Глава 4

Опубликовано khantibalo от 5 июля, 2018 - 12:45
<<Назад
Глава 3
Оглавление Далее>>
Книга 6. Сравнения
Пали - CST Русский - А.В. Парибок Комментарии
4. Anumānavaggo ¶
1. Anumānapañho ¶
1. Atha kho milindo rājā yenāyasmā nāgaseno tenupasaṅkami, upasaṅkamitvā āyasmantaṃ nāgasenaṃ abhivādetvā ekamantaṃ nisīdi, ekamantaṃ nisinno kho milindo rājā ñātukāmo sotukāmo dhāretukāmo ñāṇālokaṃ daṭṭhukāmo aññāṇaṃ bhinditukāmo ñāṇālokaṃ uppādetukāmo avijjandhakāraṃ nāsetukāmo adhimattaṃ dhitiñca ussāhañca satiñca sampajaññañca upaṭṭhapetvā āyasmantaṃ nāgasenaṃ etadavoca "bhante nāgasena, kiṃ pana buddho tayā diṭṭho"ti. Итак, царь Милинда пришел туда, где был достопочтенный Нагасена. Придя, он приветствовал достопочтенного Нагасену и сел подле. И, сидя подле, царь Милинда, стремясь узнать, стремясь услышать, стремясь запомнить, стремясь узреть свет знания, стремясь развеять незнание, стремясь породить свет знания, стремясь истребить тьму незнания, собрал все свое хладнокровие, решимость, памятование, понимание и спросил достопочтенного Нагасену: – Скажи, почтенный Нагасена, ты видел Просветленного?
"Na hi, mahārājā"ti. – Нет, государь.
"Kiṃ pana te ācariyehi buddho diṭṭho"ti? – Ну а учители твои видели Просветленного?
"Na hi, mahārājā"ti. – Нет, государь.
"Bhante nāgasena, na kira tayā buddho diṭṭho, nāpi kira te ācariyehi buddho diṭṭho, tena hi, bhante nāgasena, natthi buddho, na hettha buddho paññāyatī"ti. ¶ – Что же, почтенный Нагасена, ни ты не видел Просветленного, ни твои учители не видели Просветленного. Стало быть, почтенный Нагасена, нет Просветленного, невозможно усмотреть Просветленного. ¶
"Atthi pana te, mahārāja, pubbakā khattiyā, ye te tava khattiyavaṃsassa pubbaṅgamā"ti? – Скажи, государь, а есть ли кшатрии прошлого, предки твоего кшатрийского рода?
"Āma, bhante. – Да, почтенный,
Ko saṃsayo, atthi pubbakā khattiyā, ye mama khattiyavaṃsassa pubbaṅgamā"ti. несомненно, есть кшатрии прошлого, предки моего кшатрийского рода.
"Diṭṭhapubbā tayā, mahārāja, pubbakā khattiyā"ti? – А видел ли ты когда-либо кшатриев прошлого, государь?
"Na hi bhante"ti. – Нет, почтенный.
"Ye pana taṃ, mahārāja, anusāsanti purohitā senāpatino akkhadassā mahāmattā, tehi pubbakā khattiyā diṭṭhapubbā"ti? – А скажем, те, кто тебя обучал,– придворные жрецы, полководцы, судьи, сановники – они видели когда-либо кшатриев прошлого?
"Na hi bhante"ti. – Нет, почтенный.
"Yadi pana te, mahārāja, pubbakā khattiyā na diṭṭhā, nāpi kira te anusāsakehi pubbakā khattiyā diṭṭhā, tena hi natthi pubbakā khattiyā, na hettha pubbakā khattiyā paññāyantī"ti. ¶ – Так если, государь, ни ты не видел кшатриев прошлого, ни обучавшие тебя не видели кшатриев прошлого, то где же эти кшатрии прошлого? Невозможно усмотреть кшатриев прошлого. ¶
"Dissanti, bhante nāgasena, pubbakānaṃ khattiyānaṃ anubhūtāni paribhogabhaṇḍāni. – Но можно видеть то, чем пользовались кшатрии прошлого, почтенный Нагасена,
Seyyathidaṃ, setacchattaṃ uṇhīsaṃ pādukā vālabījanī khaggaratanaṃ mahārahāni ca sayanāni. а именно: белый зонт, тюрбан, сандалии, опахало из хвоста яка, драгоценный меч, роскошные ложа.
Yehi mayaṃ jāneyyāma saddaheyyāma 'atthi pubbakā khattiyā'ti. Через это, почтенный, мы можем узнать и поверить, что кшатрии прошлого действительно есть.
"Evameva kho, mahārāja, mayampetaṃ bhagavantaṃ jāneyyāma saddaheyyāma. – Вот точно так же, государь, и мы можем узнать о Блаженном и поверить в него.
Atthi taṃ kāraṇaṃ, yena mayaṃ kāraṇena jāneyyāma saddaheyyāma 'atthi so bhagavā'ti. Есть такое основание, почему мы можем узнать и поверить, что Блаженный действительно есть.
Katamaṃ taṃ kāraṇaṃ? Вот это основание:
Atthi kho, mahārāja, tena bhagavatā jānatā passatā arahatā sammāsambuddhena anubhūtāni paribhogabhaṇḍāni. есть ведь, государь, то, чем пользовался Блаженный, знающий и видящий, святой, истинновсепросветленный,
Seyyathidaṃ, cattāro satipaṭṭhānā cattāro sammappadhānā cattāro iddhipādā pañcindriyāni pañca balāni satta bojjhaṅgā ariyo aṭṭhaṅgiko maggo, yehi sadevako loko jānāti saddahati 'atthi so bhagavā'ti. а именно: четыре постановки памятования, четыре истинных начинания, четыре основы сверхобычных сил, пять орудий, пять сил, семь звеньев просветления, арийская восьмизвенная стезя. Через это весь мир с богами знает и верит, что Блаженный действительно есть.
Iminā, mahārāja, kāraṇena iminā hetunā iminā nayena iminā anumānena ñātabbo 'atthi so bhagavā'ti. ¶ Вот исходя из такого основания, такой причины, такого способа, такого вывода, можно узнать, что Блаженный действительно есть: ¶
"'Bahū jane tārayitvā, nibbuto upadhikkhaye; ¶ Людей переправив множество, В нирвану ушел безопорную. ¶
Anumānena ñātabbaṃ, atthi so dvipaduttamo"'ti. ¶ Поэтому можно вывести: Он есть, совершенный муж! ¶
"Bhante nāgasena, opammaṃ karohī"ti. – Почтенный Нагасена, приведи сравнение.
"Yathā, mahārāja, nagaravaḍḍhakī nagaraṃ māpetukāmo paṭhamaṃ tāva samaṃ anunnatamanonataṃ asakkharapāsāṇaṃ nirupaddavamanavajjaṃ ramaṇīyaṃ bhūmibhāgaṃ anuviloketvā yaṃ tattha visamaṃ, taṃ samaṃ kārāpetvā khāṇukaṇṭakaṃ visodhāpetvā tattha nagaraṃ māpeyya sobhanaṃ vibhattaṃ bhāgaso mitaṃ ukkiṇṇaparikhāpākāraṃ daḷhagopuraṭṭālakoṭṭakaṃ puthucaccaracatukkasandhisiṅghāṭakaṃ sucisamatalarājamaggaṃ suvibhattaantarāpaṇaṃ ārāmuyyānataḷākapokkharaṇiudapānasampannaṃ bahuvidhadevaṭṭhānappaṭimaṇḍitaṃ sabbadosavirahitaṃ, so tasmiṃ nagare sabbathā vepullattaṃ patte aññaṃ desaṃ upagaccheyya, atha taṃ nagaraṃ aparena samayena iddhaṃ bhaveyya phītaṃ subhikkhaṃ khemaṃ samiddhaṃ sivaṃ anītikaṃ nirupaddavaṃ nānājanasamākulaṃ, puthū khattiyā brāhmaṇā vessā suddā hatthārohā assārohā rathikā pattikā dhanuggahā tharuggahā celakā calakā piṇḍadāyakā uggā rājaputtā pakkhandino mahānāgā sūrā vammino yodhino dāsikaputtā bhaṭiputtā [dāsaputtā bhaṭṭiputtā (sī. pī.)] mallakā gaṇakā āḷārikā sūdā kappakā nahāpakā cundā mālākārā suvaṇṇakārā sajjhukārā sīsakārā tipukārā lohakārā vaṭṭakārā ayokārā maṇikārā pesakārā kumbhakārā veṇukārā loṇakārā cammakārā rathakārā dantakārā rajjukārā kocchakārā suttakārā vilīvakārā dhanukārā jiyakārā usukārā cittakārā raṅgakārā rajakā tantavāyā tunnavāyā heraññikā dussikā gandhikā tiṇahārakā kaṭṭhahārakā bhatakā paṇṇikā phalikā [phallikā (sī. pī.)] mūlikā odanikā pūvikā macchikā maṃsikā majjikā naṭakā naccakā laṅghakā indajālikā vetālikā mallā chavaḍāhakā pupphachaḍḍakā venā nesādā gaṇikā lāsikā kumbhadāsiyo sakkayavanacīnavilātā ujjenakā bhārukacchakā kāsikosalā parantakā māgadhakā sāketakā soreyyakā [soraṭṭhakā (sī. pī.)] pāveyyakā koṭumbaramāthurakā alasandakasmīragandhārā taṃ nagaraṃ vāsāya upagatā nānāvisayino janā navaṃ suvibhattaṃ adosamanavajjaṃ ramaṇīyaṃ taṃ nagaraṃ passitvā anumānena jānanti 'cheko vata bho so nagaravaḍḍhakī, yo imassa nagarassa māpetā'ti. – Представь, государь, что некогда зодчий решил заложить город. Для начала он высмотрел место: не высокое, не низкое, не скалистое, не каменистое, лишенное каких-либо изъянов и пороков, радующее глаз; распорядился, чтобы на нем выровняли неровности, выкорчевали пни и колючие кусты, а затем заложил там город – великолепный, соразмерный, выверенный в частях, окруженный рвом и обводной стеной, с мощно укрепленными воротами и сторожевыми башнями, с множеством площадей, перекрестков, распутий и разъездов, с чистой и ровной царской дорогой, удобно расположенным базаром, обильный парками, садами, прудами, водоемами, колодцами, блистающий храмами многим богам, лишенный любых изъянов. Когда же все в этом городе наладилось, зодчий ушел в другую страну. А город спустя некоторое время стал богатым, цветущим, изобильным, уютным, благоденствующим, процветающим, безопасным и благополучным, привлекающим разный люд. И вот множество кшатриев, брахманов, вайшьев, шудр, сражающихся на слонах воинов, конников, колесничих, пехотинцев, лучников, меченосцев, знаменосцев, командиров, обозной прислуги, удалых раджпутов, лихих и неистовых витязей, бьющихся в броне, отрядов из сыновей рабов и наемных слуг, отрядов борцов, поваров, кухарей; цирюльников, банщиков, кузнецов, цветочников, мастеров по золоту, серебру, свинцу, по олову, по меди, по бронзе, по железу, ювелиров, мельников, гончаров, солеваров, кожевников, тележников, мастеров по слоновой кости, канатчиков, изготовителей гребней, прядильщиков хлопка, корзинщиков, мастеров, делающих луки, тетивы, стрелы, художников, изготовителей красок, красильщиков, ткачей, портных, пробирщиков, торговцев тканями, парфюмеров, травоносов, дровоносов, наемных слуг, собирателей листьев, плодов, кореньев, продавцов рисовой каши вразнос, пирожников, рыбников, мясников, винокуров, актеров, плясунов, акробатов, фокусников, борцов, сжигателей трупов, выбрасывателей увядших цветов, гадальщиков, нишадов, блудниц, храмовых танцовщиц, распутниц, стихотворцев – множество людей из страны шаков, греков, Китая и Вилаты, из Уджайна, Бхригукаччхи, Каши, Кошалы с прилегающими областями, из Магадхи, Сакеты, Саураштры, из. Патхеи, из Котумбары и Матхуры, из Александрии, Кашмира, Гандхары794 приехали жить в этот город из разных мест и видят, что город новый, построен хорошо, лишен каких-либо изъянов и недостатков, радует глаз, и могут поэтому заключить: «А умелым был, должно быть, зодчий, что город этот построил».
Evameva kho, mahārāja, so bhagavā asamo asamasamo appaṭisamo asadiso atulo asaṅkhyeyo appameyyo aparimeyyo amitaguṇo guṇapāramippatto anantadhiti anantatejo anantavīriyo anantabalo buddhabalapāramiṃ gato sasenamāraṃ parājetvā diṭṭhijālaṃ padāletvā avijjaṃ khepetvā vijjaṃ uppādetvā dhammukkaṃ dhārayitvā sabbaññutaṃ pāpuṇitvā vijitasaṅgāmo dhammanagaraṃ māpesi. ¶ И вот, государь, точно так же Блаженный – бесподобный, ни равного, ни подобного себе не имеющий, несравненный, неисповедимый, неисчислимый, неохватный, неизмеримый, бесконечно достойный, достигший пределов достоинств просветленного, обладающий безмерной стойкостью, безмерным духовным жаром, безмерным усилием, безмерной силой, обретший запредельность силы просветленного – развеял Мару с его воинством, прорвал сети лжемудрия, попрал неведение, породил ведение, воздел светоч Учения, обрел всезнание и, в битве непобедимый и победивший, воздвиг град Учения. ¶
"Bhagavato kho, mahārāja, dhammanagaraṃ sīlapākāraṃ hiriparikhaṃ ñāṇadvārakoṭṭhakaṃ vīriyaaṭṭālakaṃ saddhāesikaṃ satidovārikaṃ paññāpāsādaṃ suttantacaccaraṃ abhidhammasiṅghāṭakaṃ vinayavinicchayaṃ satipaṭṭhānavīthikaṃ, tassa kho pana, mahārāja, satipaṭṭhānavīthiyaṃ evarūpā āpaṇā pasāritā honti. У Блаженного, государь, в граде Учения обводная стена – нравственность, ров – совестливость, надвратная башня – знание, сторожевая вышка – усилие, мачта – вера, привратник – памятование, дворец – мудрость, Корзина Сутр – площадь, Корзина Абхидхармы – перекресток, Корзина Устава – судилище, постановка памятования – улица. А на этой улице, на постановке памятования, вот какие, государь, торговые ряды расположены:
Seyyathīdaṃ, pupphāpaṇaṃ gandhāpaṇaṃ phalāpaṇaṃ agadāpaṇaṃ osadhāpaṇaṃ amatāpaṇaṃ ratanāpaṇaṃ sabbāpaṇa"nti. ¶ цветочный ряд, благовонный ряд, плодовый ряд, противоядий ряд, лекарственный ряд, бессмертного нектара ряд, драгоценностей ряд, всяческий ряд795. ¶
"Bhante nāgasena, katamaṃ buddhassa bhagavato pupphāpaṇa"nti? – Почтенный Нагасена, что такое у Блаженного, Просветлённого цветочный ряд?
"Atthi kho pana, mahārāja, tena bhagavatā jānatā passatā arahatā sammāsambuddhena ārammaṇavibhattiyo akkhātā. – Блаженный, знающий и зрящий, святой, истинновсепросветленный, описал, государь, разновидности предметов для созерцания796,
Seyyathīdaṃ, aniccasaññā dukkhasaññā anattasaññā asubhasaññā ādīnavasaññā pahānasaññā virāgasaññā nirodhasaññā sabbaloke anabhiratisaññā sabbasaṅkhāresu aniccasaññā ānāpānassati uddhumātakasaññā vinīlakasaññā vipubbakasaññā vicchiddakasaññā vikkhāyitakasaññā vikkhittakasaññā hatavikkhittakasaññā lohitakasaññā puḷavakasaññā aṭṭhikasaññā mettāsaññā karuṇāsaññā muditāsaññā upekkhāsaññā maraṇānussati kāyagatāsati, ime kho, mahārāja, buddhena bhagavatā ārammaṇavibhattiyo akkhātā. а именно: «все бренно», «все без самости», отвратительное, бедственное, оставление, бесстрастие, пресечение, непристращение к чему бы тони было, бренность всех слагаемых, памятование с дыханием, вздувшийся труп, посинелый труп, разлагающийся труп, разползшийся труп, обглоданный труп, растерзанный труп, растерзанный труп убитого, кровавый труп, кишащий червями труп, скелет, доброту, сострадание, сорадование, равностность, памятование о смерти, памятование о теле797. Вот такие разновидности предметов для созерцания, государь, описал Блаженный, Просветленный.
Tattha yo koci jarāmaraṇā muccitukāmo, so tesu aññataraṃ ārammaṇaṃ gaṇhāti, tena ārammaṇena rāgā vimuccati, dosā vimuccati, mohā vimuccati, mānato vimuccati, diṭṭhito vimuccati, saṃsāraṃ tarati, taṇhāsotaṃ nivāreti, tividhaṃ malaṃ visodheti, sabbakilese upahantvā amalaṃ virajaṃ suddhaṃ paṇḍaraṃ ajātiṃ ajaraṃ amaraṃ sukhaṃ sītibhūtaṃ abhayaṃ nagaruttamaṃ nibbānanagaraṃ pavisitvā arahatte cittaṃ vimoceti, idaṃ vuccati mahārāja 'bhagavato pupphāpaṇa'nti. ¶ И каждый, кто стремится к избавлению от старости и смерти, берет какой-либо из этих предметов и избавляется этим предметом созерцания от страсти, избавляется от враждебности, избавляется от заблуждения, избавляется от гордости, избавляется от лжемудрия798, вырывается из мирского кружения, высушивает поток влечения, счищает с себя тройную грязь799, искореняет все аффекты и, вступив в не пятнаемый грязью и пылью, чистый, светлый, нерожденный, нестареющий, неумирающий, счастливый, блаженнопрохладный, безопасный град нирваны, в лучший из городов, становится святым и освобождает свою мысль. Вот что, государь, называется у Блаженного цветочным рядом. ¶
"'Kammamūlaṃ gahetvāna, āpaṇaṃ upagacchatha; ¶ Покупайте на базаре, Где деяниями платят, ¶
Ārammaṇaṃ kiṇitvāna, tato muccatha muttiyā"'ti. ¶ Созерцания предметы – Истинно, освободитесь. ¶
"Bhante nāgasena, katamaṃ buddhassa bhagavato gandhāpaṇa"nti? – Почтенный Нагасена, что такое у Блаженного, Просветлённого благовонный ряд?
"Atthi kho pana, mahārāja, tena bhagavatā sīlavibhattiyo akkhātā, yena sīlagandhena anulittā bhagavato puttā sadevakaṃ lokaṃ sīlagandhena dhūpenti sampadhūpenti, disampi anudisampi anuvātampi paṭivātampi vāyanti ativāyanti, pharitvā tiṭṭhanti. – Блаженный описал, государь, разные виды нравственности800. Благовонной нравственностью умащенные, сыны Блаженного, Просветленного весь мир с богами благовонной нравственностью напаивают и пропитывают; во все главные и промежуточные стороны801, по ветру и против ветра веет от них и все кругом овевает благоуханный дух и в воздухе стоит.
