История аскета Патикапутты (pāthikasuttaṃ - ДН24)

Опубликовано khantibalo от 25 октября, 2014 - 18:52

Перевод с английского: Анастасия Ооржак (Акхандха)

Редактор и корректировка по палийскому оригиналу: Кхантибало

В переводе использованы фрагменты Брахмаджала сутты (ДН 1) в переводе А.Я. Сыркина.

<<Назад
Наставление об способах установления памятования - mahāsatipaṭṭhānasuttaṃ (ДН22)
Оглавление Далее>>
Наставление о знании начала - aggaññasuttaṃ (ДН 27)
Перевод Таблица Оригинал
1. Так я слышал. Однажды Благословенный проживал у маллов, в их городе под названием Анупия. Ранним утром Благословенный, одевшись и взяв свою верхнюю накидку и сосуд для пищи, отправился за подаянием в Анупию. Затем он подумал: "Мне слишком рано идти в Анупию за подаянием. Не навестить ли мне отшельника Бхаггаваготту в его уединенном жилище?"

2. И вот Благословенный пришёл в жилище и подошёл к отшельнику Бхаггаваготте. И отшельник Бхаггаваготта сказал: "Проходите, о Благословенный, добро пожаловать, о Благословенный! Наконец-то Благословенный изменил свой путь, чтобы зайти сюда. Садитесь, о Благословенный, сидение приготовлено". Благословенный сел на приготовленное сидение, и Бхаггава взял низкое сидение и сел рядом с ним. Затем он сказал: "Почтенный, несколько дней назад Сунаккхатта из рода Личчхави пришел ко мне и сказал: "Бхаггава, я покинул Благословенного. Я больше ему не подчиняюсь". Это правда, почтенный?
"Это правда, Бхаггава".

3. "Несколько дней назад Сунаккхатта пришел ко мне, поприветствовал меня, сел рядом и сказал: "Почтенный, я покидаю Благословенного, я больше не подчиняюсь Благословенному". Я сказал ему: "Сунаккхатта, разве я когда-либо говорил тебе: "Сунаккхатта, приходи и подчиняйся мне"?
"Нет, почтенный".
"А может быть, ты сам когда-то сказал мне: "Почтенный, я буду подчиняться вам"?
"Нет, почтенный".
"Значит, Сунаккхатта, я не говорил тебе: "Сунаккхатта, приходи и подчиняйся мне" и ты не говорил мне: "Почтенный, я буду подчиняться вам". Раз так, о глупец, кто ты есть и от чего ты отрекаешься? Посмотри, глупец, как ты виноват".

4. "Почтенный, вы не совершили ни одного чуда".
"Разве я когда-то говорил тебе: "Подчиняйся мне, Сунаккхатта, и я буду творить чудеса для тебя"?"
"Нет, почтенный".
"Или, может быть, ты когда-то сказал мне: "почтенный, я буду подчиняться вам, а вы будете творить для меня чудеса"? Комментарий
"Нет, почтенный".
"Значит, получается, Сунаккхатта, что я не говорил: "Сунаккхатта, приходи и подчиняйся мне, я буду творить для тебя чудеса" и ты не говорил мне "Почтенный, я буду подчиняться вам, а вы будете творить для меня чудеса". Раз так, о глупец, кто ты есть и от чего ты отрекаешься? Как ты думаешь, Сунаккхатта, будут ли или нет совершаться чудеса – является ли целью моего обучения Дхамме, привести того, кто практикует её, к полному прекращению страдания?"
"Почтенный, будут ли или нет совершаться чудеса, целью обучения Дхамме почтенным является привести того, кто практикует её, к полному прекращению страдания".
"Итак, Сунаккхатта, будут ли чудеса совершаться или нет, целью моего обучения Дхамме является привести практикующих её к полному прекращению страдания. Зачем тогда нужны чудеса? Посмотри, глупец, как ты виноват".

5. "Почтенный, Вы не раскрыли откуда все вещи берут свое начало".
"Разве я когда-то говорил тебе: "Подчинись мне, Сунаккхатта, и я раскрою тебе, откуда все вещи берут свое начало?"
"Нет, почтенный"
"Разве ты когда-то сказал мне: "почтенный, я буду подчиняться вам, а вы раскроете откуда все вещи берут своё начало"?
"Нет, почтенный"
"Выходит, Сунаккхата, я не говорил тебе: "Подчиняйся мне, Сунаккхатта, и я раскрою откуда все вещи берут своё начало. И ты не говорил мне "почтенный, я буду подчиняться Вам, если Вы раскроете откуда все вещи берут своё начало". Раз так, о глупец, кто ты есть и от чего ты отрекаешься? Как ты думаешь, Сунаккхата, раскрыто ли начало всех вещей, не раскрыто ли начало всех вещей, является ли целью моего обучения Дхамме, привести того, кто практикует её, к полному прекращению страдания?
"Почтенный, раскрыто ли начало всех вещей, не раскрыто ли начало всех вещей, целью обучения Дхамме почтенным является привести того, кто практикует её, к полному прекращению страдания".
"Раз так, Сунаккхата, раскрыто ли начало всех вещей, не раскрыто ли начало всех вещей, целью моего обучения Дхамме является привести того, кто практикует её, к полному прекращению страдания. Раз так, Сунаккхата, зачем тогда нужно раскрывать начало всех вещей? Поскольку это так, то от чего ты отрекаешься, глупец?

6. "Сунаккхатта, ты произносил перед Ваджиянами множество похвал в мой адрес, говоря: "Благословенный действительно является таким: он достойный, постигший в совершенстве, обладающий знанием и [благим] поведением, достигший блага, знаток мира, несравненный проводник мужчин [,подходящих] для обуздания, учитель богов и людей, Будда, благословенный". Так ты восхвалял меня среди Ваджиян.

Ты различными способами восхвалял Дхамму, говоря: "Хорошо разъяснена Благословенным Дхамма, видимая непосредственно, не требующая времени, приглашающая прийти и увидеть, ведущая к цели, может быть самостоятельно испытана мудрыми. ". Так ты восхвалял Дхамму среди Ваджиян.

