История старшего монаха Махакассапы. Разделение реликвий. Выражение почтения ступам над реликвиями.

<<Назад
Последнее слово Татхагаты. Окончательное Освобождение. Почести телу Будды.
Оглавление
Пали - CST Русский - khantibalo Комментарии
Mahākassapattheravatthuvaṇṇanā ¶ Комментарии к истории старшего монаха Махакассапы ¶
231. Pāvāyakusināranti pāvānagare piṇḍāya caritvā "kusināraṃ gamissāmī"ti addhānamaggappaṭipanno hoti. "Из Павы в Кусинару": сходя за подаянием в городе Пава, был на полпути с мыслью "пойду в Кусинару".
Rukkhamūle nisīdīti ettha kasmā divāvihāranti na vuttaṃ? "Сел у подножия дерева": почему здесь не сказано "для дневного пребывания"?
Divāvihāratthāya anisinnattā. Потому, что он сел не с целью дневного пребывания.
Therassa hi parivārā bhikkhū sabbe sukhasaṃvaddhitā mahāpuññā. Ведь монахи из свиты старейшины выросли в благополучных условиях и имели большие заслуги.
Te majjhanhikasamaye tattapāsāṇasadisāya bhūmiyā padasā gacchantā kilamiṃsu. Они посреди дня устали от хождения пешком по земле, которая была подобна раскалённому камню.
Thero te disvā – "bhikkhū kilamanti, gantabbaṭṭhānañca na dūraṃ, thokaṃ vissamitvā darathaṃ paṭippassambhetvā sāyanhasamaye kusināraṃ gantvā dasabalaṃ passissāmī"ti maggā okkamma aññatarasmiṃ rukkhamūle saṅghāṭiṃ paññapetvā udakatumbato udakena hatthapāde sītale katvā nisīdi. Старейшина увидел их и подумал: "монахи устали, место назначения не далеко, немного отдохнув, успокоив встревоженность, вечером пойдём в Кусинару и увидим Десятисильного". Уйдя с дороги у подножия одного дерева расстелив плащ, охладив руки и ноги водой из сосуда, сел.
Parivārabhikkhūpissa rukkhamūle nisīditvā yoniso manasikāre kammaṃ kurumānā tiṇṇaṃ ratanānaṃ vaṇṇaṃ bhaṇamānā nisīdiṃsu. И монахи из его свиты усевшись у подножия дерева, делая дела с основательным вниманием, продекламировав хвалу Трём Драгоценностям, уселись.
Iti darathavinodanatthāya nisinnattā "divāvihāra"nti na vuttaṃ. ¶ Поэтому из-за сидения для успокоения встревоженности не сказано "для дневного пребывания". ¶
Mandāravapupphaṃ gahetvāti mahāpātippamāṇaṃ pupphaṃ āgantukadaṇḍake ṭhapetvā chattaṃ viya gahetvā. "Неся цветок Мандарава": нёс как зонт цветок большого размера, водрузив его на посохе странника.
Addasa khoti āgacchantaṃ dūrato addasa. "И увидел": издалека увидел идущего.
Disvā ca pana cintesi – ¶ И увидев так подумал: ¶
"Etaṃ ājīvakassa hatthe mandāravapupphaṃ paññāyati, etañca na sabbadā manussapathe paññāyati, yadā pana koci iddhimā iddhiṃ vikubbati, tadā sabbaññubodhisattassa ca mātukucchiokkamanādīsu hoti. "В руке этого аскета виден цветок Мандарава, такой не во всех местах проживания людей можно найти, но когда кто-либо обладающий сверхсилами демонстрирует сверсилы, тогда есть бодхисатта [вкушающий] всеведение, происходит зачатие в чреве матери и прочее.
Na kho pana ajja kenaci iddhivikubbanaṃ kataṃ, na me satthā mātukucchiṃ okkanto, na kucchito nikkhamanto, nāpissa ajja abhisambodhi, na dhammacakkappavattanaṃ, na yamakapāṭihāriyaṃ, na devorohaṇaṃ, na āyusaṅkhārossajjanaṃ. Но сегодня никто не демонстрировал сверхсил, мой учитель не был зачат в чреве матери, не выходил из чрева, сегодня не произошло высшего постижения, ни поворота колеса Дхаммы, ни двойного чуда, ни снисхождения из мира божеств, ни отрешения от остатка жизни.
Mahallako pana me satthā dhuvaṃ parinibbuto bhavissatī"ti. ¶ Но мой пожилой учитель уж точно осуществит окончательное освобождение." ¶
Tato – "pucchāmi na"nti cittaṃ uppādetvā – "sace kho pana nisinnakova pucchāmi, satthari agāravo kato bhavissatī"ti uṭṭhahitvā ṭhitaṭṭhānato apakkamma chaddanto nāgarājā maṇicammaṃ viya dasabaladattiyaṃ meghavaṇṇaṃ paṃsukūlacīvaraṃ pārupitvā dasanakhasamodhānasamujjalaṃ añjaliṃ sirasmiṃ patiṭṭhapetvā satthari katena gāravena ājīvakassa abhimukho hutvā – "āvuso, amhākaṃ satthāraṃ jānāsī"ti āha. Тогда зародив мысль "спрошу его", он подумал: "если я спрошу его сидя, это будет неуважение по отношению к учителю". Он встал и не сходя со своего места как великий слон Чхаданта с разукрашенной драгоценными камнями шкурой, обернувшись в одежду из лохмотьев чёрного цвета (?), подаренную Десятисильным, поставив руки, сияющие сочетанием десяти ногтей, в жесте уважения у головы, с выражением почтения Учителю, оказавшись лицом к лицу с отшельником, сказал: "Друг, знаешь ли ты нашего учителя?",
Kiṃ pana satthu parinibbānaṃ jānanto pucchi ajānantoti? Он спросил зная об окончательном освобождении учителя или не зная?
Āvajjanapaṭibaddhaṃ khīṇāsavānaṃ jānanaṃ, anāvajjitattā panesa ajānanto pucchīti eke. Некоторые утверждают: "у свободных от влечений знание связано с направлением ума, но из-за того, что он не направлял, он не знал и спросил".
Thero samāpattibahulo, rattiṭṭhānadivāṭṭhānaleṇamaṇḍapādīsu niccaṃ samāpattibaleneva yāpeti, kulasantakampi gāmaṃ pavisitvā dvāre samāpattiṃ samāpajjitvā samāpattito vuṭṭhitova bhikkhaṃ gaṇhāti. У старшего монаха было много достижений, днём, ночью, в пещере, в палатке и других местах постоянно поддерживал силу достижений, войдя в принадлежащий семьям город у ворот войдя в достижение и выйдя из него получал еду.
Thero kira iminā pacchimena attabhāvena mahājanānuggahaṃ karissāmi – "ye mayhaṃ bhikkhaṃ vā denti gandhamālādīhi vā sakkāraṃ karonti, tesaṃ taṃ mahapphalaṃ hotū"ti evaṃ karoti. Якобы старший монах в своём последнем теле оказывал большую помощь огромному количеству людей, поступая так с мыслью "они мне подают еду, выражают почтение благоухающими гирляндами и прочим, благодаря этому пусть у них будет большой плод".
Tasmā samāpattibahulatāya na jānāti. Поэтому со всем большим количеством достижений он не знал.
Iti ajānantova pucchatīti vadanti, taṃ na gahetabbaṃ. ¶ Так они говорят "не зная спросил", это не следует принимать. ¶
Na hettha ajānanakāraṇaṃ atthi. Ведь здесь нет причины для незнания.
Abhilakkhitaṃ satthu parinibbānaṃ ahosi, dasasahassilokadhātukampanādīhi nimittehi. Окончательное освобождение Учителя было отмечено знаками, оно сопровождалось сотрясением десятитысячной сферы миров и прочими символами.
Therassa pana parisāya kehici bhikkhūhi bhagavā diṭṭhapubbo, kehici na diṭṭhapubbo, tattha yehipi diṭṭhapubbo, tepi passitukāmāva, yehipi adiṭṭhapubbo, tepi passitukāmāva. Но в общине старшего монаха (Ануруддхи) некоторые монахи ранее видели Благословенного, некоторые - не видели, те их них кто ранее видел, желали увидеть, и те, кто ранее не видел, те тоже желали увидеть.
Tattha yehi na diṭṭhapubbo, te atidassanakāmatāya gantvā "kuhiṃ bhagavā"ti pucchantā "parinibbuto"ti sutvā sandhāretuṃ nāsakkhissanti. Те, кто ранее не видел, сильно желая увидеть, приходили и спрашивали "где Благословенный" и услышав "совершил окончательное освобождение" не могли этого вынести.
Cīvarañca pattañca chaḍḍetvā ekavatthā vā dunnivatthā vā duppārutā vā urāni paṭipisantā parodissanti. Бросив сосуд для подаяния и одеяния, оставшись только в одной части одеяния или в неряшливо одетом одеянии, плохо одетые, ударяя себя по груди рыдали. В словаре paṭipiṃsati
Все комментарии (1)
Tattha manussā – "mahākassapattherena saddhiṃ āgatā paṃsukūlikā sayampi itthiyo viya parodanti, te kiṃ amhe samassāsessantī"ti mayhaṃ dosaṃ dassanti. "Тогда люди возложат вину на меня [дост. Ануруддху]: "придя вместе со старшим монахом Махакассапой одетые в лохмотья как женщины плачут по одиночке, чем мы можем их утешить?".
Idaṃ pana suññaṃ mahāaraññaṃ, idha yathā tathā rodantesu doso natthi. Но здесь пустое место, большой лес, здесь из-за того, что люди плачут, вину не возложат.
Purimataraṃ sutvā nāma sokopi tanuko hotīti bhikkhūnaṃ satuppādanatthāya jānantova pucchi. ¶ Услышав ранее печаль исчерпается" - так он заранее зная спросил, чтобы поставить монахов в известность. ¶ satuppādanatthāya = sati+uppādana+atthāya ?
Все комментарии (1)
Ajja sattāhaparinibbuto samaṇo gotamoti ajja samaṇo gotamo sattāhaparinibbuto. "Сегодня отшельник Готама уже семь дней как совершил окончательное освобождение": сегодня семь дней как отшельник Готама совершил окончательное освобождение.
Tato me idanti tato samaṇassa gotamassa parinibbutaṭṭhānato. ¶ "Там я этот": там с места окончательного освобождения отшельника Готамы [я это взял]. ¶
232. Subhaddo nāma vuḍḍhapabbajitoti "subhaddo"ti tassa nāmaṃ. "По имени Субхадда, отрешившийся от мирской жизни в старости": его имя было "Субхадда".
Vuḍḍhakāle pana pabbajitattā "vuḍḍhapabbajito"ti vuccati. Из-за того, что он отрешился от мира в старости, говорится "отрешился в старости".
Kasmā pana so evamāha? Но почему он так сказал?
Bhagavati āghātena. Из-за злости на Благословенного.