Katamā tā sīlavibhattiyo? Вот эти разные виды нравственности:
Saraṇasīlaṃ pañcaṅgasīlaṃ aṭṭhaṅgasīlaṃ dasaṅgasīlaṃ pañcuddesapariyāpannaṃ pātimokkhasaṃvarasīlaṃ. нравственный приход к прибежищу, пятичленная нравственность, восьмизвенная нравственность, десятизвенная нравственность и нравственность всех пяти разделов Уставных Начал802.
Idaṃ vuccati, mahārāja, 'bhagavato gandhāpaṇa'nti. Вот что, государь, называется у Блаженного благовонным рядом.
Bhāsitampetaṃ, mahārāja, bhagavatā devātidevena – ¶ Ведь есть, государь, изречение Блаженного, бога богов: ¶
"'Na pupphagandho paṭivātameti, na candanaṃ taggaramallikā vā; ¶ «Цветов благоухание, сандала, Татары, маллики разносит ветер. ¶
Satañca gandho paṭivātameti, sabbā disā sappuriso pavāyati [pavāti (sī. pī.) dha. pa. 54 passitabbaṃ]. ¶ Но праведности дух благоуханный Без ветра овевает все вокруг»803. ¶
"'Candanaṃ tagaraṃ vāpi, uppalaṃ atha vassikī; ¶ «Что фимиам сандала или тагары? Что аромат кувшинки или варшики? ¶
Etesaṃ gandhajātānaṃ, sīlagandho anuttaro. ¶ Их ароматов много превосходнее Благоуханье чистой добродетели»804. ¶
"'Appamatto ayaṃ gandho, yvāyaṃ tagaracandanaṃ; ¶ «Доступны и стоят немногого Куренья сандала и тагары. ¶
Yo ca sīlavataṃ gandho, vāti devesu uttamo"'ti. ¶ Лишь нравственность, благоухая, Восходит до самых небес»805. ¶
"Bhante nāgasena, katamaṃ buddhassa bhagavato phalāpaṇa"nti? – Почтенный Нагасена, что такое у Блаженного, Просветлённого плодовый ряд?
"Phalāni kho, mahārāja, bhagavatā akkhātāni. – Блаженный описал плоды, государь,
Seyyathīdaṃ, sotāpattiphalaṃ sakadāgāmiphalaṃ anāgāmiphalaṃ arahattaphalaṃ suññataphalasamāpatti animittaphalasamāpatti appaṇihitaphalasamāpatti. вот они: плод обретения слуха, плод возвращения единожды, плод безвозвратности, плод святости, плод овладения через пустоту, плод овладения через бессвойственность, плод овладения через неприлагание806.
Tattha yo koci yaṃ phalaṃ icchati, so kammamūlaṃ datvā patthitaṃ phalaṃ kiṇāti. И каждый, кому нужен какой-то плод, платит за него своими деяниями и получает искомый плод –
Yadi sotāpattiphalaṃ, yadi sakadāgāmiphalaṃ, yadi anāgāmiphalaṃ, yadi arahattaphalaṃ, yadi suññataphalasamāpattiṃ, yadi animittaphalasamāpattiṃ, yadi appaṇihitaphalasamāpattiṃ. будь то плод обретения слуха, или плод возвращения единожды, или плод безвозвратности, или плод святости, или плод овладения через пустоту, или плод овладения через бессвойственность, или плод овладения через неприлагание.
Yathā, mahārāja, kassaci purisassa dhuvaphalo ambo bhaveyya, so na tāva tato phalāni pāteti, yāva kayikā na āgacchanti, anuppatte pana kayike mūlaṃ gahetvā evaṃ ācikkhati 'ambho purisa eso kho dhuvaphalo ambo, tato yaṃ icchasi, ettakaṃ phalaṃ gaṇhāhi salāṭukaṃ vā dovilaṃ vā kesikaṃ vā āmaṃ vā pakkaṃ vā'ti, so tena attanā dinnamūlena yadi salāṭukaṃ icchati, salāṭukaṃ gaṇhāti, yadi dovilaṃ icchati, dovilaṃ gaṇhāti, yadi kesikaṃ icchati, kesikaṃ gaṇhāti, yadi āmakaṃ icchati, āmakaṃ gaṇhāti, yadi pakkaṃ icchati, pakkaṃ gaṇhāti. Представь, государь, что у некоего человека есть манговое дерево, исправно плодоносящее каждый год. Урожай он не снимает до тех пор, пока не объявятся покупатели. Если покупатель пришел, то он берет с него деньги и предлагает: «Ну, любезный, дерево и манго на нем перед тобой, что хочешь, то с него и рви: можно незрелый плод, можно созревающий, можно с пушком, можно зеленый, можно зрелый», и покупатель берет за свои деньги, что хочет: если хочет незрелый плод – берет незрелый, хочет созревающий – берет созревающий, хочет с пушком – берет с пушком, хочет зеленый – берет зеленый, хочет зрелый – берет зрелый.
Evameva kho, mahārāja, yo yaṃ phalaṃ icchati, so kammamūlaṃ datvā patthitaṃ phalaṃ gaṇhāti, yadi sotāpattiphalaṃ - pe - yadi appaṇihitaphalasamāpattiṃ, idaṃ vuccati, mahārāja, 'bhagavato phalāpaṇa'nti. ¶ Вот точно так же, государь, каждый, кому нужен какой-то плод, платит за него своими деяниями и получает искомый плод – будь то плод обретения слуха (---) или плод овладения через неприлагание. Вот что, государь, называется у Блаженного плодовым рядом. ¶
"'Kammamūlaṃ janā datvā, gaṇhanti amatamphalaṃ; ¶ Ценой своих деяний люди Покупают плод бессмертья. ¶
Tena te sukhitā honti, ye kītā amatapphala"'nti. ¶ Счастливыми пребудут те, Что купили плод бессмертья. ¶
"Bhante nāgasena, katamaṃ buddhassa bhagavato agadāpaṇa"nti? – Почтенный Нагасена, что такое у Блаженного, Просветлённого противоядий ряд?
"Agadāni kho, mahārāja, bhagavatā akkhātāni, yehi agadehi so bhagavā sadevakaṃ lokaṃ kilesavisato parimoceti. – Блаженный описал противоядия, государь. Этими противоядиями Блаженный весь мир с богами исцеляет от отравлений-аффектов.
Katamāni pana tāni agadāni? Вот каковы эти противоядия –
Yānimāni, mahārāja, bhagavatā cattāri ariyasaccāni akkhātāni. это, государь, четыре арийские истины, что возвестил Блаженный,
Seyyathīdaṃ, dukkhaṃ ariyasaccaṃ dukkhasamudayaṃ ariyasaccaṃ dukkhanirodhaṃ ariyasaccaṃ dukkhanirodhagāminī paṭipadā ariyasaccaṃ, tattha ye keci aññāpekkhā catusaccaṃ dhammaṃ suṇanti, te jātiyā parimuccanti, jarāya parimuccanti, maraṇā parimuccanti, sokaparidevadukkhadomanassupāyāsehi parimuccanti, idaṃ vuccati mahārāja 'bhagavato agadāpaṇa'nti. ¶ а именно: арийская истина о тяготе, арийская истина о сложении тягот, арийская истина о пресечении тягот, арийская истина о верном пути, ведущем к пресечению тягот. И те, кто слышит четыре истины с установкой на высшее прозрение,– те избавляются от рождения, избавляются от старости, избавляются от смерти, избавляются от печали, стенаний, боли, уныния, отчаяния. Вот что, государь, называется у Блаженного противоядий рядом. ¶
"'Ye keci agadā loke [loke agadā (pī.)], visānaṃ paṭibāhakā; ¶ Средь всех противоядий мира, Спасающих от отравлений, ¶
Dhammāgadasamaṃ natthi, etaṃ pivatha bhikkhavo"'ti. ¶ Ничто с Ученьем не сравнится. Примите же его, монахи. ¶
"Bhante nāgasena, katamaṃ buddhassa bhagavato osadhāpaṇa"nti? – Почтенный Нагасена, что такое у Блаженного, Просветлённого лекарственный ряд?
"Osadhāni kho, mahārāja, bhagavatā akkhātāni, yehi osadhehi so bhagavā devamanusse tikicchati. – Блаженный описал лекарства, государь. Этими лекарствами Блаженный врачует богов и людей.
Seyyathīdaṃ, cattāro satipaṭṭhānā cattāro sammappadhānā cattāro iddhipādā pañcindriyāni pañca balāni satta bojjhaṅgā ariyo aṭṭhaṅgiko maggo, etehi osadhehi bhagavā micchādiṭṭhiṃ vireceti, micchāsaṅkappaṃ vireceti, micchāvācaṃ vireceti, micchākammantaṃ vireceti, micchāājīvaṃ vireceti, micchāvāyāmaṃ vireceti, micchāsatiṃ vireceti, micchāsamādhiṃ vireceti, lobhavamanaṃ kāreti, dosavamanaṃ kāreti, mohavamanaṃ kāreti, mānavamanaṃ kāreti, diṭṭhivamanaṃ kāreti, vicikicchāvamanaṃ kāreti, uddhaccavamanaṃ kāreti, thinamiddhavamanaṃ kāreti, ahirikānottappavamanaṃ kāreti, sabbakilesavamanaṃ kāreti, idaṃ vuccati, mahārāja, 'bhagavato osadhāpaṇa'nti. ¶ Вот они: четыре постановки памятования, четыре истинных начинания, четыре основы сверхобычных сил, пять орудий, пять сил, семь звеньев просветления, арийская восьмизвенная стезя. Эти лекарства Блаженного – людям слабительное: их прослабит ложным воззрением, прослабит ложным намерением, прослабит ложной речью, прослабит ложными делами, прослабит ложным образом жизни, прослабит ложным усилием, прослабит ложным памятованием, прослабит ложным сосредоточением, вырвет жадностью, вырвет враждебностью, вырвет заблуждением, вырвет гордостью, вырвет лжемудрием, вырвет сомнениями, вырвет легкомыслием, вырвет вялостью и сонливостью, вырвет бессовестностью и бесстыдством – всеми аффектами вырвет807. Вот что, государь, называется у Блаженного лекарственным рядом. ¶
"'Ye keci osadhā loke, vijjanti vividhā bahū; ¶ Средь многих и разнообразных Лекарств, что сыщутся на свете, ¶
Dhammosadhasamaṃ natthi, etaṃ pivatha bhikkhavo. ¶ Ничто с Ученьем не сравнится. Примите же его, монахи. ¶
"'Dhammosadhaṃ pivitvāna, ajarāmaraṇā siyuṃ; ¶ Ведь от Учения-лекарства – Конец и старости и смерти. ¶
Bhāvayitvā ca passitvā, nibbutā upadhikkhaye"'ti. ¶ От виденья и освоенья Придете к истощенью жажды И несложённому покою. ¶
"Bhante nāgasena, katamaṃ buddhassa bhagavato amatāpaṇa"nti? – Почтенный Нагасена, что такое у Блаженного, Просветлённого бессмертного нектара ряд?
"Amataṃ kho, mahārāja, bhagavatā akkhātaṃ, yena amatena so bhagavā sadevakaṃ lokaṃ abhisiñci, yena amatena abhisittā devamanussā jātijarābyādhimaraṇasokaparidevadukkhadomanassupāyāsehi parimucciṃsu. – Блаженный описал бессмертный нектар, государь; этим нектаром Блаженный окропил весь мир с богами, и боги и люди, что были окроплены этим нектаром, освободились от рождения, старости, смерти, печали, стенаний, боли, уныния, отчаяния.
Katamaṃ taṃ amataṃ? Каков же этот нектар?
Yadidaṃ kāyagatāsati. Это памятование о теле.
Bhāsitampetaṃ, mahārāja, bhagavatā devātidevena 'amataṃ te, bhikkhave, paribhuñjanti, ye kāyagatāsatiṃ paribhuñjantī'ti. Ведь есть, государь, изречение Блаженного, бога богов: «Тот, о монахи, бессмертного нектара отведает, кто памятования о теле отведает»808.
Idaṃ vuccati, mahārāja, 'bhagavato amatāpaṇa'nti. ¶ Вот что, государь, называется у Блаженного рядом бессмертного нектара. ¶
"'Byādhitaṃ janataṃ disvā, amatāpaṇaṃ pasārayi; ¶ Терзаемым болезнью людям Он предложил нектар бессмертья: ¶
Kammena taṃ kiṇitvāna, amataṃ ādetha bhikkhavo"'ti. ¶ Деяниями заплатите, И будет ваш нектар бессмертный. ¶
"Bhante nāgasena, katamaṃ buddhassa bhagavato ratanāpaṇa"nti? – Почтенный Нагасена, что такое у Блаженного, Просветлённого драгоценностей ряд?
"Ratanāni kho, mahārāja, bhagavatā akkhātāni, yehi ratanehi vibhūsitā bhagavato puttā sadevakaṃ lokaṃ virocanti obhāsenti pabhāsenti jalanti pajjalanti uddhaṃ adho tiriyaṃ ālokaṃ dassenti. – Блаженный описал драгоценности, государь. В уборе этих драгоценностей сыны Блаженного весь мир с богами озаряют, освещают, просвещают – пламенеют, ярко пылают и светятся сверху, снизу, со всех сторон.
Katamāni tāni ratanāni? Каковы эти драгоценности?
Sīlaratanaṃ samādhiratanaṃ paññāratanaṃ vimuttiratanaṃ vimuttiñāṇadassanaratanaṃ paṭisambhidāratanaṃ bojjhaṅgaratanaṃ. ¶ Это драгоценная нравственность, драгоценное сосредоточение, драгоценная мудрость, драгоценная свобода, драгоценное знание-видение свободы, драгоценные толкующие знания, драгоценные звенья просветления. ¶
"Katamaṃ, mahārāja, bhagavato sīlaratanaṃ? Что же такое у Блаженного драгоценная нравственность, государь?
Pātimokkhasaṃvarasīlaṃ indriyasaṃvarasīlaṃ ājīvapārisuddhisīlaṃ paccayasannissitasīlaṃ cūḷasīlaṃ majjhimasīlaṃ mahāsīlaṃ maggasīlaṃ phalasīlaṃ. Это нравственность сдерживания себя в согласии с Уставными Началами, нравственность сдерживания деятельности чувств, нравственность чистого образа жизни, нравственные правила обращения с личными вещами, малая нравственность, средняя нравственность, великая нравственность, нравственность стези, нравственность плода809.
Sīlaratanena kho, mahārāja, vibhūsitassa puggalassa sadevako loko samārako sabrahmako sassamaṇabrāhmaṇī pajā pihayati pattheti, sīlaratanapiḷandho kho, mahārāja, bhikkhu disampi anudisampi uddhampi adhopi tiriyampi virocati ativirocati [atirocati (sī. pī.)], heṭṭhato avīciṃ uparito bhavaggaṃ upādāya etthantare sabbaratanāni atikkamitvā [atisayitvā (sī. pī.)] abhibhavitvā ajjhottharitvā tiṭṭhati, evarūpāni kho, mahārāja, sīlaratanāni bhagavato ratanāpaṇe pasāritāni, idaṃ vuccati mahārāja 'bhagavato sīlaratana'nti. ¶ Человеком в уборе драгоценностей нравственности, государь, все на земле и на небе и у Мары и у Брахмы, в народе шраманском и брахманском восторгаются и восхищаются. Монах, украшенный драгоценной нравственностью, со всех четырех главных сторон, и с промежуточных, и сверху, и снизу, и с боков сияет и лучится, государь. Вниз вплоть до ада Незыби, вверх вплоть до самой макушки бытия все драгоценности он затмевает, побивает и превосходит. Таковы, государь, нравственные драгоценности, разложенные у Блаженного в ряду драгоценностей. Это, государь, называется у Блаженного драгоценной нравственностью. ¶
"'Evarūpāni sīlāni, santi buddhassa āpaṇe; ¶ В торговом ряду Блаженного Нравственность предлагают вам. ¶
Kammena taṃ kiṇitvāna, ratanaṃ vo piḷandhathā'ti. ¶ Деяниями заплатите – Украситесь драгоценностью. ¶
"Katamaṃ, mahārāja, bhagavato samādhiratanaṃ? Что такое у Блаженного драгоценное сосредоточение, государь?
Savitakkasavicāro samādhi, avitakkavicāramatto samādhi, avitakkaavicāro samādhi, suññato samādhi, animitto samādhi, appaṇihito samādhi. Это сосредоточение с задумыванием и продумыванием, сосредоточение с одним продумыванием без задумывания, сосредоточение без задумывания и продумывания810, пустотное сосредоточение, бессвойственное сосредоточение, неприлагаемое сосредоточение.
Samādhiratanaṃ kho, mahārāja, piḷandhassa bhikkhuno ye te kāmavitakkabyāpādavitakkavihiṃsāvitakkamānuddhaccadiṭṭhivicikicchākilesavatthūni vividhāni ca kuvitakkāni, te sabbe samādhiṃ āsajja vikiranti vidhamanti viddhaṃsanti na saṇṭhanti [na saṇṭhahanti (sī.)] na upalimpanti [na upalippanti (sī. pī.)]. От монаха в уборе драгоценного сосредоточения, государь, все страстные помыслы, враждебные помыслы, вредительские помыслы811, аффекты гордости, неуравновешенности, лжемудрия, сомнения и всяческие дурные помыслы – все это, столкнувшись с сосредоточением, скатывается с него, спадает, слетает, не пристает к нему и не может его замарать.
Yathā, mahārāja, vāri pokkharapatte vikirati vidhamati viddhaṃsati na saṇṭhāti na upalimpati. Скажем, государь, как капля воды с листа лотоса скатывается, спадает, слетает, не пристает к нему и не может его замарать,
Taṃ kissa hetu?
Parisuddhattā padumassa. ибо лотос совершенно чист,
Evameva kho, mahārāja, samādhiratanaṃ piḷandhassa bhikkhuno ye te kāmavitakkabyāpādavitakkavihiṃsāvitakkamānuddhacca diṭṭhivicikicchākilesavatthūni vividhāni ca kuvitakkāni, te sabbe samādhiṃ āsajja vikiranti vidhamanti viddhaṃsanti na saṇṭhanti na upalimpanti. вот точно так же, государь, от монаха в уборе драгоценного сосредоточения все страстные помыслы, враждебные помыслы, вредительские помыслы, аффекты гордости, неуравновешенности, лжемудрия, сомнения и всяческие дурные помыслы – все это, столкнувшись с сосредоточением, скатывается с него, спадает, слетает, не пристает к нему и не может его замарать,
Taṃ kissa hetu?
Parisuddhattā samādhissa. ибо сосредоточение совершенно чисто.
