Глава 2

Опубликовано khantibalo от 27 июня, 2018 - 08:39
<<Назад
Глава 1
Оглавление Далее>>
Глава 3
Пали - CST Русский - А.В. Парибок Комментарии
2. Abhejjavaggo ¶ ГЛАВА ВТОРАЯ ¶
1. Khuddānukhuddakapañho ¶ Вопрос 1 (11) ¶
1. "Bhante nāgasena, bhāsitampetaṃ bhagavatā 'abhiññāyāhaṃ, bhikkhave, dhammaṃ desemi no anabhiññāyā'ti. Почтенный Нагасена, есть изречение Блаженного: «Со сверхзнаниями427 не иначе, монахи, проповедую я Учение».
Puna ca vinayapaññattiyā evaṃ bhaṇitaṃ 'ākaṅkhamāno, ānanda, saṅgho mamaccayena khuddānukhuddakāni sikkhāpadāni samūhanatū'ti. О положениях Устава говорится, однако: «После моей смерти, Ананда, пусть отменяет община, если того пожелает, малые и меньшие правила поведения»428.
Kiṃ nu kho, bhante nāgasena, khuddānukhuddakāni sikkhāpadāni duppaññattāni, udāhu avatthusmiṃ ajānitvā paññattāni, yaṃ bhagavā attano accayena khuddānukhuddakāni sikkhāpadāni samūhanāpeti? Что же, почтенный Нагасена, плохо были установлены малые и меньшие правила поведения? Или напрасно установлены, по незнанию? Почему разрешил Блаженный отменить после своей смерти малые и меньшие правила поведения?
Yadi, bhante nāgasena, bhagavatā bhaṇitaṃ 'abhiññāyāhaṃ, bhikkhave, dhammaṃ desemi no anabhiññāyā'ti, tena hi 'ākaṅkhamāno, ānanda, saṅgho mamaccayena khuddānukhuddakāni sikkhāpadāni samūhanatū'ti yaṃ vacanaṃ, taṃ micchā. Если, почтенный Нагасена, Блаженный говорил: «Со сверхзнанием, и не иначе, монахи, проповедую я Учение», то ложно утверждать: «После моей смерти, Ананда, пусть отменяет община, если того пожелает, малые и меньшие правила поведения».
Yadi tathāgate vinayapaññattiyā evaṃ bhaṇitaṃ 'ākaṅkhamāno, ānanda, saṅgho mamaccayena khuddānukhuddakāni sikkhāpadāni samūhanatū'ti tena hi 'abhiññāyāhaṃ, bhikkhave, dhammaṃ desemi no anabhiññāyā'ti tampi vacanaṃ micchā. Если Татхагата сказал о положениях Устава: «После моей смерти, Ананда, пусть отменяет община, если того пожелает, малые и меньшие правила поведения», то ложно утверждать: «Со сверхзнанием, и не иначе, монахи, проповедую я Учение».
Ayampi ubhato koṭiko pañho sukhumo nipuṇo gambhīro sugambhīro dunnijjhāpayo, so tavānuppatto, tattha te ñāṇabalavipphāraṃ dassehī"ti. ¶ Вот еще вопрос обоюдоострый, тонкий, скользкий, изощренный, глубокий-преглубокий, с трудом постижимый. Тебе он поставлен. Яви же в знании мощь и стремительность. ¶
"Bhāsitampetaṃ, mahārāja, bhagavatā 'abhiññāyāhaṃ, bhikkhave, dhammaṃ desemi no anabhiññāyā'ti, vinayapaññattiyāpi evaṃ bhaṇitaṃ 'ākaṅkhamāno, ānanda, saṅgho mamaccayena khuddānukhuddakāni sikkhāpadāni samūhanatū'ti, taṃ pana, mahārāja, tathāgato bhikkhū vīmaṃsamāno āha 'ukkalessanti [ukkaḍḍhissanti (sī.), ussakkissanti (syā.)] nu kho mama sāvakā mayā vissajjāpīyamānā mamaccayena khuddānukhuddakāni sikkhāpadāni, udāhu ādiyissantī'ti. ¶ – Есть изречение Блаженного, государь: «Со сверхзнанием, и не иначе, монахи, проповедую я Учение». О положениях же Устава говорится: «После моей смерти, Ананда, пусть отменяет община, если того пожелает, малые и меньшие правила поведения». Но последнее, государь, Татхагата сказал, желая испытать монахов: «Если дам я ученикам послабление, то отбросят ли они после моей смерти малые и меньшие правила поведения или будут им следовать?» ¶
"Yathā, mahārāja, cakkavattī rājā putte evaṃ vadeyya 'ayaṃ kho, tātā, mahājanapado sabbadisāsu sāgarapariyanto, dukkaro, tātā, tāvatakena balena dhāretuṃ, etha tumhe, tātā, mamaccayena paccante paccante dese pajahathā'ti. Представь, государь, что царь-миродержец обращается к сыновьям: «Огромна эта страна, сыновья мои; омывается она со всех сторон морями. Тем войском, что у нас есть, сыновья мои, трудно будет ее удержать. После моей смерти лучше бы вам отступиться от дальних, окраинных земель».
Api nu kho te, mahārāja, kumārā pituaccayena hatthagate janapade sabbe te paccante paccante dese muñceyyu"nti? Скажи, государь, разве откажутся царевичи после смерти отца от власти над дальними, окраинными землями, от областей, которыми владеют?
"Na hi bhante, rājato [rājāno (sī. pī.)], bhante, luddhatarā [laddhatarā (ka.)] kumārā rajjalobhena taduttariṃ diguṇatiguṇaṃ janapadaṃ pariggaṇheyyuṃ [parikaḍḍheyyuṃ (sī. pī.)], kiṃ pana te hatthagataṃ janapadaṃ muñceyyu"nti? – Нет, почтенный. Цари – народ ненасытный; вдвое, втрое против прежнего, почтенный, загребут себе земли жадные до власти царевичи, не то что не отступятся от областей, которыми владеют.
"Evameva kho, mahārāja, tathāgato bhikkhū vīmaṃsamāno evamāha 'ākaṅkhamāno, ānanda, saṅgho mamaccayena khuddānukhuddakāni sikkhāpadāni samūhanatū'ti. – Вот, государь, точно так же и Блаженный, желая испытать монахов, сказал: «После моей смерти, Ананда, пусть отменяет община, если того пожелает, малые и меньшие правила поведения».
Dukkhaparimuttiyā, mahārāja, buddhaputtā dhammalobhena aññampi uttariṃ diyaḍḍhasikkhāpadasataṃ gopeyyuṃ, kiṃ pana pakatipaññattaṃ sikkhāpadaṃ muñceyyu"nti? ¶ Но жадные до Учения сыны Просветленного, государь, скорее установят полтораста новых правил поведения, только чтобы избавиться от тягот, не то что не отменят правил поведения, установленных прежде. ¶
"Bhante nāgasena, yaṃ bhagavā āha 'khuddānukhuddakāni sikkhāpadānī'ti, etthāyaṃ jano sammūḷho vimatijāto adhikato saṃsayapakkhando. – Почтенный Нагасена, слова Блаженного «малые и меньшие правила поведения» вызывают у многих сомнения, смущение, колебания, неуверенность:
Katamāni tāni khuddakāni sikkhāpadāni, katamāni anukhuddakāni sikkhāpadānīti? «Что такое малые правила поведения, а что меньшие правила поведения?»