Ayaṃ kireso khandhake āgate ātumāvatthusmiṃ nahāpitapubbako vuḍḍhapabbajito bhagavati kusinārato nikkhamitvā aḍḍhateḷasehi bhikkhusatehi saddhiṃ ātumaṃ āgacchante bhagavā āgacchatīti sutvā – "āgatakāle yāgupānaṃ karissāmī"ti sāmaṇerabhūmiyaṃ ṭhite dve putte etadavoca – "bhagavā kira, tātā, ātumaṃ āgacchati mahatā bhikkhusaṅghena saddhiṃ aḍḍhateḷasehi bhikkhusatehi; gacchatha tumhe, tātā, khurabhaṇḍaṃ ādāya nāḷiyāvāpakena anugharakaṃ anugharakaṃ āhiṇḍatha loṇampi telampi taṇḍulampi khādanīyampi saṃharatha bhagavato āgatassa yāgupānaṃ karissāmā"ti (mahāva. 303). Якобы он пришёл в группе и попал в ситуацию, которая возникла в Атуме. Он раньше был парикмахером, отрешился от мира в старости. Когда Благословенный вышел из Кусинары с 1250 монахами и шёл в Атуму, он услышал, что Благословенный идёт, подумал "к моменту приходя я приготовлю жидкую кашу". Исполняя роль саманеры (прикидываясь саманерой?) он сказал своим сыновьям: "Милые, говорят, что Благословенный идёт в Атуму с большой толпой монахов, 1250 монахов. Идите, о милые, взяв парихмахерские принадлежности, ходите от дома к дому за подношениями в объёме нали и собирайте соль, масло, дроблёный рис и твёрдую пищу. Когда Благословенный придёт, мы сделаем ему жидкую кашу." Вот эта история, как я понимаю, здесь она описана с другими деталями: https://tipitaka.theravada.su/view.php?NodeID=535
Все комментарии (1)
Te tathā akaṃsu. ¶ Они так и сделали. ¶
Manussā te dārake mañjuke paṭibhāneyyake disvā kāretukāmāpi akāretukāmāpi kārentiyeva. Люди, увидев этих умных юношей с приятным голосом, желая сделать [подношение] или не желая сделать подношение, всё равно его делали.
Katakāle – "kiṃ gaṇhissatha tātā"ti pucchanti. Сделав, они спрашивали: "милые, кому вы это собираете"?
Te vadanti – "na amhākaṃ aññena kenaci attho, pitā pana no bhagavato, āgatakāle yāgudānaṃ dātukāmo"ti. Они отвечали: "у нас нет никакой другой цели, наш отец хочет подать Благословенному жидкую кашу, когда он придёт".
Taṃ sutvā manussā aparigaṇetvāva yaṃ te sakkonti āharituṃ, sabbaṃ denti. Услышав это, люди, не считая, что могли сделать, всё отдавали.
Yampi na sakkonti, manussehi pesenti. Что не могли, с людьми посылали.
Atha bhagavati ātumaṃ āgantvā bhusāgāraṃ paviṭṭhe subhaddo sāyanhasamayaṃ gāmadvāraṃ gantvā manusse āmantesi – "upāsakā, nāhaṃ tumhākaṃ santikā aññaṃ kiñci paccāsīsāmi, mayhaṃ dārakehi ābhatāni taṇḍulādīniyeva saṅghassa pahonti. Тогда Благословенный пришёл в Атуму поселился на току молотильщика. Субхадда рано утром пришёл к воротам деревни и обратился к людям: "Миряне, я не желаю ничего другого от вас. Принесённого моими сыновьями дроблёного риса и прочего достаточно для группы монахов.
Yaṃ hatthakammaṃ, taṃ me dethā"ti. Если есть ручная работа, ту мне дайте".
"Idañcidañca gaṇhathā"ti sabbūpakaraṇāni gāhetvā vihāre uddhanāni kāretvā ekaṃ kāḷakaṃ kāsāvaṃ nivāsetvā tādisameva pārupitvā – "idaṃ karotha, idaṃ karothā"ti sabbarattiṃ vicārento satasahassaṃ vissajjetvā bhojjayāguñca madhugoḷakañca paṭiyādāpesi. "Берите это, берите то": взяв все принадлежности, в монастыре поставив печи, одев одно чёрное монашеское одеяние, обернувшись в такое же, расхаживая всю ночь "делайте это, делайте то" потратив сто тысяч приготовил жидкую кашу с медовыми шариками.
Bhojjayāgu nāma bhuñjitvā pātabbayāgu, tattha sappimadhuphāṇitamacchamaṃsapupphaphalarasādi yaṃ kiñci khādanīyaṃ nāma sabbaṃ pakkhipati kīḷitukāmānaṃ sīsamakkhanayoggā hoti sugandhagandhā. ¶ Жидкой кашей называется каша, которую можно пить после еды, туда помещают всё, что является съедобным - топлёное масло, мёд, патоку, рыбу, мясо, экстракты цветов, плодов и прочего. Для желающих развлечься она (её приготовление?) является поводом смазывать голову (?) и обладает приятным запахом. ¶ По смыслу похоже на винегрет. В словаре форме makkhaṇa
Все комментарии (1)
Atha bhagavā kālasseva sarīrapaṭijagganaṃ katvā bhikkhusaṅghaparivuto piṇḍāya carituṃ ātumanagarābhimukho pāyāsi. И Благословенный рано выполнив дела по уходу за телом в окружении толпы монахов отправился к городу Атума на сбор подаяния.
Manussā tassa ārocesuṃ – "bhagavā piṇḍāya gāmaṃ pavisati, tayā kassa yāgu paṭiyāditā"ti. Люди сказали ему [Субхадде?]: "Благословенный вошёл в деревню за подаянием, где приготовлена твоя каша?".
So yathānivatthapāruteheva tehi kāḷakakāsāvehi ekena hatthena dabbiñca kaṭacchuñca gahetvā brahmā viya dakkhiṇajāṇumaṇḍalaṃ bhūmiyaṃ patiṭṭhapetvā vanditvā – "paṭiggaṇhātu me, bhante, bhagavā yāgu"nti āha. ¶ Он ещё был одет и облачён в те чёрные монашеские одеяния в одну руку взяв ложку и половник подобно брахме, поставив правое колено на землю, выразив почтение сказал: "пусть почтенный Благословенный примет от меня кашу". ¶
Tato "jānantāpi tathāgatā pucchantī"ti khandhake āgatanayena bhagavā pucchitvā ca sutvā ca taṃ vuḍḍhapabbajitaṃ vigarahitvā tasmiṃ vatthusmiṃ akappiyasamādānasikkhāpadañca, khurabhaṇḍapariharaṇasikkhāpadañcāti dve sikkhāpadāni paññapetvā – "bhikkhave, anekakappakoṭiyo bhojanaṃ pariyesanteheva vītināmitā, idaṃ pana tumhākaṃ akappiyaṃ adhammena uppannaṃ bhojanaṃ, imaṃ paribhuttānaṃ anekāni attabhāvasahassāni apāyesveva nibbattissanti, apetha mā gaṇhathā"ti bhikkhācārābhimukho agamāsi. По принципу из Кхандхаки "Благословенный зная спрашивает" Благословенный спросил, услышал ответ, отругал оставившего мирскую жизнь в старости [Субхадду], по этому поводу установил два правила: об указе другим брать неразрешённое и о хранении принадлежностей парикмахера. Затем он сказал: "монахи, прошло много мириадов циклов в поисках пищи, но это вам не позволенная, не справедливо полученная пища, тот, кто употребит её многие тысячи жизней будет возрождаться только в мирах страданий, воздержитесь, не принимайте [эту пищу]" и пошёл собирать подаяние.
Ekabhikkhunāpi na kiñci gahitaṃ. ¶ Ни один монах ничего не взял. ¶
Subhaddo anattamano hutvā ayaṃ "sabbaṃ jānāmī"ti āhiṇḍati. Субхадда, будучи недоволен, стал скитаться с этой мыслью "я всё знаю.
Sace na gahitukāmo, pesetvā ārocetabbaṃ. Если он не хотел брать, ему следовало послать [ко мне вестника] и сообщить.
Ayaṃ pakkāhāro nāma sabbaciraṃ tiṭṭhanto sattāhamattaṃ tiṭṭheyya. Это является приготовленной пищей, она хранится максимум семь дней.
Idañhi mama yāvajīvaṃ pariyattaṃ assa. Ведь этого могло бы хватить мне на всю жизнь.
Sabbaṃ tena nāsitaṃ, ahitakāmo ayaṃ mayhanti bhagavati āghātaṃ bandhitvā dasabale dharante kiñci vattuṃ nāsakkhi. Всё это пропало, он [Благословенный] желает мне зла" - так он скопил злобу на Благословенного и пока Десятисильный был жив, он (Субхадда) не мог ничего сказать.
Evaṃ kirassa ahosi – "ayaṃ uccā kulā pabbajito mahāpuriso, sace kiñci vakkhāmi, maṃyeva santajjessatī"ti. Якобы он (Субхадда) подумал так: "он великий человек, отрешился от мирской жизни будучи выходцем из благородной семьи, если я что-то скажу, он меня только отругает".
Svāyaṃ ajja "parinibbuto bhagavā"ti sutvā laddhassāso viya haṭṭhatuṭṭho evamāha. ¶ Услышав, что Благословенный совершил окончательное освобождение он как будто испытал облегчение, и ликуя, сказал это. ¶
Thero taṃ sutvā hadaye pahāradānaṃ viya matthake patitasukkhāsani viya maññi, dhammasaṃvego cassa uppajji – "sattāhamattaparinibbuto bhagavā, ajjāpissa suvaṇṇavaṇṇaṃ sarīraṃ dharatiyeva, dukkhena bhagavatā ārādhitasāsane nāma evaṃ lahu mahantaṃ pāpakasaṭaṃ kaṇṭako uppanno, alaṃ kho panesa pāpo vaḍḍhamāno aññepi evarūpe sahāye labhitvā sakkā sāsanaṃ osakkāpetu"nti. Старший монах услышав это стал как будто ударенный в сердце, будто ударенный в голову сухой грозой, у него родилось праведное чувство срочности: "Благословенный совершил окончательное освобождение уже семь дней назад, но и сегодня его тело сохраняет золотой цвет. Система Будды является трудной для следования (?), из большой группы порочных людей может возникнуть [серьёзный] противник. Хватит взращивать это зло. Когда такой человек обретёт товарищей, он сможет тянуть систему обучения Будды назад".
Tato thero cintesi – ¶ Затем старший монах [Махакассапа] подумал: ¶
"Sace kho panāhaṃ imaṃ mahallakaṃ idheva pilotikaṃ nivāsāpetvā chārikāya okirāpetvā nīharāpessāmi, manussā 'samaṇassa gotamassa sarīre dharamāneyeva sāvakā vivadantī'ti amhākaṃ dosaṃ dassessanti adhivāsemi tāva. ¶ "Если я этого пожилого человека велю на том же самом месте одеть в лохмотья и, осыпав пеплом, выгнать, меня будут винить "ученики перессорились ещё когда тело отшельника Готамы было в целости [не кремировано]", так что пока я потерплю. ¶
Bhagavatā hi desito dhammo asaṅgahitapuppharāsisadiso. Ведь Дхамма, преподанная Благословенным, подобна куче не связанных цветов.
Tattha yathā vātena pahaṭapupphāni yato vā tato vā gacchanti, evameva evarūpānaṃ pāpapuggalānaṃ vasena gacchante gacchante kāle vinaye ekaṃ dve sikkhāpadāni nassissanti, sutte eko dve pañhāvārā nassissanti, abhidhamme ekaṃ dve bhūmantarāni nassissanti, evaṃ anukkamena mūle naṭṭhe pisācasadisā bhavissāma; tasmā dhammavinayasaṅgahaṃ karissāma. В этом случае задетые ветром цветы летают туда-сюда, точно так же благодаря таким людям, разгуливающим там и сям со временем в монашеской дисциплине не станет одного или двух правил, в наставлениях двух защитных (?) вопросов не станет, в Абхидхамме одного или двух разделов не станет, так постепенно с потерей корней мы станем подобными демонам, поэтому мы создадим собрание Дхаммы и монашеской дисциплины.
Evañhi sati daḷhaṃ suttena saṅgahitāni pupphāni viya ayaṃ dhammavinayo niccalo bhavissati. ¶ Ведь если так будет (создано собрание) - наставления будут связаны вместе как цветы, и эта доктрина и дисциплина станет непоколебимой. ¶
Etadatthañhi bhagavā mayhaṃ tīṇi gāvutāni paccuggamanaṃ akāsi, tīhi ovādehi upasampadaṃ adāsi, kāyato apanetvā kāye cīvaraparivattanaṃ akāsi, ākāse pāṇiṃ cāletvā candūpamaṃ paṭipadaṃ kathento maṃ kāyasakkhiṃ katvā kathesi, tikkhattuṃ sakalasāsanadāyajjaṃ paṭicchāpesi. Ведь именно для этого Благословенный на три гавуты ко мне выходил для встречи, тремя поучениями давал полное членство, сняв с тела [мою старую одежду?] совершал одевание в монашескую одежду, в небе сотрясая рукой объяснял практику подобную луне, выступал, сделав меня "засвидетельствовавшим телом", трижды вручил мне всё наследство системы обучения.