Idaṃ vuccati, mahārāja, 'bhagavato samādhiratana'nti, evarūpāni kho, mahārāja, samādhiratanāni bhagavato ratanāpaṇe pasāritāni. ¶ Это, государь, называется у Блаженного драгоценным сосредоточением. Таковы, государь, драгоценности сосредоточения, разложенные у Блаженного в ряду драгоценностей. ¶
"'Samādhiratanamālassa, kuvitakkā na jāyare; ¶ Надевшему драгоценную Гирлянду сосредоточенья Чужды дурные помыслы ¶
Na ca vikkhipate cittaṃ, etaṃ tumhe piḷandhathā'ti. ¶ И мысли пустое рассеянье. Украсьте себя, монахи, Сим драгоценным убором. ¶
"Katamaṃ, mahārāja, bhagavato paññāratanaṃ? Что такое у Блаженного драгоценная мудрость, государь?
Yāya, mahārāja, paññāya ariyasāvako 'idaṃ kusala'nti yathābhūtaṃ pajānāti, 'idaṃ akusala'nti yathābhūtaṃ pajānāti, 'idaṃ sāvajjaṃ, idaṃ anavajjaṃ, idaṃ sevitabbaṃ, idaṃ na sevitabbaṃ, idaṃ hīnaṃ, idaṃ paṇītaṃ, idaṃ kaṇhaṃ, idaṃ sukkaṃ, idaṃ kaṇhasukkasappaṭibhāga'nti yathābhūtaṃ pajānāti, 'idaṃ dukkha'nti yathābhūtaṃ pajānāti, 'ayaṃ dukkhasamudayo'ti yathābhūtaṃ pajānāti, 'ayaṃ dukkhanirodho'ti yathābhūtaṃ pajānāti, 'ayaṃ dukkhanirodhagāminī paṭipadā'ti yathābhūtaṃ pajānāti. Это та мудрость, государь, которою арийский слушатель постигает, как оно есть: «Это благое», постигает, как оно есть: «Это неблагое», постигает, как оно есть: «Это зазорно, это незазорно, этим следует заниматься, этим не следует заниматься, это низко, это возвышенно, это темно, это светло, это отчасти светло, отчасти темно»812; постигает, как это есть: «Вот тягота»; постигает, как оно есть: «Вот сложение тяготы»; постигает, как это есть: «Вот пресечение тяготы»; постигает, как это есть: «Вот верный путь, ведущий к пресечению тягот».
Idaṃ vuccati mahārāja 'bhagavato paññāratana'nti. ¶ Это, государь, называется у Блаженного драгоценной мудростью. ¶
"'Paññāratanamālassa, na ciraṃ vattate bhavo; ¶ Для надевшего драгоценную Гирлянду истинной мудрости Недолго мирское кружение, ¶
Khippaṃ phasseti [phusseti (syā.), passati (ka.)] amataṃ, na ca so rocate bhave'ti. ¶ Он скоро придет к бессмертию – К кружению не влечет его. ¶
"Katamaṃ, mahārāja, bhagavato vimuttiratanaṃ"? Что такое у Блаженного драгоценная свобода, государь?
"Vimuttiratanaṃ [vimuttiratananti (sī. pī.)] kho, mahārāja, arahattaṃ vuccati, arahattaṃ patto kho, mahārāja, bhikkhu 'vimuttiratanaṃ piḷandho'ti vuccati. Драгоценной свободой, государь, называется святость, а о монахе, достигшем святости, говорят, государь, что он надел убор драгоценной свободы.
Yathā, mahārāja, puriso muttākalāpamaṇikalāpapavāḷakalāpābharaṇappaṭimaṇḍito [pavāḷābharaṇapaṭipaṇḍito (sī. pī.)] agalutagaratālīsakalohitacandanānulittagatto nāgapunnāgasālasalaḷacampakayūthikātimuttakapāṭaluppalavassikamallikāvicitto sesajane atikkamitvā virocati ativirocati obhāsati pabhāsati sampabhāsati jalati pajjalati abhibhavati ajjhottharati mālāgandharatanābharaṇehi, evameva kho, mahārāja, arahattaṃ patto khīṇāsavo vimuttiratanapiḷandho upādāyupādāya vimuttānaṃ bhikkhūnaṃ atikkamitvā samatikkamitvā virocati ativirocati obhāsati pabhāsati sampabhāsati jalati pajjalati abhibhavati ajjhottharati vimuttiyā. Скажем, государь, как человек, надевший убор из нитей жемчуга, украшения из драгоценных камней, золота, кораллов, умастивший себя благовонной мазью акалу, пудрой тагары, талиши и красного сандала, надевший яркие гирлянды цветов железного дерева, пуннаги, салового дерева, салалы, чампаки, ютхики, атимуктаки, паталы, голубого лотоса, варшики и маллики813, прочих людей превосходит, светится, лучится, блещет, блистает, сияет, сверкает, слепит, и все вокруг блекнет и меркнет рядом с его гирляндами, умащениями и драгоценными украшениями,– вот точно так же, государь, достигший святости, истощивший тягу монах в уборе драгоценной свободы превосходит монахов, стремящихся к свободе, и светится, лучится, блещет, блистает, сияет, сверкает, слепит, и все вокруг блекнет и меркнет рядом с его свободой,
Taṃ kissa hetu?
Aggaṃ, mahārāja, etaṃ piḷandhanaṃ sabbapiḷandhanānaṃ, yadidaṃ vimuttipiḷandhanaṃ. ибо, государь, это высшее, всем украшениям украшение.
Idaṃ vuccati, mahārāja, 'bhagavato vimuttiratana'nti. ¶ Это, государь, называется у Блаженного драгоценной свободой. ¶
"'Maṇimālādharaṃ geha, jano [gehaṃ, jano (ka.)] sāmiṃ udikkhati; ¶ На господина в уборе Драгоценных камней и гирлянд Снизу вверх все домашние смотрят. ¶
Vimuttiratanamālantu, udikkhanti sadevakā'ti. ¶ Так на монаха в уборе Драгоценной гирлянды свободы Снизу вверх смотрят боги и люди. ¶
"Katamaṃ mahārāja, bhagavato vimuttiñāṇadassanaratanaṃ? Что такое у Блаженного драгоценное знание-видение свободы, государь?
Paccavekkhaṇañāṇaṃ, mahārāja, bhagavato vimuttiñāṇadassanaratananti vuccati, yena ñāṇena ariyasāvako maggaphalanibbānāni pahīnakilesāvasiṭṭhakilese ca paccavekkhati. ¶ Знанием-видение свободы, государь, называется у Блаженного осознающее знание-понимание814. Это то знание, которым арийский слушатель осознавая-понимает стезю, плоды, нирвану, отброшенные уже аффекты и остающиеся еще аффекты. ¶
"'Ye ñāṇena bujjhanti, ariyā katakiccataṃ; ¶ Арии знанием-видение Понимают, что дело сделано. ¶
Taṃ ñāṇaratanaṃ laddhuṃ, vāyametha jinorasā'ti. ¶ Взыскуйте, сыны Победителя, Сие драгоценное знание. ¶
"Katamaṃ, mahārāja, bhagavato paṭisambhidāratanaṃ? Что такое у Блаженного драгоценные толкующие знания, государь?
Catasso kho, mahārāja, paṭisambhidāyo atthapaṭisambhidā dhammapaṭisambhidā niruttipaṭisambhidā paṭibhānapaṭisambhidāti. Толкующих знаний, государь, всего четыре: толкующее знание предмета, толкующее знание дхармы, толкующее знание выражения, толкующее отражающее знание.
Imehi kho, mahārāja, catūhi paṭisambhidāratanehi samalaṅkato bhikkhu yaṃ yaṃ parisaṃ upasaṅkamati, yadi khattiyaparisaṃ, yadi brāhmaṇaparisaṃ, yadi gahapatiparisaṃ, yadi samaṇaparisaṃ, visārado upasaṅkamati amaṅkubhūto abhīru acchambhī anutrāsī vigatalomahaṃso parisaṃ upasaṅkamati. ¶ Монах же в наряде из этих четырех драгоценных толкующих знаний может войти в любое собрание, государь, будь то кшатрийское собрание, или брахманское собрание, или вайшийское собрание, или шраманское собрание, он войдет туда уверенно, без опаски, не убоится, не устрашится, не струсит и не затрепещет. ¶
"Yathā, mahārāja, yodho saṅgāmasūro sannaddhapañcāvudho acchambhito [asambhīto (sī. pī.)] saṅgāmaṃ otarati, 'sace amittā dūre bhavissanti usunā pātayissāmi, tato orato bhavissanti sattiyā paharissāmi, tato orato bhavissanti kaṇayena paharissāmi, upagataṃ santaṃ maṇḍalaggena dvidhā chindissāmi, kāyūpagataṃ churikāya vinivijjhissāmī'ti [vijjhissāmīti (sī.)], evameva kho, mahārāja, catupaṭisambhidāratanamaṇḍito bhikkhu acchambhito parisaṃ upasaṅkamati. Скажем, государь, как несокрушимый в бою воин бесстрашно выходит в полном вооружении на бой, ибо уверен: «Если неприятель покажется вдалеке – я свалю его выстрелом из лука, если приблизится – метну в него дротик, если ещё приблизится – метну копье, если он будет близко – саблей развалю его надвое, если подойдет вплотную – всажу в него кинжал»,– вот точно так же, государь, и монах в наряде из четырех драгоценных толкующих знаний бесстрашно входит в собрание, ибо уверен: «
Yo koci maṃ atthapaṭisambhide pañhaṃ pucchissati, tassa atthena atthaṃ kathayissāmi, kāraṇena kāraṇaṃ kathayissāmi, hetunā hetuṃ kathayissāmi, nayena nayaṃ kathayissāmi, nissaṃsayaṃ karissāmi, vimatiṃ vivecessāmi, tosayissāmi pañhaveyyākaraṇena. ¶ Если вопрос будет о том, что касается толкующего знания предмета, то предмет я объясню как предмет, основание объясню как основание, причину объясню как причину, метод объясню как метод, устраню неуверенность, смогу переубедить и ответом своим удовлетворю. ¶
"Yo koci maṃ dhammapaṭisambhide pañhaṃ pucchissati, tassa dhammena dhammaṃ kathayissāmi, amatena amataṃ kathayissāmi, asaṅkhatena asaṅkhataṃ kathayissāmi, nibbānena nibbānaṃ kathayissāmi, suññatena suññataṃ kathayissāmi, animittena animittaṃ kathayissāmi, appaṇihitena appaṇihitaṃ kathayissāmi, anejena anejaṃ kathayissāmi, nissaṃsayaṃ karissāmi, vimatiṃ vivecessāmi, tosayissāmi pañhāveyyākaraṇena. ¶ Если вопрос будет о том, что касается толкующего знания дхармы, то дхарму я объясню как дхарму, бессмертное объясню как бессмертное, несложённое объясню как несложённое, нирвану объясню как нирвану, пустоту объясню как пустоту, бессвойственное объясню как бессвойственное, неприлагаемое объясню как неприлагаемое, бесстрастное объясню как бесстрастное, устраню неуверенность, смогу переубедить и ответом своим удовлетворю. ¶
"Yo koci maṃ niruttipaṭisambhide pañhaṃ pucchissati, tassa niruttiyā niruttiṃ kathayissāmi, padena padaṃ kathayissāmi, anupadena anupadaṃ kathayissāmi, akkharena akkharaṃ kathayissāmi, sandhiyā sandhiṃ kathayissāmi, byañjanena byañjanaṃ kathayissāmi, anubyañjanena anubyañjanaṃ kathayissāmi, vaṇṇena vaṇṇaṃ kathayissāmi, sarena saraṃ kathayissāmi, paññattiyā paññattiṃ kathayissāmi, vohārena vohāraṃ kathayissāmi, nissaṃsayaṃ karissāmi, vimatiṃ vivecessāmi, tosayissāmi pañhaveyyākaraṇena. ¶ Если вопрос будет о том, что касается толкующего знания выражения, то выражение я объясню как выражение, слово объясню как слово, зависимое слово объясню как зависимое слово, слог объясню как слог, связывание слогов объясню как связывание слогов, согласный объясню как согласный, оттенок согласного объясню как оттенок согласного, звук объясню как звук, тон объясню как тон, название объясню как название, словоупотребление объясню как словоупотребление815, устраню неуверенность, смогу переубедить и ответом своим удовлетворю. ¶
"Yo koci maṃ paṭibhānapaṭisambhide pañhaṃ pucchissati, tassa paṭibhānena paṭibhānaṃ kathayissāmi, opammena opammaṃ kathayissāmi, lakkhaṇena lakkhaṇaṃ kathayissāmi, rasena rasaṃ kathayissāmi, nissaṃsayaṃ karissāmi, vimatiṃ vivecessāmi, tosayissāmi pañhaveyyākaraṇenāti, idaṃ vuccati, mahārāja, 'bhagavato paṭisambhidāratana'nti. ¶ Если вопрос будет о том, что касается толкующего отражающего знания, то сравнение я объясню как сравнение, свойство объясню как свойство, суть объясню как суть, устраню неуверенность, смогу переубедить и ответом своим удовлетворю». Это, государь, называется у Блаженного драгоценными толкующими знаниями. ¶
"'Paṭisambhidā kiṇitvāna, ñāṇena phassayeyya yo; ¶ Толкующие знания Кто купит и опробует, ¶
Acchambhito anubbiggo, atirocati sadevake'ti. ¶ Бесстрашно, безбоязненно Блистать будет в собрании. ¶
"Katamaṃ, mahārāja, bhagavato bojjhaṅgaratanaṃ? Что такое у Блаженного драгоценные звенья просветления, государь?
Sattime, mahārāja, bojjhaṅgā, satisambojjhaṅgo dhammavicayasambojjhaṅgo vīriyasambojjhaṅgo pītisambojjhaṅgo passaddhisambojjhaṅgo samādhisambojjhaṅgo upekkhāsambojjhaṅgo. Звеньев просветления, государь, всего семь: памятование – звено всепросветления, разбор дхарм – звено всепросветления, усилие – звено всепросветления, радость – звено всепросветления, расслабление – звено всепросветления, сосредоточение – звено всепросветления, равностность816 – звено всепросветления.
Imehi kho, mahārāja, sattahi bojjhaṅgaratanehi paṭimaṇḍito bhikkhu sabbaṃ tamaṃ abhibhuyya sadevakaṃ lokaṃ obhāseti pabhāseti ālokaṃ janeti. Монах же в наряде из этих семи звеньев всепросветления, государь, все потемки рассеивает и весь мир с богами озаряет, освещает и заливает светом.
Idaṃ vuccati, mahārāja, 'bhagavato bojjhaṅgaratana'nti. ¶ Это, государь, называется у Блаженного драгоценными звеньями просветления. ¶
"'Bojjhaṅgaratanamālassa, uṭṭhahanti [upaṭṭhahanti (ka.), udikkhanti (syā.)] sadevakā; ¶ Монаха в венце драгоценном Из звеньев всепросветления Стоя приветствуют боги. ¶
Kammena taṃ kiṇitvāna, ratanaṃ vo piḷandhathā"'ti. ¶ Деяниями заплатите – И ваш будет этот венец. ¶
"Bhante nāgasena, katamaṃ buddhassa bhagavato sabbāpaṇa"nti? – Почтенный Нагасена, что такое у Блаженного, Просветлённого всяческий ряд?
"Sabbāpaṇaṃ kho, mahārāja, bhagavato navaṅgaṃ buddhavacanaṃ sārīrikāni pāribhogikāni cetiyāni saṅgharatanañca. – Всяческий ряд у Блаженного – это, государь, Девятичастные Речения Просветленного, чайтьи с мощами и с вещами и драгоценная община.
Sabbāpaṇe, mahārāja, bhagavatā jātisampatti pasāritā, bhogasampatti pasāritā, āyusampatti pasāritā, ārogyasampatti pasāritā, vaṇṇasampatti pasāritā, paññāsampatti pasāritā, mānusikasampatti pasāritā, dibbasampatti pasāritā, nibbānasampatti pasāritā. Во всяческом ряду у Блаженного лежит благоденствие – хорошее рождение, лежит благоденствие – богатство, лежит благоденствие – долголетие, лежит благоденствие – здоровье, лежит благоденствие – красота, лежит благоденствие– мудрость, лежит человеческое благоденствие, лежит благоденствие небожителей, лежит благоденствие нирваны.
Tattha ye taṃ taṃ sampattiṃ icchanti, te kammamūlaṃ datvā patthitapatthitaṃ sampattiṃ kiṇanti, keci sīlasamādānena kiṇanti, keci uposathakammena kiṇanti, appamattakenapi kammamūlena upādāyupādāya sampattiyo paṭilabhanti. Те, кто хочет какого-либо благоденствия, расплачиваются своими деяниями и покупают то благоденствие, какое им желанно; а иные покупают блюдением нравственности, иные – обрядами постного дня; даже на незначительное деяние можно купить соответствующее благоденствие.
Yathā, mahārāja, āpaṇikassa āpaṇe tilamuggamāse parittakenapi taṇḍulamuggamāsena appakenapi mūlena upādāyupādāya gaṇhanti, evameva kho, mahārāja, bhagavato sabbāpaṇe appamattakenapi kammamūlena upādāyupādāya sampattiyo paṭilabhanti. Скажем, государь, как у торговца в торговом ряду, где торгуют кунжутом, бобами, фасолью и прочим, можно купить и немного рису, бобов и фасоли за соответствующую малую цену, вот точно так же, государь, у Блаженного во всяческом ряду даже на незначительное деяние можно купить соответствующее благоденствие.
Idaṃ vuccati, mahārāja, 'bhagavato sabbāpaṇa'nti. ¶ Это, государь, называется у Блаженного всяческим рядом. ¶
"'Āyu arogatā vaṇṇaṃ, saggaṃ uccākulīnatā; Asaṅkhatañca amataṃ, atthi sabbāpaṇe jine. ¶ Среди всякого товара На базаре просветленных – Долголетие, рай, здоровье, Красота, высокородье И бессмертье в несложённом. ¶
"'Appena bahukenāpi, kammamūlena gayhati; ¶ Здесь торгуют на деянья; Есть дороже, есть дешевле. ¶
Kiṇitvā saddhāmūlena, samiddhā hotha bhikkhavo'ti. ¶ Благоденствуйте, монахи, И расплачивайтесь верой. ¶
"Bhagavato kho, mahārāja, dhammanagare evarūpā janā paṭivasanti, suttantikā venayikā ābhidhammikā dhammakathikā jātakabhāṇakā dīghabhāṇakā majjhimabhāṇakā saṃyuttabhāṇakā aṅguttarabhāṇakā khuddakabhāṇakā sīlasampannā samādhisampannā paññāsampannā bojjhaṅgabhāvanāratā vipassakā sadatthamanuyuttā āraññikā rukkhamūlikā abbhokāsikā palālapuñjikā sosānikā nesajjikā paṭipannakā phalaṭṭhā sekkhā phalasamaṅgino sotāpannā sakadāgāmino anāgāmino arahanto tevijjā chaḷabhiññā iddhimanto paññāya pāramiṃgatā satipaṭṭhānasammappadhānaiddhipādaindriyabalabojjhaṅgamaggavarajhānavimokkharū pārūpasantasukhasamāpattikusalā, tehi arahantehi ākulaṃ samākulaṃ ākiṇṇaṃ samākiṇṇaṃ naḷavanasaravanamiva dhammanagaraṃ ahosi. У Блаженного во граде Учения вот какие люди живут, государь: знатоки сутр, уставники, знатоки абхидхармы, излагатели Учения, глашатаи Долгого свода, глашатаи Среднего свода, глашатаи джатак, глашатаи Свода связок, глашатаи Численноупорядоченного свода, глашатаи Малого свода, совершенные нравственностью, совершенные сосредоточением, совершенные мудростью, охотно осваивающие звенья просветления, упражняющиеся в прозрении, преданные своей цели, лесовики, комлеседы, бездомники, спящие на соломе, погостники, нележальцы817, следующие стезей, обретшие плод, обучаемые и пользующиеся плодами обучения, обретшие слух, возвращающиеся единожды, безвозвратные, святые, обладатели трех вéдений, шести сверхзнаний, сверхобычных сил, пришедшие к пределам мудрости, умелые в постановках памятования, истинных начинаниях, основах сверхобычных сил, орудиях, силах, звеньях просветления, стезе, превосходном созерцании, развязках, достижении сфер чистого образа и безобразного, в покойном и приятном состоянии-овладении. И стал град Учения этими святыми заселен, населен, наполнен и заполнен, словно тростниковая чаща – тростником.