Dukkaṭaṃ, mahārāja, khuddakaṃ sikkhāpadaṃ, dubbhāsitaṃ anukhuddakaṃ sikkhāpadaṃ, imāni dve khuddānukhuddakāni sikkhāpadāni, pubbakehipi, mahārāja, mahātherehi ettha vimati uppāditā, tehipi ekajjhaṃ na kato dhammasaṇṭhitipariyāye bhagavatā eso pañho upadiṭṭhoti. – Малые правила поведения, государь, касаются дурных действий, а меньшие правила поведения – дурных речей. Вот что такое малые и меньшие правила поведения. Даже у великих тхер прошлого, государь, были в этом разногласия, даже они не были едины. Блаженный ответил на этот вопрос в проповеди о сохранности Учения429.
Ciranikkhittaṃ, bhante nāgasena, jinarahassaṃ ajjetarahi loke vivaṭaṃ pākaṭaṃ kata"nti. ¶ Давно утраченное, забытое в Учении Победителя, почтенный Нагасена, явил, открыл ты сегодня миру. ¶
Khuddānukhuddakapañho paṭhamo. ¶
2. Abyākaraṇīyapañho ¶ Вопрос 2 (12) ¶
2. "Bhante nāgasena, bhāsitampetaṃ bhagavatā 'natthānanda tathāgatassa dhammesu ācariyamuṭṭhī'ti, puna ca therena mālukyaputtena [māluṅkyaputtena (sī. syā. pī.) saṃ. ni. 4.95; a. ni. 1.4.257 passitabbaṃ] pañhaṃ puṭṭho na byākāsi. – Почтенный Нагасена, есть изречение Блаженного: «Татхагата Учение в кулак не прячет, Ананда»430. Но на вопросы тхеры, сына Малункьи, он не ответил431.
Eso kho, bhante nāgasena, pañho dvayanto [dvayato (sī.)] ekantanissito bhavissati ajānanena vā guyhakaraṇena vā. У моего вопроса, почтенный Нагасена, может быть два решения: или Блаженный не знал ответа, или скрывал.
Yadi, bhante nāgasena, bhagavatā bhaṇitaṃ 'natthānanda tathāgatassa dhammesu ācariyamuṭṭhī'ti, tena hi therassa mālukyaputtassa ajānantena na byākataṃ. Если, почтенный Нагасена, Блаженный сказал: «Татхагата Учение в кулак не прячет, Ананда», то на вопрос тхеры, сына Малункьи, он не ответил по незнанию.
Yadi jānantena na byākataṃ, tena hi atthi tathāgatassa dhammesu ācariyamuṭṭhi. Если же заведомо не ответил, то тогда выходит, что Татхагата Учение в кулак прячет.
Ayampi ubhato koṭiko pañho tavānuppatto, so tayā nibbāhitabbo"ti. ¶ Вот вопрос обоюдоострый. Тебе он поставлен, тебе его и решать. ¶
"Bhāsitampetaṃ, mahārāja, bhagavatā 'natthānanda tathāgatassa dhammesu ācariyamuṭṭhī'ti, abyākato ca therena mālukyaputtena pucchito pañho, tañca pana na ajānantena na guyhakaraṇena. – Есть, государь, изречение Блаженного: «Татхагата Учение в кулак не прячет, Ананда». А на вопрос тхеры, сына Малункьи, он действительно не ответил, но не по незнанию и не из скрытности.
Cattārimāni, mahārāja, pañhabyākaraṇāni. Есть четыре рода вопросов, государь, по ним и ответы.
Katamāni cattāri?
Ekaṃsabyākaraṇīyo pañho vibhajjabyākaraṇīyo pañho paṭipucchābyākaraṇīyo pañho ṭhapanīyo pañhoti. ¶ Бывает однозначный ответ, ответ с оговоркой, ответ встречным вопросом, ответ отклонением вопроса432. ¶
"Katamo ca, mahārāja, ekaṃsabyākaraṇīyo pañho? Каковы, государь, вопросы, на которые отвечают однозначно?
'Rūpaṃ anicca'nti ekaṃsabyākaraṇīyo pañho, 'vedanā aniccā'ti - pe - 'saññā aniccā'ti - pe - 'saṅkhārā aniccā'ti - pe - 'viññāṇaṃ anicca"nti ekaṃsabyākaraṇīyo pañho, ayaṃ ekaṃsabyākaraṇīyo pañho. ¶ Например: «Образное бренно? » – на такой вопрос отвечают однозначно. Или: «Ощущение бренно? », «Распознавание бренно? », «Слагаемые бренны? », «Сознание бренно? » – на такие вопросы отвечают однозначно433. ¶
"Katamo vibhajjabyākaraṇīyo pañho? Каковы вопросы, на которые отвечают с оговоркой?
'Aniccaṃ pana rūpa'nti vibhajjabyākaraṇīyo pañho, 'aniccā pana vedanā'ti - pe - 'aniccā pana saññā'ti - pe - 'aniccā pana saṅkhārā'ti - pe - 'aniccaṃ pana viññāṇa'nti vibhajjabyākaraṇīyo pañho, ayaṃ vibhajjabyākaraṇīyo pañho. ¶ Например: «Бренное – это образное? » – на такой вопрос отвечают с оговоркой. Или: «Бренное – это ощущение? », «Бренное – это распознавание? », «Бренное – это слагаемые? », «Бренное – это сознание? » – на такие вопросы отвечают с оговоркой434. ¶
"Katamo paṭipucchābyākaraṇīyo pañho? Каковы вопросы, на которые отвечают встречным вопросом?
'Kiṃ nu kho cakkhunā sabbaṃ vijānātī'ti ayaṃ paṭipucchābyākaraṇīyo pañho. ¶ Например: «Зрением ли существо все распознает? » – на такой вопрос отвечают встречным вопросом435. ¶
"Katamo ṭhapanīyo pañho? Каковы вопросы, на которые отвечают отклонением вопроса?
'Sassato loko'ti ṭhapanīyo pañho, 'asassato loko'ti. Вот они: «Мир вечен? », «Мир невечен?»,
'Antavā loko'ti. «Мир конечен?»,
'Anantavā loko'ti. «Мир бесконечен?»,
'Antavā ca anantavā ca loko'ti. «Мир и конечен и бесконечен?»,
'Nevantavā nānantavā loko'ti. «Мир ни конечен, ни бесконечен?»,
'Taṃ jīvaṃ taṃ sarīra'nti. «Одно ли и то же душа и тело?»,
'Aññaṃ jīvaṃ aññaṃ sarīra'nti. «Душа – одно, а тело – другое?»,
'Hoti tathāgato paraṃ maraṇā'ti. «Существует татхагата после смерти?»,
'Na hoti tathāgato paraṃ maraṇā'ti. «Не существует татхагата после смерти?»,
'Hoti ca na ca hoti tathāgato paraṃ maraṇā'ti. «И существует татхагата после смерти, и не существует?»,
'Neva hoti na na hoti tathāgato paraṃ maraṇā'ti ṭhapanīyo pañho, ayaṃ ṭhapanīyo pañho. ¶ «И не существует татхагата после смерти, и не не существует? » – таковы вопросы, на которые отвечают отклонением их. ¶
"Bhagavā, mahārāja, therassa mālukyaputtassa taṃ ṭhapanīyaṃ pañhaṃ na byākāsi. Тхера, сын Малункьи, задал вопросы, на которые отвечают отклонением их. Блаженный их отклонил.
So pana pañho kiṃ kāraṇā ṭhapanīyo? Почему же на такие вопросы отвечают отклонением их?
Na tassa dīpanāya hetu vā kāraṇaṃ vā atthi, tasmā so pañho ṭhapanīyo. Нет ни причины, ни основы, чтобы отвечать на них, потому их и отклоняют.