Mādise bhikkhumhi tiṭṭhamāne ayaṃ pāpo sāsane vuḍḍhiṃ mā alattha. Пока среди монахов есть такой как я, в системе обучения [Будды] не будет позволено разрастаться такому злу.
Yāva adhammo na dippati, dhammo na paṭibāhiyati. Пока не процветает ложная доктрина, истинная доктрина не будет утрачена.
Avinayo na dippati vinayo na paṭibāhiyati. Пока не процветает ложная дисциплина, истинная дисциплина не будет утрачена.
Adhammavādino na balavanto honti, dhammavādino na dubbalā honti; avinayavādino na balavanto honti, vinayavādino na dubbalā honti. Пока не наберут сил следующие ложной доктрине, следующие истинной доктрине не ослабнут, пока не наберут сил следующие ложной дисциплине, следующие истинной дисциплине не ослабнут.
Tāva dhammañca vinayañca saṅgāyissāmi. Так я свяжу доктрину и дисциплину.
Tato bhikkhū attano attano pahonakaṃ gahetvā kappiyākappiyaṃ kathessanti. Затем все монахи получив достаточно будут объяснять разрешённое и не разрешённое.
Athāyaṃ pāpo sayameva niggahaṃ pāpuṇissati, puna sīsaṃ ukkhipituṃ na sakkhissati, sāsanaṃ iddhañceva phītañca bhavissatī"ti. ¶ И тогда это зло само по себе придёт к осуждению и не сможет больше поднять голову, а система обучения станет богатой и процветающей". ¶
So evaṃ nāma mayhaṃ cittaṃ uppannanti kassaci anārocetvā bhikkhusaṅghaṃ samassāsesi. Он не сказав никому о своих мыслях, утешил группу [своих] монахов.
Tena vuttaṃ – "atha kho āyasmā mahākassapo - pe - netaṃ ṭhānaṃ vijjatī"ti. ¶ Поэтому сказано: "Тогда почтенный Махакассапа ... это не возможно". ¶
233. Citakanti vīsaratanasatikaṃ candanacitakaṃ. "Погребальный костёр": погребальный костёр из сандаловой древесины размеров в 120 локтей.
Āḷimpessāmāti aggiṃ gāhāpessāma. "Зажжём": предадим огонь.
Na sakkonti āḷimpetunti aṭṭhapi soḷasapi dvattiṃsapi janā jālanatthāya yamakayamakaukkāyo gahetvā tālavaṇṭehi bījantā bhastāhi dhamantā tāni tāni kāraṇāni karontāpi na sakkontiyeva aggiṃ gāhāpetuṃ. "Не могли зажечь": 8, 16, 32 человека чтобы зажечь взяли по паре факелов каждый, веерами раздувая, мехами поддувая, теми или другими способами пытаясь не могли передать огонь [костру].
Devatānaṃ adhippāyoti ettha tā kira devatā therassa upaṭṭhākadevatāva. "Намерение божеств": якобы здесь под божествами понимаются божества - помощники старшего монаха [Махакассапы?].
Asītimahāsāvakesu hi cittāni pasādetvā tesaṃ upaṭṭhākāni asītikulasahassāni sagge nibbattāni. Ведь обретя приверженность в 80 великих учениках 80 тысяч семей - их помощников возродились в счастливом мире.
Tattha there cittaṃ pasādetvā sagge nibbattā devatā tasmiṃ samāgame theraṃ adisvā – "kuhiṃ nu kho amhākaṃ kulūpakatthero"ti antarāmagge paṭipannaṃ disvā "amhākaṃ kulūpakattherena avandite citako mā pajjalitthā"ti adhiṭṭhahiṃsu. ¶ Обретя приверженность в старшем монахе и [благодаря этому] возродившись в счастливом мире [божеств] божества, не увидев в том собрании старшего монаха, подумали: "где же наш старший монах - друг семьи?". Увидев его на полпути по дороге, они сделали устремление: "пусть пока наш старший монах - друг семьи не выразит почтение костёр не загорится". ¶
Manussā taṃ sutvā – "mahākassapo kira nāma bho bhikkhu pañcahi bhikkhusatehi saddhiṃ 'dasabalassa pāde vandissāmī'ti āgacchati. Люди услышав это: "якобы идёт монах по имени Махакассапа с пятьюстами монахами, чтобы преклониться к ногам Десятисильного".
Tasmiṃ kira anāgate citako na pajjalissati. Якобы пока он не придёт, огонь не загорится.
Kīdiso bho so bhikkhu kāḷo odāto dīgho rasso, evarūpe nāma bho bhikkhumhi ṭhite kiṃ dasabalassa parinibbānaṃ nāmā"ti keci gandhamālādihatthā paṭipathaṃ gacchiṃsu. Как выглядит этот монах - он тёмный, светлый, высокий, низкий? Если бы такой находился среди монахов (?), как выглядело бы окончательное освобождение Десятисильного?". Некоторые неся в руках благоуханные гирлянды и прочее пошли навстречу (ему).
Keci vīthiyo vicittā katvā āgamanamaggaṃ olokayamānā aṭṭhaṃsu. ¶ Некоторые разойдясь по дорогам, встали там, следя за дорогой, по которой он должен был прийти. ¶
234. Atha kho āyasmā mahākassapo yena kusinārā - pe - sirasā vandīti thero kira citakaṃ padakkhiṇaṃ katvā āvajjantova sallakkhesi – "imasmiṃ ṭhāne sīsaṃ, imasmiṃ ṭhāne pādā"ti. "И тогда почтенный Махакассапа пришёл в Кусинару ... преклонил голову": якобы старший монах почтительно обошёл погребальный костёр, направляя ум и наблюдая: "в этом месте голова, в этом месте нога".
Tato pādānaṃ samīpe ṭhatvā abhiññāpādakaṃ catutthajjhānaṃ samāpajjitvā vuṭṭhāya – "arāsahassapaṭimaṇḍitacakkalakkhaṇapatiṭṭhitā dasabalassa pādā saddhiṃ kappāsapaṭalehi pañca dussayugasatāni suvaṇṇadoṇiṃ candanacitakañca dvedhā katvā mayhaṃ uttamaṅge sirasmiṃ patiṭṭhahantū"ti adhiṭṭhāsi. Затем остановившись у ног войдя в четвёртый уровень поглощённости на основе сверхзнаний и выйдя из него, сделал устремление: "ноги десятисильного, отмеченные знаком колеса из тысячи спиц вместе со слоями хлопка пусть превратят пятьсот одеяний в два в золотом корыте на погребальным костре из сандаловой древесины и пусть обопрутся мне на голову".
Saha adhiṭṭhānacittena tāni pañca dussayugasatāni dvedhā katvā valāhakantarā puṇṇacando viya pādā nikkhamiṃsu. Вместе с этим устремлением те пятьсот одеяний превратились в два как полная луна между дождевыми тучами и ноги показались из них.
Thero vikasitarattapadumasadise hatthe pasāretvā suvaṇṇavaṇṇe satthupāde yāva gopphakā daḷhaṃ gahetvā attano siravare patiṭṭhapesi. Старший монах протянув руку, подобную открытому красному лотосу, взяв ногу учителя у колена к себе на макушку поставил.
Tena vuttaṃ – "bhagavato pāde sirasā vandī"ti. ¶ Поэтому сказано: "преклонил голову к ногам Благословенного". ¶
Mahājano taṃ acchariyaṃ disvā ekappahāreneva mahānādaṃ nadi, gandhamālādīhi pūjetvā yathāruci vandi. Большая толпа людей, увидев это чудо, в один голос издали сильный шум, выразив почтение благоуханными гирляндами поклонились как желали.
Evaṃ pana therena ca mahājanena ca tehi ca pañcahi bhikkhusatehi vanditamatte puna adhiṭṭhānakiccaṃ natthi. И так у старшего монаха, у большой толпы людей и тех пятисот монахов после выражения почтения никакого другого желаемого дела не было.
Pakatiadhiṭṭhānavaseneva therassa hatthato muccitvā alattakavaṇṇāni bhagavato pādatalāni candanadāruādīsu kiñci acāletvāva yathāṭhāne patiṭṭhahiṃsu, yathāṭhāne ṭhitāneva ahesuṃ. Благодаря простому устремлению освободившись из рук старшего монаха ступни Благословенного лакового цвета, не поколебав сандаловую древесину и прочее вернулись на своё месте, стали как будто там и были.
Bhagavato hi pādesu nikkhamantesu vā pavisantesu vā kappāsaaṃsu vā dasikatantaṃ vā telabindu vā dārukkhandhaṃ vā ṭhānā calitaṃ nāma nāhosi. Ведь когда ноги Благословенного выходили или возвращались, они не поколебали ни волокна хлопка, ни кончики нитей, ни капли масла, ни массив дерева.
Sabbaṃ yathāṭhāne ṭhitameva ahosi. Всё стало как было раньше.
Uṭṭhahitvā pana atthaṅgate cande viya sūriye viya ca tathāgatassa pādesu antarahitesu mahājano mahākanditaṃ kandi. Когда подобно взошедшей и зашедшей луне или солнцу ноги Татхагаты исчезли, большая толпа изрекла громкий клич.
Parinibbānakālato adhikataraṃ kāruññaṃ ahosi. ¶ С момента окончательного освобождения было сильное сострадание. ¶
Sayamevabhagavato citako pajjalīti idaṃ pana kassaci pajjalāpetuṃ vāyamantassa adassanavasena vuttaṃ. "Погребальный костёр Благословенного вспыхнул сам по себе": здесь объясняется, что он загорелся, хотя пытающегося его зажечь никто не видел.
Devatānubhāvena panesa samantato ekappahāreneva pajjali. ¶ Но он весь загорелся целиком благодаря силе божеств. ¶
235. Sarīrāneva avasissiṃsūti pubbe ekagghanena ṭhitattā sarīraṃ nāma ahosi. "Остались только костные реликвии": что было ранее было единым целым называлось телом.
Idāni vippakiṇṇattā sarīrānīti vuttaṃ sumanamakuḷasadisā ca dhotamuttasadisā ca suvaṇṇasadisā ca dhātuyo avasissiṃsūti attho. С этого момента из-за разбросанности сказано "костные реликвии" в том смысле, что остались фрагменты, [по цвету] подобные бутонам жасмина, [по цвету] подобно разбавленной моче, [по цвету] подобные золоту.
Dīghāyukabuddhānañhi sarīraṃ suvaṇṇakkhandhasadisaṃ ekameva hoti. Но у будд - долгожителей костные реликвии выглядят как один золотой слиток.
Bhagavā pana – "ahaṃ na ciraṃ ṭhatvā parinibbāyāmi, mayhaṃ sāsanaṃ tāva sabbattha na vitthāritaṃ, tasmā parinibbutassāpi me sāsapamattampi dhātuṃ gahetvā attano attano vasanaṭṭhāne cetiyaṃ katvā paricaranto mahājano saggaparāyaṇo hotū"ti dhātūnaṃ vikiraṇaṃ adhiṭṭhāsi. Но Благословенный устремился к россыпи останков: "я ещё не долго продержусь и совершу окончательное освобождение, моя система обучения распространилась не везде, поэтому после моего окончательного освобождения взяв мои останки размером с горчичное зёрнышко в тех или иных местах своего проживания [последователи] построят памятники и приходя к ним большому количеству людей станет уготован благой удел.
Kati, panassa dhātuyo vippakiṇṇā, kati na vippakiṇṇāti. Но какие останки расссыпались на фрагменты, а какие не рассыпались?