Bhavatīha – ¶ Об этом сказано: ¶
"'Vītarāgā vītadosā, vītamohā anāsavā; ¶ «Страсть, враждебность, заблужденье Кто отбросил, также жажду, ¶
Vītataṇhā anādānā, dhammanagare vasanti te. ¶ Чужд влечению и тяге – Те живут во граде дхармы. ¶
"'Āraññikā dhutadharā, jhāyino lūkhacīvarā; ¶ Созерцатели лесные, Те, что в рубище одеты, ¶
Vivekābhiratā dhīrā, dhammanagare vasanti te. ¶ Преданы уединенью,– Все живут во граде дхармы. ¶
"'Nesajjikā santhatikā, athopi ṭhānacaṅkamā; ¶ Неседальцы, нележальцы И любое примут ложе, ¶
Paṃsukūladharā sabbe, dhammanagare vasanti te. ¶ В тряпки ветхие одеты, Кто живет во граде дхармы. ¶
"'Ticīvaradharā santā, cammakhaṇḍacatutthakā; ¶ Три одежды лишь имеют (А четвертый – кусок шкуры), ¶
Ratā ekāsane viññū, dhammanagare vasanti te. ¶ Больше раза есть не станут, Кто живет во граде дхармы. ¶
"'Appicchā nipakā dhīrā, appāhārā alolupā; ¶ Опытны, неприхотливы, Стойки, до еды не жадны, ¶
Lābhālābhena santuṭṭhā, dhammanagare vasanti te. ¶ Что досталось – тем и рады, Кто живет во граде дхармы. ¶
"'Jhāyī jhānaratā dhīrā, santacittā samāhitā; ¶ Радость знают созерцанья, Собранны, спокойны духом, ¶
Ākiñcaññaṃ patthayānā, dhammanagare vasanti te. ¶ Уповают на ничтойность818, Кто живет во граде дхармы. ¶
"'Paṭipannā phalaṭṭhā ca, sekkhā phalasamaṅgino; ¶ Те, кто следует стезею, Обретает плод усилий ¶
Āsīsakā [āsiṃsakā (sī. pī.)] uttamatthaṃ, dhammanagare vasanti te. ¶ И взыскует высшей цели,– Все живут во граде дхармы. ¶
"'Sotāpannā ca vimalā, sakadāgāmino ca ye; ¶ Слух обретшие к Ученью, Те, кто только раз вернется, ¶
Anāgāmī ca arahanto, dhammanagare vasanti te. ¶ Безвозвратные, святые – Все живут во граде дхармы. ¶
"'Satipaṭṭhānakusalā, bojjhaṅgabhāvanāratā; ¶ Опытны в памятованье, Куют звенья просветленья, ¶
Vipassakā dhammadharā, dhammanagare vasanti te. ¶ Помнят дхарму, прозорливы, Кто живет во граде дхармы. ¶
"'Iddhipādesu kusalā, samādhibhāvanāratā; ¶ Сверхобычных сил взыскуют, Рады сосредоточенью ¶
Sammappadhānānuyuttā, dhammanagare vasanti te. ¶ И нетщетны в начинаньях, Кто живет во граде дхармы. ¶
"'Abhiññāpāramippattā, pettike gocare ratā; ¶ Мастера в шести сверхзнаньях, Вотчиной своей довольны, ¶
Antalikkhamhi caraṇā, dhammanagare vasanti te. ¶ Странствуют по поднебесью, Кто живет во граде дхармы. ¶
"'Okkhittacakkhū mitabhāṇī, guttadvārā susaṃvutā; ¶ Молчаливы, очи долу, Стерегут ворота мысли ¶
Sudantā uttame damme [dhamme (sī. pī.)], dhammanagare vasanti te. ¶ И смиренны в высшей дхарме, Кто живет во граде дхармы. ¶
"'Tevijjā chaḷabhiññā ca, iddhiyā pāramiṃ gatā; ¶ Сверхобычных сил владыки, Ведения и сверхзнанья, ¶
Paññāya pāramippattā, dhammanagare vasanti te'ti. ¶ Мудрости предел узрели, Кто живет во граде дхармы». ¶
"Ye kho te, mahārāja, bhikkhū aparimitañāṇavaradharā asaṅgā atulaguṇā [atuliyaguṇā (sī. pī. ka.)] atulayasā atulabalā atulatejā dhammacakkānuppavattakā paññāpāramiṃ gatā, evarūpā kho, mahārāja, bhikkhū bhagavato dhammanagare 'dhammasenāpatino'ti vuccanti. ¶ Те из монахов, государь, что обладают безграничным превосходным знанием, беспривязные, безмерно достойные, безмерно славные, безмерно мощные, безмерно пламенные, катят колесо проповеди вслед за Блаженным и достигли пределов мудрости,– такие монахи, государь, называются у Блаженного во граде Учения полководцами Учения. ¶
"Ye pana te, mahārāja, bhikkhū iddhimanto adhigatappaṭisambhidāpattavesārajjā gaganacarā durāsadā duppasahā anālambacarā sasāgaramahidharapathavikampako candasūriyaparimajjakā vikubbanādhiṭṭhānābhinīhārakusalā iddhiyā pāramiṃ gatā, evarūpā kho, mahārāja, bhikkhū bhagavato dhammanagare 'purohitā'ti vuccanti. ¶ Те же из монахов, государь, что имеют сверхобычные силы, постигли толкующие знания, обрели уверенность, странствуют по поднебесью, необоримы, несокрушимы, странствуют безопорно, сотрясают всю землю с горами и долами, солнца и луны касаются рукой, должным образом умелые в создании превращенных обликов и умножении обликов819 достигшие предела в сверхобычных силах, – такие монахи, государь, называются у Блаженного во граде Учения придворными жрецами. ¶
"Ye pana te, mahārāja, bhikkhū dhutaṅgamanugatā appicchā santuṭṭhā viññattimanesanajigucchakā piṇḍāya sapadānacārino bhamarāva gandhamanughāyitvā pavisanti vivittakānanaṃ, kāye ca jīvite ca nirapekkhā arahattamanuppattā dhutaṅgaguṇe agganikkhittā, evarūpā kho, mahārāja, bhikkhū bhagavato dhammanagare 'akkhadassā'ti vuccanti. ¶ Те же из монахов, государь, что приняли чистые обеты, непритязательны, неприхотливы, отвращаются от недолжного намека и за подаянием обходят все дома без разбору, словно пчела, летящая на запах к цветку, а затем входят в безлюдную рощу, чтобы упражняться, кому безразличны собственное тело и жизнь, достигшие святости, выше всего ценящие чистые обеты,– такие монахи, государь, называются у Блаженного во граде Учения судьями. ¶
"Ye pana te, mahārāja, bhikkhū parisuddhā vimalā nikkilesā cutūpapātakusalā dibbacakkhumhi pāramiṃ gatā, evarūpā kho, mahārāja, bhikkhū bhagavato dhammanagare 'nagarajotakā'ti vuccanti. ¶ Те же из монахов, государь, что вполне чисты и незапятнанны, лишены аффектов, искусные в видении становления и прехождения существ, достигшие пределов в дивном зрении,– такие монахи, государь, называются у Блаженного во граде Учения городскими осветителями. ¶
"Ye pana te, mahārāja, bhikkhū bahussutā āgatāgamā dhammadharā vinayadharā mātikādharā sithiladhanitadīgharassagarukalahukakkharaparicchedakusalā navaṅgasāsanadharā, evarūpā kho, mahārāja, bhikkhū bhagavato dhammanagare 'dhammarakkhā'ti vuccanti. ¶ Те же из монахов, государь, что много знают сутр, наследники наследия, помнят сутры, помнят Устав, помнят перечни, искусны в разграничении глухих и звонких согласных, долгих и кратких гласных, открытых и закрытых слогов, держатели в своей памяти Девятичастного Завета,– такие монахи, государь, называются у Блаженного во граде Учения хранителями дхармы. ¶
"Ye pana te, mahārāja, bhikkhū vinayaññū vinayakovidā ṭhānāṭṭhānakusalā [nidānapaṭhanakusalā (sī. pī.), nidānavatthukusalā (syā.)] āpattānāpattigarukalahukasatekicchaatekicchavuṭṭhānadesanāniggaha- paṭikammaosāraṇanissāraṇapaṭisāraṇakusalā vinaye pāramiṃ gatā, evarūpā kho, mahārāja, bhikkhū bhagavato dhammanagare 'rūparakkhā'ti [rūpadakkhāti (sī. syā. pī.)] vuccanti. ¶ Те же из монахов, государь, что сведущи в Уставе, знатоки Устава, разбираются в поводах наложения взысканий и в разночтениях, в том, есть ли проступок или его нет, тяжкий он или легкий, исправимый или неисправимый, знают, как снимается взыскание, как происходит восстановление в правах и временное изгнание из общины, как берется обязательство загладить обиду820, достигшие пределов в знании Устава,– такие монахи, государь, называются у Блаженного во граде Учения искусными в обрядах821. ¶
"Ye pana te, mahārāja, bhikkhū vimuttivarakusumamālabaddhā varapavaramahagghaseṭṭhabhāvamanuppattā bahujanakantamabhipatthitā, evarūpā kho, mahārāja, bhikkhū bhagavato dhammanagare 'pupphāpaṇikā'ti vuccanti. ¶ Те же из монахов, государь, что украшены прекрасной гирляндой цветов свободы, обретшие превосходнейшее из превосходных, бесценное, высшее состояние, любезные и приятные множеству людей,– такие монахи, государь, называются у Блаженного во граде Учения цветочными торговцами. ¶
"Ye pana te, mahārāja, bhikkhū catusaccābhisamayappaṭividdhā diṭṭhasaccā viññātasāsanā catūsu sāmaññaphalesu tiṇṇavicikicchā paṭiladdhaphalasukhā aññesampi paṭipannānaṃ te phale saṃvibhajanti, evarūpā kho, mahārāja, bhikkhū bhagavato dhammanagare 'phalāpaṇikā'ti vuccanti. ¶ Те же из монахов, государь, что пришли к пониманию четырех истин, узрели истины, вняли проповеди, избавились от сомнений в четырех плодах шраманства, счастливо обладают плодами и другим, стремящимся к тому же, раздают эти плоды,– такие монахи, государь, называются у Блаженного во граде Учения торговцами плодами. ¶
"Ye pana te, mahārāja, bhikkhū sīlasaṃvaragandhamanulittā [sīlavarasugandhamanulittā (sī. pī.)] anekavidhabahuguṇadharā kilesamaladuggandhavidhamakā, evarūpā kho, mahārāja, bhikkhū bhagavato dhammanagare 'gandhāpaṇikā'ti vuccanti. ¶ Те же из монахов, государь, что умастили себя благовонием нравственности, обладатели множества разнообразных достоинств, сдувающие прочь смрад грязных аффектов,– такие монахи, государь, называются у Блаженного во граде Учения торговцами благовониями. ¶
"Ye pana te, mahārāja, bhikkhū dhammakāmā piyasamudāhārā abhidhamme abhivinaye uḷārapāmojjā araññagatāpi rukkhamūlagatāpi suññāgāragatāpi dhammavararasaṃ pivanti, kāyena vācāya manasā dhammavararasamogāḷhā adhimattapaṭibhānā dhammesu dhammesanappaṭipannā ito vā tato vā yattha yattha appicchakathā santuṭṭhikathā pavivekakathā asaṃsaggakathā vīriyārambhakathā sīlakathā samādhikathā paññākathā vimuttikathā vimuttiñāṇadassanakathā, tattha tattha gantvā taṃ taṃ kathārasaṃ pivanti, evarūpā kho, mahārāja, bhikkhū bhagavato dhammanagare 'soṇḍā pipāsā'ti vuccanti. ¶ Те же из монахов, государь, что охочи до Учения, приятны в беседе, с радостным воодушевлением изучают тонкости Учения и Устава; находясь в лесу ли, под деревом ли, в пустой ли горнице, пьют превосходный нектар Учения и погружены в превосходный нектар Учения телом, словом и умом; исключительно находчивы в изложении Учения, неотступны в поисках Учения, вступают, где бы ни появились, в беседы о неприхотливости, беседы о непритязательности, беседы об уединении, беседы о несвязывании, беседы о прилежном усердии, беседы о нравственности, беседы о сосредоточении, беседы о мудрости, беседы о свободе, беседы о знании-видении свободы и пьют повсюду нектар беседы,– такие монахи, государь, называются у Блаженного во граде Учения бражниками, пьяницами. ¶
"Ye pana te, mahārāja, bhikkhū pubbarattāpararattaṃ jāgariyānuyogamanuyuttā nisajjaṭṭhānacaṅkamehi rattindivaṃ vītināmenti, bhāvanānuyogamanuyuttā kilesapaṭibāhanāya sadatthappasutā, evarūpā kho, mahārāja, bhikkhū bhagavato dhammanagare 'nagaraguttikā'ti vuccanti. ¶ Те же из монахов, государь, что в первую и в последнюю ночные стражи прилежат бодрствованию, проводят день и ночь сидя, стоя и прохаживаясь, прилежат йогическому освоению ради того, чтобы оттеснить аффекты, и усердно стремятся к своей цели,– такие монахи, государь, называются у Блаженного во граде Учения городской стражей. ¶
"Ye pana te, mahārāja, bhikkhū navaṅgaṃ buddhavacanaṃ atthato ca byañjanato ca nayato ca kāraṇato ca hetuto ca udāharaṇato ca vācenti anuvācenti bhāsanti anubhāsanti, evarūpā kho, mahārāja, bhikkhū bhagavato dhammanagare 'dhammāpaṇikā'ti vuccanti. ¶ Те же из монахов, государь, кто в согласии со смыслом и с выражением, с методами и с обоснованиями, причинами и примерами, содержащимися в Девятичастных Речениях Просветленного, рассказывают их и пересказывают, излагают и перелагают,– такие монахи, государь, называются у Блаженного во граде Учения торговцами Учения. ¶
"Ye pana te, mahārāja, bhikkhū dhammaratanabhogena āgamapariyattisutabhogena bhogino dhanino niddiṭṭhasarabyañjanalakkhaṇappaṭivedhā viññū pharaṇā, evarūpā kho, mahārāja, bhikkhū bhagavato dhammanagare 'dhammaseṭṭhino'ti vuccanti. ¶ Те же из монахов, государь, кто богаты драгоценным Учением, состоятельны и зажиточны, обладая унаследованной изустно ученостью, постигшие объяснения гласных, согласных и свойств822, понятливые и сообразительные,– такие монахи, государь, называются у Блаженного во граде Учения купцами Учения. ¶
"Ye pana te, mahārāja, bhikkhū uḷāradesanāpaṭivedhā pariciṇṇārammaṇavibhattiniddesā sikkhāguṇapāramippattā, evarūpā kho, mahārāja, bhikkhū bhagavato dhammanagare 'vissutadhammikā'ti vuccanti. ¶ Те же из монахов, государь, что постигли возвышенную проповедь, хорошо знакомы с подразделениями опор созерцания, достигли предела в достоинствах, необходимых для того, чтобы обучаться,– такие монахи, государь, называются у Блаженного во граде Учения прославленными в Учении. ¶
"Evaṃ suvibhattaṃ kho, mahārāja, bhagavato dhammanagaraṃ evaṃ sumāpitaṃ evaṃ suvihitaṃ evaṃ suparipūritaṃ evaṃ suvavatthāpitaṃ evaṃ surakkhitaṃ evaṃ sugopitaṃ evaṃ duppasayhaṃ paccatthikehi paccāmittehi, iminā, mahārāja, kāraṇena iminā hetunā iminā nayena iminā anumānena ñātabbaṃ atthi so bhagavāti. ¶ Вот каков у Блаженного град Учения, государь: прочно основанный, прочно воздвигнутый, крепко построенный, крепко возведенный, надежно защищенный, надежно охраняемый и для недругов и неприятелей неприступный. Вот исходя из такого обоснования, такой причины, такого способа, такого вывода, можно узнать, государь, что Блаженный действительно есть. ¶
"'Yathāpi nagaraṃ disvā, suvibhattaṃ manoramaṃ; ¶ Как, город видя красивый, Построенный соразмерно, ¶
Anumānena jānanti, vaḍḍhakissa mahattanaṃ. ¶ Можно вывести следствие: «Был зодчий, должно быть, велик», ¶
"'Tatheva lokanāthassa, disvā dhammapuraṃ varaṃ; ¶ Так же, мироводителя Град дхармы видя прекрасный, ¶
Anumānena jānanti, atthi so bhagavā iti. ¶ Можно вывести следствие: «Блаженный и вправду есть». ¶
"'Anumānena jānanti, ūmiṃ disvāna sāgare; ¶ Можно вывести следствие, Валы узрев океанские: ¶
Yathāyaṃ dissate ūmi, mahanto so bhavissati. ¶ «Огромны валы в океане, Должно быть, он сам велик». ¶
"'Tathā buddhaṃ sokanudaṃ, sabbatthamaparājitaṃ; ¶ Вот так же печали гонителя, Воистину непобедимого, ¶
Taṇhakkhayamanuppattaṃ, bhavasaṃsāramocanaṃ. ¶ Влечение истощившего Просветленного, избавителя От тягот мирского кружения, ¶
"'Anumānena ñātabbaṃ, ūmiṃ disvā sadevake; ¶ Можно узнать по следствиям, Волны увидев Учения, Поднявшиеся к небожителям: ¶
Yathā dhammūmivipphāro, aggo buddho bhavissati. ¶ «Огромен размах волн Учения, Учитель, должно быть, велик». ¶
"'Anumānena jānanti, disvā accuggataṃ giriṃ; ¶ Можно вывести следствие, Видя вершину возвышенную: ¶
Yathā accuggato eso, himavā so bhavissati. ¶ «Возвышенна эта вершина; Наверное, Гималай!» ¶
"'Tathā disvā dhammagiriṃ, sītībhūtaṃ nirūpadhiṃ; ¶ Так, видя вершину Учения, Прохладную, непятнаемую, ¶
Accuggataṃ bhagavato, acalaṃ suppatiṭṭhitaṃ. ¶ Блаженным ввысь вознесенную, Недвижную, прочноосновную, ¶
"'Anumānena ñātabbaṃ, disvāna dhammapabbataṃ; ¶ Можно вывести следствие: ¶ disvāna dhammapabbataṃ; не переведено
Все комментарии (1)
Tathā hi so mahāvīro, aggo buddho bhavissati. ¶ «Должно быть, и сам Просветленный Непревосходимо велик!» ¶
"'Yathāpi gajarājassa, padaṃ disvāna mānusā; ¶ Слонов узнают могучих, Встречая в лесу их след: ¶
Anumānena jānanti, mahā eso gajo iti. ¶ «Видно, что здесь ступали Стопы царя слонов». ¶ Anumānena jānanti (можно вывести следствие) опущено
Все комментарии (1)
"'Tatheva buddhanāgassa, padaṃ disvā vibhāvino; ¶ Так же о Просветленном, {Как слон, могучем,} разумные ¶ у АП сказано "Как слон, могучем, разумные", должно быть "увидев след, разумные"
Все комментарии (1)
Anumānena jānanti, uḷāro so bhavissati. ¶ Могут вывести следствие, Должно быть, был исполин!» ¶ здесь у АП вставка перед "должно": Если хоть раз услышат Строфы, им изреченные: «Кто произнес эти стопы,
Все комментарии (1)
"'Anumānena jānanti, bhīte disvāna kummige; ¶ Можно вывести следствие, Оленей видя испуганных: ¶
Migarājassa saddena, bhītāme kummigā iti. ¶ «Испуганы эти олени Рыком царя зверей». ¶
"'Tatheva titthiye disvā, vitthate bhītamānase; ¶ Так, видя лжепроповедников, Ищущих в страхе укрытия, ¶
Anumānena ñātabbaṃ, dhammarājena gajjitaṃ. ¶ Можно вывести следствие: «Царь дхармы сам прогремел». ¶
"'Nibbutaṃ pathaviṃ disvā, haritapattaṃ mahodikaṃ; ¶ Видя землю умытую, Покрытую нежной зеленью И водой изобильную, ¶
Anumānena jānanti, mahāmeghena nibbutaṃ. ¶ Можно вывести следствие: «Большим дождевым облаком Умыта эта земля». ¶
"'Tathevimaṃ janaṃ disvā, āmoditapamoditaṃ; ¶ Так, видя людское множество В великом ликовании, ¶
Anumānena ñātabbaṃ, dhammameghena tappitaṃ. ¶ Можно вывести следствие: «Утолена дхармы облаком Духовная жажда их». ¶
"'Laggaṃ disvā bhusaṃ paṅkaṃ, kalaladdagataṃ mahiṃ; ¶ Видя трясину вязкую, Зыбь болотную, топкую, ¶
Anumānena jānanti, vārikkhandho mahā gato. ¶ Можно вывести следствие: «Здесь, видно, бездна влаги». ¶
"'Tathevimaṃ janaṃ disvā, rajapaṅkasamohitaṃ; ¶ Так, видя людское множество, Что прежде было запятнано Страстями – болотной грязью, ¶
Vahitaṃ dhammanadiyā, visaṭṭhaṃ dhammasāgare. ¶ А ныне с потоком дхармы В море дхармы вливается, ¶
"'Dhammāmatagataṃ disvā, sadevakamimaṃ mahiṃ; ¶ Видя, как боги и люди К бессмертной дхарме приходят, ¶
Anumānena ñātabbaṃ, dhammakkhandho mahā gato. ¶ Можно вывести следствие: «Здесь, видно, бездна дхармы». ¶
"'Anumānena jānanti, ghāyitvā gandhamuttamaṃ; ¶ Кто благоухание чувствует, Может вывести следствие: ¶
Yathāyaṃ vāyate gandho, hessanti pupphitā dumā. ¶ «Прекрасным повеяло запахом; Должно быть, деревья цветут». ¶
"'Tathevāyaṃ sīlagandho, pavāyati sadevake; ¶ Кто чувствует благоухание Нравственности Учения, Людей и богов овевающее, ¶
Anumānena ñātabbaṃ, atthi buddho anuttaro'ti. ¶ Может вывести следствие: «Поистине есть Просветленный, И он непревосходим». ¶
"Evarūpena kho, mahārāja, kāraṇasatena kāraṇasahassena hetusatena hetusahassena nayasatena nayasahassena opammasatena opammasahassena sakkā buddhabalaṃ upadassayituṃ. Вот подобными, государь, сотнями обоснований, тысячами обоснований, сотнями причин, тысячами причин, сотнями способов, тысячами способов, сотнями сравнений, тысячами сравнений можно было бы наглядно описать силу Просветленного.
