¶
"Some offenses are faults as far as the world is concerned — wrong and damaging even if committed by ordinary people who are not bhikkhus — examples being robbery and murder, as well as such lesser faults as assault and verbal abuse. «Некоторые нарушения являются ошибками в отношении всего мира - неправильными и вредными, даже если совершаются обычными людьми, не являющимися бхиккху - примерами являются грабеж и убийство, а также такие менее серьезные нарушения, как нападение и словесные оскорбления».
Offenses of this sort are termed loka-vajja. Нарушения такого рода называются лока-ваджджа.
There are also offenses that are faults only as far as the Buddha's ordinances are concerned — neither wrong nor damaging if committed by ordinary people; wrong only if committed by bhikkhus, on the grounds that they run counter to the Buddha's ordinances. Есть также нарушения, которые являются ошибками только в том, что касается таинств Будды - ни неправильные, ни вредные, если совершаются простыми людьми; неправильно, только если они совершены бхиккху, на том основании, что они противоречат таинствам Будды.
Offenses of this sort are termed paṇṇati-vajja." ¶ Нарушения такого рода называются паннати-ваджджа ». ¶
Even a cursory glance at the Pāṭimokkha rules will show that many of them deal with the latter sort of offense, and that such offenses concern relatively minor matters. Даже беглый взгляд на правила Патимоккхи покажет, что многие из них имеют дело с последним видом нарушений, и что такие нарушения касаются относительно незначительных вопросов.
The question often arises, then: Why this concern with minutiae? Тогда часто возникает вопрос: почему эта забота о мелочах?
The answer is that the rules deal with social relationships — among the bhikkhus themselves and between the bhikkhus and the laity — and that social relationships are often defined by seemingly minor points of behavior. ¶ Ответ заключается в том, что правила касаются социальных отношений - между самими бхиккху и между бхиккху и мирянами - и что социальные отношения часто определяются кажущимися незначительными точками поведения. ¶
Take, for instance, the rule that a bhikkhu not eat food unless it is handed to him or to a fellow bhikkhu by an unordained person on that day. Возьмем, к примеру, правило, согласно которому бхиккху не должен есть пищу, если она не была вручена ему или товарищу бхиккху человеком не прошедшим упасампаду в тот день.
This rule has wide-ranging ramifications. Это правило имеет широкие последствия.
It means, among other things, that a bhikkhu may not leave human society to lead a solitary hermit's existence, foraging for food on his own. Это означает, помимо прочего, что бхиккху не может покинуть человеческое общество, для ведения существования одинокого отшельника, добывающего пищу самостоятельно.
He must have frequent contact with humanity, however minimal, and in that contact he performs a service to others, even if simply offering them a noble example of conduct and giving them an opportunity to develop the virtue of generosity. У него должен быть частый контакт с человечеством, пусть даже минимальный, и в этом контакте он выполняет служение другим, даже просто предлагая им благородный пример поведения и давая им возможность развить добродетель щедрости.
Many of the other seemingly trivial rules — such as those forbidding digging in the soil and damaging plant life — will reveal, on reflection, implications of a similar scope. ¶ Многие другие, казалось бы, тривиальные правила, такие как те, запрещающие копать в почве и наносить ущерб жизни растений, отражают последствия подобного масштаба. ¶
Thus the extremely detailed nature of the rules cannot be attributed to a strictly legalist temperament. Таким образом, чрезвычайно подробный характер правил не может быть приписан строго законническому темпераменту.
And from what we have seen of the way in which the Buddha formulated the rules — dealing with cases as they arose — there is reason to doubt that he himself wanted them to form an airtight system. И из того, что мы видели о том, как Будда формулировал правила - рассматривая случаи по мере их возникновения - есть основания сомневаться в том, что он сам хотел, чтобы они образовали герметичную систему.
This impression is explicitly borne out by several passages in the Canon. Это впечатление явно подтверждается несколькими отрывками из Канона.
Take, for instance, this discourse: ¶ Взять, к примеру, этот дискурс: ¶
"On one occasion the Blessed One was living in Vesālī, in the Great Wood. «Однажды Благословенный жил в Весали, в Великом Лесу.
Then a certain Vajjian bhikkhu went to him... and said: 'Venerable sir, this recitation of more than 150 training rules comes every fortnight. Затем к нему подошел некий ваджджийский бхиккху ... и сказал: «Почтенный сэр, повторение более 150 правил обучения происходит каждые две недели.