Natthi buddhānaṃ bhagavantānaṃ akāraṇamahetukaṃ giramudīraṇa"nti. Беспричинно, безосновно просветленные, блаженные не говорят, не высказываются436.
"Sādhu, bhante nāgasena, evametaṃ tathā sampaṭicchāmī"ti. ¶ – Отлично, почтенный Нагасена. Да, это так, я с этим согласен. ¶
Abyākaraṇīyapañho dutiyo. ¶
3. Maccubhāyanābhāyanapañho ¶ Вопрос 3 (13) ¶
3. "Bhante nāgasena, bhāsitampetaṃ bhagavatā 'sabbe tasanti daṇḍassa, sabbe bhāyanti maccuno'ti, puna bhaṇitaṃ 'arahā sabbabhayamatikkanto'ti. – Почтенный Нагасена, есть изречение Блаженного: «Все существа страшатся кары, всех существ ужасает смерть»437. Однако говорится: «Святой все страхи преодолел»438. ?
Kiṃ nu kho, bhante nāgasena, arahā daṇḍabhayā tasati, niraye vā nerayikā sattā jalitā kuthitā tattā santattā tamhā jalitaggijālakā mahānirayā cavamānā maccuno bhāyanti. Как же так, почтенный Нагасена Святой страшится кары, а мучимые, палимые, терзаемые, сожигаемые, в огне горящие обитатели ада ужасаются грядущей смерти, когда их жизнь в кромешном аду кончается?
Yadi, bhante nāgasena, bhagavatā bhaṇitaṃ 'sabbe tasanti daṇḍassa, sabbe bhāyanti maccuno'ti, tena hi 'arahā sabbabhayamatikkanto'ti yaṃ vacanaṃ, taṃ micchā. Если, почтенный Нагасена, Блаженный сказал: «Все существа страшатся кары, всех существ ужасает смерть», то ложно утверждать, что «святой все страхи преодолел».
Yadi bhagavatā bhaṇitaṃ 'arahā sabbabhayamatikkanto'ti, tena hi 'sabbe tasanti daṇḍassa, sabbe bhāyanti maccuno'ti tampi vacanaṃ micchā. Если Блаженный сказал: «Святой все страхи преодолел», то ложно утверждать: «Все существа страшатся кары, всех существ ужасает смерть».
Ayaṃ ubhato koṭiko pañho tavānuppatto, so tayā nibbāhitabbo"ti. ¶ Вот еще вопрос обоюдоострый. Тебе он поставлен, тебе его и решать. ¶
"Netaṃ, mahārāja, vacanaṃ bhagavatā arahante upādāya bhaṇitaṃ 'sabbe tasanti daṇḍassa, sabbe bhāyanti maccuno'ti. – Высказывание Блаженного: «Все существа страшатся кары, всех существ ужасает смерть» – не имеет в виду святых,
Ṭhapito arahā tasmiṃ vatthusmiṃ, samūhato bhayahetu arahato. на святых оно не распространяется, ибо святой искоренил самое вещественную причину страха.
Ye te, mahārāja, sattā sakilesā, yesañca adhimattā attānudiṭṭhi, ye ca sukhadukkhesu unnatāvanatā, te upādāya bhagavatā bhaṇitaṃ 'sabbe tasanti daṇḍassa, sabbe bhāyanti maccuno'ti. Слова Блаженного: «Все существа страшатся кары, всех существ ужасает смерть» – подразумевают существ, имеющих аффекты, чрезмерно привязанных к мнениям о самости, тех, государь, кто радуется счастью и горюет в беде.
Arahato, mahārāja, sabbagati upacchinnā, yoni viddhaṃsitā, paṭisandhi upahatā, bhaggā phāsukā, samūhatā sabbabhavālayā, samucchinnā sabbasaṅkhārā, hataṃ kusalākusalaṃ, vihatā avijjā, abījaṃ viññāṇaṃ kataṃ, daḍḍhā sabbakilesā, ativattā lokadhammā, tasmā arahā na tasati sabbabhayehi. ¶ Святой же вышел за пределы бытия, пресек для себя всякой будущей жизни возможность, отрезал пути к новому рождению, силки распутал; он вне всех областей существования, с благим и неблагим покончил, убил неведение; в сознании его нет больше ростков будущего; все аффекты он прокалил и все мирские дхармы превзошел, поэтому никакие страхи святого не страшат. ¶
"Idha, mahārāja, rañño cattāro mahāmattā bhaveyyuṃ anurakkhā laddhayasā vissāsikā ṭhapitā mahati issariye ṭhāne. Представь, государь: есть у царя четверо советников, преданных, испытанных, надежных, облеченных большою властью.
Atha rājā kismiñci deva karaṇīye samuppanne yāvatā sakavijite sabbajanassa āṇāpeyya 'sabbeva me baliṃ karontu, sādhetha tumhe cattāro mahāmattā taṃ karaṇīya'nti. И вот по каким-то обстоятельствам царь для всех своих подданных издает указ: «Пусть все принесут мне подать. А вы, советники, об исполнении сего позаботьтесь».
Api nu kho, mahārāja, tesaṃ catunnaṃ mahāmattānaṃ balibhayā santāso uppajjeyyā"ti? Скажи, государь, убоятся разве, устрашатся подати эти четверо советников?
"Na hi bhante"ti. – Нет, почтенный.
"Kena kāraṇena mahārājā"ti. – Отчего же?
"Ṭhapitā te, bhante, raññā uttamaṭṭhāne, natthi tesaṃ bali, samatikkantabalino te, avasese upādāya raññā āṇāpitaṃ 'sabbeva me baliṃ karontū'ti. – Они, почтенный, у царя в высшем звании, они подать не платят, стоят выше всяких податей. А указ о том, чтобы все платили ему подать, царь издал, имея в виду всех прочих людей.
"Evameva kho, mahārāja, netaṃ vacanaṃ bhagavatā arahante upādāya bhaṇitaṃ, ṭhapito arahā tasmiṃ vatthusmiṃ, samūhato bhayahetu arahato, ye te, mahārāja, sattā sakilesā, yesañca adhimattā attānudiṭṭhi, ye ca sukhadukkhesu unnatāvanatā, te upādāya bhagavatā bhaṇitaṃ 'sabbe tasanti daṇḍassa, sabbe bhāyanti maccuno'ti. – Вот точно так же, государь, то высказывание Блаженного не имеет в виду святых, на святых оно не распространяется, ибо святой искоренил самое причину страха. Слова Блаженного: «Все существа страшатся кары, всех существ ужасает смерть» – подразумевают существ, имеющих аффекты, чрезмерно привязанных к мнениям о самости, тех, кто радуется счастью и горюет в беде.
Tasmā arahā na tasati sabbabhayehī"ti. ¶ Святого поэтому никакие страхи не страшат. ¶
"Netaṃ, bhante nāgasena, vacanaṃ sāvasesaṃ, niravasesavacanametaṃ 'sabbe'ti. – Но, почтенный Нагасена, в этом высказывании исключения не подразумеваются. Раз сказано «все», то никаких исключений не может быть.
Tattha me uttariṃ kāraṇaṃ brūhi taṃ vacanaṃ patiṭṭhāpetu"nti. ¶ Приведи мне еще какой-нибудь подкрепляющий довод. ¶
"Idha, mahārāja, gāme gāmassāmiko āṇāpakaṃ āṇāpeyya 'ehi, bho āṇāpaka, yāvatā gāme gāmikā, te sabbe sīghaṃ mama santike sannipātehī'ti. – Представь, государь, что хозяин деревни отдает распоряжение своему управляющему439: «Ну-ка, управляющий! Быстро созови ко мне всю деревню, да чтобы все пришли».