Ты произносил множество похвал в адрес общины монахов, говоря: "Сообщество (Сангха) учеников Благословенного вступило на хороший путь, сообщество учеников Благословенного вступило на прямой путь, сообщество учеников Благословенного вступило на верный путь, сообщество учеников Благословенного вступило на должный путь, а именно четыре пары, восемь типов личностей. Это сообщество учеников Благословенного заслуживает даров, заслуживает гостеприимства, заслуживает подношений, заслуживает почтительного приветствия, несравненное поле заслуг для мира.". Так ты восхвалял сообщество среди Ваджиян.

И я говорю тебе, Сунакхатта, я заявляю тебе, Сунаккхатта, что будут те, кто скажут: "Сунаккхатта из рода Личчхави оказался неспособен вести целомудренную жизнь под [руководством] отшельника Готамы, и, будучи неспособным к этому, он покинул обучение и вернулся к низшей жизни". Вот что они скажут, Сунаккхатта.

И услышав это, о Бхаггава, Сунаккхатта покинул Дхамму и дисциплину, подобно человеку, приговорённому к аду.

7. Однажды, Бхаггава, я находился в местности народа Тхулу, в одном из их городов, называемом Уттарака. Рано утром я пришел в Уттараку, с сосудом для сбора подаяния и верхней накидкой в руке в сопровождении Сунаккхатты. И в это время нагой отшельник Кораккхаттия, "человек-пёс", ходил на четвереньках, валялся на земле, жевал и ел пищу только ртом. Комментарий Сунакххатта, увидев нагого отшельника Кораккхаттию, "человека-пса", ходящего по земле на четвереньках, валявшегося на земле, жевавшего и евшего пищу только ртом, подумал: "Вот этот отшельник - настоящий Арахант, что ходит на четвереньках, валяется на земле, жуёт и ест пищу только ртом."

И я, познав его мысль в моем собственном сознании, сказал ему: "Глупец, и ты ещё заявляешь, что ты последователь Сакья?"
"Почтенный, почему же вы мне сказали: "Глупец, и ты ещё заявляешь, что ты последователь Сакья?""
"Сунаккхатта, разве ты не подумал, увидев нагого отшельника Кораккхаттию, "человека-пса", ходящего по земле на четвереньках, валявшегося на земле, жевавшего и евшего пищу только ртом: "Вот этот отшельник - настоящий Арахант, что ходит на четвереньках, лежит на земле, жуёт и ест пищу только ртом."?
"Подумал, о почтенный. Почтенный завидует Арахантству других?"
"Я не завидую их Арахантству, глупец! Это лишь в тебе возникло подобное порочное представление. Отбрось его, чтобы не привело оно тебя к страданиям и не принесло вред на долгое время! Этот нагой отшельник Кораккхатия, которого ты считаешь настоящим Арахантом, умрёт через семь дней от несварения, и после смерти он переродится среди асуров Калаканджи, которые являются самым низшим уровнем асуров. И когда он умрет, его бросят на кучу травы бирана на кладбище. Если захочешь, Сунаккхатта, ты сможешь подойти к нему и спросить, знает ли он свою судьбу. И, возможно, он ответит тебе: "Друг мой Сунаккхатта, я знаю мою судьбу. Я переродился среди асуров Калаканджи, низшего уровня асуров".

"Затем, Бхаггава, Сунаккхатта подошел к Кораккхаттии и сказал ему: "предсказал о тебе аскет Готама: нагой аскет Кораккхатия умрёт через семь дней от несварения, и после смерти он переродится среди асуров Калаканджи, которые являются самым низшим уровнем асуров. И когда он умрет, его бросят на кучу травы бирана на кладбище.", добавив: "Впрочем, друг Коракхаттия, очень внимательно относись к тому, что ты ешь и пьешь, так чтобы слова отшельника Готамы оказались ложными!"

8. Затем, Бхаггава, Сунаккхатта был так уверен, что слова Татхагаты окажутся ложными, что он стал отсчитывать каждый из семи дней. Но на седьмой день Кораккхатия умер от несварения, и когда он умер, он переродился среди асуров Калаканджи и его тело бросили на кучу травы бирана на кладбище.

9. Сунаккхата услышал, что Кораккхатия умер от несварения, и его тело бросили на кучу травы бирана на кладбище. Он отправился к куче травы бирана на кладбище, где лежал Кораккхатия, трижды ударил по телу рукой и сказал: "Друг Кораккхатия, ты знаешь свою судьбу?". И Корраккхатия сел и, потерев спину рукой, сказал: "Друг Сунаккхатта, я знаю мою судьбу. Я переродился среди асуров Калаканджи, самого низшего уровня асуров". И промолвив это, он снова упал.

10. Тогда Сунаккхатта пришел ко мне, поприветствовал меня и сел рядом. И я сказал ему: "Ну что, Сунаккхатта, что ты думаешь? То, что я предсказал о "человеке-псе" Кораккхатии оказалось правдой или нет?"
"Всё произошло именно так, как Вы предсказали, и не иначе".
"Как думаешь, Сунаккхатта, произошло чудо или нет?"
"Несомненно, о почтенный, чудо произошло и никак иначе".
"И после этого ты, о глупец, всё еще говоришь мне после совершенного чуда "Почтенный, Вы не совершили ни одного чуда"? Посмотри, глупец, как ты виноват." И, услышав эти мои слова, Сунаккхатта оставил Дхамму и дисциплину подобно человеку, приговорённому к аду.

11. Однажды, Бхаггава, я остановился в Весали, в огромном лесу, в зале с остроконечной крышей. И в то время в Весали жил нагой аскет по имени Каларамуттхака, который был очень известен в столице народа Ваджи и имел огромные доходы. Он принял семь правил практики: "Всю мою жизнь я буду нагим аскетом и не буду надевать никакой одежды; всю мою жизнь я буду хранить целомудрие и воздерживаться от сексуальных отношений; всю мою жизнь я буду пить крепкие напитки и мясо и буду воздерживаться от вареного риса и кислого молока; всю мою жизнь я никогда не выйду за пределы [территории, ограниченной] надгробием Удена на востоке Весали, надгробием Готамака на юге, надгробием Саттамба на западе, и надгробием Бахупутта на севере". И, приняв эти семь правил, он приобрел огромную известность и высокие доходы в столице народа Ваджи.