Catasso dāṭhā, dve akkhakā, uṇhīsanti imā satta dhātuyo na vippakiriṃsu, sesā vippakiriṃsūti. Четыре клыка, две ключицы и макушка - эти семь останков не рассыпались, остальные рассыпались.
Tattha sabbakhuddakā dhātu sāsapabījamattā ahosi, mahādhātu majjhe bhinnataṇḍulamattā, atimahatī majjhe bhinnamuggamattāti. ¶ Из них самые мелкие реликвии оказались размером с горчичное зёрнышко, большие реликвии в среднем размером с дроблёное рисовое зёрнышко, очень большие - в среднем размером с дроблёную горошину. ¶
Udakadhārāti aggabāhumattāpi jaṅghamattāpi tālakkhandhamattāpi udakadhārā ākāsato patitvā nibbāpesi. "Потоки воды": толщиной с верхнюю часть руки, толщиной с ногу, толщиной со ствол пальмы потоки воды с неба пролились и погасили.
Udakasālatoti parivāretvā ṭhitasālarukkhe sandhāyetaṃ vuttaṃ, tesampi hi khandhantaraviṭapantarehi udakadhārā nikkhamitvā nibbāpesuṃ. "Вода из саловых деревьев": это сказано в отношении окружавших саловых деревьев, изнутри их стволов и изнутри их веток вышли потоки воды и погасили.
Bhagavato citako mahanto. Погребальный костёр Благословенного большой.
Samantā pathaviṃ bhinditvāpi naṅgalasīsamattā udakavaṭṭi phalikavaṭaṃsakasadisā uggantvā citakameva gaṇhanti. Вся земля разверзлась, потоки воды, поднявшись вверх на высоту вершины плуга подобно венку на голове продавца фруктов (?) также направились в погребальный костёр.
Gandhodakenāti suvaṇṇaghaṭe rajataghaṭe ca pūretvā ābhatanānāgandhodakena. "Благоуханная вода": наполнив золотые и серебряные сосуды полили принесённой водой с разными ароматами.
Nibbāpesunti suvaṇṇamayarajatamayehi aṭṭhadaṇḍakehi vikiritvā candanacitakaṃ nibbāpesuṃ. ¶ "Тушили": восемью золотыми и серебряными посохами разбросав погасили погребальный костёр из сандаловой древесины. ¶
Ettha ca citake jhāyamāne parivāretvā ṭhitasālarukkhānaṃ sākhantarehi viṭapantarehi pattantarehi jālā uggacchanti, pattaṃ vā sākhā vā pupphaṃ vā daḍḍhā nāma natthi, kipillikāpi makkaṭakāpi jālānaṃ antareneva vicaranti. И здесь в окружавших погребальный костёр во время сжигания саловых деревьях огонь поднялся по веткам, развилкам и листьям, при этом ветки и цветы не сгорели, муравьи и пауки перемещались даже внутри огня [не затронутыми].
Ākāsato patitaudakadhārāsupi sālarukkhehi nikkhantaudakadhārāsupi pathaviṃ bhinditvā nikkhantaudakadhārāsupi dhammakathāva pamāṇaṃ. Упавшие с неба потоки воды, вышедшие из саловых деревьев потоки воды, вышедшие из разверзшейся земли потоки воды [лились] только на время обсуждения Дхаммы.
Evaṃ citakaṃ nibbāpetvā pana mallarājāno santhāgāre catujjātiyagandhaparibhaṇḍaṃ kāretvā lājapañcamāni pupphāni vikiritvā Так погасив погребальный костёр предводители Маллов в зале для собраний сделали круг из четырёх видов благоухающих веществ с жареным зерном как пятым и усыпав цветами.
upari celavitānaṃ bandhitvā suvaṇṇatārakādīhi khacitvā Сверху они повесили покрывало, украсив его золотыми звёздами и прочим.
tattha gandhadāmamālādāmaratanadāmāni olambetvā santhāgārato yāva makuṭabandhanasaṅkhātā sīsapasādhanamaṅgalasālā, Они закрепили его верёвками с благоуханиями, цветами и драгоценными камнями от зала для собраний до являющейся верхней перевязью до верхнего украшения на королевском зале.
tāva ubhohi passehi sāṇikilañjaparikkhepaṃ kāretvā По обе стороны от него они сделали круг из занавесей и подстилок.
upari celavitānaṃ bandhāpetvā suvaṇṇatārakādīhi khacitvā tatthapi gandhadāmamālādāmaratanadāmāni olambetvā Сверху они повесили покрывало, украшенное золотыми звёздами и прочим, и его тоже закрепили верёвками с благоуханиями, цветами и драгоценными камнями.
maṇidaṇḍavaṇṇehi veṇūhi ca pañcavaṇṇaddhaje ussāpetvā samantā vātapaṭākā parikkhipitvā Они повесили флаги пяти цветов на бамбуковых древках цвета драгоценных камней и древесного (?) цвета и везде поставили флаги, развевавшиеся на ветру.
susammaṭṭhāsu vīthīsu kadaliyo ca puṇṇaghaṭe ca ṭhapetvā daṇḍakadīpikā jāletvā alaṅkatahatthikkhandhe saha dhātūhi suvaṇṇadoṇiṃ ṭhapetvā mālāgandhādīhi pūjentā По хорошо подметённым улицам они поставили знамёна и полные сосуды, зажгли факелы и поместив золотое корыто с реликвиями на украшенную спину слона, выражая почтение гирляндами, благоуханиями и прочим.
sādhukīḷitaṃ kīḷantā antonagaraṃ pavesetvā santhāgāre sarabhamayapallaṅke ṭhapetvā upari setacchattaṃ dhāresuṃ. Отмечая как праздник они принесли останки в город, поместили их в зале для собраний, поставили на диван, покрытый шкурой оленя, а сверху водрузили зонт.
Evaṃ katvā – "atha kho kosinārakā mallā bhagavato sarīrāni sattāhaṃ santhāgāre sattipañjaraṃ karitvā"ti sabbaṃ veditabbaṃ. ¶ Сделав это, "Потом Маллы Кусинарские положили костные реликвии Благословенного в зале собраний и окружили кости Благословенного ограждением из копий ... и семь дней..." - так нужно понимать всё остальное. ¶
Tattha sattipañjaraṃ karitvāti sattihatthehi purisehi parikkhipāpetvā. Здесь "поставив ограждение из копий" означает, что они окружили людьми, державшими в руках копья.
Dhanupākāranti paṭhamaṃ tāva hatthikumbhena kumbhaṃ paharante parikkhipāpesuṃ, tato asse gīvāya gīvaṃ paharante, tato rathe āṇikoṭiyā āṇikoṭiṃ paharante, tato yodhe bāhunā bāhuṃ paharante. "Стену из луков": подведя слонов нос к носу расставили вокруг, затем расставили вокруг лошадей шею к шее, затем расставили вокруг колесницы чека к чеке, затем солдат рука к руке.
Tesaṃ pariyante koṭiyā koṭiṃ paharamānāni dhanūni parikkhipāpesuṃ. На их границе они расставили луки, соприкасающиеся вершина к вершине.
Iti samantā yojanappamāṇaṃ ṭhānaṃ sattāhaṃ sannāhagavacchikaṃ viya katvā ārakkhaṃ saṃvidahiṃsu. Так во все стороны на расстоянии йоджаны в течение семи дней они обеспечивали защиту, сделав как будто кольчугу.
Taṃ sandhāya vuttaṃ – "dhanupākāraṃ parikkhipāpetvā"ti. ¶ В отношении этого сказано: "установив стену из луков". ¶
Kasmā panete evamakaṃsūti? Но зачем они так сделали?
Ito purimesu hi dvīsu sattāhesu te bhikkhusaṅghassa ṭhānanisajjokāsaṃ karontā khādanīyaṃ bhojanīyaṃ saṃvidahantā sādhukīḷikāya okāsaṃ na labhiṃsu. До этого момента две недели они готовили места для сидения и стояния группы монахов, готовили еду и не было возможности отметить праздник.
Tato nesaṃ ahosi – "imaṃ sattāhaṃ sādhukīḷitaṃ kīḷissāma, ṭhānaṃ kho panetaṃ vijjati yaṃ amhākaṃ pamattabhāvaṃ ñatvā kocideva āgantvā dhātuyo gaṇheyya, tasmā ārakkhaṃ ṭhapetvā kīḷissāmā"ti. Затем они подумали: "На этой неделе мы будем отмечать праздник. Есть возможность, что узная о нашей беспечности кто-то придёт и заберёт реликвии, поэтому установив защиту мы будем праздновать".
Te tathā evamakaṃsu. ¶ Так они и сделали. ¶
Sarīradhātuvibhajanavaṇṇanā ¶ Комментарий к разделению реликвий. ¶
236. Assosikho rājāti kathaṃ assosi? "Услышал правитель" - как услышал?
Paṭhamameva kirassa amaccā sutvā cintayiṃsu – "satthā nāma parinibbuto, na so sakkā puna āharituṃ. Якобы первым об этом узнали его министры и подумали: "Учитель совершил окончательное освобождение, его сюда больше не привести.
Pothujjanikasaddhāya pana amhākaṃ raññā sadiso natthi, sace esa imināva niyāmena suṇissati, hadayamassa phalissati. Но в приверженности простолюдина нет равного нашему правителю, если он об этой неизбежности [что нельзя уже больше пригласить?] услышит, его сердце разорвётся на части.
Rājā kho pana amhehi anurakkhitabbo"ti te tisso suvaṇṇadoṇiyo āharitvā catumadhurassa pūretvā rañño santikaṃ gantvā etadavocuṃ – "deva, amhehi supinako diṭṭho, tassa paṭighātatthaṃ tumhehi dukūladupaṭṭaṃ nivāsetvā yathā nāsāpuṭamattaṃ paññāyati, evaṃ catumadhuradoṇiyā nipajjituṃ vaṭṭatī"ti. Мы должны тщательно оберегать нашего правителя" и взяв три золотых корыта, наполнив их четырьмя сладостями, подойдя к правителю сказали: "ваше величество, мы видели [плохой] сон, чтобы предотвратить его, вам надо одеть два слоя тонкой ткани, чтобы она доходила до носа, и в этом корыте с четырьмя сладостями вам следует лечь".
Rājā atthacarānaṃ amaccānaṃ vacanaṃ sutvā "evaṃ hotu tātā"ti sampaṭicchitvā tathā akāsi. ¶ Правитель, услышав речь министров, стремящихся к благу, согласился "да будет так, любезные" и сделал как они сказали. ¶
Atheko amacco alaṅkāraṃ omuñcitvā kese pakiriya yāya disāya satthā parinibbuto, tadabhimukho hutvā añjaliṃ paggayha rājānaṃ āha – "deva, maraṇato muccanakasatto nāma natthi, amhākaṃ āyuvaḍḍhano cetiyaṭṭhānaṃ puññakkhettaṃ abhisekasiñcako so bhagavā satthā kusinārāya parinibbuto"ti. Тогда один министр, сняв украшения, распустив волосы, повернулся в ту сторону, где Учитель совершил окончательное освобождение, сложив руки в жесте уважения сказал: "ваше величество нет ни одного существа, которое могло бы избежать смерти, у места нашего продляющего жизнь памятника, поля заслуг, окропителя, благословенный учитель совершил окончательное освобождение".
Rājā sutvāva visaññījāto catumadhuradoṇiyaṃ usumaṃ muñci. Правитель как только услышал потерял сознание и в сосуде с четырьмя сладостями стал терять тепло.
Atha naṃ ukkhipitvā dutiyāya doṇiyā nipajjāpesuṃ. Вынув его оттуда они положили его во второй сосуд.
So puna saññaṃ labhitvā – "tātā, kiṃ vadethā"ti pucchi. Обретя вновь сознание, он спросил: "любезные, что вы сказали?".