So 'sādhu sāmī'ti sampaṭicchitvā gāmamajjhe ṭhatvā tikkhattuṃ saddamanussāveyya 'yāvatā gāme gāmikā, te sabbe sīghasīghaṃ sāmino santike sannipatantū'ti. – «Сейчас, хозяин»,– отвечает тот и, выйдя на деревенскую площадь, трижды громко объявляет: «Хозяин всю деревню требует немедленно к себе».
Tato te gāmikā āṇāpakassa vacanena turitaturitā sannipatitvā gāmassāmikassa ārocenti 'sannipatitā, sāmi, sabbe gāmikā, yaṃ te karaṇīyaṃ taṃ karohī'ti. Услышав распоряжение, селяне тут же сбегаются к хозяину и дают знать ему: «Вся деревня в сборе, хозяин, говори, чего тебе надобно».
Iti so, mahārāja, gāmassāmiko kuṭipurise sannipātento sabbe gāmike āṇāpeti, te ca āṇattā na sabbe sannipatanti, kuṭipurisā yeva sannipatanti, 'ettakā yeva me gāmikā'ti gāmassāmiko ca tathā sampaṭicchati, aññe bahutarā anāgatā itthipurisā dāsidāsā bhatakā kammakarā gāmikā gilānā gomahiṃsā ajeḷakā suvānā, ye anāgatā, sabbe te agaṇitā, kuṭipurise yeva upādāya āṇāpitattā 'sabbe sannipatantū'ti. Ясно, государь, что хозяин деревни требовал к себе только глав семей, хотя позвал он, распоряжаясь об этом, «всю деревню». Но собралась не «вся деревня», собрались только главы семей. При этом и сам хозяин деревни вполне согласен, что народу у него ровно столько, сколько собралось. А ведь тех, кто не пришел, гораздо больше – тут и мужчины, и женщины, рабы, рабыни, батраки, работники, деревенские больные, быки, буйволы, козы, овцы, птица. Но те, кто не пришел, в счет не идут, потому что в распоряжении явиться всей деревне имелись в виду только главы семей.
Evameva kho, mahārāja, netaṃ vacanaṃ bhagavatā arahante upādāya bhaṇitaṃ, ṭhapito arahā tasmiṃ vatthusmiṃ, samūhato bhayahetu arahato, ye te, mahārāja, sattā sakilesā, yesañca adhimattā attānudiṭṭhi, ye ca sukhadukkhesu unnatāvanatā, te upādāya bhagavatā bhaṇitaṃ 'sabbe tasanti daṇḍassa, sabbe bhāyanti maccuno'ti. Вот точно так же, государь, то высказывание Блаженного не имеет в виду святых, на святых оно не распространяется, ибо святой искоренил самое причину страха. Слова Блаженного: «Все существа страшатся кары, всех существ ужасает смерть» – подразумевают существ, имеющих аффекты, чрезмерно привязанных к мнениям о самости, тех, кто радуется счастью и горюет в беде.
Tasmā arahā na tasati sabbabhayehi. ¶ Святого поэтому никакие страхи не страшат. ¶
"Atthi, mahārāja, sāvasesaṃ vacanaṃ sāvaseso attho, atthi sāvasesaṃ vacanaṃ niravaseso attho, atthi niravasesaṃ vacanaṃ sāvaseso attho, atthi niravasesaṃ vacanaṃ niravaseso attho. Бывает, государь, что и словами говорится об исключениях, и по смыслу есть исключения; бывает, что словами не говорится об исключениях, а по смыслу исключения есть; бывает, что словами говорится об исключениях, а по смыслу исключений нет; бывает, что и словами не говорится об исключениях, и по смыслу исключений нет.
Tena tena attho sampaṭicchitabbo. ¶ Следует всякий раз смотреть, приемлем ли смысл. ¶
"Pañcavidhehi, mahārāja, kāraṇehi attho sampaṭicchitabbo āhaccapadena rasena ācariyavaṃsena [ācariyavaṃsatāya (pī. ka.)] adhippāyā kāraṇuttariyatāya. На пяти основаниях смысл может быть приемлемым: если слова заимствованы, или по сути, или по наследству от учителя, или как мнение, или по более весомой причине.
Ettha hi āhaccapadanti suttaṃ adhippetaṃ. Здесь под заимствованными словами имеются в виду слова из сутр;
Rasoti suttānulomaṃ. под сутью – нечто, согласующееся с сутрами;
Ācariyavaṃsoti ācariyavādo. под наследством учителя – сказанное учителем;
Adhippāyoti attano mati. под мнением – собственная точка зрения;
Kāraṇuttariyatāti imehi catūhi samentaṃ [sametaṃ (sī.)] kāraṇaṃ. под более весомой причиной – совместное действие каких-либо из первых четырех причин.
Imehi kho, mahārāja, pañcahi kāraṇehi attho sampaṭicchitabbo. Вот на этих пяти основаниях, государь, смысл может быть приемлемым.
Evameso pañho suvinicchito hotī"ti. ¶ Так разрешается этот вопрос. ¶
"Hotu, bhante nāgasena, tathā taṃ sampaṭicchāmi. – Пусть так, почтенный Нагасена. Здесь я с тобой согласен:
Ṭhapito hotu arahā tasmiṃ vatthusmiṃ, tasantu avasesā sattā, niraye pana nerayikā sattā dukkhā tibbā kaṭukā vedanā vedayamānā jalitapajjalitasabbaṅgapaccaṅgā ruṇṇakāruññakanditaparidevitalālappitamukhā asayhatibbadukkhābhibhūtā atāṇā asaraṇā asaraṇībhūtā anappasokāturā antimapacchimagatikā ekantasokaparāyaṇā uṇhatikhiṇacaṇḍakharatapanatejavanto bhīmabhayajanakaninādamahāsaddā saṃsibbitachabbidhajālāmālākulā samantā satayojanānupharaṇaccivegā kadariyā tapanā mahānirayā cavamānā maccuno bhāyantī"ti? на святых эти слова не распространяются, а прочие существа испытывают страх. Но обитатели ада? Пребывая в этой злейшей из юдолей, они терпят пытки тяжкие, жестокие, непереносимые; каждую клеточку и каждый член их тела жжет и гложет огонь; плачут они, рыдают и горюют, и уста их исторгают лишь жалобные вопли и причитания; подавленным нестерпимо тяжелыми страданиями, истерзанным великой мукой, нет им ни защиты, ни прибежища, ни облегчения, и они предаются, безысходному отчаянию. В кромешном аду, зарево от которого видно за сто йоджан, в жарком, знойном, губительно палящем, раскаленном пекле, где их со всех шести сторон лижут языки пламени, а оглушительный гул порождает в них смятение и ужас,– как могут они бояться смерти?
"Āma, mahārājā"ti. ¶ – Могут, государь. ¶
"Nanu, bhante nāgasena, nirayo ekantadukkhavedanīyo, kissa pana te nerayikā sattā ekantadukkhavedanīyā nirayā cavamānā maccuno bhāyanti, kissa niraye ramantī"ti? – Но, почтенный Нагасена, ведь пребывание в аду – это же беспрестанная мука. Почему же обитатели ада боятся смерти, если с нею их беспрестанная мука кончается? Почему они довольны адом?
"Na te, mahārāja, nerayikā sattā niraye ramanti, muñcitukāmāva te nirayā. – Вовсе не довольны адом, государь, его обитатели; напротив, им бы только вырваться из ада.
Maraṇasseva so [maraṇasseso (sī. pī.)], mahārāja, ānubhāvo, yena tesaṃ santāso uppajjatī"ti. Но таково уж величие смерти, что оно повергает их в трепет.