12. Сунаккхатта пришел к Каларамуттхаке и задал ему вопрос. Каларамуттхака не смог ответить этот вопрос. Будучи неспособен ответить на вопрос он рассердился, впал в бешенство и стал раздражительным. А Сунаккхатта подумал: "Я, должно быть, стал причиной совершения этим отшельником-Арахантом отшельнического нарушения. Я не хочу, чтобы что-то принесло мне вред и страдание на долгое время!"

13. Тогда Сунаккхатта пришел ко мне, поприветствовал меня и сел в стороне. Я сказал ему: "И ты, глупец, считаешь себя отшельником и последователем Сакья?"
"Почтенный, почему вы сказали мне: "И ты, глупец, считаешь себя отшельником и последователем Сакья"?
"Сунаккхатта, не ты ли ходил к Каларамуттхаке и придя задал ему вопрос. И на вопрос тот Каларамуттхака не смог тебе ответить. Будучи неспособен ответить на вопрос он рассердился, впал в бешенство и стал раздражительным. Не ты ли подумал: "Я, должно быть, оскорбил этого истинного отшельника Араханта. Я не хочу, чтобы со мной случилось несчастье и мне был причинен вред!"?
"Да, почтенный. Почтенный завидует Арахантству других?"
"Я не завидую Арахантству других, глупец. Это лишь в тебе возникло такое порочное представление. Отбрось его, чтобы не привело оно тебя к страданиям и не принесло вред на долгое время! Этот нагой аскет Каларамуттака, которого ты считаешь истинным Арахантом, будет вскоре жить одетым и женатым, питаясь вареным рисом и кислым молоком. Он выйдет за пределы всех надгробий Весали и умрет, полностью потеряв свою репутацию.

И вот, Бхаггава, нагой аскет Каларамуттака начал жить одетым и женатым, питаясь вареным рисом и кислым молоком, вышел за пределы всех надгробий Весали и умер, полностью потеряв свою репутацию."

14. "Затем, о Бхаггава, Сунаккхатта узнал, что нагой аскет Каларамуттака начал жить одетым и женатым, питаясь вареным рисом и кислым молоком, вышел за пределы всех надгробий Весали и умер, полностью потеряв свою репутацию. И вот, о Бхаггава, Сунаккхатта пришёл ко мне, придя и поклонившись он сел в стороне. И я сказал: "И что ты думаешь об этом, Сунаккхатта? Произошло ли с Каларамуттакой то, что я предсказал тебе о нём, или нет?"
"Почтенный, с аскетом Каларамуттакой произошло именно то, что вы предсказали, а не иначе."
"Как ты думаешь, Сунаккхата, раз всё так случилось, произошло ли чудо или нет?"
"Почтенный, действительно, раз всё так случилось, чудо произошло и никак иначе."
"И после этого ты, о глупец, всё еще говоришь мне после совершенного чуда: "Почтенный, Вы не совершили ни одного чуда".
Посмотри, глупец, как ты виноват." И при этих словах, Сунаккхатта оставил Дхамму и обучение, подобно человеку, приговорённому к аду.

15. "Однажды, Бхаггава, я жил в Весали в большом лесу в зале с остроконечной крышей. И в то время в Весали жил нагой аскет по имени Патикапутта, который был очень известен в столице народа Ваджи и имел огромные доходы. И на собрании в Весали он сделал следующее заявление: "Отшельник Готама претендует на то, что он мудрый человек, и я тоже претендую на это. Правильно, когда мудрый человек показывает это, совершая чудеса. Если отшельник Готама согласится встретиться со мной, то и я соглашусь. Затем мы оба совершим чудеса. Если отшельник Готама совершит одно чудо, то я совершу два. Если он совершит два, то я четыре. А если он четыре, то я восемь. Сколько бы чудес ни совершил отшельник Готама, я совершу в два раза больше!"

16. "И вот Сунаккхатта пришел ко мне, поприветствовал меня и сел в стороне. И сидя в стороне, о Бхаггава, Сунаккхата сказал мне: "В Весали живёт нагой аскет по имени Патикапутта, который очень известен в столице народа Ваджи и имеет огромные доходы. И на собрании в Весали он сделал следующее заявление: "Отшельник Готама претендует на то, что он мудрый человек, и я тоже претендую на это. Правильно, когда мудрый человек показывает это, совершая чудеса. Если отшельник Готама согласится встретиться со мной, то и я соглашусь. Затем мы оба совершим чудеса, Если отшельник Готама совершит одно чудо, то я совершу два. Если он совершит два, то я четыре. А если он четыре, то я восемь. Сколько бы чудес ни совершил отшельник Готама, я совершу в два раза больше!"

Когда так было сказано я ответил: "Сунаккхатта, этот нагой аскет Патикапутта не способен встретиться со мной лицом к лицу, если только он не возьмёт свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит такое воззрение. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится со мной, его голова разлетится на куски".

17. "Почтенный, пусть Благословенный подумает над тем, что он говорит, пусть достигший блага подумает, что он говорит!"
"Сунаккхата, почему ты говоришь мне "Почтенный, пусть Благословенный подумает над тем, что он говорит, пусть достигший блага подумает, что он говорит"".
"Почтенный, Благословенный мог бы сделать однозначное утверждение: этот нагой аскет Патикапутта не способен встретиться со мной лицом к лицу, если только он не возьмёт свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит такое воззрение. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится со мной, его голова разлетится на куски". Но аскет Патикапутта бы мог прийти в каком-нибудь другом обличье и таким образом слова Благословенного оказались бы неправдой!"

18. "Но, Сунаккхатта, разве стал бы Татхагата делать двусмысленное заявление?"
"Неужели Благословенный лично знает, что этот нагой аскет Патикапутта не способен встретиться со ним лицом к лицу, если только он не возьмёт свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит такое воззрение. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится с ним, его голова разлетится на куски?

Или какое-то божество сказало Благословенному: этот нагой аскет Патикапутта не способен встретиться со ним лицом к лицу, если только он не возьмёт свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит такое воззрение. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится с ним, его голова разлетится на куски?