"Satthā, mahārāja, parinibbuto"ti. "О великий правитель, Учитель совершил окончательное освобождение".
Rājā punapi visaññījāto catumadhuradoṇiyā usumaṃ muñci. Правитель вновь потерял сознание и в сосуде с четырьмя сладостями стал терять тепло.
Atha naṃ tatopi ukkhipitvā tatiyāya doṇiyā nipajjāpesuṃ. Вынув его оттуда они положили его в третий сосуд.
So puna saññaṃ labhitvā "tātā, kiṃ vadethā"ti pucchi. Обретя вновь сознание, он спросил: "любезные, что вы сказали?".
"Satthā, mahārāja, parinibbuto"ti. "О великий правитель, Учитель совершил окончательное освобождение".
Rājā punapi visaññījāto, atha naṃ ukkhipitvā nahāpetvā matthake ghaṭehi udakaṃ āsiñciṃsu. ¶ Правитель вновь потерял сознание, и вынув его оттуда они помыли его и побрызгали водой на голову из сосуда. ¶
Rājā saññaṃ labhitvā āsanā vuṭṭhāya gandhaparibhāvite maṇivaṇṇe kese vikiritvā suvaṇṇaphalakavaṇṇāya piṭṭhiyaṃ pakiritvā pāṇinā uraṃ paharitvā Правитель, обретя сознание встал со стула, распустив пропитанные благоуханиями волосы цвета драгоценного камня, упал на спину цвета золотых слитков, ударяя рукой по груди.
pavāḷaṅkuravaṇṇāhi suvaṭṭitaṅgulīhi suvaṇṇabimbisakavaṇṇaṃ uraṃ sibbanto viya gahetvā paridevamāno ummattakavesena antaravīthiṃ otiṇṇo, ... и печалясь, потеряв рассудок, пошёл по дороге.
so alaṅkatanāṭakaparivuto nagarato nikkhamma jīvakambavanaṃ gantvā yasmiṃ ṭhāne nisinnena bhagavatā dhammo desito taṃ oloketvā – "bhagavā sabbaññu, nanu imasmiṃ ṭhāne nisīditvā dhammaṃ desayittha, sokasallaṃ me vinodayittha, tumhe mayhaṃ sokasallaṃ nīharittha, ahaṃ tumhākaṃ saraṇaṃ gato, idāni pana me paṭivacanampi na detha, bhagavā"ti punappunaṃ paridevitvā Он вышел из города, окружённый украшенными танцорами, пошёл в манговую рощу Дживаки, осмотрел то место, где сидел Благословенный и учил Дхамме и снова и снова причитал: "всеведущий Благословенный, разве сидя не на этом месте он учил Дхамме, извлёк из меня стрелу печали. Вы извлекли мою стрелу печали, я принял в вас прибежище, теперь я не могу к вам обратиться с ответным словом".
"nanu bhagavā ahaṃ aññadā evarūpe kāle 'tumhe mahābhikkhusaṅghaparivārā jambudīpatale cārikaṃ carathā'ti suṇomi, idāni panāhaṃ tumhākaṃ ananurūpaṃ ayuttaṃ pavattiṃ suṇomī"ti evamādīni ca vatvā saṭṭhimattāhi gāthāhi bhagavato guṇaṃ anussaritvā cintesi – "mama parideviteneva na sijjhati, dasabalassa dhātuyo āharāpessāmī"ti evaṃ assosi. "О Благословенный, разве в другое такое время я не слышал, что вы путешествуете по Джамбудипе в окружении большой группы монахов, а теперь я о вас неуместное, неподходящие новости слышу" - сказав это и прочее, в 60 строфах вспомнив благие качества Благословенного подумал: "от моих причитаний ничего не выйдет, я заберу реликвии десятисильного". Вот как он услышал.
Sutvā ca imissā visaññibhāvādipavattiyā avasāne dūtaṃ pāhesi. Услышав и по окончании потери сознания и прочего отправил вестника.
Taṃ sandhāya atha kho rājātiādi vuttaṃ. ¶ В связи с этим сказано "И тогда правитель" и т.д. ¶
Tattha dūtaṃ pāhesīti dūtañca paṇṇañca pesesi. Здесь "послал вестника" означает, что он послал вестника с письмом.
Pesetvā ca pana – "sace dassanti, sundaraṃ. Но он послал с мыслью: "Если дадут [реликвии], то прекрасно.
No ce dassanti, āharaṇupāyena āharissāmī"ti caturaṅginiṃ senaṃ sannayhitvā sayampi nikkhantoyeva. Если не дадут, я заполучу их путём отъёма" - так он собрал четырёхчастную армию и сам выступил.
Yathā ca ajātasattu, evaṃ licchavīādayopi dūtaṃ pesetvā sayampi caturaṅginiyā senāya nikkhamiṃsuyeva. Как Аджатасатту, так и Личчхави и прочие прислали вестников и выступили сами с четырёхчастной армией.
Tattha pāveyyakā sabbehi āsannatarā kusinārato tigāvutantare nagare vasanti, bhagavāpi pāvaṃ pavisitvāva kusināraṃ gato. Среди них жители Павы жили ближе всех от Кусинары на расстоянии трёх гавут, и Благословенный войдя в Паву пошёл в Кусинару.
Atha kasmā paṭhamataraṃ na āgatāti ce? Но почему они не пришли первыми?
Mahāparivārā panete rājāno mahāparivāraṃ karontāva pacchato jātā. ¶ Их правители имели большую свиту, собирая большую свиту они задержались. ¶
Te saṅghe gaṇe etadavocunti sabbepi te sattanagaravāsino āgantvā – "amhākaṃ dhātuyo vā dentu, yuddhaṃ vā"ti kusinārānagaraṃ parivāretvā ṭhite – "etaṃ bhagavā amhākaṃ gāmakkhette"ti paṭivacanaṃ avocuṃ. "Обратились к собранию": все жители семи городов пришли и окружив город Кусинара встали с мыслю: "Дайте нам реликвии или битву". В ответ им сказали: "Благословенный на территории нашего города...".
Te kira evamāhaṃsu – "na mayaṃ satthu sāsanaṃ pahiṇimha, nāpi gantvā ānayimha. Якобы они [жители Кусинары?] подумали: "Мы не посылали сообщение Учителю, мы также сами не приходили к нему и не приглашали.
Satthā pana sayameva āgantvā sāsanaṃ pesetvā amhe pakkosāpesi. Но Учитель только сам приходил, послав сообщение звал нас.
Tumhepi kho pana yaṃ tumhākaṃ gāmakkhette ratanaṃ uppajjati, na taṃ amhākaṃ detha. И у вас если появилось какое-то сокровище на поле вашей деревни, вы нам его не дадите.
Sadevake ca loke buddharatanasamaṃ ratanaṃ nāma natthi, evarūpaṃ uttamaratanaṃ labhitvā mayaṃ na dassāma. В мире с его божествами нет сокровища подобного Будде, заполучив такое высшее сокровище нам вы его не дадите.
Na kho pana tumhehiyeva mātuthanato khīraṃ pītaṃ, amhehipi mātuthanato khīraṃ pītaṃ. Не только вы выкормлены грудью матери, мы тоже выкормлены грудью матери.
Na tumheyeva purisā, amhepi purisā hotū"ti aññamaññaṃ ahaṃkāraṃ katvā sāsanapaṭisāsanaṃ pesenti, aññamaññaṃ mānagajjitaṃ gajjanti. Не только вы люди, мы тоже люди" - так проявляя эгоизм друг другу посылали сообщения и ответы, друг другу рычали рыком гордости.
Yuddhe pana sati kosinārakānaṃyeva jayo abhavissa. Но если бы была битва - победителями были бы только жители Кусинары.
Kasmā? Почему?
Yasmā dhātupāsanatthaṃ āgatā devatā nesaṃ pakkhā ahesuṃ. Поскольку божества, пришедшие прислуживать останкам, были их союзниками.
Pāḷiyaṃ pana – "bhagavā amhākaṃ gāmakkhette parinibbuto, na mayaṃ dassāma bhagavato sarīrānaṃ bhāga"nti ettakameva āgataṃ. ¶ Однако в тексте до нас дошло только так: "Благословенный совершил окончательное освобождение на территории нашего города, – мы не отдадим ни части реликвий Благословенного". ¶
237. Evaṃ vutte doṇo brāhmaṇoti doṇabrāhmaṇo imaṃ tesaṃ vivādaṃ sutvā – "ete rājāno bhagavato parinibbutaṭṭhāne vivādaṃ karonti, na kho panetaṃ patirūpaṃ, alaṃ iminā kalahena, vūpasamessāmi na"nti so gantvā te saṅghe gaṇe etadavoca. "Когда так было сказано брахман Дона": брахман Дона, услышав об этой ссоре подумал: "эти правители на месте окончательного освобождения Благословенного устроили ссору, это не надлежаще, хватит ссориться, улажу-ка я её". Затем он подошёл к этому собранию, к этой толпе и сказал так.
Kimavoca? Что сказал?
Unnatappadese ṭhatvā dvibhāṇavāraparimāṇaṃ doṇagajjitaṃ nāma avoca. Встав на высоком месте прорычал рык размером в два фрагмента декламации. Вот что сказал.
Tattha paṭhamabhāṇavāre tāva ekapadampi te na jāniṃsu. В этом первом фрагменте декламации они не знали (не поняли?) ни одного слова.
Dutiyabhāṇavārapariyosāne – "ācariyassa viya bho saddo, ācariyassa viya bho saddo"ti sabbe niravā ahesuṃ. По окончании второго фрагмента декламации они подумали: "голос почтенного как у учителя, голос почтенного как у учителя" и все замолчали.
Jambudīpatale kira kulaghare jātā yebhuyyena tassa na antevāsiko nāma natthi. Якобы родившиеся в Джамбудипе в городе Кулагхара по большей части были его [брахмана? Будды?] учениками.
Atha so te attano vacanaṃ sutvā nirave tuṇhībhūte viditvā puna etadavoca – "suṇantu bhonto"ti etaṃ gāthādvayaṃ avoca. ¶ Услышав их слова о себе (?), увидев как все замолчали, он добавил: "пусть почтенные слушают" и сказал эти две строфы. ¶
Tattha amhākaṃ buddhoti amhākaṃ buddho. Там "наш Будда" - наш Будда.
Ahu khantivādoti buddhabhūmiṃ appatvāpi pāramiyo pūrento khantivāditāpasakāle dhammapālakumārakāle chaddantahatthikāle bhūridattanāgarājakāle campeyyanāgarājakāle saṅkhapālanāgarājakāle mahākapikāle aññesu ca bahūsu jātakesu paresu kopaṃ akatvā khantimeva akāsi. "Зовётся учителем терпения": не достигнув состояния будды развивая совершества, во время отшельника "учитель терпения", во время юноши Дхаммапалы, во время слова Чхаданты, во время королевского наги Бхуридатты, во время королевского наги Чампейи, во время королевского наги Санкапалы, во время Махапи и во многих других многих историях рождения не злясь на других практиковал только терпение.
Khantimeva vaṇṇayi. Объяснял только терпение.
Kimaṅgaṃ pana etarahi iṭṭhāniṭṭhesu tādilakkhaṇaṃ patto, sabbathāpi amhākaṃ buddho khantivādo ahosi, tassa evaṃvidhassa. К этому моменту он достиг этого качества в куда большей степени среди всех неприятностей, и наш Будда постоянно является учителем терпения, тому такого вида.
Na hi sādhu yaṃ uttamapuggalassa, sarīrabhāge siyā sampahāroti na hi sādhuyanti na hi sādhu ayaṃ. "Нехорошо если при разделе реликвий лучшего из людей начнётся война". "Не хорошо" - это не хорошо.
Sarīrabhāgeti sarīravibhāganimittaṃ, dhātukoṭṭhāsahetūti attho. "При разделе реликвий": по причине раздела реликвий, в смысле по причине долей реликвий.