"Etaṃ kho, bhante nāgasena, na saddahāmi, yaṃ muccitukāmānaṃ cutiyā santāso uppajjatīti, hāsanīyaṃ, bhante nāgasena, taṃ ṭhānaṃ, yaṃ te patthitaṃ labhanti, kāraṇena maṃ saññāpehī"ti. ¶ – Нет, почтенный Нагасена, вот уж этому я не поверю – чтобы их, кому бы только вырваться из ада, конец адского существования мог ужасать. Им бы смеяться от радости, обретая желанное, почтенный Нагасена. Приведи мне какой-нибудь довод. ¶
"Maraṇanti kho, mahārāja, etaṃ adiṭṭhasaccānaṃ tāsanīyaṭṭhānaṃ, etthāyaṃ jano tasati ca ubbijjati ca. – Для тех, кто не узрел истин, государь, смерть есть нечто страшное. Перед нею такие люди трепещут и содрогаются.
Yo ca, mahārāja, kaṇhasappassa bhāyati, so maraṇassa bhāyanto kaṇhasappassa bhāyati. Если некто боится чёрная змея ещё
Все комментарии (1)
Yo ca hatthissa bhāyati - pe - sīhassa - pe - byagghassa - pe - dīpissa - pe - acchassa - pe - taracchassa - pe - mahiṃsassa - pe - gavayassa - pe - aggissa - pe - udakassa - pe - khāṇukassa - pe - kaṇṭakassa bhāyati. слона, льва, тигра, пантеры, медведя, гиены, буйвола, гаваи, огня, воды, пня, колючек или
Yo ca sattiyā bhāyati, so maraṇassa bhāyanto sattiyā bhāyati. если некто боится меча, то, боясь смерти, он именно этого и боится.
Maraṇasseva so [maraṇasseso (sī. pī.)], mahārāja, sarasasabhāvatejo [sarasabhāvatejo (sī. pī.)], tassa sarasasabhāvatejena sakilesā sattā maraṇassa tasanti bhāyanti, muccitukāmāpi, mahārāja, nerayikā sattā maraṇassa tasanti bhāyanti. ¶ Смерти, государь, по природе присуще величие440. Из-за этого ее природного величия существа, имеющие аффекты, боятся смерти и трепещут перед нею. Поэтому и обитатели ада, даже желая вырваться из него, боятся смерти и трепещут перед нею. ¶
"Idha, mahārāja, purisassa kāye medo gaṇṭhi uppajjeyya. Представь, государь, что у некоего человека вырос на теле жировик.
So tena rogena dukkhito upaddavā parimuccitukāmo bhisakkaṃ sallakattaṃ āmantāpeyya. Измученный болезнью, он, желая избавиться от такой напасти, посылает за хирургом.
Tassa vacanaṃ so bhisakko sallakatto sampaṭicchitvā tassa rogassa uddharaṇāya upakaraṇaṃ upaṭṭhāpeyya, satthakaṃ tikhiṇaṃ kareyya, yamakasalākā [dahanasalākaṃ (ka.)] aggimhi pakkhipeyya, khāralavaṇaṃ nisadāya pisāpeyya, api nu kho, mahārāja, tassa āturassa tikhiṇasatthakacchedanena yamakasalākādahanena khāraloṇappavesanena tāso uppajjeyyā"ti? Хирург соглашается его лечить и принимается готовить свои приспособления, чтобы удалить жировик: затачивает нож, прокаливает на огне щупы для прижигания, толчет в ступке едкую соль. Ведь будет, государь, трястись от страха этот больной, что сейчас его станут резать острым ножом, прижигать ему рану раскаленным щупом, присыпать ее едкой солью?
"Āma bhante"ti. – Да, почтенный.
"Iti, mahārāja, tassa āturassa rogā muccitukāmassāpi vedanābhayā santāso uppajjati. – Вот видишь, государь: хотя больной и желает избавиться от недуга, он боится боли и потому трепещет.
Evameva kho, mahārāja, nirayā muccitukāmānampi nerayikānaṃ sattānaṃ maraṇabhayā santāso uppajjati. ¶ Вот точно так же, государь, хотя обитатели ада и желают вырваться из него, они боятся смерти и потому трепещут. ¶
"Idha, mahārāja, puriso issarāparādhiko baddho saṅkhalikabandhanena gabbhe pakkhitto parimuccitukāmo assa, tamenaṃ so issaro mocetukāmo pakkosāpeyya. Представь, государь, что провинившегося перед господином слугу заковали в цепи и бросили в темницу. Конечно, он желает выбраться оттуда. И вот господин решает его освободить и приказывает привести его.
Api nu kho, mahārāja, tassa issarāparādhikassa purisassa 'katadoso aha'nti jānantassa issaradassanena santāso uppajjeyyā"ti? А провинившийся слуга знает за собой вину перед господином. Скажи, государь, он ведь будет трепетать оттого, что сейчас явится на глаза господину?
"Āma bhante"ti. – Да, почтенный.
"Iti, mahārāja, tassa issarāparādhikassa purisassa parimuccitukāmāssāpi issarabhayā santāso uppajjati. – Вот видишь, государь: хотя провинившийся перед господином слуга и желает выйти из темницы, он господина все же боится и потому трепещет.
Evameva kho, mahārāja, nirayā muccitukāmānampi nerayikānaṃ sattānaṃ maraṇabhayā santāso uppajjatī"ti. ¶ Вот точно так же, государь, хотя обитатели ада и желают из него вырваться, они боятся смерти и потому трепещут. ¶
"Aparampi, bhante, uttariṃ kāraṇaṃ brūhi, yenāhaṃ kāraṇena okappeyya"nti. – Приведи мне еще какой-нибудь довод, почтенный, чтобы я вполне уверился.
"Idha, mahārāja, puriso daṭṭhavisena āsīvisena daṭṭho bhaveyya, so tena visavikārena pateyya uppateyya vaṭṭeyya pavaṭṭeyya, athaññataro puriso balavantena mantapadena taṃ daṭṭhavisaṃ āsīvisaṃ ānetvā taṃ daṭṭhavisaṃ paccācamāpeyya, api nu kho, mahārāja, tassa visagatassa purisassa tasmiṃ daṭṭhavise sappe sotthihetu upagacchante santāso uppajjeyyā"ti? – Представь, государь, что человека укусила ядовитая змея, и ну он падать от змеиного яда, ну прыгать, ну корчиться, ну по земле кататься. А тут некто, произнеся могущественное заклинание, понуждает укусившую того змею приползти назад и всосать обратно излитый ею яд441. Ведь будет трястись от страха тот укушенный, когда змея подползет к нему, чтобы всосать яд обратно и исцелить его?
"Āma bhante"ti. – Да, почтенный.
Iti, mahārāja, tathārūpe ahimhi sotthihetupi upagacchante tassa santāso uppajjati. – Вот видишь, государь: раз уж ползет к нему такая змея, хотя бы чтобы исцелить его, он все равно трепещет.
Evameva kho, mahārāja, nirayā muccitukāmānampi nerayikānaṃ santānaṃ maraṇabhayā santāso uppajjati. Вот точно так же, государь, хотя обитатели ада и желают вырваться из него, они боятся смерти и потому трепещут.
Aniṭṭhaṃ, mahārāja, sabbasattānaṃ maraṇaṃ, tasmā nerayikā sattā nirayā parimuccitukāmāpi maccuno bhāyantī"ti. Смерть никому из живых существ не желанна, потому и боятся смерти обитатели ада, даже желая выбраться из него.