Yathā, mahārāja, dakkho mālākāro nānāpuppharāsimhā ācariyānusiṭṭhiyā paccattapurisakārena vicittaṃ mālāguṇarāsiṃ kareyya, evameva kho, mahārāja, so bhagavā vicittapuppharāsi viya anantaguṇo appameyyaguṇo, ahametarahi jinasāsane mālākāro viya pupphaganthako pubbakānaṃ ācariyānaṃ maggenapi mayhaṃ buddhibalenapi asaṅkhyeyyenapi kāraṇena anumānena buddhabalaṃ dīpayissāmi, tvaṃ panettha chandaṃ janehi savanāyā"ti. ¶ Скажем, государь, как ловкий изготовитель гирлянд берет разные цветы из цветочного вороха и, сообразуясь с наставлениями учителя и со своим собственным навыком, готовит из них целый ворох пестрых цветочных гирлянд – вот точно так же Блаженный,– словно пестрый ворох всяких цветов, бесконечно достоин, неизмеримо достоин, я же теперь в Завете Победителя словно гирлянды готовлю, словно венки плету, сообразуясь с наказом учителей минувшего и своим собственным разумением; я мог бы, государь, бессчетно привести доводов и следствий, говоря о силе Просветленного, только бы у тебя охота была слушать. ¶
"Dukkaraṃ, bhante nāgasena, aññesaṃ evarūpena kāraṇena anumānena buddhabalaṃ upadassayituṃ, nibbutosmi, bhante nāgasena, tumhākaṃ paramavicittena pañhaveyyākaraṇenā"ti. ¶ – Трудно было бы другому, почтенный Нагасена, так наглядно описать силу Просветленного доводами и следствиями. Я удовлетворен, почтенный Нагасена, весьма ярким ответом на мой вопрос. ¶
Anumānapañho paṭhamo. ¶ Вопрос о выводе закончен. ¶
2. Dhutaṅgapañho ¶
"Passatāraññake bhikkhū, ajjhogāḷhe dhute guṇe; ¶ Монахов-пустынников видит царь, Суровым обетам преданных, ¶
Puna passati gihī rājā, anāgāmiphale ṭhite. ¶ И видит живущих в семье мирян, Вкусивших плод безвозвратности. ¶
"Ubhopi te viloketvā, uppajji saṃsayo mahā; ¶ И мысли об этом повергли царя в сомненье весьма великое: ¶
Bujjheyya ce gihī dhamme, dhutaṅgaṃ nipphalaṃ siyā. ¶ «Если Ученье доступно в миру, То тщетно обетов блюдение! ¶
"Paravādivādamathanaṃ, nipuṇaṃ piṭakattaye; Handa pucche kathiseṭṭhaṃ, so me kaṅkhaṃ vinessatī"ti. ¶ Спрошу у толковника лучшего, Наговоры сметающего, В Трех Корзинах искушенного,– Он избавит меня от сомнения». ¶
Atha kho milindo rājā yenāyasmā nāgaseno tenupasaṅkami, upasaṅkamitvā āyasmantaṃ nāgasenaṃ abhivādetvā ekamantaṃ nisīdi, ekamantaṃ nisinno kho milindo rājā āyasmantaṃ nāgasenaṃ etadavoca "bhante nāgasena, atthi koci gihī agāriko kāmabhogī puttadārasambādhasayanaṃ ajjhāvasanto kāsikacandanaṃ paccanubhonto mālāgandhavilepanaṃ dhārayanto jātarūparajataṃ sādiyanto maṇimuttākañcanavicittamoḷibaddho yena santaṃ paramatthaṃ nibbānaṃ sacchikata"nti? ¶ Итак, царь Милинда пришел туда, где был достопочтенный: Нагасена. Придя, он приветствовал достопочтенного Нагасену и сел подле. И, сидя подле достопочтенного Нагасены, царь Милинда спросил его: – Почтенный Нагасена! Есть ли на свете хотя бы один мирянин из тех, кто имеет дом, тешит себя усладами, имеет большую семью и множество детей, пользуется бенаресским сандалом, носит венки, умащает себя благовониями и притираниями, имеет дело с золотом и серебром, носит пестрый тюрбан, украшенный драгоценными камнями и золотом,– кто осуществил покой и высшую цель – нирвану? ¶
"Na, mahārāja, ekaññeva sataṃ na dve satāni na tīṇi cattāri pañca satāni na sahassaṃ na satasahassaṃ na koṭisataṃ na koṭisahassaṃ na koṭisatasahassaṃ, tiṭṭhatu mahārāja dasannaṃ vīsatiyā satassa sahassassa abhisamayo, katamena te pariyāyena anuyogaṃ dammī"ti. ¶ – Не одна сотня, государь, и не две сотни, и не три сотни, и не четыре-пять сотен, и не тысяча, и не сотня тысяч, и не миллиард, и не десять миллиардов, и не десять тысяч миллиардов. Можно привести примеры, когда к постижению приходили десять мирян, двадцать, сто, тысяча. Что именно тебе нужно, чтобы я рассказал823? ¶
"Tvamevetaṃ brūhī"ti. – Рассказывай, как хочешь сам.
"Tenahi te, mahārāja, kathayissāmi satena vā sahassena vā satasahassena vā koṭiyā vā koṭisatena vā koṭisahassena vā koṭisatasahassena vā, yā kāci navaṅge buddhavacane sallekhitācārappaṭipattidhutavaraṅgaguṇanissitā [dhutavaraṅgaguṇanissitā (sī. syā. pī.)] thā, tā sabbā idha samosarissanti. – Что же, государь, тогда я расскажу и о сотне, и о тысяче, и о десяти миллионах, и о миллиарде, и о ста миллиардах постигших. Ведь рассказывая о случаях, когда миряне приходили к постижению Учения, пришлось бы упомянуть обо всех проповедях безупречного поведения, истинного делания и превосходных чистых обетов, которые входят в Девятичастные Речения Просветленного.
Yathā, mahārāja, ninnunnatasamavisamathalāthaladesabhāge abhivuṭṭhaṃ udakaṃ, sabbaṃ taṃ tato vinigaḷitvā mahodadhiṃ sāgaraṃ samosarati, evameva kho, mahārāja, sampādake sati yā kāci navaṅge buddhavacane sallekhitācārappaṭipattidhutaṅgaguṇadharanissitā kathā, tā sabbā idha samosarissanti. ¶ Скажем, государь, дождевая вода, излившись на высоты и низины, холмы и равнины, сушу и воду, вся течет вниз и вливается в великое хранилище вод – океан, вот точно так же, государь, в моем рассказе пришлось бы упомянуть обо всех проповедях безупречного поведения, истинного делания и превосходных чистых обетов, которые входят в Девятичастные Речения Просветленного. ¶
"Mayhampettha, mahārāja, paribyattatāya buddhiyā kāraṇaparidīpanaṃ samosarissati, teneso attho suvibhatto vicitto paripuṇṇo parisuddho samānīto bhavissati. Для этого понадобятся все доводы и пояснения, которые я смогу предложить своим искушенным умом,– только так будет этот предмет подобающе рассмотрен, расцвечен, сполна и окончательно изложен.
Yathā, mahārāja, kusalo lekhācariyo anusiṭṭho lekhaṃ osārento attano byattatāya buddhiyā kāraṇaparidīpanena lekhaṃ paripūreti, evaṃ sā lekhā samattā paripuṇṇā anūnikā bhavissati. Скажем, государь, как умелый и опытный учитель письма, когда преподает письмо, наполняет свои уроки всеми доводами и пояснениями, которые он может предложить своим искушенным умом, и лишь тогда обучение письму бывает полным, окончательным, завершенным.
Evameva mayhampettha paribyattatāya buddhiyā kāraṇaparidīpanaṃ samosarissati, teneso attho suvibhatto vicitto paripuṇṇo parisuddho samānīto bhavissati. ¶ Вот точно так же, государь, и здесь понадобятся все доводы и пояснения, которые я смогу предложить своим искушенным умом,– только так будет этот предмет подобающе рассмотрен, расцвечен, от непонимания очищен, сполна и окончательно изложен. ¶
"Nagare, mahārāja, sāvatthiyā pañcakoṭimattā ariyasāvakā bhagavato upāsakaupāsikāyo sattapaṇṇāsasahassāni tīṇi ca satasahassāni anāgāmiphale patiṭṭhitā, te sabbepi gihī yeva, na pabbajitā. В городе Шравасти, государь, пятьсот миллионов триста пятьдесят семь тысяч арийских слушателей Блаженного, мирян и мирянок, обрели плод безвозвратности, и все они в миру, не отшельники.
Puna tattheva kaṇḍambamūle yamakapāṭihāriye vīsati pāṇakoṭiyo abhisamiṃsu, puna cūḷarāhulovāde [mahārāhulovāde (sī. pī.)], mahāmaṅgalasuttante, samacittapariyāye, parābhavasuttante, purābhedasuttante, kalahavivādasuttante, cūḷabyūhasuttante, mahābyūhasuttante, tuvaṭakasuttante, sāriputtasuttante gaṇanapathamatītānaṃ devatānaṃ dhammābhisamayo ahosi. ¶ Далее, государь, когда Блаженный под деревом Гандамбой явил двойное чудо824, двести миллионов живых существ пришло к постижению. Далее, во время проповеди-увещания к Рахуле, проповеди сутры о «Высшем благе», проповеди сутры о «Способе сделать мысль гладкой», проповеди сутры «Презрение», проповеди сутры «Прежде распада», проповеди сутры «Большая куча», проповеди сутры «Быстрота», проповеди сутры «Шарипутра» несметное число божеств пришло к постижению Учения. ¶
"Nagare rājagahe paññāsasahassāni tīṇi ca satasahassāni ariyasāvakā bhagavato upāsakaupāsikāyo, puna tattheva dhanapālahatthināgadamane navuti pāṇakoṭiyo, pārāyanasamāgame pāsāṇakacetiye cuddasa pāṇakoṭiyo, puna indasālaguhāyaṃ asīti devatākoṭiyo, puna bārāṇasiyaṃ isipatane migadāye paṭhame dhammadesane aṭṭhārasa brahmakoṭiyo aparimāṇā ca devatāyo, puna tāvatiṃsabhavane paṇḍukambalasilāyaṃ abhidhammadesanāya asīti devatākoṭiyo, devorohaṇe saṅkassanagaradvāre lokavivaraṇapāṭihāriye pasannānaṃ naramarūnaṃ tiṃsa koṭiyo abhisamiṃsu. ¶ В городе Раджагрихе у Блаженного было триста пятьдесят тысяч арийских слушателей, мирян и мирянок, там же после укрощения слона Дханапала – девятьсот миллионов живых существ; в пещере, называемой Чертог Индры,– восемьсот миллионов живых существ; в Бенаресе, в охотничьем заказнике, называемом «Заход созвездия провидцев», во время первой проповеди Учения – сто восемьдесят миллионов обитателей миров Брахмы и без счета божеств; в обители Тридцати Трех во время первой проповеди Учения – сто восемьдесят миллионов обитателей миров Брахмы и без счета божеств; во время спуска из миров небожителей, когда Блаженный у городских ворот Санкарши чудесно явил, себя людям, триста миллионов исполненных веры людей и божеств пришло к постижению Учения. ¶
Puna sakkesu kapilavatthusmiṃ nigrodhārāme buddhavaṃsadesanāya mahāsamayasuttantadesanāya ca gaṇanapathamatītānaṃ devatānaṃ dhammābhisamayo ahosi. Далее, у шакьев в их городе Капилавасту, баньяновой роще, во время проповеди «Рода просветленных» и проповеди сутры «Великое собрание» несметное число божеств пришло к постижению Учения.
Puna sumanamālākārasamāgame, garahadinnasamāgame, ānandaseṭṭhisamāgame, jambukājīvakasamāgame, maṇḍukadevaputtasamāgame, maṭṭhakuṇḍalidevaputtasamāgame, sulasānagarasobhinisamāgame, sirimānagarasobhinisamāgame, pesakāradhītusamāgame, cūḷasubhaddāsamāgame, sāketabrāhmaṇassa āḷāhanadassanasamāgame, sūnāparantakasamāgame, sakkapañhasamāgame, tirokuṭṭasamāgame [tirokuḍḍasamāgame (sī. pī.)], ratanasuttasamāgame paccekaṃ caturāsītiyā pāṇasahassānaṃ dhammābhisamayo ahosi, yāvatā, mahārāja, bhagavā loke aṭṭhāsi, tāva tīsu maṇḍalesu soḷasasu mahājanapadesu yattha yattha bhagavā vihāsi, tattha tattha yebhuyyena dve tayo cattāro pañca sataṃ sahassaṃ satasahassaṃ devā ca manussā ca santaṃ paramatthaṃ nibbānaṃ sacchikariṃsu. Далее, в собраниях слушателей, связанных с цветочником Суманасом, с Получившим Порицание, с купцом Анандой, с адживакой825 по имени Джамбу, с лягушкой, ставшей небожителем, с небожителем по прозванию Точеные Серьги, с городской красавицей по имени Суласа, с городской красавицей по имени Шрима, с дочерью корзинщика, с Малой Субхадрой, с сожжением останков брахмана из Сакеты, с Сунапарантой, с вопросом Шакры, с проповедью «Снаружи от забора», с проповедью сутры «Драгоценность»,– в каждом из этих собраний к постижению Учения пришло восемьдесят четыре тысячи живых существ826. Пока Блаженный пребывал в мире, государь, повсюду, во всех трех областях и во всех шестнадцати странах827, где появлялся Блаженный, то двое, то трое, то четверо или пятеро, то сто, тысяча и сотня тысяч людей и божеств приходили к осуществлению покоя и высшей цели – нирваны.
Ye te, mahārāja, devā gihī yeva, na te pabbajitā, etāni ceva, mahārāja, aññāni ca anekāni devatākoṭisatasahassāni gihī agārikā kāmabhogino santaṃ paramatthaṃ nibbānaṃ sacchikariṃsū"ti. ¶
"Yadi, bhante nāgasena, gihī agārikā kāmabhogino santaṃ paramatthaṃ nibbānaṃ sacchikaronti, atha imāni dhutaṅgāni kimatthaṃ sādhenti, tena kāraṇena dhutaṅgāni akiccakarāni honti. – Почтенный Нагасена! Если миряне, живущие в уюте и тешащие себя усладами, осуществляют покой и высшую цель – нирвану, то какова же тогда цель чистых обетов? Выходит, что чистые обеты ни на что не нужны.