19. "Сунаккхата, я лично знаю, что этот нагой аскет Патикапутта не способен встретиться со мной лицом к лицу, если только он не возьмёт свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит такое воззрение. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится со мной, его голова разлетится на куски".

И одно божество сказало мне: этот нагой аскет Патикапутта не способен встретиться с Благословенным лицом к лицу, если только он не возьмёт свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит такое воззрение. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится с Благословенным, его голова разлетится на куски".

Потому что Аджита, военачальник Личчхави, недавно умер и переродился среди Тридцати Трех Богов. Он пришел навестить меня и сказал: "Почтенный, нагой аскет Патикапутта – бесстыдный лжец! Он заявил в столице народа Ваджи: "Аджита, военачальник Личчхави, переродился в великом аду!". Но я переродился не в великом аду, а среди Тридцати Трех Богов. Почтенный, аскет Патикапутта - бесстыдный лжец, он, о почтенный, не способен встретиться с Благословенным лицом к лицу, если только он не возьмёт свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит такое воззрение. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится с Благословенным, его голова разлетится на куски".

Таким образом, Сунаккхатта, я лично знаю: нагой аскет Патикапутта не способен встретиться со ним лицом к лицу, если только он не возьмёт свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит такое воззрение. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится со мной, его голова разлетится на куски". И одно божество сказало мне: этот нагой аскет Патикапутта не способен встретиться с Благословенным лицом к лицу, если только он не возьмёт свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит такое воззрение. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится с Благословенным, его голова разлетится на куски".

И сейчас, Сунаккхата, я пойду в Весали за подаянием. По возвращении, после приёма пищи, я пойду отдыхать в парк Патикапутты. Ты можешь сказать ему всё, что пожелаешь."

20. Затем, одевшись, я взял свою верхнюю накидку и сосуд для подаяния и пошёл в Весали за подаянием. Вернувшись после сбора подаяния и приняв пищу, я пошел в парк Патикапутты во время моего полуденного отдыха. Тем временем, Сунаккхатта бросился в Весали и объявил всем известным Личчхави: "Друзья, Благословенный пошёл в Весали за подаянием и после принятия пищи он отправился на время своего полуденного отдыха в парк Патикапутты. Приходите друзья, приходите! Два великих аскета будут творить чудеса!" И все известные Личчхави подумали: "Два великих аскета будут творить чудеса, давайте пойдем [посмотрим]!". И они пошли к известным и состоятельным брахманам и домохозяевам, и к аскетам и брахманам различных школ. Придя к известным и состоятельным брахманам, к аскетам и брахманам различных школ, Личчхави сказали им: "Друзья, Благословенный пошёл в Весали за подаянием и после принятия пищи он отправился на время своего полуденного отдыха в парк Патикапутты. Приходите друзья, приходите! Два великих аскета будут творить чудеса!". И тогда известные и состоятельные брахманы, аскеты и брахманы различных школ подумали: "Два великих аскета будут творить чудеса, давайте пойдем [посмотрим]!".

"И вот, о Бхаггава, известные и состоятельные Личчхави, известные и состоятельные брахманы и домохозяева, аскеты и брахманы различных школ пришли в парк Патикапутты. И собрались они в огромных количествах - сотни и тысячи.

21. И Патикапутта услышал: "пришли известные и состоятельные брахманы и домохозяева, аскеты и брахманы различных школ. Отшельник Готама сидит в моём парке, проводя там свой полуденный отдых.". И при этой новости его охватил страх и дрожь и его волосы встали дыбом. И таким образом, напуганный, дрожащий, с волосами, стоящими дыбом, он явился в Тиндуку, в жилище странников.

Собравшиеся люди узнали, что Патикапутта с волосами, стоящими дыбом отправился в жилище Тиндука. Они сказали одному человеку:

"Сударь, пойдите в жилище Тиндука и подойдите к Патикапутте. Подойдя к нему, скажите: "Друг Патикапутта, пойдем! Известные и состоятельные Личчхави, известные и состоятельные брахманы и домохозяева, аскеты и брахманы различных школ пришли в твой парк и отшельник Готама пришёл туда во время своего полуденного отдыха. Потому что ты заявил на собрании в Весали: "Отшельник Готама претендует на то, что он мудрый человек, и я тоже претендую на это. Правильно, когда мудрый человек показывает это, совершая чудеса. Если отшельник Готама выйдет мне навстречу, я сделаю то же. Затем мы оба совершим чудеса. Сколько бы чудес ни совершил отшельник Готама, я совершу в два раза больше! Если отшельник Готама совершит два чуда, то я совершу четыре. А если отшельник Готама совершит четыре, то я восемь. Сколько бы чудес ни совершил отшельник Готама, я совершу в два раза больше!". Поэтому сейчас иди к нему навстречу. Отшельник Готама уже прошёл пол-пути для встречи с тобой и сидит отдыхает в твоем парке, о почтенный".

22. "Да будет так" ответил мужчина на слова собравшихся, отправился в жилище Тиндука и подошёл к аскету Патикапутте. Подойдя он сказал Патикапутте: "Друг Патикапутта, пойдем! Известные и состоятельные Личчхави, известные и состоятельные брахманы и домохозяева, аскеты и брахманы различных школ пришли в твой парк и отшельник Готама пришёл туда во время своего полуденного отдыха. Потому что ты заявил на собрании в Весали: "Отшельник Готама претендует на то, что он мудрый человек, и я тоже претендую на это. Правильно, когда мудрый человек показывает это, совершая чудеса... я совершу в два раза больше!" Поэтому сейчас иди к нему навстречу. Отшельник Готама уже прошёл пол-пути для встречи с тобой и сидит отдыхает в твоем парке, о почтенный".

Услышав его, Патикапутта сказал: "Иду, друг, иду!", однако как он ни изгибался, он не мог встать со своего сидения.

Тогда тот человек сказал: "Что это с тобой, друг Патикапутта? Твой зад приклеился к сидению или сидение приклеилось к твоему заду? Ты все время говоришь: "Иду, друг, иду!", но ты только изгибаешься и не можешь встать с твоего сидения". И даже при этих словах, Патикапутта всё еще изгибался, не в состоянии встать.