"Sādhu, bhante nāgasena, evametaṃ tathā sampaṭicchāmī"ti. ¶ – Отлично, почтенный Нагасена. Так это и есть, я с этим согласен. ¶
Maccubhāyanābhāyanapañho tatiyo. ¶
4. Maccupāsamuttipañho ¶ Вопрос 4 (14) ¶
4. "Bhante nāgasena, bhāsitampetaṃ bhagavatā – ¶ Почтенный Нагасена, есть изречение Блаженного: ¶
"'Na antalikkhe na samuddamajjhe, na pabbatānaṃ vivaraṃ pavissa; ¶ «Ни в поднебесье, ни в морских пучинах, Ни в пещере среди отрогов горных – ¶
Na vijjatī so jagatippadeso, yatthaṭṭhito mucceyya maccupāsā'ti. ¶ Нигде во всей вселенной не укрыться Живому от аркана Смерти»442. ¶
"Puna bhagavatā parittā ca uddiṭṭhā. И, однако, Блаженный преподал заговоры:
Seyyathidaṃ, ratanasuttaṃ mettasuttaṃ khandhaparittaṃ moraparittaṃ dhajaggaparittaṃ āṭānāṭiyaparittaṃ aṅgulimālaparittaṃ. сутру «Драгоценность», заговор из раздела «Груда», заговор павлина, заговор «Верх знамени», заговор «Атанатия», заговор Пальцелома443.
Yadi, bhante nāgasena, ākāsagatopi samuddamajjhagatopi pāsādakuṭileṇaguhāpabbhāradaribilagiri vivarapabbatantaragatopi na muccati maccupāsā, tena hi parittakammaṃ micchā. Если, почтенный Нагасена, ни тем, кто воспарил в небеса, ни тем, кто погрузился в морскую пучину, ни тем, кто укрылся во дворце, келье, пещере, расселине, ущелье, гроте, норе, берлоге или где-то в горах, и то не скрыться от аркана Смерти, то ложно считать, что заговор может помочь.
Yadi parittakaraṇena maccupāsā parimutti bhavati, tena hi 'na antalikkhe - pe - maccupāsā'ti tampi vacanaṃ micchā. Если же можно благодаря заговору ускользнуть из аркана Смерти, то тогда ложно это утверждение: «Ни в поднебесье...» и дальше.
Ayampi ubhato koṭiko pañho gaṇṭhitopi gaṇṭhitaro tavānuppatto, so tayā nibbāhitabbo"ti. ¶ Вот еще вопрос обоюдоострый, узла завязаннее. Тебе он поставлен, тебе его и решать. ¶
"Bhāsitampetaṃ, mahārāja, bhagavatā 'na antalikkhe - pe - maccupāsā'ti, parittā ca bhagavatā uddiṭṭhā, tañca pana sāvasesāyukassa vayasampannassa apetakammāvaraṇassa, natthi, mahārāja, khīṇāyukassa ṭhitiyā kiriyā vā upakkamo vā. ¶ – Есть, государь, изречение Блаженного: «Ни в поднебесье, ни в морских пучинах, Ни в пещере среди отрогов горных – Нигде во всей вселенной не укрыться Живому от аркана Смерти». И преподал Блаженный заговоры, но это – для тех, кто еще во цвете лет, кто еще не прожил свой век и у кого нет препятствий, порожденных деянием. Ведь тем, государь, кто прожил свой век, ни лечение, ни снадобья не помогут. ¶
"Yathā mahārāja matassa rukkhassa sukkhassa koḷāpassa nisnehassa uparuddhajīvitassa gatāyusaṅkhārassa kumbhasahassenapi udake ākirante allattaṃ vā pallavitaharitabhāvo vā na bhaveyya. Скажем, государь, если дерево уже мертво, погибло, засохло, если соки в нем истощились, время ему расти прошло и жизнь покинула его, то под него хоть тысячу кувшинов воды лей – все равно оно уже не оживет, не покроется вновь свежими, зелеными побегами.
Evameva kho, mahārāja, bhesajjaparittakammena natthi khīṇāyukassa ṭhitiyā kiriyā vā upakkamo vā, yāni tāni, mahārāja, mahiyā osadhāni bhesajjāni, tānipi khīṇāyukassa akiccakarāni bhavanti. Вот точно так же, государь, бесполезны лекарства и заговоры для тех, кто прожил свой век: ни лекарства, ни снадобья им не помогут. Всей земли целебные травы, государь, не подействуют на того, кто прожил свой век.
Sāvasesāyukaṃ, mahārāja, vayasampannaṃ apetakammāvaraṇaṃ parittaṃ rakkhati gopeti, tassatthāya bhagavatā parittā uddiṭṭhā. ¶ Но тем, кто еще во цвете лет, государь, кто свой век еще не прожил и у кого нет препятствий, порожденных деянием,– тем заговор помогает и тех оберегает. Ради них и преподал Блаженный заговоры. ¶
"Yathā, mahārāja, kassako paripakke dhaññe mate sassanāḷe udakappavesanaṃ vāreyya, yaṃ pana sassaṃ taruṇaṃ meghasannibhaṃ vayasampannaṃ, taṃ udakavaḍḍhiyā vaḍḍhati. Скажем, государь, когда созревают хлеба и стебли у них усыхают, то пахарь отводит с поля воду, а полным соков молодым хлебам избыток воды, напротив, идет на пользу.
Evameva kho, mahārāja, khīṇāyukassa bhesajjaparittakiriyā ṭhapitā paṭikkhittā, ye pana te manussā sāvasesāyukā vayasampannā, tesaṃ atthāya parittabhesajjāni bhaṇitāni, te parittabhesajjehi vaḍḍhantī"ti. ¶ Вот точно так же, государь, тех, кто уже прожил свой век, лекарства и заговоры не излечат и не спасут. Заговоры и лекарства предназначены для людей во цвете лет, еще не проживших свой век. Им лекарства и заговоры приносят пользу. ¶
"Yadi, bhante nāgasena, khīṇāyuko marati, sāvasesāyuko jīvati, tena hi parittabhesajjāni niratthakāni hontī"ti? Если проживший свой век умирает, а не проживший свой век остается в живых, почтенный Нагасена, то бесполезны, выходит, лекарства и заговоры.
"Diṭṭhapubbo pana tayā, mahārāja, koci rogo bhesajjehi paṭinivattito"ti? А ты видел когда-либо, государь, чтобы болезнь лекарствами излечивалась?
"Āma, bhante, anekasatāni diṭṭhānī"ti. – Да, почтенный, сотни раз видел.
"Tena hi, mahārāja, 'parittabhesajjakiriyā niratthakā'ti yaṃ vacanaṃ, taṃ micchā bhavatī"ti. ¶ – А раз так, государь, то ложно, как ты, утверждать, будто заговоры и лекарства бесполезны. ¶
"Dissanti, bhante nāgasena, vejjānaṃ upakkamā bhesajjapānānulepā, tena tesaṃ upakkamena rogo paṭinivattatī"ti. – Но можно заметить, почтенный Нагасена, что врачи в лечении применяют лекарства, отвары, мази. Благодаря их применению болезнь и излечивается.
"Parittānampi, mahārāja, pavattīyamānānaṃ saddo suyyati, jivhā sukkhati, hadayaṃ byāvaṭṭati, kaṇṭho āturati. – А у применяющих заговоры, государь, упражняется голос, сохнет язык, расправляется грудь, глотка хрипнет444.