Yadi, bhante nāgasena, vinā mantosadhehi byādhayo vūpasamanti, kiṃ vamanavirecanādinā sarīradubbalakaraṇena? Ведь если, почтенный Нагасена, болезнь проходит без мантр и без лекарств, то зачем же принимать рвотное, слабительное и прочие средства, ослабляющие тело?
Yadi muṭṭhīhi paṭisattuniggaho bhavati, kiṃ asisattisaradhanukodaṇḍalaguḷamuggarehi? Если врага можно пристукнуть кулаком, зачем тогда мечи, копья, стрелы, луки, самострелы, палицы и булавы?
Yadi gaṇṭhikuṭilasusirakaṇṭalatāsākhā ālambitvā rukkhamabhirūhanaṃ bhavati, kiṃ dīghadaḷhanisseṇipariyesanena? Если можно забраться на дерево, опираясь на сучья, искривления, дупла, сучки, лианы и ветви, то зачем искать длинную и прочную лестницу?
Yadi thaṇḍilaseyyāya dhātusamatā bhavati, kiṃ sukhasamphassamahatimahāsirisayanapariyesanena? Если тело отдыхает даже от спанья на голой земле, то зачем искать приятные на ощупь, огромные, роскошные постели?
Yadi ekako sāsaṅkasappaṭibhayavisamakantārataraṇasamattho bhavati, kiṃ sannaddhasajjamahatimahāsatthapariyesanena? Если можно в одиночку перебраться через опасную, губительную, страшную пустыню, то зачем искать вооруженную охрану и большой караван?
Yadi nadisaraṃ bāhunā tarituṃ samattho bhavati, kiṃ dhuvasetunāvāpariyesanena? Если через реку можно перебраться вплавь, то зачем искать надежный мост или лодку?
Yadi sakasantakena ghāsacchādanaṃ kātuṃ pahoti, kiṃ parūpasevanapiyasamullāpapacchāpuredhāvanena? Если можно на собственные средства прокормиться и одеться, то зачем угождать другому, льстиво заговаривать и виться вокруг него?
Yadi akhātataḷāke udakaṃ labhati, kiṃ udapānataḷākapokkharaṇikhaṇanena? Если вода есть в естественном пруду, то зачем копать колодцы, пруды и водоемы?
Evameva kho, bhante nāgasena, yadi gihī agārikā kāmabhogino santaṃ paramatthaṃ nibbānaṃ sacchikaronti, kiṃ dhutaguṇavarasamādiyanenā"ti? ¶ Вот точно так же, почтенный Нагасена, если миряне, живущие в уюте и тешащие себя усладами, осуществляют покой и высшую цель – нирвану, то зачем принимать на себя чистые обеты? ¶
"Aṭṭhavīsati kho panime, mahārāja, dhutaṅgaguṇā yathābhuccaguṇā, yehi guṇehi dhutaṅgāni sabbabuddhānaṃ pihayitāni patthitāni. – У чистых обетов, государь, есть двадцать восемь достоинств, истинных достоинств. Благодаря этим достоинствам чистые обеты всем просветленным желанны и приятны.
Katame aṭṭhavīsati? Вот каковы эти достоинства:
Idha, mahārāja, dhutaṅgaṃ suddhājīvaṃ sukhaphalaṃ anavajjaṃ na paradukkhāpanaṃ abhayaṃ asampīḷanaṃ ekantavaḍḍhikaṃ aparihāniyaṃ amāyaṃ ārakkhā patthitadadaṃ sabbasattadamanaṃ saṃvarahitaṃ patirūpaṃ anissitaṃ vippamuttaṃ rāgakkhayaṃ dosakkhayaṃ mohakkhayaṃ mānappahānaṃ kuvitakkacchedanaṃ kaṅkhāvitaraṇaṃ kosajjaviddhaṃsanaṃ aratippahānaṃ khamanaṃ atulaṃ appamāṇaṃ sabbadukkhakkhayagamanaṃ, ime kho, mahārāja, aṭṭhavīsati dhutaṅgaguṇā yathābhuccaguṇā yehi guṇehi dhutaṅgāni sabbabuddhānaṃ pihayitāni patthitāni. ¶ чистый обет, государь, означает чистый образ жизни, благие плоды, безупречность, непричинение тягот другим, безопасность, неугнетение, возрастание достоинств, неущербность, отказ от самоподачи, защиту, обретение желаемого, укрощение всех существ, благую сдержанность, уместность, непривязанность, свободу, истощение страсти, истощение враждебности, истощение заблуждения, отбрасывание гордости, отсечение дурных помыслов, преодоление сомнений, разгром нерадивости, отбрасывание неудовлетворенности, терпение, безмерность, несравненность, приближение к концу всяческих тягот. Таковы, государь, двадцать восемь достоинств, истинных достоинств, присущих чистым обетам. Благодаря этим достоинствам чистые обеты всем просветленным приятны и желанны. ¶
"Ye kho te, mahārāja, dhutaguṇe sammā upasevanti, te aṭṭhārasahi guṇehi samupetā bhavanti. Все те, государь, кто поистине следует чистым обетам, обретают восемнадцать достоинств.
Katamehi aṭṭhārasahi? Они таковы:
Ācāro tesaṃ suvisuddho hoti, paṭipadā supūritā hoti, kāyikaṃ vācasikaṃ surakkhitaṃ hoti, manosamācāro suvisuddho hoti, vīriyaṃ supaggahitaṃ hoti, bhayaṃ vūpasammati, attānudiṭṭhibyapagatā hoti, āghāto uparato hoti, mettā upaṭṭhitā hoti, āhāro pariññāto hoti, sabbasattānaṃ garukato hoti, bhojane mattaññū hoti, jāgariyamanuyutto hoti, aniketo hoti, yattha phāsu tattha vihārī hoti, pāpajegucchī hoti, vivekārāmo hoti, satataṃ appamatto hoti, ye te, mahārāja, dhutaguṇe sammā upasevanti, te imehi aṭṭhārasahi guṇehi samupetā bhavanti. ¶ поведение их совершенно чисто; их делание весьма полно; они надежно защищены от телесных и словесных проступков; поведение их ума вполне чисто; их страхи успокаиваются; оглядка на самость в них пропадает; у них не случается злобных вспышек; они постоянны в доброте; у них правильный взгляд на пищу; они внушают всем живым существам уважение; они знают меру в еде; преданы бодрствованию; не имеют пристанища; живут там, где им нравится; отвращаются от греха; склонны к уединению и никогда не беспечны. Таковы восемнадцать достоинств, государь, обретаемых теми, кто поистине следует чистым обетам. ¶
"Dasa ime, mahārāja, puggalā dhutaguṇārahā. Десять людей, государь, заслуживают достоинств, присущих чистым обетам.
Katame dasa? Вот каковы они:
Saddho hoti hirimā dhitimā akuho atthavasī alolo sikkhākāmo daḷhasamādāno anujjhānabahulo mettāvihārī, ime kho, mahārāja, dasa puggalā dhutaguṇārahā. ¶ полный веры, совестливый, стойкий, нелицемерный, здравомыслящий, невзбалмошный, охочий до учения, не отступающийся от намерения, необидчивый и освоивший доброту. Таковы, государь, десять людей, которые заслуживают достоинств, присущих чистым обетам. ¶
"Ye te, mahārāja, gihī agārikā kāmabhogino santaṃ paramatthaṃ nibbānaṃ sacchikaronti, sabbe te purimāsu jātīsu terasasu dhutaguṇesu katūpāsanā katabhūmikammā, te tattha cārañca paṭipattiñca sodhayitvā ajjetarahi gihī yeva santā santaṃ paramattaṃ nibbānaṃ sacchikaronti. ¶ Все те живущие в уюте и тешащие себя усладами миряне, которые осуществили покой и высшую цель – нирвану,– все они, государь, в прошлых своих жизнях следовали чистым обетам и освоились на этой ступени. Они очистили ими свое поведение и делание и потому теперь в своем мирском состоянии осуществили покой и высшую цель – нирвану. ¶
"Yathā, mahārāja, kusalo issāso antevāsike paṭhamaṃ tāva upāsanasālāyaṃ cāpabhedacāpāropanaggahaṇamuṭṭhippaṭipīḷana-aṅgulivināmanapādaṭhapanasaraggahaṇasannahanaākaḍḍhana saddhāraṇalakkhaniyamanakhipane tiṇapurisakachakaṇa [khaṇaka (sī. pī.)] tiṇapalālamattikāpuñjaphalakalakkhavedhe anusikkhāpetvā rañño santike upāsanaṃ ārādhayitvā ājaññarathagajaturaṅgadhanadhaññahiraññasuvaṇṇadāsidāsabhariyagāmavaraṃ labhati, evameva kho, mahārāja, ye te gihī agārikā kāmabhogino santaṃ paramatthaṃ nibbānaṃ sacchikaronti, te sabbe purimāsu jātīsu terasasu dhutaguṇesu katūpāsanā katabhūmikammā, te tattheva cārañca paṭipattiñca sodhayitvā ajjetarahi gihī yeva santā santaṃ paramatthaṃ nibbānaṃ sacchikaronti. Например, государь, искусный стрелок сначала учит учеников тому, как лук устроен, как его надеть за спину, как взять его в руки, как сжимать кулак, как сгибать пальцы, как ставить ноги, как брать стрелу, как накладывать ее на лук, как прижимать, как натягивать, как удерживать, как целиться и как выпускать; учит их стрелять в травяное чучело, в пучок травы чханаки, в соломенное чучело, в комья глины, в щиты, а затем, порадовав царя успехами учеников, получает в награду скакунов, колесницы, слонов, рысаков, богатство и имение, золото в монетах и слитках, рабов и рабынь, жену и целую деревню. Вот точно так же, государь, все те живущие в уюте и тешащие себя усладами миряне, которые осуществляют покой и высшую цель – нирвану,– все они, государь, в прошлых своих жизнях следовали чистым обетам и освоились на этой ступени. Они очистили ими свое поведение и делание и потому теперь в своем мирском состоянии осуществили покой и высшую цель – нирвану.
Na, mahārāja, dhutaguṇesu pubbāsevanaṃ vinā ekissā yeva jātiyā arahattaṃ sacchikiriyā hoti, uttamena pana vīriyena uttamāya paṭipattiyā tathārūpena ācariyena kalyāṇamittena arahattaṃ sacchikiriyā hoti. ¶ Невозможно, государь, прийти к святости за одну жизнь, не приняв сначала чистых обетов; лишь с высшим напряжением усилия, с высшим упорством в делании и в общении с подходящим учителем, духовным другом, святости достичь можно. ¶
"Yathā vā pana, mahārāja, bhisakko sallakatto ācariyaṃ dhanena vā vattappaṭipattiyā vā ārādhetvā sattaggahaṇachedanalekhanavedhanasalluddharaṇa-vaṇadhovanasosanabhesajjānulimpanavamana virecanānuvāsanakiriyamanusikkhitvā vijjāsu katasikkho katūpāsano katahattho āture upasaṅkamati tikicchāya, evameva kho, mahārāja, ye te gihī agārikā kāmabhogino santaṃ paramatthaṃ nibbānaṃ sacchikaronti, te sabbe purimāsu jātīsu terasasu dhutaguṇesu katūpāsanā katabhūmikammā, te tattheva cārañca paṭipattiñca sodhayitvā ajjetarahi gihī yeva santā santaṃ paramatthaṃ nibbānaṃ sacchikaronti, na, mahārāja, dhutaguṇehi avisuddhānaṃ dhammābhisamayo hoti. ¶ Или, например, государь, будущий врач-хирург сначала радует своего учителя денежным вознаграждением или работой у него в доме, выучивается у него тому, как держать нож, делать разрезы и надрезы, иссечения, как извлекать стрелы, промывать раны, осушать их, смазывать их лекарством, как давать рвотное, слабительное, мягчительное, а затем, освоив науку, закончив обучение, набив себе руку, он уже идет к больному, чтобы его лечить. Вот точно так же, государь, все те живущие в уюте и тешащие себя усладами миряне, которые осуществляют покой и высшую цель – нирвану,– все они, государь, в прошлых своих жизнях следовали чистым обетам и освоились на этой ступени. Они очистили ими свое поведение и делание и потому теперь в своем мирском состоянии осуществили покой и высшую цель – нирвану. Не бывает постижения Учения, государь, у тех, кто не очистился чистыми обетами. ¶
"Yathā, mahārāja, udakassa asecanena bījānaṃ avirūhanaṃ hoti, evameva kho, mahārāja, dhutaguṇehi avisuddhānaṃ dhammābhisamayo na hoti. ¶ Скажем, государь, если не поливать семя водой, то оно не прорастет. Вот точно так же, государь, не бывает постижения Учения у тех, кто не очистился чистыми обетами. ¶
"Yathā vā pana, mahārāja, akatakusalānaṃ akatakalyāṇānaṃ sugatigamanaṃ na hoti, evameva kho, mahārāja, dhutaguṇehi avisuddhānaṃ dhammābhisamayo na hoti. ¶ Или, скажем, государь, те, кто не творил благого, не творил доброго, не смогут попасть в благие уделы. Вот точно так же, государь, не бывает постижения Учения у тех, кто не очистился чистыми обетами. ¶
"Pathavisamaṃ, mahārāja, dhutaguṇaṃ visuddhikāmānaṃ patiṭṭhānaṭṭhena. Земле подобны, государь, чистые обеты, служа опорою для тех, кто ищет чистоты.
Āposamaṃ, mahārāja, dhutaguṇaṃ visuddhikāmānaṃ sabbakilesamaladhovanaṭṭhena. Воде подобны, государь, чистые обеты, смывая всю грязь аффектов с тех, кто ищет чистоты.
Tejosamaṃ, mahārāja, dhutaguṇaṃ visuddhikāmānaṃ sabbakilesavanajjhāpanaṭṭhena. Огню подобны, государь, чистые обеты, сжигая лес аффектов в тех, кто ищет чистоты.
Vāyosamaṃ, mahārāja, dhutaguṇaṃ visuddhikāmānaṃ sabbakilesamalarajopavāhanaṭṭhena. Ветру подобны, государь, чистые обеты, сдувая прочь всю грязь и пыль аффектов с тех, кто ищет чистоты.
Agadasamaṃ, mahārāja, dhutaguṇaṃ visuddhikāmānaṃ sabbakilesabyādhivūpasamanaṭṭhena. Противоядию подобны, государь, чистые обеты, исцеляя от всех недугов-аффектов тех, кто ищет чистоты.
Amatasamaṃ, mahārāja, dhutaguṇaṃ visuddhikāmānaṃ sabbakilesavisanāsanaṭṭhena. Нектару бессмертия, государь, подобны чистые обеты, уничтожая весь яд аффектов в тех, кто ищет чистоты.
Khettasamaṃ, mahārāja, dhutaguṇaṃ visuddhikāmānaṃ sabbasāmaññaguṇasassavirūhanaṭṭhena. Полю подобны, государь, чистые обеты, взращивая урожай всех шраманских достоинств в тех, кто ищет чистоты.
Manoharasamaṃ, mahārāja, dhutaguṇaṃ visuddhikāmānaṃ patthiticchitasabbasampattivaradadaṭṭhena. Исполняющему желания самоцвету, государь, подобны чистые обеты, даруя лучшее из всех и желанное благоденствие тем, кто ищет чистоты.
Nāvāsamaṃ, mahārāja, dhutaguṇaṃ visuddhikāmānaṃ saṃsāramahaṇṇavapāragamanaṭṭhena. Кораблю подобны, государь чистые обеты, перевозя на другой берег великого океана мирского кружения тех, кто ищет чистоты.
Bhīruttāṇasamaṃ, mahārāja, dhutaguṇaṃ visuddhikāmānaṃ jarāmaraṇabhītānaṃ assāsakaraṇaṭṭhena. Безопасному месту подобны, государь, чистые обеты, даруя безопасность и избавление от опасности рождения и смерти тем, кто ищет чистоты.
Mātusamaṃ, mahārāja, dhutaguṇaṃ visuddhikāmānaṃ kilesadukkhappaṭipīḷitānaṃ anuggāhakaṭṭhena. Матери подобны, государь, чистые обеты своею заботою о тех, кто задавлен тяготами и аффектами и ищет чистоты.
Pitusamaṃ, mahārāja, dhutaguṇaṃ visuddhikāmānaṃ kusalavaḍḍhikāmānaṃ sabbasāmaññaguṇajanakaṭṭhena. Отцу подобны, государь, чистые обеты, порождая все шраманские достоинства в тех, кто ищет чистоты и стремится к возрастанию блага.
Mittasamaṃ, mahārāja, dhutaguṇaṃ visuddhikāmānaṃ sabbasāmaññaguṇapariyesanaavisaṃvādakaṭṭhena. Другу подобны, государь, чистые обеты, не переча желанию обрести все шраманские достоинства, присущему тем, кто ищет чистоты.
Padumasamaṃ, mahārāja, dhutaguṇaṃ visuddhikāmānaṃ sabbakilesamalehi anupalittaṭṭhena. Лотосу подобны, государь, чистые обеты, не пятнаясь никакою грязью-аффектами у тех, кто ищет чистоты.
Catujjātiyavaragandhasamaṃ, mahārāja, dhutaguṇaṃ visuddhikāmānaṃ kilesaduggandhapaṭivinodanaṭṭhena. Благородному, изысканному благовонию, государь, подобны чистые обеты, отгоняя зловоние всех аффектов от тех, кто ищет чистоты.
Girirājavarasamaṃ, mahārāja, dhutaguṇaṃ visuddhikāmānaṃ aṭṭhalokadhammavātehi akampiyaṭṭhena. Великому царю гор, государь, подобны чистые обеты, не колеблясь под всеми восьмью мирскими ветрами828 в тех, кто ищет чистоты.
Ākāsasamaṃ, mahārāja, dhutaguṇaṃ visuddhikāmānaṃ sabbattha gahaṇāpagatauruvisaṭavitthatamahantaṭṭhena. Пространству, государь, подобны чистые обеты, будучи обширными, просторными, привольными и удаленными от всяческой чащобы для тех, кто ищет чистоты.
Nadīsamaṃ, mahārāja, dhutaguṇaṃ visuddhikāmānaṃ kilesamalapavāhanaṭṭhena. Реке подобны, государь, чистые обеты, унося прочь всю грязь аффектов с тех, кто ищет чистоты.
Sudesakasamaṃ, mahārāja, dhutaguṇaṃ visuddhikāmānaṃ jātikantārakilesavanagahananittharaṇaṭṭhena. Проводнику подобны, государь, чистые обеты, выводя из густого леса аффектов, из пустыни рождений тех, кто ищет чистоты.
Mahāsatthavāhasamaṃ, mahārāja, dhutaguṇaṃ visuddhikāmānaṃ sabbabhayasuññakhemaabhayavarapavaranibbānanagarasampāpanaṭṭhena. Большому каравану, государь, подобны чистые обеты, доставляя в лишенный всех опасностей, благодатный, безопасный, прекраснейший из прекрасных город нирваны тех, кто ищет чистоты.