Siyā sampahāroti āvudhasampahāro sādhu na siyāti vuttaṃ hoti. ¶ "Начнётся война": здесь говорится, что война с применением оружия - это не хорошо. ¶
Sabbeva bhonto sahitāti sabbeva bhonto sahitā hotha, mā bhijjatha. "Все почтенные в согласии": пусть все почтенные будут в согласии, пусть не ссорятся.
Samaggāti kāyena ca vācāya ca ekasannipātā ekavacanā samaggā hotha. "В единстве", будем едины телом и речью, одним собранием, одним высказыванием.
Sammodamānāti cittenāpi aññamaññaṃ sammodamānā hotha. "В дружбе": будем дружны друг к другу в мыслях.
Karomaṭṭhabhāgeti bhagavato sarīrāni aṭṭha bhāge karoma. "Поделим на 8 частей": реликвии Благословенного разделим на 8 частей.
Cakkhumatoti pañcahi cakkhūhi cakkhumato buddhassa. "Обладающему [особым] зрением": Будде, обладающему пятью видами зрения.
Na kevalaṃ tumheyeva, bahujanopi pasanno, tesu ekopi laddhuṃ ayutto nāma natthīti bahuṃ kāraṇaṃ vatvā saññāpesi. ¶ Не только вы, но и большое количество людей станет приверженным, получить [всё] одному будет нехорошо и невозможно. Рассказав о большом деле, убедил их. ¶
238. Tesaṃ saṅghānaṃ gaṇānaṃ paṭissutvāti tesaṃ tesaṃ tato tato samāgatasaṅghānaṃ samāgatagaṇānaṃ paṭissuṇitvā. "Ответил этим собраниям и толпам": тут и там тому или иному собравшемуся собранию и собравшейся общине ответил.
Bhagavatosarīrāni aṭṭhadhā samaṃ suvibhattaṃ vibhajitvāti ettha ayamanukkamo – doṇo kira tesaṃ paṭissuṇitvā suvaṇṇadoṇiṃ vivarāpesi. "Честно сам разделил останки Благословенного на восемь частей": таков здесь порядок: якобы Дона ответив им открыл золотое корыто.
Rājāno āgantvā doṇiyaṃyeva ṭhitā suvaṇṇavaṇṇā dhātuyo disvā – "bhagavā sabbaññu pubbe mayaṃ tumhākaṃ dvattiṃsamahāpurisalakkhaṇapaṭimaṇḍitaṃ chabbaṇṇabuddharasmikhacitaṃ asītianubyañjanasamujjalitasobhaṃ suvaṇṇavaṇṇaṃ sarīraṃ addasāma, idāni pana suvaṇṇavaṇṇāva dhātuyo avasiṭṭhā jātā, na yuttamidaṃ bhagavā tumhāka"nti parideviṃsu. ¶ Правители пришли, встали рядом с Доной и увидели реликвии золотого цвета и стали причитать: "о всеведущий Благословенный, раньше мы видели ваше тело золотого цвета, украшенное 32 знаками великого человека, испускающее свет Будды шести цветов, блистающее 80 малыми знаками, но теперь остались только реликвии золотого цвета, не надлежит это вам, о Благословенный". ¶
Brāhmaṇopi tasmiṃ samaye tesaṃ pamattabhāvaṃ ñatvā dakkhiṇadāṭhaṃ gahetvā veṭhantare ṭhapesi, atha pacchā aṭṭhadhā samaṃ suvibhattaṃ vibhaji, sabbāpi dhātuyo pākatikanāḷiyā soḷasa nāḷiyo ahesuṃ, ekekanagaravāsino dve dve nāḷiyo labhiṃsu. И брахман в это время поняв их беспечное состояние, взяв правый клык, положил внутрь тюрбана, после этого сам честно разделил останки на восемь частей, все реликвии были объёмом с нали, всего получилось 16 нали. Жители каждого города получили по две нали.
Brāhmaṇassa pana dhātuyo vibhajantasseva sakko devānamindo – "kena nu kho sadevakassa lokassa kaṅkhacchedanatthāya catusaccakathāya paccayabhūtā bhagavato dakkhiṇadāṭhā gahitā"ti olokento "brāhmaṇena gahitā"ti disvā – "brāhmaṇopi dāṭhāya anucchavikaṃ sakkāraṃ kātuṃ na sakkhissati, gaṇhāmi na"nti veṭhantarato gahetvā suvaṇṇacaṅkoṭake ṭhapetvā devalokaṃ netvā cūḷāmaṇicetiye patiṭṭhapesi. ¶ Когда брахман делил реликвии Сакка правитель божеств подумал: "кто взял правый клык Благословенного, который способствовал объяснению четырёх реальностей для благородных с целью устранения сомнений мира с его божествами?". Посмотрев, он понял "это брахман взял" и подумал: "брахман не сможет оказать клыку надлежащее почтение, заберу-ка я его". Забрав его из тюрбана, поместив его в золотую шкатулку отнёс его в мир божеств и поместил в памятник диадеме. ¶
Brāhmaṇopi dhātuyo vibhajitvā dāṭhaṃ apassanto corikāya gahitattā – "kena me dāṭhā gahitā"ti pucchitumpi nāsakkhi. И брахман разделив останки и не найдя клыка не мог в поисках вора спросить: "кто взял мой клык?".
"Nanu tayāva dhātuyo bhājitā, kiṃ tvaṃ paṭhamaṃyeva attano dhātuyā atthibhāvaṃ na aññāsī"ti attani dosāropanaṃ sampassanto – "mayhampi koṭṭhāsaṃ dethā"ti vattumpi nāsakkhi. Понимая возможность [других] упрекать его: "Не ты ли делил останки, как ты, будучи первым, не знаешь где твои реликвии?" он не мог сказать "дайте мне мою часть".
Tato – "ayampi suvaṇṇatumbo dhātugatikova, yena tathāgatassa dhātuyo mitā, imassāhaṃ thūpaṃ karissāmī"ti cintetvā imaṃ me bhonto tumbaṃ dadantūti āha. ¶ Тогда он подумал: "эта золотая урна была вместе с реликвиями, она является мерой реликвий Татхагаты, ей я воздвигну ступу" и сказал "даруйте мне, почтенные, эту урну". ¶ Выше сказано, что он открывал suvaṇṇadoṇiṃ - золотое корыто, а вообще их было два. А тут откуда-то suvaṇṇatumbo.
Все комментарии (2)
Pippalivaniyāmoriyāpi ajātasattuādayo viya dūtaṃ pesetvā yuddhasajjāva nikkhamiṃsu. ¶ Мории Пиппхаливанские подобно Аджатасатту и прочим послали вестника и выступили, готовясь к битве. ¶
Dhātuthūpapūjāvaṇṇanā ¶ Комментарий к почитанию памятникам над реликвиями ¶
239. Rājagahe bhagavato sarīrānaṃ thūpañca mahañca akāsīti kathaṃ akāsi? "Воздвиг в Раджагахе ступу для останков Благословенного и устроил праздник": как устроил?
Kusinārato yāva rājagahaṃ pañcavīsati yojanāni, etthantare aṭṭhausabhavitthataṃ samatalaṃ maggaṃ kāretvā yādisaṃ mallarājāno makuṭabandhanassa ca santhāgārassa ca antare pūjaṃ kāresuṃ. От Кусинары до Раджагахи 25 йоджан, на этом пути он разровнял дорогу шириной в восемь быков пока правители Маллов в Макутабандхане и зале для собраний выражали почтение.
Tādisaṃ pañcavīsatiyojanepi magge pūjaṃ kāretvā lokassa anukkaṇṭhanatthaṃ sabbattha antarāpaṇe pasāretvā suvaṇṇadoṇiyaṃ pakkhittadhātuyo sattipañjarena parikkhipāpetvā attano vijite pañcayojanasataparimaṇḍale manusse sannipātāpesi. По этой дороге в 25 йоджан выражал почтение, чтобы в мире никто не нуждался везде открыл рынки, окружив решёткой из копий лежащие в золотом сосуде реликвии, в своём царстве окружностью в пятьсот йожан собрал людей.
Te dhātuyo gahetvā kusinārato sādhukīḷitaṃ kīḷantā nikkhamitvā yattha yattha suvaṇṇavaṇṇāni pupphāni passanti, tattha tattha dhātuyo sattiantare ṭhapetvā pūjaṃ akaṃsu. Они, взяв реликвии, выйдя из Кусинары празднуя праздник, всегда когда видели цветы золотого цвета, клали их на реликвии за копьями и выражали почтение.
Tesaṃ pupphānaṃ khīṇakāle gacchanti, rathassa dhuraṭṭhānaṃ pacchimaṭṭhāne sampatte satta divase sādhukīḷitaṃ kīḷanti. Когда цветы закончились, они шли, собравшись вместе за грузом колесницы семь дней отмечали праздник.
Evaṃ dhātuyo gahetvā āgacchantānaṃ satta vassāni satta māsāni satta divasāni vītivattāni. ¶ Так после получения реликвий и ухода людей (?) прошло семь лет, семь месяцев и семь дней (когда праздник продолжался?). ¶
Micchādiṭṭhikā – "samaṇassa gotamassa parinibbutakālato paṭṭhāya balakkārena sādhukīḷitāya upaddutamha sabbe no kammantā naṭṭhā"ti ujjhāyantā manaṃ padosetvā chaḷāsītisahassamattā apāye nibbattā. Люди с дурными взглядами воскликнули: "с момента окончательного освобождения отшельника Готамы нам мешает это принудительное празднование, из-за этого вся наша работа пошла прахом" и, загрязнив таким собственный ум, возродились в мире страданий размером в 86000 (или в количестве 86000 существ?).
Khīṇāsavā āvajjitvā "mahājano manaṃ padosetvā apāye nibbattī"ti disvā – "sakkaṃ devarājānaṃ dhātuāharaṇūpāyaṃ kāressāmā"ti tassa santikaṃ gantvā tamatthaṃ ārocetvā – "dhātuāharaṇūpāyaṃ karohi mahārājā"ti āhaṃsu. Устранившие влечения направив на это ум и увидев, что большое количество людей загрязнив ум возродились в мире страданий, подумали: "мы организуем передачу реликвии с помощью Сакки правителя божеств" и подойдя к нему рассказали о произошедшем и сказали: "о великий правитель, помоги совершить передачу реликвии".
Sakko āha – "bhante, puthujjano nāma ajātasattunā samo saddho natthi, na so mama vacanaṃ karissati, apica kho māravibhiṃsakasadisaṃ vibhiṃsakaṃ dassessāmi, mahāsaddaṃ sāvessāmi, yakkhagāhakakhipitakaarocake karissāmi, tumhe 'amanussā mahārāja kupitā dhātuyo āharāpethā'ti vadeyyātha, evaṃ so āharāpessatī"ti. Сакка сказал: "почтенные, среди обычных (неблагородных) людей нет равного Аджатасатту в убеждённости, он не исполнит то, что я ему скажу, но я покажу ему страшный образ подобный страшному образу Мары, заставлю выслушать голос (звук) Мары, в форме яккхи заражу кашлем или неприятием пищи, а вы ему скажете: "о великий правитель, нелюди злятся, отдай реликвии" и так он отдаст.
Atha kho sakko taṃ sabbaṃ akāsi. ¶ И тогда Сакка всё это сделал. ¶
Therāpi rājānaṃ upasaṅkamitvā – "mahārāja, amanussā kupitā, dhātuyo āharāpehī"ti bhaṇiṃsu. И старшие монахи придя к правителю сказали: "о великий правитель, божества злятся, отдай реликвии".
Rājā – "na tāva, bhante, mayhaṃ cittaṃ tussati, evaṃ santepi āharantū"ti āha. Правитель сказал: "почтенные, это не мне не нравится, но раз так, берите".
Sattamadivase dhātuyo āhariṃsu. На седьмой день они забрали реликвии.