Tena tesaṃ pavattena sabbe byādhayo vūpasamanti, sabbā ītiyo apagacchantīti. ¶ Благодаря применению заговоров, государь, их отпускают все недуги, оставляют все напасти. ¶
"Diṭṭhapubbo pana tayā, mahārāja, koci ahinā daṭṭho mantapadena visaṃ pātīyamāno visaṃ cikkhassanto uddhamadho ācamayamāno"ti? Ты когда-либо видел, государь, как укушенный змеёю человек обезвреживал яд мантрой? Или как ему отсасывали кровь сверху и снизу ранки, чтобы уничтожить действие яда? 445
"Āma, bhante, ajjetarahipi taṃ loke vattatī"ti. – Да, почтенный, такое и сейчас в жизни встречается.
"Tena hi, mahārāja, 'parittabhesajjakiriyā niratthakā'ti yaṃ vacanaṃ, taṃ micchā bhavati. – А раз так, государь, то ложно, как ты, утверждать, будто заговоры и лекарства бесполезны.
Kataparittañhi, mahārāja, purisaṃ ḍaṃsitukāmo ahi na ḍaṃsati, vivaṭaṃ mukhaṃ pidahati, corānaṃ ukkhittalaguḷampi na sambhavati, te laguḷaṃ muñcitvā pemaṃ karonti, kupitopi hatthināgo samāgantvā uparamati, pajjalitamahāaggikkhandhopi upagantvā nibbāyati, visaṃ halāhalampi khāyitaṃ agadaṃ sampajjati, āhāratthaṃ vā pharati, vadhakā hantukāmā upagantvā dāsabhūtā sampajjanti, akkantopi pāso na saṃvarati [na saṃcarati (sī.)]. ¶ Если, государь, человек произнес заговор, то и змея его, даже укусить желая, не укусит, отверзтую было пасть закроет; и разбойники дубину на него подымут, да не опустят, а откинут ее в сторону и друзьям уподобятся; и взбешенный слон, встретив его, успокоится; и полыхающая стена лесного пожара дойдет до него и потухнет; и смертельный яд превратится в его утробе в лекарство, а не то усвоится, подобно пище; и посягающие на его жизнь убийцы уподобятся его рабам; и, ступив ногою в силок, он не попадется446. ¶
"Sutapubbaṃ pana tayā, mahārāja, 'morassa kataparittassa sattavassasatāni luddako nāsakkhi pāsaṃ upanetuṃ, akataparittassa taṃ yeva divasaṃ pāsaṃ upanesī"ti ? Ты слыхал когда-либо, государь, о том павлине, что семьсот лет кряду произносил по утрам заговор, и охотникам так и не удалось заловить его в силки; но стоило ему однажды не произнести заговора, как он в тот же день угодил в силок447?
"Āma, bhante, suyyati, abbhuggato so saddo sadevake loke"ti. – Да, слыхал, почтенный, этот рассказ всем богам и людям известен.
"Tena hi, mahārāja 'parittabhesajjakiriyā niratthakā'ti yaṃ vacanaṃ, taṃ micchā bhavati. ¶ – А раз так, государь, то ложно утверждать, как ты, будто заговоры и лекарства бесполезны. ¶
"Sutapubbaṃ pana tayā, mahārāja, 'dānavo bhariyaṃ parirakkhanto samugge pakkhipitvā gilitvā kucchinā pariharati, atheko vijjādharo tassa dānavassa mukhena pavisitvā tāya saddhiṃ abhiramati, yadā so dānavo aññāsi, atha samuggaṃ vamitvā vivari, saha samugge vivaṭe vijjādharo yathākāmaṃ [yena kāmaṃ (ka.)] pakkāmī"ti? Ты слыхал когда-либо, государь, о том данаве, что стерег свою жену? Он сажал ее в короб, заглатывал его и держал у себя в животе, а один видьядхара448 залез к данаве в пасть и позабавился там с его женою. Узнав об этом, данава отрыгнул короб и открыл крышку. А видьядхара из открытого короба беспрепятственно ускользнул449.
"Āma, bhante, suyyati, abbhuggato sopi saddo sadevake loke"ti. – Да, почтенный, я слыхал об этом. Этот рассказ тоже и богам, и всему свету известен.
"Nanu so, mahārāja, vijjādharo parittabalena [mantabalena (? )] gahaṇā mutto"ti. – И ведь ускользнул этот видьядхара из ловушки благодаря заговору, не так ли?
"Āma bhante"ti. – Да, почтенный.
"Tena hi, mahārāja, atthi parittabalaṃ. ¶ – Стало быть, государь, заговор таки действен. ¶
"Sutapubbaṃ pana tayā, mahārāja, 'aparopi vijjādharo bārāṇasirañño antepure mahesiyā saddhiṃ sampaduṭṭho [saṃsaṭṭho (sī.)] gahaṇappatto samāno khaṇena adassanaṃ gato mantabalenā"ti. Ты слыхал когда-либо, государь, о другом видьядхаре, что соблазнил главную жену бенаресского царя в его собственном дворце, а когда попался, произнес мантру и тотчас сделался невидимым450?
"Āma, bhante, suyyatī"ti. – Да, почтенный, слыхал.
"Nanu so, mahārāja, vijjādharo parittabalena gahaṇā mutto"ti? – Ведь и этот видьядхара ускользнул из ловушки благодаря заговору, не так ли?
"Āma bhante"ti. – Да, почтенный.
"Tena hi, mahārāja, atthi parittabala"nti. ¶ – Стало быть, государь, заговор таки действен. ¶
"Bhante nāgasena, 'kiṃ sabbe yeva parittaṃ rakkhatī'ti? – Почтенный Нагасена, всех ли оберегает заговор?
"Ekacce, mahārāja, rakkhati, ekacce na rakkhatī"ti. – Иных оберегает, государь, иных не оберегает.
"Tena hi, bhante nāgasena, parittaṃ na sabbatthika"nti? – Значит, почтенный Нагасена, заговор – не для всех?
"Api nu kho, mahārāja, bhojanaṃ sabbesaṃ jīvitaṃ rakkhatī"ti? – А скажи, государь, всем ли пища жизнь поддерживает?
"Ekacce, bhante, rakkhati, ekacce na rakkhatī"ti. – Кому поддерживает, почтенный, кому не поддерживает.
"Kiṃ kāraṇā"ti. – Отчего же?
"Yato, bhante, ekacce taṃ yeva bhojanaṃ atibhuñjitvā visūcikāya marantī"ti. – Оттого, почтенный, что иные объедаются этой самой пищей и потом умирают от холеры.
"Tena hi, mahārāja, bhojanaṃ na sabbesaṃ jīvitaṃ rakkhatī"ti? – Значит, государь, не всем пища поддерживает жизнь?
"Dvīhi, bhante nāgasena, kāraṇehi bhojanaṃ jīvitaṃ harati atibhuttena vā usmādubbalatāya vā, āyudadaṃ, bhante nāgasena, bhojanaṃ durupacārena jīvitaṃ haratī"ti. – По двум причинам пища может лишить человека жизни, почтенный Нагасена: от объедения или от слабости пищеварения. Пища дарует здоровье, но при злоупотреблении может лишить человека жизни.
"Evameva kho, mahārāja, parittaṃ ekacce rakkhati, ekacce na rakkhati. ¶ – Вот точно так же, государь, иных заговор оберегает, иных не оберегает. ¶
"Tīhi, mahārāja, kāraṇehi parittaṃ na rakkhati kammāvaraṇena, kilesāvaraṇena, asaddahanatāya. Если заговор не оберегает человека, то это бывает по трем причинам: от препятствия-деяния, или от препятствия-аффекта, или от неверия451.