23. И тогда тот человек понял: "Потерпел провал этот аскет Патикапутта. Комментарий Он всё время говорит: "Иду, друг, иду!", но только изгибается и не может встать с твоего сидения". И тогда он вернулся к собравшимся и сказал: "Потерпел провал этот аскет Патикапутта. Он всё время говорит: "Иду, друг, иду!", но только изгибается и не может встать с твоего сидения". И тогда я сказал им: "Нагой аскет Патикапутта не может встретиться со мной лицом к лицу, если он не возьмёт свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит это воззрение. И если он думает: "я могу встретиться лицом к лицу с аскетом Готамой не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль и не оставив это воззрение", то его голова разлетится на куски".

(конец первого фрагмента декламации) Комментарий

24. Тогда, Бхаггава, один из министров Личчхави встал со своего сидения и сказал: "Господа, подождите немного, может у меня получится привести Патикапутту к собравшимся". Так он отправился в жилище Тиндука и сказал Патикапутте: "Друг Патикапутта, пойдем! Тебе лучше пойти. Известные и состоятельные Личчхави, известные и состоятельные брахманы и домохозяева, аскеты и брахманы различных школ и отшельник Готама пришел туда во время своего полуденного отдыха. Потому что ты заявил на собрании в Весали: "Отшельник Готама претендует на то, что он мудрый человек... я совершу в два раза больше!". Поэтому сейчас иди к нему навстречу. Отшельник Готама уже прошёл пол-пути для встречи с тобой и сидит отдыхает в твоем парке, о почтенный". Была произнесена отшельником Готамой в том собрании следующая речь: "Нагой аскет Патикапутта не может встретиться со мной лицом к лицу, если он не возьмёт свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит это воззрение. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится со мной, его голова разлетится на куски". Если ты пойдешь, мы сделаем тебя победителем, а отшельника Готаму проигравшим".

И Патикапутта сказал: "Иду, друг, иду!", изгибался как мог, но не мог встать со своего сидения. И тогда министр Личчхави сказал Патикапутте: "Что это с тобой, друг Патикапутта? Твой зад приклеился к сидению или сидение приклеилось к твоему заду? Ты все время говоришь: "Иду, друг, иду!", но ты только изгибаешься и не можешь встать с твоего сидения". Когда так было сказано аскет Патикапутта со словами "Иду, друг, иду!" только изгибался и не смог встать со своего сидения.

25. "И тогда, о Бхаггава, министр Личчхави понял: "Потерпел провал этот аскет Патикапутта. Он всё время говорит: "Иду, друг, иду!", но только изгибается и не может встать с твоего сидения". "Тогда министр вернулся к собравшимся и объяснил им: "Потерпел провал этот аскет Патикапутта. Он всё время говорит: "Иду, друг, иду!", но только изгибается и не может встать с твоего сидения." Тогда я сказал: "Патикапутта не может встретиться со мной лицом к лицу, если он не возьмет свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит это воззрение. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится с Благословенным, его голова разлетится на куски". Даже если бы почтенные Личчхави подумали: "Давайте привяжем его ремнями и попробуем притащить его сюда с помощью пары волов", он бы разорвал ремни. Не способен аскет Патикапутта встретиться со мной лицом к лицу, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится с Благословенным, его голова разлетится на куски".

26. Тогда Джалия, ученик аскета с деревянной миской, встал со своего сидения "Господа, подождите немного, может у меня получится привести Патикапутту к собравшимся".

И тогда Джалия, ученик аскета с деревянной миской, пошел в жилище Тиндука и подошёл к Патикапутте. Подойдя он сказал Патикапутте: "Друг Патикапутта, пойдем! Тебе лучше пойти. Известные и состоятельные Личчхави, известные и состоятельные брахманы и домохозяева, аскеты и брахманы различных школ и отшельник Готама пришел туда во время своего полуденного отдыха. Потому что ты заявил на собрании в Весали: "Отшельник Готама претендует на то, что он мудрый человек... я совершу в два раза больше!" Поэтому сейчас иди к нему навстречу. Отшельник Готама уже прошёл пол-пути для встречи с тобой и сидит отдыхает в твоем парке, о почтенный". Была произнесена отшельником Готамой в том собрании следующая речь: "Нагой аскет Патикапутта не может встретиться со мной лицом к лицу, если он не возьмёт свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит это воззрение. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится с Благословенным, его голова разлетится на куски". Даже если бы почтенные Личчхави подумали: "Давайте привяжем его ремнями и попробуем притащить его сюда с помощью пары волов", он бы разорвал ремни. Не способен аскет Патикапутта встретиться со мной лицом к лицу, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится со мной, его голова разлетится на куски". Если ты пойдешь, мы сделаем тебя победителем, а отшельника Готаму проигравшим".

И Патикапутта сказал: "Иду, друг, иду!", изгибался как мог, но не мог встать со своего сидения. И тогда Джалия, ученик аскета с деревянной миской, сказал аскету Патикапутте: "Что это с тобой, друг Патикапутта? Твой зад приклеился к сидению или сидение приклеилось к твоему заду? Ты все время говоришь: "Иду, друг, иду!", но ты только изгибаешься и не можешь встать с твоего сидения". Когда так было сказано аскет Патикапутта со словами "Иду, друг, иду!" только изгибался и не смог встать со своего сидения.

27. Затем, когда Джалия понял: "Потерпел провал этот аскет Патикапутта. Он всё время говорит: "Иду, друг, иду!", но только изгибается и не может встать с твоего сидения." и сказал ему следующее:

"Патикапутта, давным-давно лев, царь зверей, подумал: "А что, если мне устроить логово около таких-то джунглей. Я бы смог выходить из него вечером, зевнуть, посмотреть во все четыре стороны, трижды прорычать львиным рыком и затем отправиться на пастбище крупного рогатого скота. Затем я мог бы выбрать самого лучшего из стада, убить его, и затем, насладившись нежным мясом, вернуться в своё логово."