Evaṃ āhatā dhātuyo gahetvā rājagahe thūpañca mahañca akāsi. Взяв таким образом реликвии в Раджагахе воздвигли памятник и устроили праздник.
Itarepi attano attano balānurūpena āharitvā sakasakaṭṭhānesu thūpañca mahañca akaṃsu. ¶ Остальные правители согласно своей силе взяли реликвии и в своих местах проживания построили памятники и устроили праздники. ¶
240. Evametaṃ bhūtapubbanti evaṃ etaṃ dhātubhājanañceva dasathūpakaraṇañca jambudīpe bhūtapubbanti pacchā saṅgītikārakā āhaṃsu. "Так было в прошлом": "так это разделение останков и строительство десяти памятников в прошлом было в Джамбудипе" - это позже сказали участники собора.
Evaṃ patiṭṭhitesu pana thūpesu mahākassapatthero dhātūnaṃ antarāyaṃ disvā rājānaṃ ajātasattuṃ upasaṅkamitvā "mahārāja, ekaṃ dhātunidhānaṃ kātuṃ vaṭṭatī"ti āha. Но увидев реликвии, таким образом размещённые в ступах, старший монах Махакассапа пришёл к Аджатасатту и сказал: "О великий правитель, нужно сделать одно захоронение".
Sādhu, bhante, nidhānakammaṃ tāva mama hotu, sesadhātuyo pana kathaṃ āharāmīti? Хорошо почтенный, пусть я займусь захоронением, но как я заполучу остальные реликвии?
Na, mahārāja, dhātuāharaṇaṃ tuyhaṃ bhāro, amhākaṃ bhāroti. О великий правитель, достать реликвии - не твоя, а моя задача.
Sādhu, bhante, tumhe dhātuyo āharatha, ahaṃ dhātunidhānaṃ karissāmīti. Хорошо почтенный, ты достань реликвии, я осуществлю захоронение.
Thero tesaṃ tesaṃ rājakulānaṃ paricaraṇamattameva ṭhapetvā sesadhātuyo āhari. Старший монах, оставив в тех или иных королевствах реликвии в объёме, достаточном для почитания, оставшиеся реликвии забрал.
Rāmagāme pana dhātuyo nāgā pariggaṇhiṃsu, tāsaṃ antarāyo natthi. Но в Рамагаме реликвии забрали наги, с их стороны препятствий не было.
"Anāgate laṅkādīpe mahāvihāre mahācetiyamhi nidahissantī"ti tā na āharitvā sesehi sattahi nagarehi āharitvā rājagahassa pācīnadakkhiṇadisābhāge ṭhatvā – "imasmiṃ ṭhāne yo pāsāṇo atthi, so antaradhāyatu, paṃsu suvisuddhā hotu, udakaṃ mā uṭṭhahatū"ti adhiṭṭhāsi. ¶ С мыслью "в будущем на острове Шри Ланка в Махавихаре в великом монументе их поместят" - их не забрал. В оставшихся семи городах забрал, в Раджагахе в юго-восточном направлении поставил и пожелал: "в этом месте если есть какой-то валун, пусть он исчезнет, пусть земля будет чистой, пусть вода не поднимается". ¶
Rājā taṃ ṭhānaṃ khaṇāpetvā tato uddhatapaṃsunā iṭṭhakā kāretvā asītimahāsāvakānaṃ cetiyāni kāreti. Правитель раскопал это место, высокий участок земли обложил плитками и построил памятники 80 великим ученикам.
"Idha rājā kiṃ kāretī"ti pucchantānampi "mahāsāvakānaṃ cetiyānī"ti vadanti, na koci dhātunidhānabhāvaṃ jānāti. На вопрос "что здесь строит правитель?" отвечали "памятники великим ученикам", никто не знал что [там] спрятаны реликвии.
Asītihatthagambhīre pana tasmiṃ padese jāte heṭṭhā lohasanthāraṃ santharāpetvā tattha thūpārāme cetiyagharappamāṇaṃ tambalohamayaṃ gehaṃ kārāpetvā aṭṭha aṭṭha haricandanādimaye karaṇḍe ca thūpe ca kārāpesi. Но на глубине 80 локтей в том месте он сделал медный пол. Там размером с помещение памятника в Тхупараме построил помещение из меди и разместил там по восемь коробок и ступ из жёлтого сандала и прочего.
Atha bhagavato dhātuyo haricandanakaraṇḍe pakkhipitvā taṃ haricandanakaraṇḍakampi aññasmiṃ haricandanakaraṇḍake, tampi aññasminti evaṃ aṭṭha haricandanakaraṇḍe ekato katvā ¶ Затем, поместив реликвии Благословенного в коробку из жёлтого сандала, её поместив в другую коробку из жёлтого сандала, её в другую - и так восемь коробок поместил одну в одну. ¶
eteneva upāyena te aṭṭha karaṇḍe aṭṭhasu haricandanathūpesu, aṭṭha haricandanathūpe aṭṭhasu lohitacandanakaraṇḍesu, aṭṭha lohitacandanakaraṇḍe aṭṭhasu lohitacandanathūpesu, ¶ По тому же принципу те восемь коробок в восемь ступ из жёлтого сандала, восемь ступ из жёлтого сандала, в восемь коробок из красного сандала, восемь коробок из красного сандала в восемь ступ из красного сандала. ¶
aṭṭha lohitacandanathūpe aṭṭhasu dantakaraṇḍesu, aṭṭha dantakaraṇḍe aṭṭhasu dantathūpesu, aṭṭha dantathūpe aṭṭhasu sabbaratanakaraṇḍesu, ¶ Восемь ступ из красного сандала поместил в восемь коробок из кости, восемь коробок из кости - в восемь ступ из кости, восемь ступ из кости - в восемь коробок из всех драгоценностей. ¶
aṭṭha sabbaratanakaraṇḍe aṭṭhasu sabbaratanathūpesu, aṭṭha sabbaratanathūpe aṭṭhasu suvaṇṇakaraṇḍesu, aṭṭha suvaṇṇakaraṇḍe, aṭṭhasu suvaṇṇathūpesu, ¶ Восемь коробок из всех драгоценностей - в восемь ступ их всех драгоценностей, восемь ступ из всех драгоценностей в восемь коробок из золота, восемь коробок из золота в восемь ступ из золота. ¶
aṭṭha suvaṇṇathūpe aṭṭhasu rajatakaraṇḍesu, aṭṭha rajatakaraṇḍe aṭṭhasu rajatathūpesu, aṭṭha rajatathūpe, aṭṭhasu maṇikaraṇḍesu, aṭṭha maṇikaraṇḍe aṭṭhasu maṇithūpesu, ¶ Восемь ступ из золота в восемь коробок из серебра, восемь коробок из серебра в восемь ступ из серебра, восемь ступ из серебра в восемь коробок из драгоценного камня, восемь коробок из драгоценного камня, в восемь ступ из драгоценного камня. ¶
aṭṭha maṇithūpe aṭṭhasu lohitaṅkakaraṇḍesu, aṭṭha lohitaṅkakaraṇḍe aṭṭhasu lohitaṅkathūpesu, aṭṭha lohitaṅkathūpe aṭṭhasu masāragallakaraṇḍesu, aṭṭha masāragallakaraṇḍe aṭṭhasu masāragallathūpesu, ¶ Восемь ступ из драгоценного камня в восемь коробок из рубина, восемь коробок из рубина в восемь ступ из рубина, восемь ступ из рубина в восемь коробок из кошачьего глаза, восемь коробок из кошачьего глаза в восемь ступ из кошачьего глаза. ¶
aṭṭha masāragallathūpe aṭṭhasu phalikakaraṇḍesu, aṭṭha phalikakaraṇḍe aṭṭhasu phalikamayathūpesu pakkhipi. ¶ Восемь ступ из кошачьего глаза в восемь коробок из хрусталя, восемь коробок из хрусталя в восемь ступ из хрусталя. ¶
Sabbesaṃ uparimaṃ phalikacetiyaṃ thūpārāmacetiyappamāṇaṃ ahosi, tassa upari sabbaratanamayaṃ gehaṃ kāresi, tassa upari suvaṇṇamayaṃ, tassa upari rajatamayaṃ, tassa upari tambalohamayaṃ gehaṃ. Над ними был построен памятник из хрусталя размером с памятник Тхупарама, над ними было воздвигнуто строение из всех видов драгоценных камней, над ним строение из золота, над ним из серебра, над ним из меди.
Tattha sabbaratanamayaṃ vālikaṃ okiritvā jalajathalajapupphānaṃ sahassāni vippakiritvā aḍḍhachaṭṭhāni jātakasatāni asītimahāthere suddhodanamahārājānaṃ mahāmāyādeviṃ satta sahajāteti sabbānetāni suvaṇṇamayāneva kāresi. Осыпав это порошком из всех видов драгоценных камней, осыпав это тысячами водных и растущих на земле цветов, также он принёс и поставил из золота 80 великих учеников, правителя Суддходану, царицу Махамаю и семь появившихся вместе [с рождением бодхисатты предметов] из почти 600 джатак (?).
Pañcapañcasate suvaṇṇarajatamaye puṇṇaghaṭe ṭhapāpesi, pañca suvaṇṇaddhajasate ussāpesi. Он расставил 550 полных сосудов из золота из серебра, поставил 500 золотых знамён.
Pañcasate suvaṇṇadīpe, pañcasate rajatadīpe kārāpetvā sugandhatelassa pūretvā tesu dukūlavaṭṭiyo ṭhapesi. ¶ Поставив 500 золотых светильников и 500 серебряных светильников, наполнив их благоуханным маслом, поставил в них фитили из тонкой ткани. ¶
Athāyasmā mahākassapo – "mālā mā milāyantu, gandhā mā vinassantu, dīpā mā vijjhāyantū"ti adhiṭṭhahitvā suvaṇṇapaṭṭe akkharāni chindāpesi – ¶ Тогда почтенный Махакассапа пожелал: "пусть гирлянды не вянут, пусть благоухания не улетучиваются, пусть светильники не гаснут" и на золотой табличке велел написать: ¶
"Anāgate piyadāso nāma kumāro chattaṃ ussāpetvā asoko dhammarājā bhavissati. "В будущем принц Пиядасо взойдёт на престол и станет праведным правителем Асокой.
So imā dhātuyo vitthārikā karissatī"ti. ¶ Он распространит эти реликвии". ¶
Rājā sabbapasādhanehi pūjetvā ādito paṭṭhāya dvāraṃ pidahanto nikkhami, so tambalohadvāraṃ pidahitvā āviñchanarajjuyaṃ kuñcikamuddikaṃ bandhitvā tattheva mahantaṃ maṇikkhandhaṃ ṭhapetvā – "anāgate daliddarājā imaṃ maṇiṃ gahetvā dhātūnaṃ sakkāraṃ karotū"ti akkharaṃ chindāpesi. ¶ Правитель, выразив почтение всеми украшениями, с того момента закрыл дверь и вышел. Закрыв медную дверь, завязав цепь и закрыв на ключ (?), и там положил кучу драгоценных камней и сделал надпись: "в будущем нищий правитель, убрав этот камень, будет выражать почтение реликвиям". ¶
Sakko devarājā vissakammaṃ āmantetvā – "tāta, ajātasattunā dhātunidhānaṃ kataṃ, ettha ārakkhaṃ paṭṭhapehī"ti pahiṇi. Сакка - правитель божеств обратился к Виссакамме: "любезный, Аджатасатту спрятал реликвии, поставь здесь защиту" и послал его.
So āgantvā vāḷasaṅghāṭayantaṃ yojesi, kaṭṭharūpakāni tasmiṃ dhātugabbhe phalikavaṇṇakhagge gāhetvā vātasadisena vegena anupariyāyantaṃ yantaṃ yojetvā ekāya eva āṇiyā bandhitvā samantato giñjakāvasathākārena silāparikkhepaṃ katvā upari ekāya pidahitvā paṃsuṃ pakkhipitvā bhūmiṃ samaṃ katvā tassa upari pāsāṇathūpaṃ patiṭṭhapesi. Он пришёл, поставил капканы для диких животных, дав деревянным фигурам в месте хранения реликвий мечи древесного цвета, быстро как ветер вокруг поставив приспособление, каждое связав гвоздями, всё окружил кирпичным стеной, сверху покрыв железом, засыпав землёй, сделав землю ровной, над этим воздвиг каменный памятник.