I cannot train in reference to them.' ¶ Я не могу тренироваться в отношении них. ¶
"'Bhikkhu, can you train in reference to the three trainings: the training in heightened virtue, the training in heightened mind, the training in heightened discernment? ' «Бхиккху, можешь ли ты тренироваться в отношении трёх тренировок: в тренировке высшей нравственности, тренировке высшего ума, тренировке высшего различения?»
"'Yes, venerable sir, I can...' ¶ «Да, достопочтенный, я могу ...» ¶
"'Then train in reference to those three trainings... Your passion, aversion, and delusion — when trained in heightened virtue, heightened mind, and heightened discernment will be abandoned. «Тогда тренируйтесь, в отношении этих трёх тренировок ... Ваши страсть, отвращение и заблуждение - когда вы тренируетесь в высшей добродетели, высшем уме и высшем различении, будут отброшены.
You — with the abandoning of passion... aversion... delusion — will not do anything unskillful or engage in any evil.' ¶ Вы - отбросив страсть... отвращение ... заблуждение - не будете делать ничего неумелого или участвовать в каком-либо зле. ¶
"Later on, that bhikkhu trained in heightened virtue... heightened mind... heightened discernment... His passion... aversion... delusion were abandoned... He did not do anything unskillful or engage in any evil." ¶ «Позже, этот бхиккху, обучился высшей нравственности ... высшему уме ... высшему различению ... Его страсть ... отвращение ... заблуждение были оставлены ... Он не делал ничего неумелого и не совершал никакого зла. " ¶
— AN 3.85 ¶ - АН 3.85 ¶
Another discourse with a similar point: ¶ Еще один дискурс с похожей темой: ¶ discourse - в оригинале sutta. я перевожу "наставление", некоторые переводят как "беседа". можно оставить без перевода как "сутта" - всё лучше, чем ко...
Все комментарии (1)
"'Bhikkhus, this recitation of more than 150 training rules comes every fortnight, in reference to which sons of good families desiring the goal train themselves. «Бхиккху, повторение более 150 правил обучения происходит каждые две недели, в отношении них обучаются сыновья из хороших семей, желающие достичь цели.
There are these three trainings under which all that is gathered. Есть эти три тренировки, под которыми все, собираются.
Which three? Какие три?
The training in heightened virtue, the training in heightened mind, the training in heightened discernment... ¶ Тренировка в высшей нравственности, тренировка в высшем уме, тренировка в высшем различении... ¶
"'There is the case, bhikkhus, where a bhikkhu is wholly accomplished in virtue, concentration, and discernment (i.e., is an arahant). «Существует случай, бхиккху, когда бхиккху полностью свершился в нравственности, сосредоточении и различении (то есть является арахантом).
With reference to the lesser and minor training rules, he falls into offenses and rehabilitates himself. В отношении меньших и малых правил обучения, он впадает в нарушения и реабилитируется.
Why is that? И почему?
Because I have not declared that to be a disqualification in these circumstances. Потому что я не объявил их обстоятельствами для дисквалификации
But as for the training rules that are basic to the celibate life and proper to the celibate life, he is one whose virtue is permanent, whose virtue is steadfast. Но что касается правил обучения, являющихся основными для жизни безбрачной и надлежащими для жизни безбрачной, он является тем, чья нравственность постоянна, чья нравственность непоколебима.
Having undertaken them, he trains in reference to the training rules. Осуществив их, он тренируется в отношении правил обучения.
With the ending of (mental) effluents, he dwells in the effluent-free awareness-release and discernment-release, having directly known and realized them for himself right in the here-and-now. ¶ С окончанием (умственных) стоков он пребывает в свободном от стоков осознаном освобождении и различающем освобождении, непосредственно узнав и осознав их для себя прямо здесь и сейчас. ¶
"'Those who are partially accomplished attain a part; those who are wholly accomplished, the whole. «Частично завершившие, достигают части, полностью завершившие, целого.
The training rules, I tell you, are not in vain.'" ¶ Правила обучения, я говорю вам, не напрасны ». ¶
— AN 3.86 ¶ - АН 3.86 ¶
<<Назад
Введение
Оглавление Далее>>
Глава 2. Нахождение под опекой

Редакция перевода от 13.02.2020 19:59