"И однажды, о друг, тот лев - царь зверей, устроил логово около тех джунглей. Он вышел из него вечером, зевнул, посмотрел во все четыре стороны, трижды прорычал львиным рыком и затем отправился на пастбище крупного рогатого скота. Затем он выбрал самого лучшего из стада, убил его и затем, насладившись нежным мясом, вернулся в своё логово.

28. Еще там был старый шакал, который разжирел, питаясь тем, что оставалось от [трапезы] льва, гордый и сильный. И он подумал: "А какая разница между мной и львом, царем зверей? Что, если бы я сделал себе логово около джунглей. Я бы смог выходить из него вечером, зевнуть, посмотреть во все четыре стороны, трижды прорычать львиным рыком и затем отправиться на пастбище крупного рогатого скота. Затем я мог бы выбрать самого лучшего из стада, убить его, и затем, насладившись нежным мясом, вернуться в своё логово."

И однажды, о друг, шакал устроил логово около тех джунглей. Выйдя вечером, посмотрел во все четыре стороны и подумал: "Сейчас я три раза прорычу как лев", - и завыл воем шакала. Что общего имеет жалкий вой шакала со львиным рыком?

Точно так же и ты, Патикапутта, живёшь заслугами Достигшего блага и питаешься тем, что остаётся от [трапезы] Достигшего блага, воображая, что ты можешь поставить себя рядом с Татхагатами, Арахантами и полностью просветлёнными Буддами. Но что жалкие Патикапутты имеют общего с ними?

29. Затем Джалия, будучи неспособным даже этим сравнением помочь Патикапутте подняться с его сидения, сказал ему:

Возомнив себя львом, шакал говорит:
"Я – царь зверей", и, стараясь, рычит
Рычанием льва, но вой лишь звучит.
Лев это лев, а шакал остается шакалом.
Точно так же и ты, Патикапутта, живёшь заслугами Достигшего блага и питаешься тем, что остаётся от [трапезы] Достигшего блага, воображая, что ты можешь поставить себя рядом с Татхагатами, Арахантами и полностью просветлёнными Буддами. Но что жалкие Патикапутты имеют общего с ними?

30. И будучи неспособным даже этим сравнением помочь Патикапутте подняться с его сидения, Джалия сказал ему:

Идя чужим путём, объедками вскормлённый, Шакал свою природу шакалью
забывает. Он думает: "Я тигр", старается рычит,
Но не рычанье льва, а только вой звучит.
Лев это лев, а шакал остается шакалом.
Точно так же и ты, Патикапутта, живёшь заслугами Достигшего блага и питаешься тем, что остаётся от [трапезы] Достигшего блага, воображая, что ты можешь поставить себя рядом с Татхагатами, Арахантами и полностью просветлёнными Буддами. Но что жалкие Патикапутты имеют общего с ними?

31. И будучи неспособным даже этим сравнением помочь Патикапутте подняться с его сидения, Джалия сказал ему:

Наевшись на гумне лягушек и мышей,
И трупов в склепах,
В одиночестве леса дикий шакал думает:
"Я - царь зверей", пытается, рычит,

Но не рычанье льва, а только вой звучит.
Лев это лев, а шакал остается шакалом.
Точно так же и ты, Патикапутта, живёшь заслугами Достигшего блага и питаешься тем, что остаётся от [трапезы] Достигшего блага, воображая, что ты можешь поставить себя рядом с Татхагатами, Арахантами и полностью просветлёнными Буддами. Но что жалкие Патикапутты имеют общего с ними?"

32. И Джалия не смог даже этим сравнением помочь Патикапутте подняться с его сидения. Вернувшись к собравшимся он объяснил им: "Потерпел провал этот аскет Патикапутта. Он всё время говорит: "Иду, друг, иду!", но только изгибается и не может встать с твоего сидения."

33. Тогда я сказал: "Патикапутта не может встретиться со мной лицом к лицу, если он не возьмет свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит это воззрение. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится с Благословенным, его голова разлетится на куски". Даже если бы благородные Личчхави подумали: "Давайте привяжем его ремнями и попробуем притащить его сюда с помощью пары волов", он бы разорвал ремни. Не способен аскет Патикапутта встретиться со мной лицом к лицу, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится с Благословенным, его голова разлетится на куски".

34. Затем, Бхаггава, я радовал, восхищал, побуждал, вдохновлял монахов разъяснением Дхаммы. И, избавив тем самым их от великого рабства, спасая таким образом восемьдесят четыре тысячи существ от гибельного пути, я вошел в стихию огня и поднялся в воздух на высоту семи пальмовых деревьев и выпустил луч на высоту еще семи пальм, так что он ярко засиял и источал благоухание, затем я вновь появился в большом лесу в зале с остроконечной крышей.

35. И вот однажды Сунаккхатта подошёл ко мне, поприветствовал меня и сел в стороне. К сидящему в стороне Сунаккхате я обратился с такими словами: "Как ты думаешь, Сунаккхатта, случилось ли то, что я предсказал тебе о Патикапутте, или нет?"
"То, что Благословенный предсказал о Патикапутте, то и случилось и никак иначе."

"Как ты думаешь, Сунаккхатта, чудо произошло или нет?"
"Чудо произошло, о почтенный, и никак иначе."
"Так что же, ты, глупец, по-прежнему говоришь мне после того, как я совершил такое чудо: "Почтенный, Вы не совершили ни одного чуда"? Посмотри, глупец, как ты виноват."

И услышав эти мои слова, Сунаккхатта оставил Дхамму и обучение, подобно человеку, приговорённому к аду.

36. "Бхаггава, я знаю самое начало всех вещей, и я знаю не только это, но и то, что превосходит это по ценности. И я не нахожусь под властью того, что я знаю, и не будучи под властью этого, я узнал для себя что угасание, посредством которого Татхагата не может попасть на опасные пути.