Evaṃ niṭṭhite dhātunidhāne yāvatāyukaṃ ṭhatvā theropi parinibbuto, rājāpi yathākammaṃ gato, tepi manussā kālaṅkatā. ¶ Когда было закончено захоронение реликвий, старший монах прожив сколько ему было отмерено, совершил окончательное освобождение, и правитель отправился [в другой мир] согласно своим поступкам и те люди тоже скончались. ¶
Aparabhāge piyadāso nāma kumāro chattaṃ ussāpetvā asoko nāma dhammarājā hutvā tā dhātuyo gahetvā jambudīpe vitthārikā akāsi. По прошествии времени на престол взошёл принц Пиядаса и, став праведным правителем Асокой, собрал реликвии и распространил по Джамбудипе.
Kathaṃ? А как?
So nigrodhasāmaṇeraṃ nissāya sāsane laddhappasādo caturāsīti vihārasahassāni kāretvā bhikkhusaṅghaṃ pucchi – "bhante, mayā caturāsīti vihārasahassāni kāritāni, dhātuyo kuto labhissāmī"ti? Он обрёл приверженность системе Будды благодаря саманере Нигродхе и построил 84000 монастырей, затем он спросил монашескую общину: "Почтенные, я построил 84000 монастырей, где нам получить реликвии?".
Mahārāja, – "dhātunidhānaṃ nāma atthī"ti suṇoma, na pana paññāyati – "asukasmiṃ ṭhāne"ti. "О великий правитель, мы слышали, что существует место хранения реликвий, но их там не видно. "В таком-то месте".
Rājā rājagahe cetiyaṃ bhindāpetvā dhātuṃ apassanto paṭipākatikaṃ kāretvā bhikkhubhikkhuniyo upāsakaupāsikāyoti catasso parisā gahetvā vesāliṃ gato. Правитель в Раджагахе разобрав памятник и не увидев реликвий, восстановил его в прежнем виде, взяв с собой четырёхчастное собрание из монахов и монахинь, мирян и мирянок, отправился в Весали.
Tatrāpi alabhitvā kapilavatthuṃ. Не найдя и там, отправился в Капилаваттху.
Tatrāpi alabhitvā rāmagāmaṃ gato. Не найдя и там, отправился в Рамагаму.
Rāmagāme nāgā cetiyaṃ bhindituṃ na adaṃsu, cetiye nipatitakudālo khaṇḍākhaṇḍaṃ hoti. В Рамагаме наги не дали разобрать памятник, в памятнике были найдены разбившиеся на части уроненные серьги.
Evaṃ tatrāpi alabhitvā allakappaṃ veṭhadīpaṃ pāvaṃ kusināranti sabbattha cetiyāni bhinditvā dhātuṃ alabhitvāva paṭipākatikāni katvā puna rājagahaṃ gantvā catasso parisā sannipātāpetvā – "atthi kenaci sutapubbaṃ 'asukaṭṭhāne nāma dhātunidhāna'nti" pucchi. ¶ И там не найдя, разобрав памятники в Аллакаппе, Ветхадипе, Паве и Кусинаре, там тоже не найдя и собрав обратно, вновь пришёл в Раджагаху, собрал четырёхчастное собрание и спросил: "от кого вы раньше слышали, что в таком-то месте спрятаны реликвии?". ¶
Tatreko vīsavassasatiko thero – "asukaṭṭhāne dhātunidhāna"nti na jānāmi, mayhaṃ pana pitā mahāthero maṃ sattavassakāle mālācaṅkoṭakaṃ gāhāpetvā – "ehi sāmaṇera, asukagacchantare pāsāṇathūpo atthi, tattha gacchāmā"ti gantvā pūjetvā – "imaṃ ṭhānaṃ upadhāretuṃ vaṭṭati sāmaṇerā"ti āha. Тогда один 120-летний старший монах: "Я не знаю такого, что в таком-то месте спрятаны реликвии, но мой отец - великий старейшина, когда мне было семь лет, дал корзину с гирляндами и сказал "идём, саманера, на такой-то дороге есть каменная ступа, пойдём туда" и придя, выразив почтение "саманера, нужно знать это место".
Ahaṃ ettakaṃ jānāmi mahārājāti āha. Вот что я знаю, о великий правитель" - так сказал.
Rājā "etadeva ṭhāna"nti vatvā gacche hāretvā pāsāṇathūpañca paṃsuñca apanetvā heṭṭhā sudhābhūmiṃ addasa. Правитель сказал "только это место", разобрал каменную ступу и убрав землю внизу увидел отштукатуренную поверхность.
Tato sudhañca iṭṭhakāyo ca hāretvā anupubbena pariveṇaṃ oruyha sattaratanavālukaṃ asihatthāni ca kaṭṭharūpakāni samparivattakāni addasa. Убрав штукатурку и кирпичи, постепенно опускаясь в помещение, увидел крошку из семи драгоценный камней, ручки мечей, лежащие деревянные фигуры.
So yakkhadāsake pakkosāpetvā balikammaṃ kāretvāpi neva antaṃ na koṭiṃ passanto devatānaṃ namassamāno – "ahaṃ imā dhātuyo gahetvā caturāsītiyā vihārasahassesu nidahitvā sakkāraṃ karomi, mā me devatā antarāyaṃ karontū"ti āha. ¶ Он, призвав служителей яккхов (божеств), совершив омовение не увидев ни конца ни начала выразил почтение божествам, сказав: "я заберу эти реликвии и помещу их в 84000 монастырей и буду выражать почтение, пусть божества не создают препятствий". ¶
Sakko devarājā cārikaṃ caranto taṃ disvā vissakammaṃ āmantesi – "tāta, asoko dhammarājā 'dhātuyo nīharissāmī'ti pariveṇaṃ otiṇṇo, gantvā kaṭṭharūpakāni hārehī"ti. Правитель божеств Сакка в процессе своих путешествий увидев его обратился к Виссакамме: "любезный, праведный правитель Асока спустился в помещение, чтобы забрать реликвии, пойди и убери деревянные фигуры".
So pañcacūḷagāmadārakavesena gantvā rañño purato dhanuhattho ṭhatvā – "harāmi mahārājā"ti āha. Он пришёл в облике пяти маленьких деревенских ребятишек, встал перед правителем с луком в руках и сказал "я убираю, о великий правитель?".
"Hara, tātā"ti saraṃ gahetvā sandhimhiyeva vijjhi, sabbaṃ vippakiriyittha. "Убирай, любезный". Взяв стрелу он выпустил их в скопление, все они были уничтожены.
Atha rājā āviñchane bandhaṃ kuñcikamuddikaṃ gaṇhi, maṇikkhandhaṃ passi. Тогда правитель взялся за верёвку, открывающую щеколду, и увидел кучу драгоценных камней.
"Anāgate daliddarājā imaṃ maṇiṃ gahetvā dhātūnaṃ sakkāraṃ karotū"ti puna akkharāni disvā kujjhitvā – "mādisaṃ nāma rājānaṃ daliddarājāti vattuṃ ayutta"nti punappunaṃ ghaṭetvā dvāraṃ vivarāpetvā antogehaṃ paviṭṭho. ¶ Увидев также буквы "в будущем нищий правитель, убрав этот камень будет выражать почтение реликвиям" разозлился "не надлежит такого правителя как я называть нищим правителем", снова и снова прилагая усилия открыл дверь и вошёл в помещение. ¶
Aṭṭhārasavassādhikānaṃ dvinnaṃ vassasatānaṃ upari āropitadīpā tatheva pajjalanti. Приготовленные более 218 лет назад светильники тут же загорелись.
Nīluppalapupphāni taṅkhaṇaṃ āharitvā āropitāni viya, pupphasanthāro taṅkhaṇaṃ santhato viya, gandhā taṃ muhuttaṃ pisitvā ṭhapitā viya rājā suvaṇṇapaṭṭaṃ gahetvā – "anāgate piyadāso nāma kumāro chattaṃ ussāpetvā asoko nāma dhammarājā bhavissati so imā dhātuyo vitthārikā karissatī"ti vācetvā – "diṭṭho bho, ahaṃ ayyena mahākassapattherenā"ti vatvā vāmahatthaṃ ābhujitvā dakkhiṇena hatthena apphoṭesi. Синие водяные лилии мгновенно появились как будто были специально приготовлены, цветочное покрытие мгновенно стало как будто только что сделано, благоухания мгновенно растёрлись как будто только что поставлены. Правитель взял золотую табличку и прочитал "В будущем принц Пиядасо взойдёт на престол и станет праведным правителем Асокой. Он распространит эти реликвии" и сказал: "я встретился с почтенным старшим монахом Махакассапой". Согнув левую руку, правой рукой щёлкнул пальцами.
So tasmiṃ ṭhāne paricaraṇadhātumattameva ṭhapetvā sesā dhātuyo gahetvā dhātugehaṃ pubbe pihitanayeneva pidahitvā sabbaṃ yathāpakatiyāva katvā upari pāsāṇacetiyaṃ patiṭṭhāpetvā caturāsītiyā vihārasahassesu dhātuyo patiṭṭhāpetvā mahāthere vanditvā pucchi – "dāyādomhi, bhante, buddhasāsane"ti. Он в этом месте оставил реликвии в достаточном для почитания объёме, остальные забрал, потом закрыв хранилище как оно было, всё сделал как было раньше, восстановив сверху каменный памятник, поместил реликвии в 84000 монастырей и поприветствовав старшего монаха спросил: "почтенный, являюсь ли я наследником системы Будды?".
Kissa dāyādo tvaṃ, mahārāja, bāhirako tvaṃ sāsanassāti. "О великий правитель, какой ты наследник? Твоя система является посторонней (не буддийской)."
Bhante, channavutikoṭidhanaṃ vissajjetvā caturāsīti vihārasahassāni kāretvā ahaṃ na dāyādo, añño ko dāyādoti? "Почтенный, я построил 84000 монастырей, потратив на это богатств в 96 мириадов. Если я не наследник, то кто наследник? "
Paccayadāyako nāma tvaṃ mahārāja, yo pana attano puttañca dhītarañca pabbājeti, ayaṃ sāsane dāyādo nāmāti. "О великий правитель, ты - даритель принадлежностей. Но тот, кто своего сына и дочь отдаст в монахи, тот зовётся наследником системы [Будды]."
So puttañca dhītarañca pabbājesi. Он отдал в монахи сына и дочь.
Atha naṃ therā āhaṃsu – "idāni, mahārāja, sāsane dāyādosī"ti. ¶ Тогда ему старшие монахи сказали: "теперь, о великий правитель, ты наследник системы Будды". ¶
Evametaṃbhūtapubbanti evaṃ etaṃ atīte dhātunidhānampi jambudīpatale bhūtapubbanti. "Так это было в прошлом": так в прошлом происходило это захоронение реликвий в Джамбудипе.
Tatiyasaṅgītikārāpi imaṃ padaṃ ṭhapayiṃsu. ¶ Это предложение добавлено на третьем соборе. ¶
Aṭṭhadoṇaṃ cakkhumato sarīrantiādigāthāyo pana tambapaṇṇidīpe therehi vuttāti. ¶ "Восемь порций реликвий Обладающего [особым] зрением" и т.д. сказано старшими монахами из района Тамбапанни. ¶
Iti sumaṅgalavilāsiniyā dīghanikāyaṭṭhakathāyaṃ ¶
<<Назад
Последнее слово Татхагаты. Окончательное Освобождение. Почести телу Будды.
Оглавление

Редакция перевода от 09.09.2019 09:49