Sumajjitavimalādāsasamaṃ, mahārāja, dhutaguṇaṃ visuddhikāmānaṃ saṅkhārānaṃ sabhāvadassanaṭṭhena. Отполированному, лишенному пятен зеркалу, государь, подобны чистые обеты, являя природу слагаемых тем, кто ищет чистоты.
Phalakasamaṃ, mahārāja, dhutaguṇaṃ visuddhikāmānaṃ kilesalaguḷasarasattipaṭibāhanaṭṭhena. Щиту подобны, государь, чистые обеты, защищая от дубин, стрел и копий аффектов тех, кто ищет чистоты.
Chattasamaṃ, mahārāja, dhutaguṇaṃ visuddhikāmānaṃ kilesavassatividhaggisantāpātapapaṭibāhanaṭṭhena. Зонту подобны, государь, чистые обеты, защищая от дождя аффектов и от губительного жара тройного огня тех, кто ищет чистоты.
Candasamaṃ, mahārāja, dhutaguṇaṃ visuddhikāmānaṃ pihayitapatthitaṭṭhena. Луне подобны, государь, чистые обеты, будучи желанными и отрадными для тех, кто ищет чистоты.
Sūriyasamaṃ, mahārāja, dhutaguṇaṃ visuddhikāmānaṃ mohatamatimiranāsanaṭṭhena. Солнцу подобны, государь, чистые обеты восходом многих и разнообразных, драгоценных, прекрасных шраманских достоинств и безмерностью, неисчислимостью и бесконечностью для тех, кто ищет чистоты.
Sāgarasamaṃ, mahārāja, dhutaguṇaṃ visuddhikāmānaṃ anekavidhasāmaññaguṇavararatanuṭṭhānaṭṭhena, aparimitaasaṅkhyeyyaappameyyaṭṭhena ca.
Evaṃ kho, mahārāja, dhutaguṇaṃ visuddhikāmānaṃ bahūpakāraṃ sabbadarathapariḷāhanudaṃ aratinudaṃ bhayanudaṃ bhavanudaṃ khīlanudaṃ malanudaṃ sokanudaṃ dukkhanudaṃ rāganudaṃ dosanudaṃ mohanudaṃ mānanudaṃ diṭṭhinudaṃ sabbākusaladhammanudaṃ yasāvahaṃ hitāvahaṃ sukhāvahaṃ phāsukaraṃ pītikaraṃ yogakkhemakaraṃ anavajjaṃ iṭṭhasukhavipākaṃ guṇarāsiguṇapuñjaṃ aparimitaasaṅkhyeyya appameyyaguṇaṃ varaṃ pavaraṃ aggaṃ. ¶ Итак, государь, чистые обеты для тех, кто ищет чистоты, весьма полезны, гонят прочь муки и страдания, гонят прочь неудовлетворенность, гонят прочь опасности, гонят прочь желания, гонят прочь грязь, гонят прочь печаль, гонят прочь тяготы, гонят прочь страсть, гонят прочь враждебность, гонят прочь заблуждение, гонят прочь гордость, гонят прочь лжемудрие, гонят прочь все неблагие дхармы, славу приносят, благо приносят, счастье приносят, благополучие даруют, радость даруют, безопасность даруют, безупречны, приносят благие и желанные плоды, в них груда достоинств, ворох достоинств, без меры, без счета достоинств, они велики, превосходны, великолепны. ¶
"Yathā, mahārāja, manussā upatthambhavasena bhojanaṃ upasevanti, hitavasena bhesajjaṃ upasevanti, upakāravasena mittaṃ upasevanti, tāraṇavasena nāvaṃ upasevanti, sugandhavasena mālāgandhaṃ upasevanti, abhayavasena bhīruttāṇaṃ upasevanti, patiṭṭhāvasena [patiṭṭhānavasena (ka.)] pathaviṃ upasevanti, sippavasena ācariyaṃ upasevanti, yasavasena rājānaṃ upasevanti, kāmadadavasena maṇiratanaṃ upasevanti, evameva kho, mahārāja, sabbasāmaññaguṇadadavasena ariyā dhutaguṇaṃ upasevanti. ¶ Как пища, государь, нужна людям для подкрепления сил, как лекарство нужно для выздоровления, как друг нужен, потому что приносит пользу, как лодка нужна для того, чтобы переправиться, как гирлянда цветов нужна для того, чтобы благоухать, как безопасное место нужно для того, чтобы чувствовать себя в безопасности, как земля нужна для того, чтобы на нее опираться, как учитель нужен для того, чтобы обрести умение, как царь нужен для того, чтобы добиваться почестей, как драгоценный самоцвет нужен для того, чтобы исполнялись желания,– вот точно так же, государь, и чистые обеты нужны ариям для того, чтобы обрести все достоинства шраманства. ¶
"Yathā vā pana, mahārāja, udakaṃ bījavirūhanāya, aggi jhāpanāya, āhāro balāharaṇāya, latā bandhanāya, satthaṃ chedanāya, pānīyaṃ pipāsāvinayanāya, nidhi assāsakaraṇāya, nāvā tīrasampāpanāya, bhesajjaṃ byādhivūpasamanāya, yānaṃ sukhagamanāya, bhīruttāṇaṃ bhayavinodanāya, rājā ārakkhatthāya, phalakaṃ daṇḍaleḍḍulaguḷasarasattipaṭibāhanāya, ācariyo anusāsanāya, mātā posanāya, ādāso olokanāya, alaṅkāro sobhanāya, vatthaṃ paṭicchādanāya, nisseṇī ārohanāya, tulā visamavikkhepanāya [nikkhepanāya (sī. pī.)], mantaṃ parijappanāya, āvudhaṃ tajjanīyapaṭibāhanāya, padīpo andhakāravidhamanāya, vāto pariḷāhanibbāpanāya, sippaṃ vuttinipphādanāya, agadaṃ jīvitarakkhaṇāya, ākaro ratanuppādanāya, ratanaṃ alaṅkarāya, āṇā anatikkamanāya, issariyaṃ vasavattanāya, evameva kho, mahārāja, dhutaguṇaṃ sāmaññabījavirūhanāya, kilesamalajhāpanāya, iddhibalāharaṇāya, satisaṃvaranibandhanāya, vimativicikicchāsamucchedanāya, taṇhāpipāsāvinayanāya, abhisamayaassāsakaraṇāya, caturoghanittharaṇāya, kilesabyādhivūpasamāya, nibbānasukhappaṭilābhāya, jātijarābyādhimaraṇasokaparidevadukkhadomanassupāyāsabhayavinodanāya, sāmaññaguṇaparirakkhaṇāya, aratikuvitakkapaṭibāhanāya, sakalasāmaññatthānusāsanāya, sabbasāmaññaguṇaposanāya, samathavipassanāmaggaphalanibbānadassanāya, sakalalokathutathomitamahatimahāsobhanakaraṇāya, sabbāpāyapidahanāya, sāmaññatthaselasikharamuddhani abhirūhanāya, vaṅkakuṭilavisamacittavikkhepanāya [cittanikkhepanāya (sī. pī.)], sevitabbāsevitabbadhamme sādhusajjhāyakaraṇāya, sabbakilesapaṭisattutajjanāya, avijjandhakāravidhamanāya, tividhaggisantāpapariḷāhanibbāpanāya, saṇhasukhumasantasamāpattinipphādanāya, sakalasāmaññaguṇaparirakkhaṇāya, bojjhaṅgavararatanuppādanāya, yogijanālaṅkaraṇāya, anavajjanipuṇasukhumasantisukhamanatikkamanāya, sakalasāmaññaariyadhammavasavattanāya. Как вода, государь, предназначена для того, чтобы проросли семена, как огонь для того, чтобы жечь, как пища для того, чтобы сохранить силы, как лиана для того, чтобы связывать, как нож для того, чтобы резать, как питье для того, чтобы утолять жажду, как клад для того, чтобы было на что надеяться, как корабль для того, чтобы добраться до берега, как безопасное место для того, чтобы быть в безопасности, как лекарство для того, чтобы вылечить болезнь, как повозка для того, чтобы с удобством ехать, как царь для того, чтобы защищать, как щит для того, чтобы отражать удары палок, камней, дубин, стрел, копий, как учитель для того, чтобы научиться, как мать для того, чтобы вскормить, как зеркало для того, чтобы в него смотреться, как украшение для того, чтобы быть нарядным, как ткань для того, чтобы прикрываться, как лестница для того, чтобы взбираться, как весы для того, чтобы взвешивать, как мантра для того, чтобы ее шептать, как оружие для того, чтобы грозить и отражать нападение, как светильник для того, чтобы рассеять мрак, как ветерок для того, чтобы облегчить зной, как ремесло для того, чтобы зарабатывать на жизнь, как противоядие для того, чтобы сохранить жизнь, как копи для того, чтобы извлекать из них драгоценности, как драгоценность для украшения, как приказ для того, чтобы от него не отступать, как власть для того, чтобы распоряжаться,– вот точно так же, государь, и чистые обеты для того, чтобы проросли все семена шраманства, чтобы сгорел весь сор аффектов, чтобы подкрепить сверхобычные силы, чтобы связать себя сдержанностью и памятованием, чтобы отсечь сомнения и нерешительность, чтобы избавиться от жажды к мирскому кружению, чтобы вздохнуть спокойно, достигнув положения, чтобы вырваться из четырех течений, чтобы исцелить болезни-аффекты, чтобы обрести счастье нирваны, чтобы избавиться от опасности рождения, старости, болезни, смерти, печали, стенаний, боли, уныния, отчаяния, чтобы сохранить все шраманские добродетели, чтобы защититься от неудовлетворенности и дурных помыслов, чтобы научиться всем шраманским предметам, чтобы вскормить все шраманские добродетели, чтобы узреть спокойствие, прозрение, стезю и плоды, чтобы украсить себя величайшим из всех и всеми прославляемым и славимым украшением, чтобы закрыть дорогу ко всем дурным уделам, чтобы взойти на горную вершину святости и достичь цели шраманства, чтобы правильно знать цену кривым, извилистым, неровным мыслям, чтобы правильно размышлять о дхармах, которым должно и не должно следовать, чтобы пригрозить всем аффектам-неприятелям, чтобы рассеять тьму неведения, чтобы потушить опаляющий тройной огонь, чтобы прийти к покойному, тонкому, мирному состоянию, чтобы оборонить все шраманские добродетели, чтобы добыть сокровища звеньев просветления, чтобы украсить себя приличествующим йогу украшением, чтобы не преступать безупречного, тонкого, умного, покойного и несущего счастье учения, чтобы распоряжаться всеми арийскими, шраманскими дхармами.
Iti, mahārāja, imesaṃ guṇānaṃ adhigamāya yadidaṃ ekamekaṃ dhutaguṇaṃ, evaṃ, mahārāja, atuliyaṃ dhutaguṇaṃ appameyyaṃ asamaṃ appaṭisamaṃ appaṭibhāgaṃ appaṭiseṭṭhaṃ uttaraṃ seṭṭhaṃ visiṭṭhaṃ adhikaṃ āyataṃ puthulaṃ visaṭaṃ vitthataṃ garukaṃ bhāriyaṃ mahantaṃ. ¶ Для того чтобы обрести все эти достоинства, для каждого из них нужны чистые обеты. Итак, государь, чистые обеты безмерны, бесценны, бесподобны, несравненны, непревосходимы, возвышенны, превосходны, великолепны, пространны, обширны, протяженны, просторны, весомы, увесисты и велики. ¶
"Yo kho, mahārāja, puggalo pāpiccho icchāpakato kuhako luddho odariko lābhakāmo yasakāmo kittikāmo ayutto appatto ananucchaviko anaraho appatirūpo dhutaṅgaṃ [tadhuguṇaṃ (ka.) evamuparipi] samādiyati, so diguṇaṃ daṇḍamāpajjati, sabbaguṇaghātamāpajjati, diṭṭhadhammikaṃ hīḷanaṃ khīḷanaṃ garahanaṃ uppaṇḍanaṃ khipanaṃ asambhogaṃ nissāraṇaṃ nicchubhanaṃ pavāhanaṃ pabbājanaṃ paṭilabhati, samparāyepi satayojanike avīcimahāniraye uṇhakaṭhitatattasantattaaccijālāmālake anekavassakoṭisatasahassāni uddhamadho tiriyaṃ pheṇuddehakaṃ samparivattakaṃ paccati, tato muccitvā [muccitvā (sī. pī.)] kisapharusakāḷaṅgapaccaṅgo sūnuddhumātasusiruttamaṅgo [sūnuddhumātasūcimukhapamāṇasusiruttamaṅgo (sī. pī.)] chāto pipāsito visamabhīmarūpavaṇṇo bhaggakaṇṇasoto ummīlitanimīlitanettanayano arugattapakkagatto puḷavākiṇṇasabbakāyo vātamukhe jalamāno viya aggikkhandho anto jalamāno pajjalamāno atāṇo asaraṇo āruṇṇaruṇṇakāruññaravaṃ paridevamāno nijjhāmataṇhiko samaṇamahāpeto hutvā āhiṇḍamāno mahiyā aṭṭassaraṃ karoti. ¶ Государь! Если злонамеренный, полный желаний, лицемерный, жадный, прожорливый, корыстолюбивый, честолюбивый, славолюбивый, недостойный, непригодный, неподобный, неспособный, не заслуживший этого человек принимает на себя чистые обеты, то его настигает двойная кара: уже в этой жизни унижение, презрение, осуждение, насмешки, осмеяние, отказ от общения, изгнание, отлучение, исключение, отверженность; а после смерти в жарком, пылающем, накаленном, раскаленном великом аду Нéзыби, простирающемся на сто йоджан, его многие сотни тысяч миллионов лет будет швырять вверх, вниз, из стороны в сторону, кружить и вертеть, словно пузырь на воде. Наконец он выберется оттуда и станет огромным претом-шраманом с тощими, корявыми и черными туловищем, руками и ногами; с распухшей и раздувшейся головой, изобилующей язвами; мучимый голодом и жаждой; с виду жуткий и нелепый, с изорванными в лохмотья ушами, с беспрестанно моргающими глазами, с руками и ногами в болячках и нарывах, с кишащим мушиными личинками телом, сжигаемым и опаляемым изнутри огнем, подобным горящему на ветру костру; беспомощный, беззащитный, жалостно скуля, вопя, воя и стеная, терзаемый неукротимой жаждой, он будет мыкаться по земле, оглашая ее своим нытьем. ¶
"Yathā, mahārāja, koci ayutto appatto ananucchaviko anaraho appatirūpo hīno kujātiko khattiyābhisekena abhisiñcati, so labhati hatthacchedaṃ pādacchedaṃ hatthapādacchedaṃ kaṇṇacchedaṃ nāsacchedaṃ kaṇṇanāsacchedaṃ bilaṅgathālikaṃ saṅkhamuṇḍikaṃ rāhumukhaṃ jotimālikaṃ hatthapajjotikaṃ erakavattikaṃ cīrakavāsikaṃ eṇeyyakaṃ baḷisamaṃsikaṃ kahāpaṇakaṃ khārāpatacchikaṃ palighaparivattikaṃ palālapīṭhakaṃ tattena telena osiñcanaṃ sunakhehi khādāpanaṃ jīvasūlāropanaṃ asinā sīsacchedaṃ anekavihitampi kammakāraṇaṃ anubhavati. Представь, государь, что недостойный, непригодный, неподобный, неспособный, не заслуживший этого, низкий, подлого рода человек принял кшатрийское помазание на царство. За это ему будет усекновение кистей рук, или усекновение ног по щиколотки, или усекновение и рук и ног, или усекновение носа, или усекновение ушей, или усекновение и носа и ушей, или «котелок каши», или «лысая раковина», или «зев Раху», или «горящий венчик», или «руки-факелы», или «лупленый банан», или «кожурка», или «козел на сковородке», или «тушка на крюку», или «гуляш живьем», или «строганина со щелочью», или «воротная петля», или «соломенное сиденье», или поливание кипящим маслом, или травля псами, или сажание на кол, или усекновение головы, и он хлебнет всякого лиха,
Kiṃ kāraṇā?
Ayutto appatto ananucchaviko anaraho appatirūpo hīno kujātiko mahante issariye ṭhāne attānaṃ ṭhapesi, velaṃ ghātesi, evameva kho, mahārāja, yo koci puggalo pāpiccho - pe - mahiyā aṭṭassaraṃ karoti. ¶ ибо он, недостойный, непригодный, неподобный, неспособный, не заслуживший этого, низкий, подлого рода человек вздумал стать властелином и попрал обычаи. Вот точно так же, государь, если злонамеренный, полный желаний (---) он будет скитаться по земле, оглашая ее своим нытьем. ¶
"Yo pana, mahārāja, puggalo yutto patto anucchaviko araho patirūpo appiccho santuṭṭho pavivitto asaṃsaṭṭho āraddhavīriyo pahitatto asaṭho amāyo anodariko alābhakāmo ayasakāmo akittikāmo saddho saddhāpabbajito jarāmaraṇā muccitukāmo 'sāsanaṃ paggaṇhissāmī'ti dhutaṅgaṃ samādiyati, so diguṇaṃ pūjaṃ arahati devānañca piyo hoti manāpo pihayito patthito, jātisumanamallikādīnaṃ viya pupphaṃ nahātānulittassa, jighacchitassa viya paṇītabhojanaṃ, pipāsitassa viya sītalavimalasurabhipānīyaṃ, visagatassa viya osadhavaraṃ, sīghagamanakāmassa viya ājaññarathavaruttamaṃ, atthakāmassa viya manoharamaṇiratanaṃ, abhisiñcitukāmassa viya paṇḍaravimalasetacchattaṃ, dhammakāmassa viya arahattaphalādhigamamanuttaraṃ. Напротив, государь, если чистые обеты принимает на себя достойный, способный, пригодный к этому и заслуживший это человек – нетребовательный, непритязательный, склонный к уединению, ненавязчивый, полный решимости, ревностный, лишенный коварства и притворства, непрожорливый, некорыстолюбивый, нечестолюбивый, неславолюбивый, полный веры, с верою принявший постриг, стремясь избавиться от рождения и смерти, если такой человек берет на себя обеты, чтобы исполнить завет, то он вдвойне достоин поклонения: он богам и людям мил, приятен и желанен, словно благородные цветы суманая и маллики для того, кто омылся и умастил себя благовонием; словно отменная еда для голодного; словно прохладное, чистое, приятно пахнущее питье для томимого жаждой; словно превосходное лекарство для отравившегося; словно отличные рысак и колесница для того, кто хочет ехать быстро; словно драгоценный самоцвет, исполняющий желания, для того, кому нужна выгода; словно белый, чистый, блестящий зонт для кшатрия, желающего принять помазание; словно высшее духовное достижение – плод святости – для того, кто стремится осуществить Учение.