37. Существуют, Бхаггава, аскеты и Брахманы, которые учат, что все вещи появились в результате [их] сотворения богом, или Брахмой. Я пришел к ним и сказал: "Почтенные господа, действительно ли вы учите, что все вещи появились в результате [их] сотворения богом, или Брахмой?" "Да" - ответили они на мой вопрос. Я спросил их: "Почтенные, как по вашему учению так сложилось, что вещи произошли в результате [их] сотворения богом, или Брахмой?". Но они не смогли ответить и спросили меня об этом. И я ответил:

38. "Приходит время, друзья, раньше или позже, после долгого промежутка времени, когда этот мир разрушится. Большинство существ разрушившегося мира рождается в мире сияющих брахм. Там они находятся долгое, длительное время, созданные разумом, питаясь блаженством, светя собственным светом, перемещаясь по воздуху, в красоте пребывая. Комментарий

Время от времени, друзья, настаёт пора, когда по истечению длительного периода этот мир возникает снова. Комментарий Когда возникает мир, то появляется пустой дворец Брахмы. И тогда то или иное существо, оттого ли, что окончился его срок жизни или окончилось действие заслуг, оставляет существование в мире сияющих брахм и вновь рождается во дворце Брахмы. Там оно находится долгое, длительное время, созданное разумом, питаясь блаженством, светя собственным светом, перемещаясь по воздуху, в красоте пребывая.

Там у него, пребывающего долгое время в одиночестве, возникает тревога, неудовлетворённость, беспокойство: "О, если бы и другие существа могли достичь здешнего состояния!". Тогда другие существа, оттого ли, что окончился срок жизни или окончилось действие заслуг, оставляют существование в мире сияющих брахм и вновь рождаются во дворце Брахмы спутниками того существа. Там они находятся долгое, длительное время, созданные разумом, питаясь блаженством, светя собственным светом, перемещаясь по воздуху, в красоте пребывая.

39. Тогда, о друзья, то существо, которое родилось там первым, говорит себе так: "Я – Брахма, великий Брахма, победоносный, непобедимый, всевидящий, всесильный, владыка, творец, созидатель, наилучший устроитель, повелитель, отец прошлого и будущего! Мною сотворены эти существа. В чем же причина? Ведь раньше я сказал себе так: "О, если бы и другие существа могли достичь здешнего состояния!" - таково было стремление моего разума. И вот другие существа, достигли здешнего состояния.

И те существа, которые родились позже, тоже говорят себе так: "Ведь он – досточтимый Брахма, великий Брахма, победоносный, непобедимый, всевидящий, всесильный, владыка, творец, созидатель, наилучший устроитель, повелитель, отец прошлого и будущего. Мы сотворены этим почтенным Брахмой. В чем же причина? Ведь мы видели, что он первым здесь родился, а мы родились позже".

40. И вот, о друзья, то существо, которое родилось первым, бывает долговечнее, и красивее, и сильнее. Те же существа, которые позже родились вновь, бывают недолговечнее, и некрасивее, и бессильнее.

И может произойти так, о друзья, что то или иное существо, оставив существование в том мире, достигает здешнего земного состояния. Достигнув здешнего состояния, оно оставляет дом и странствует бездомным. Оставив дом и будучи бездомным странником, оно благодаря усердию, благодаря усилию, благодаря прилежанию, благодаря серьезности, благодаря правильному умонастрою, обретает такую сосредоточенность разума, что вспоминает сосредоточенным разумом то место, где пребывало в прежнем существовании, но не вспоминает другого места, кроме него.

И оно говорит: "Ведь тот досточтимый Брахма, великий Брахма, победоносный непобедимый, всевидящий, всесильный, владыка, творец, созидатель, наилучший устроитель, повелитель, отец прошлого и будущего – досточтимый Брахма, которым мы сотворены, постоянен, стоек, вечен, не подвержен изменению и вечно пребывает таким. Мы же, которые были сотворены этим Брахмой, – мы достигли здешнего земного состояния непостоянными, нестойкими, недолговечными, поверженными уходу из существования". Вот из-за чего вы учите, что все вещи появляются в результате сотворения богом, или Брахмой". И они сказали: "Мы слышали это, почтенный Готама, как Вы объяснили". Но я знаю самое начало всех вещей. Зная это и то, что превосходит это по ценности, я, не будучи под властью этого, узнал для себя угасание. Благодаря этому Татхагата не может попасть на опасные пути. Комментарий

41. "Существуют аскеты и брахманы, которые заявляют, что начало вещей связано с повреждением удовольствием. Я пришел к ним и спросил их: "Почтенные, считаете ли вы, что начало вещей связано с повреждением удовольствием?" "Да", - ответили они на мой вопрос. Я спросил их: "Почтенные, как по вашему учению так сложилось, что начало вещей связано с повреждением удовольствием?". Но они не смогли ответить и спросили меня об этом. Я сказал:

42. "Существуют, друзья, боги по имени "Испорченные удовольствием". Долгое время они пребывают в приверженности к веселью, удовольствиям, сладострастию. У них, пребывающих долгое время в приверженности к веселью, удовольствиям, сладострастию, внимательность нарушается, и из-за невнимательности боги оставляют существование в этом мире.

И может произойти так, о друзья, что то или иное существо, оставив существование в том мире, достигает здешнего земного состояния. Достигнув здешнего состояния, оно оставляет дом и странствует бездомным. Оставив дом и будучи бездомным странником, оно благодаря усердию, благодаря усилию, благодаря прилежанию, благодаря серьёзности, благодаря правильному умонастроению обретает такую сосредоточенность разума, что вспоминает сосредоточенным разумом то место, где пребывало в прежнем существовании, но не вспоминает другого места, кроме него.

И оно говорит: "Ведь те досточтимые боги, которые не "Испорченные удовольствием", – те не пребывают долгое время в приверженности к веселью, удовольствию, сладострастию. У них, не пребывающих долгое время в приверженности к веселью, удовольствию, сладострастию, не теряется внимательность, и не утратив внимательность, те боги не оставляют существования в том мире, постоянны, стойкие, вечны, не подвержены изменению и вечно пребывают такими. Мы же, которые были "Испорченные удовольствием", – мы пребывали долгое время в приверженности к веселью, удовольствию, сладострастию. У нас, пребывающих долгое время в приверженности к веселью, удовольствию, сладострастию, теряется внимательность и из-за невнимательности мы, оставив существование в том мире, достигли здешнего состояния непостоянными, нестойкими, недолговечными, подверженными уходу из существования". Вот что примерно происходит, как вы учите, что все вещи появляются в результате испорченности удовольствием". И они сказали: "Мы слышали это, почтенный Готама, как Вы объяснили". Но я знаю самое начало всех вещей... благодаря этому Татхагата не может попасть на опасные пути.

43. "Существуют аскеты и Брахманы, которые заявляют, что начало вещей связано с порчей разума. Я пришел к ним и спросил: "Почтенные, правда ли, что вы учите о начале всех вещей, связанном с порчей разума"? "Да", - ответили они. Я спросил их: "Почтенные, как по вашему учению так сложилось, что начало всех вещей связано с порчей разума"?. Но они не смогли ответить и спросили меня об этом. Я сказал:

44. Есть, друзья, боги по имени "Испорченные разумом". Долгое время они рассуждают друг о друге. Когда они долгое время рассуждают друг о друге, портятся их мысли друг о друге. Испорченные в мыслях друг о друге они ослаблены телом, ослаблены мыслями. Эти боги покидают существование в том мире.

И может произойти так, о друзья, что то или иное существо, оставив существование в том мире, достигает здешнего земного состояния. Достигнув здешнего состояния, оно оставляет дом, странствует бездомным. Оставив дом и, будучи бездомным странником, оно благодаря усердию, благодаря усилию, благодаря прилежанию, благодаря серьёзности, благодаря правильному умонастроению обретает такую сосредоточенность разума, что вспоминает сосредоточенным разумом то место, где пребывало в прежнем существовании, но не вспоминает другого места, кроме него.

И оно говорит: "Ведь те досточтимые боги, которые не "Испорченные разумом", – те не рассуждают долгое время друг о друге. Когда те не рассуждают, долгое время друг о друге, не портятся их мысли друг о друге. Неиспорченные в мыслях друг о друге, они не ослаблены телом, не ослаблены мыслями. Те боги не оставляют существования в том мире, постоянны, стойки, вечны, не подвержены изменению и вечно пребывают такими. Мы же, которые были "Испорченными разумом", – мы долгое время рассуждали друг о друге. Когда мы долгое время рассуждали друг о друге, испортились наши мысли друг о друге. Испорченные в мыслях друг о друге, мы ослаблены телом, ослаблены мыслями. Оставив существование в том мире, мы достигли здешнего состояния непостоянными, нестойкими, недолговечными, подверженными уходу из существования. Вот из-за чего вы учите, что все вещи появляются в результате повреждения сознания. И они сказали: "Мы слышали это, почтенный Готама, как Вы объяснили". Но я знаю самое начало всех вещей ... благодаря этому Татхагата не может попасть на опасные пути.

45. "Существуют аскеты и брахманы, которые заявляют, что начало вещей связано со случайностью. Я пришёл к ним и спросил их: "Почтенные, считаете ли вы, что начало вещей связано со случайностью?". "Да" - ответили они. Я спросил их: "Почтенные, как по вашему учению так сложилось, что начало вещей связано со случайностью?". Но они не смогли ответить и спросили меня об этом. Я сказал им в ответ:

46. "Есть, друзья, боги по имени "Невосприимчивые". Комментарий С возникновением восприятия эти боги оставляют существование в том мире. И вот может произойти так, друзья, что то или иное существо, оставив существование в том мире, достигает здешнего земного состояния. Достигнув здешнего состояния, оно оставляет дом и странствует бездомным. Оставив дом и будучи бездомным, оно, благодаря усердию, благодаря усилию, благодаря прилежанию, благодаря серьезности, благодаря правильному умонастроению, обретает такую сосредоточенность разума, что вспоминает сосредоточенным разумом возникновение своего сознания, но не вспоминает другого, кроме этого.

И оно думает: "И я, и мир возникли без причины." Комментарий Почему же так? Потому что прежде меня не было, теперь же я есть; не существовав, я вступил в существование". Вот из-за чего вы учите, что все вещи появляются в результате случайности. И они сказали: "Мы слышали это, почтенный Готама, как Вы объяснили". Но я знаю самое начало всех вещей и не только это, но и то, что превосходит это по ценности. И я не нахожусь под властью этого, и не будучи под властью этого, я узнал для себя то угасание, посредством осуществления которого Татхагата не может попасть на опасные пути.

47. И меня, Бхаггава, человека, который учит этому и заявляет это, несправедливо, тщетно, ложно обвиняют некоторые отшельники и брахманы, говоря: "Отшельник Готама на ложном пути и его монахи тоже. Он заявил, что тот, кто достиг уровня освобождения называемого "Прекрасное" считает всё непривлекательным". Но я не говорю, что тот, кто достиг уровня освобождения называемого "Прекрасное" считает всё непривлекательным". Я говорю, что тот, кто достиг уровня освобождения, называемого "Прекрасное", знает, что оно прекрасно.

"Воистину, почтенный, те, кто обвиняют Благословенного и его учеников в ошибке, сами на ложном пути. Я восхищаюсь Благословенным. Полагаю, что Благословенный сможет научить меня как достичь и пребывать в состоянии освобождения, называемом "Прекрасное".

48. "Трудно тебе, Бхаггава, придерживаясь других взглядов, имея другие склонности и будучи подверженным другим влияниям, следуя другим учениям и имея других учителей, достичь состояния освобождения, называемого "Прекрасное" и пребывать в нем. Ты должен приложить большие усилия, доверившись мне, Бхаггава." "Почтенный, даже если мне, имеющему другие склонности и будучи подверженным другим влияниям, следующему другим учениям и имеющему других учителей, трудно достичь состояния освобождения, называемого "Прекрасное" и пребывать в нем, я всё равно доверюсь вам, о Благословенный, и буду прилагать большие усилия." Так сказал Благословенный. Странник Бхаггава был восхищен и обрадован словами Благословенного.

Закончена первая Патика сутта.

<<Назад
Наставление об способах установления памятования - mahāsatipaṭṭhānasuttaṃ (ДН22)
Оглавление Далее>>
Наставление о знании начала - aggaññasuttaṃ (ДН 27)

Редакция перевода от 18.11.2017 17:32