Tassa cattāro satipaṭṭhānā bhāvanāpāripūriṃ gacchanti, cattāro sammappadhānā cattāro iddhipādā pañcindriyāni pañca balāni satta bojjhaṅgā ariyo aṭṭhaṅgiko maggo bhāvanāpāripūriṃ gacchati, samathavipassanā adhigacchati, adhigamappaṭipatti pariṇamati, cattāri sāmaññaphalāni catasso paṭisambhidā tisso vijjā chaḷabhiññā kevalo ca samaṇadhammo sabbe tassādheyyā honti, vimuttipaṇḍaravimalasetacchattena abhisiñcati. ¶ Такой человек полностью освоит четыре постановки памятования, полностью освоит четыре истинных начинания, пять орудий, пять сил, семь звеньев просветления, арийскую восьмизвенную стезю; его делание и достижения будут зрелыми; четыре плода шраманства, четыре толкующих знания, три ведения, шесть сверхзнаний и всё, что есть в шраманстве, будет его достоянием, и он примет помазание под светлым, чистым, блестящим зонтом свободы. ¶
"Yathā, mahārāja, rañño khattiyassa abhijātakulakulīnassa khattiyābhisekena abhisittassa paricaranti saraṭṭhanegamajānapadabhaṭabalā [balatthā (sī. pī.)] aṭṭhattiṃsā ca rājaparisā naṭanaccakā mukhamaṅgalikā sotthivācakā samaṇabrāhmaṇasabbapāsaṇḍagaṇā abhigacchanti, yaṃ kiñci pathaviyā paṭṭanaratanākaranagarasuṅkaṭṭhānaverajjakachejjabhejjajanamanusāsanaṃ sabbattha sāmiko bhavati, evameva kho, mahārāja, yo koci puggalo yutto patto - pe - vimuttipaṇḍaravimalasetacchattena abhisiñcati. ¶ Скажем, государь, родовитому, высокородному кшатрию, принявшему кшатрийское помазание на царство, служат все жители царства: горожане, селяне, воины, телохранители; он окружен царской свитой тридцати восьми разрядов, актерами и танцорами, воспевателями подвигов, глашатаями, шраманами и брахманами всех возможных толков; он становится господином и издает указы обо всем: о гаванях, сокровищах, копях, городах, таможнях, чужеземцах, о наказании преступников. Вот точно так же, государь, если чистые обеты принимает на себя достойный, способный (---) то все, что есть в шраманстве, будет его достоянием, и он примет помазание под светлым, чистым, блестящим зонтом свободы. ¶
"Terasimāni, mahārāja, dhutaṅgāni, yehi suddhikato nibbānamahāsamuddaṃ pavisitvā bahuvidhaṃ dhammakīḷamabhikīḷati, rūpārūpaaṭṭhasamāpattiyo vaḷañjeti, iddhividhaṃ dibbasotadhātuṃ paracittavijānanaṃ pubbenivāsānussatiṃ dibbacakkhuṃ sabbāsavakkhayañca pāpuṇāti. Всего, государь, есть тринадцать чистых обетов. Очистившись ими, монах погружается в великий океан нирваны и играет там во многие игры с дхармами, пользуется восьмью овладениями в сферах чистого образа и безóбразного и обретает все разнообразие сверхобычных сил, способность дивного слуха, распознавание чужих мыслей, память о прошлых существованиях, дивное око и истощение всяческой тяги.
Katame terasa? Вот эти тринадцать обетов:
Paṃsukūlikaṅgaṃ tecīvarikaṅgaṃ piṇḍapātikaṅgaṃ sapadānacārikaṅgaṃ ekāsanikaṅgaṃ pattapiṇḍikaṅgaṃ khalupacchābhattikaṅgaṃ āraññikaṅgaṃ rukkhamūlikaṅgaṃ abbhokāsikaṅgaṃ sosānikaṅgaṃ yathāsanthatikaṅgaṃ nesajjikaṅgaṃ, imehi kho, mahārāja, terasahi dhutaguṇehi pubbe āsevitehi nisevitehi ciṇṇehi pariciṇṇehi caritehi upacaritehi paripūritehi kevalaṃ sāmaññaṃ paṭilabhati, tassādheyyā honti kevalā santā sukhā samāpattiyo. ¶ ношение одежды, сшитой из найденных на свалке тряпок; имение не более чем трех одежд; ограничение себя лишь тою милостыней, которую собрал сам; хождение за милостыней во все дома без разбора и предпочтения; съедение всей пищи за один только присест; использование одной лишь миски; отказ от всяческой добавочной еды; житье в лесу; житье под деревом; ночлег под открытым небом; постоянное пребывание на кладбищах и местах сожжения трупов; спанье на любом ложе и любой подстилке; спанье сидя. Таковы, государь, тринадцать чистых обетов. Те, кто эти обеты блюдут, соблюдают, выполняют, в них упражняются, им следуют и от них не отступают,– те обретают все, что есть в шраманстве, и все йогические овладения, счастливые и спокойные, становятся их достоянием. ¶
"Yathā, mahārāja, sadhano nāviko paṭṭane suṭṭhu katasuṅko mahāsamuddaṃ pavisitvā vaṅgaṃ takkolaṃ cīnaṃ sovīraṃ suraṭṭhaṃ alasandaṃ kolapaṭṭanaṃ suvaṇṇabhūmiṃ gacchati aññampi yaṃ kiñci nāvāsañcaraṇaṃ, evameva kho, mahārāja, imehi terasahi dhutaguṇehi pubbe āsevitehi nisevitehi ciṇṇehi pariciṇṇehi caritehi upacaritehi paripūritehi kevalaṃ sāmaññaṃ paṭilabhati, tassādheyyā honti kevalā santā sukhā samāpattiyo. ¶ Например, государь, богатый мореход выплачивает в порту пошлину, выходит в открытый океан и ведет корабль в Вангу, Такколу, Китай, Саувиру, Саураштру, Александрию, в порты Чолов, в Золотую Землю829 и в любые иные страны, куда можно добраться морем. Вот точно так же, государь, те монахи, которые эти обеты блюдут, соблюдают, выполняют, исполняют, в них упражняются, им следуют и от них не отступают,– те обретают всё, что есть в шраманстве, и все йогические овладения, счастливые и спокойные, становятся их достоянием. ¶
"Yathā, mahārāja, kassako paṭhamaṃ khettadosaṃ tiṇakaṭṭhapāsāṇaṃ apanetvā kasitvā vapitvā sammā udakaṃ pavesetvā rakkhitvā gopetvā lavanamaddanena bahudhaññako hoti, tassādheyyā bhavanti ye keci adhanā kapaṇā daliddā duggatajanā, evameva kho, mahārāja, imehi terasahi dhutaguṇehi pubbe āsevitehi - pe - kevalā santā sukhā samāpattiyo. ¶ Или, например, государь, земледелец очищает сначала поле от сорняков, палок и камней, пашет его и засевает, заливает его обильно водою, охраняет его и стережет от птиц и зверей, жнет, обмолачивает и получает наконец много зерна, и тогда все нищие, жалкие, убогие, неимущие люди оказываются в его власти. Вот точно так же, государь, те монахи, которые эти обеты блюдут, соблюдают, выполняют, исполняют, в них упражняются, им следуют и от них не отступают,– те обретают всё, что есть в шраманстве, и все йогические овладения, счастливые и спокойные, становятся их достоянием. ¶
"Yathā vā pana, mahārāja, khattiyo muddhāvasitto abhijātakulīno chejjabhejjajanamanusāsane issaro hoti vasavattī sāmiko icchākaraṇo, kevalā ca mahāpathavī tassādheyyā hoti, evameva kho, mahārāja, imehi terasahi dhutaguṇehi pubbe āsevitehi nisevitehi ciṇṇehi pariciṇṇehi caritehi upacaritehi paripūritehi jinasāsanavare issaro hoti vasavattī sāmiko icchākaraṇo, kevalā ca samaṇaguṇā tassādheyyā honti. ¶ Или, например, государь, родовитый и высокородный кшатрий, принявший помазание на царство, становится судьей, господином, властелином, владыкой преступников и делает с ними, что хочет, и вся широкая земля становится его достоянием. Вот точно так же, государь, те монахи, которые эти чистые обеты блюдут, соблюдают, выполняют, исполняют, в них упражняются, им следуют и от них не отступают,– те становятся господами, властителями, владыками превосходного Завета Победителя, могут в нем исполнить все, что захотят, и все без изъятия шраманские добродетели становятся их достоянием. ¶
"Nanu, mahārāja, thero upaseno vaṅgantaputto sallekhadhutaguṇe paripūrakāritāya anādiyitvā sāvatthiyā saṅghassa katikaṃ sapariso naradammasārathiṃ paṭisallānagataṃ upasaṅkamitvā bhagavato pāde sirasā vanditvā ekamantaṃ nisīdi, bhagavā ca taṃ suvinītaṃ parisaṃ oloketvā haṭṭhatuṭṭho pamudito udaggo parisāya saddhiṃ sallāpaṃ sallapitvā asambhinnena brahmassarena etadavoca 'pāsādikā kho pana tyāyaṃ upasena parisā, kataṃ tvaṃ upasena parisaṃ vinesī'ti. Известен такой случай, государь: однажды тхера Упасена, сын бенгальцев, совершенный в безукоризненном исполнении чистых обетов, пренебрег договором, существовавшим среди монашеской общины Шравасти, и со своими младшими монахами он пришел к Блаженному, когда тот пребывал в уединенном созерцании. Он поклонился ему в ноги и сел подле него. Блаженный оглядел бывших с ним монахов, увидел, как превосходно они себя держат, обрадовался, порадовался за них и весело и дружелюбно побеседовал с ними, а затем своим глубоким, полнозвучным голосом сказал: «На твоих монахов, Упасена, посмотреть приятно! Как тебе удалось, Упасена, так воспитать их?»
Sopi sabbaññunā dasabalena devātidevena puṭṭho yathābhūtasabhāvaguṇavasena bhagavantaṃ etadavoca – ¶ А тот, услышав этот вопрос всеведущего, десятисильного бога богов, ответил ему по правде и назвал те достоинства, которые действительно у него были: ¶
"Yo koci maṃ, bhante, upasaṅkamitvā pabbajjaṃ vā nissayaṃ vā yācati, tamahaṃ evaṃ vadāmi "ahaṃ kho āvuso āraññiko piṇḍapātiko paṃsukūliko tecīvariko. «Почтенный! Когда кто-то приходит ко мне и просит у меня пострижения и позволения стать моим учеником, я ему говорю: «Любезный! Сам я живу в лесу, ем только то, что подали мне самому, одеваюсь в рубище, сшитое из старых, выброшенных тряпок, и у меня только три одежды.
Sace tvampi āraññiko bhavissasi piṇḍapātiko paṃsukūliko tecīvariko, evāhaṃ taṃ pabbājessāmi nissayaṃ dassāmī"ti, sace so me, bhante, paṭissuṇitvā nandati oramati, evāhaṃ taṃ pabbājemi nissayaṃ demi, sace na nandati na oramati, na taṃ pabbājemi, na nissayaṃ demi, evāhaṃ, bhante, parisaṃ vinemī"ti. Если ты тоже станешь жить в лесу, сам собирать для себя милостыню, одеваться в рубище, сшитое из старых, выброшенных тряпок, и не будешь иметь больше трех одежд, то я постригу тебя и возьму к себе в ученики». Если это его устраивает и он соглашается, то я постригаю его и беру к себе в ученики; а если это его не устраивает и он не соглашается, то я не постригаю его и не беру к себе в ученики. Вот так, почтенный, воспитываю я своих монахов».
Evaṃ kho [evampi (ka.)], mahārāja, dhutaguṇavarasamādiṇṇo jinasāsanavare issaro hoti. Итак, государь, тот, кто принял на себя превосходные чистые обеты, становится господином,
Vasavattī sāmiko icchākaraṇo, tassādheyyā honti kevalā santā sukhā samāpattiyo. ¶ властелином, владыкой Завета Победителя и может в нем исполнить все, что захочет, и все йогические овладения, счастливые и спокойные, становятся его достоянием. ¶
"Yathā, mahārāja, padumaṃ abhivuddhaparisuddhaudiccajātippabhavaṃ siniddhaṃ mudu lobhanīyaṃ sugandhaṃ piyaṃ patthitaṃ pasatthaṃ jalakaddamamanupalittaṃ aṇupattakesarakaṇṇikābhimaṇḍitaṃ bhamaragaṇasevitaṃ sītalasalilasaṃvaddhaṃ, evameva kho, mahārāja, imehi terasahi dhutaguṇehi pubbe āsevitehi nisevitehi ciṇṇehi pariciṇṇehi caritehi upacaritehi paripūritehi ariyasāvako tiṃsaguṇavarehi samupeto hoti. ¶ Государь! Как чистейший, благородного происхождения расцветший лотос гладок, мягок, благоуханен, мил и люб, приятен и желанен, не пятнается водою и тиной, красуется своими маленькими лепестками, ворсинками и коробочкой, облюбован роями пчел и стоит над прохладной и чистой водою, вот точно так же, государь, тот арийский слушатель, который эти чистые обеты блюдет, соблюдает, выполняет, исполняет, в них упражняется, им следует и от них не отступает,– тот обретает тридцать редких достоинств. ¶
"Katamehi tiṃsaguṇavarehi? Эти тридцать редких достоинств таковы:
Siniddhamudumaddavamettacitto hoti, ghātitahatavihatakileso hoti, hatanihatamānadabbo hoti, acaladaḷhaniviṭṭhanibbematikasaddho hoti, paripuṇṇapīṇitapahaṭṭhalobhanīyasantasukhasamāpattilābhī hoti, sīlavarapavaraasamasucigandhaparibhāvito hoti, devamanussānaṃ piyo hoti manāpo, khīṇāsavaariyavarapuggalapatthito, devamanussānaṃ vanditapūjito, budhavibudhapaṇḍitajanānaṃ thutathavitathomitapasattho, idha vā huraṃ vā lokena anupalitto, appathokavajjepi [appasāvajjepi (ka.)] bhayadassāvī, vipulavarasampattikāmānaṃ maggaphalavaratthasādhano, āyācitavipulapaṇītapaccayabhāgī, aniketasayano, jhānajjhositatappavaravihārī, vijaṭitakilesajālavatthu, bhinnabhaggasaṅkuṭitasañchinnagatinīvaraṇo, akuppadhammo, abhinītavāso, anavajjabhogī, gativimutto, uttiṇṇasabbavicikiccho, vimuttijjhositattho [vimuttijjhāsitatto (sī. pī.)], diṭṭhadhammo, acaladaḷhabhīruttāṇamupagato, samucchinnānusayo, sabbāsavakkhayaṃ patto, santasukhasamāpattivihārabahulo, sabbasamaṇaguṇasamupeto, imehi tiṃsaguṇavarehi samupeto hoti. ¶ его мысль мягка, податлива, ровна и исполнена доброты; аффекты он убил, перебил и добил; спесь и гордость сбил и прибил; вера его недвижна, тверда, неизменна и чужда сомнениям; исполненный чистой радости, он легко осваивает завидные покойные, счастливые состояния; он весь пропитан бесподобным, чистым благоуханием превосходнейшей нравственности; богам и людям он мил и приятен; лучшим из ариев, тем, кто пришел к истощению тяги, желанен; боги и люди почтительно пред ним склоняются; умные, сведущие, знающие толк люди его славят, прославляют, восхваляют и превозносят; ни к этой жизни, ни к той он не прилепляется; даже малые, ничтожные проступки считает опасными; для тех, кто стремится к высшему, великому благоденствию, он – помощник в обретении стези, плодов и высшей цели; он обладает лучшими вещами, которые можно получить подаянием; он ночует без пристанища; пребывает в лучшем тапасе – склонен мыслью к созерцанию; размотал спутанный клубок аффектов; сломал, рассек, разбил и разрушил препятствия; несокрушим; безукоризнен в поведении; безупречен в пользовании вещами; свободен от всех будущих возможных уделов; поднялся выше всех сомнений; всем существом устремлен к свободе; узрел Учение духовным оком; нашел прочное, надежное, безопасное пристанище; пресек скрытые склонности; достиг истощения всяческой тяги; помногу пребывает в покойном, счастливом состоянии созерцания; обладает всеми достоинствами, необходимыми шраману. Таковы тридцать редких достоинств, обретаемых тем, кто предан чистым обетам. ¶
"Nanu, mahārāja, thero sāriputto dasasahassilokadhātuyā aggapuriso ṭhapetvā dasabalaṃ lokācariyaṃ, sopi aparimitamasaṅkhyeyyakappe samācitakusalamūlo [samāciṇṇakusalamūlo (ka.)] brāhmaṇakulakulīno manāpikaṃ kāmaratiṃ anekasatasaṅkhaṃ dhanavarañca ohāya jinasāsane pabbajitvā imehi terasahi dhutaguṇehi kāyavacīcittaṃ damayitvā ajjetarahi anantaguṇasamannāgato gotamassa bhagavato sāsanavare dhammacakkamanuppavattako jāto. Известно, государь, что тхера Шарипутра – это величайший человек во всей десятитысячной мировой сфере, если не считать самого десятисильного учителя мира. Несметные, бессчетные кальпы он растил в себе благие корни; родившись в благородной брахманской семье, отказался от прельстительных услад, от огромного богатства в сотни тысяч каршапан, принял постриг под началом Победителя, укротил свое тело, речь и мысль этими тринадцатью чистыми обетами и стал теперь обладателем бесконечных достоинств, тем, кто в Завете блаженного Готамы способен катить колесо проповеди вслед за самим Блаженным.
Bhāsitampetaṃ, mahārāja, bhagavatā devātidevena ekaṅguttaranikāyavaralañchake – ¶ Ведь есть, государь, в превосходном Численно-упорядоченном Своде изречение Блаженного, бога богов: ¶
"Nāhaṃ, bhikkhave, aññaṃ ekapuggalampi samanupassāmi, yo evaṃ tathāgatena anuttaraṃ dhammacakkaṃ pavattitaṃ sammadeva anuppavatteti, yathayidaṃ bhikkhave, sāriputto, «О монахи! Ни одного не знаю я человека, кроме Шарипутры, кто смог бы колесо верховной проповеди, запущенное Татхагатой, достойно катить вслед за ним.
sāriputto. Bhikkhave, tathāgatena anuttaraṃ dhammacakkaṃ pavattitaṃ sammadeva anuppavattetī"'ti. ¶ И лишь Шарипутра, о монахи, колесо верховной проповеди, запущенное Татхагатой, способен достойно катить вслед за ним». ¶
"Sādhu, bhante nāgasena, yaṃ kiñci navaṅgaṃ buddhavacanaṃ, yā ca lokuttarā kiriyā, yā ca loke adhigamavipulavarasampattiyo, sabbaṃ taṃ terasasu dhutaguṇesu samodhānopagata" [samodhānetabbaṃ (ka.)] nti. ¶ – Отлично, почтенный Нагасена! Все то, что есть в Девятичастных Речениях Просветленного, все сверхмирские дела, все достижения, великие, превосходные йогические овладения – всё это нерасторжимо связано с тринадцатью чистыми обетами. ¶
Dhutaṅgapañho dutiyo. ¶ Девятая глава закончена830. ¶
Anumānavaggo catuttho.
<<Назад
Глава 3
Оглавление Далее>>
Книга 6. Сравнения

Редакция перевода от 07.07.2018 16:37