Sattānurakkhaṇaṃ, mahārāja, parittaṃ attanā katena ārakkhaṃ jahati, yathā, mahārāja, mātā puttaṃ kucchigataṃ poseti, hitena upacārena janeti, janayitvā asucimalasiṅghāṇikamapanetvā uttamavarasugandhaṃ upalimpati, so aparena samayena paresaṃ putte akkosante vā paharante vā pahāraṃ deti. Заговор оберегает живые существа, но теряет свою оберегающую способность вследствие содеянного самим существом. Сравни, государь: мать сына, еще во чреве вынашивая, лелеет; окруженная уходом и заботой, рожает и потом, когда он родится, держит его в чистоте, подмывает его, утирает ему нос, умащает его лучшими, отборнейшими благовониями452; а если кто-то чужой обругает его или ударит,
Te tassa kujjhitvā parisāya ākaḍḍhitvā taṃ gahetvā sāmino upanenti, yadi pana tassā putto aparaddho hoti velātivatto. то она, взволнованная, тащит обидчика к мужу453. Но если сын совершит проступок перед нею, провинится,
Atha naṃ sāmino manussā ākaḍḍhayamānā daṇḍamuggarajāṇumuṭṭhīhi tāḷenti pothenti, api nu kho, mahārāja, tassa mātā labhati ākaḍḍhanaparikaḍḍhanaṃ gāhaṃ sāmino upanayanaṃ kātu"nti? то она может и побить и нашлепать его – и руками, и ногами, и палкой, и колотушкой – чем придется. Скажи, государь, уместно разве, чтобы мать за это хватали, да тащили, да приводили к мужу?
"Na hi bhante"ti. – Нет, почтенный.
"Kena kāraṇena, mahārājā"ti. – Отчего же?
"Attano, bhante, aparādhenā"ti. – Сын сам виноват, почтенный.
"Evameva kho, mahārāja, sattānaṃ ārakkhaṃ parittaṃ attano aparādhena vañjhaṃ karotī"ti [kāretīti (sī.)]. – Вот точно так же, государь, существа сами виноваты в том, что оберегающий их заговор делается бессильным.
"Sādhu, bhante nāgasena, suvinicchito pañho, gahanaṃ agahanaṃ kataṃ, andhakāro āloko kato, viniveṭhitaṃ diṭṭhijālaṃ, tvaṃ gaṇivarapavaramāsajjā"ti. ¶ – Отлично, почтенный Нагасена! Поистине разрешен вопрос, прорежена чащоба, осветились потемки, распутаны тенета лжемудрия, о лучший из лучших наставников454! ¶
Maccupāsamuttipañho catuttho. ¶
5. Buddhalābhantarāyapañho ¶ Вопрос 5 (15) ¶
5. "Bhante nāgasena, tumhe bhaṇatha 'lābhī tathāgato cīvarapiṇḍapātasenāsanagilānappaccayabhesajjaparikkhārāna'nti. Почтенный Нагасена, вы утверждаете: «Татхагата всегда получит необходимое: одежду, пропитание, приют, лекарства на случай болезни».
Puna ca tathāgato pañcasālaṃ brāhmaṇagāmaṃ piṇḍāya pavisitvā kiñcideva alabhitvā yathādhotena pattena nikkhantoti. И, однако, «в Пяти Салах, брахманской деревне, Татхагата никакого подаяния не получил, так и вышел из нее с чистой, пустой миской, будто не заходил»455.
Yadi, bhante nāgasena, tathāgato lābhī cīvarapiṇḍapātasenāsanagilānappaccayabhesajjaparikkhārānaṃ, tena hi pañcasālaṃ brāhmaṇagāmaṃ piṇḍāya pavisitvā kiñcideva alabhitvā yathādhotena pattena nikkhantoti yaṃ vacanaṃ, taṃ micchā. Если, почтенный Нагасена, «Татхагата всегда получит необходимое: одежду, пропитание, приют, лекарства на случай болезни», то ложны слова, что «в Пяти Салах, брахманской деревне, Татхагата никакого подаяния не получил, так и вышел из нее с чистой, пустой миской, будто не заходил».
Yadi pañcasālaṃ brāhmaṇagāmaṃ piṇḍāya pavisitvā kiñcideva alabhitvā yathādhotena pattena nikkhanto, tena hi lābhī tathāgato cīvarapiṇḍapātasenāsanagilānappaccayabhesajjaparikkhārānanti tampi vacanaṃ micchā. Если же «в Пяти Салах, брахманской деревне, Татхагата никакого подаяния не получил, так и вышел из нее с чистой, пустой миской, будто не заходил», то тогда ложны слова: «Татхагата всегда получит необходимое: одежду, пропитание, приют, лекарства на случай болезни».
Ayampi ubhato koṭiko pañho sumahanto dunnibbeṭho tavānuppatto, so tayā nibbāhitabbo"ti. ¶ Вот еще вопрос обоюдоострый, превеликий, туго закрученный. Тебе он поставлен, тебе его и решать. ¶
"Lābhī, mahārāja, tathāgato cīvarapiṇḍapātasenāsanagilānappaccayabhesajjaparikkhārānaṃ, pañcasālañca brāhmaṇagāmaṃ piṇḍāya pavisitvā kiñcideva alabhitvā yathādhotena pattena nikkhanto, tañca pana mārassa pāpimato kāraṇā"ti. – Татхагата, государь, всегда получит необходимое: одежду, пропитание, приют, лекарства на случай болезни. В Пяти Салах же, брахманской деревне, он никакого подаяния не получил, так и вышел из нее с чистой, пустой миской, будто не заходил; но это случилось из-за Мары лукавого.
"Tena hi, bhante nāgasena, bhagavato gaṇanapathaṃ vītivattakappe [gaṇanapathavītivatte kappe (sī.)] abhisaṅkhataṃ kusalaṃ kinti niṭṭhitaṃ, adhunuṭṭhitena mārena pāpimatā tassa kusalassa balavegaṃ [taṃ kusalabalavegavipphāraṃ (sī.)] kinti pihitaṃ, tena hi, bhante nāgasena, tasmiṃ vatthusmiṃ dvīsu ṭhānesu upavādo āgacchati, kusalatopi akusalaṃ balavataraṃ hoti, buddhabalatopi mārabalaṃ balavataraṃ hotīti, tena hi rukkhassa mūlatopi aggaṃ bhārataraṃ hoti, guṇasamparikiṇṇatopi pāpiyaṃ balavataraṃ hotī"ti. – Так неужели, почтенный Нагасена, истощилось тогда все благо, что накопил Блаженный за превосходящие предел исчислимого века? Неужели, едва напрягшись, лукавый Мара тут же перемог все это благо, исполненное силы и мощи? Если так, почтенный Нагасена, то эта история дважды навлекает на себя осуждение: выходит ведь, что зло сильнее добра, а что сила Мары пересилила силу Просветленного. Тогда выходит, что у дерева верхушка тяжелее корней, а дурное сильнее того, что преисполнено достоинств.
"Na, mahārāja, tāvatakena kusalatopi akusalaṃ balavataraṃ nāma hoti, na buddhabalatopi mārabalaṃ balavataraṃ nāma hoti. – Нет, государь, из одного этого вовсе еще не выходит, что зло сильнее добра и что сила Мары пересилила силу Просветленного.
Api cettha kāraṇaṃ icchitabbaṃ. ¶ Впрочем, мне следует это обосновать. ¶
"Yathā, mahārāja, puriso rañño cakkavattissa madhuṃ vā madhupiṇḍikaṃ vā aññaṃ vā upāyanaṃ abhihareyya, tamenaṃ rañño dvārapālo evaṃ vadeyya 'akālo, bho, ayaṃ rañño dassanāya, tena hi, bho, tava upāyanaṃ gahetvā sīghasīghaṃ paṭinivatta, pure tava rājā daṇḍaṃ dhāressatī'ti [mā te rājā daṇḍaṃ pāpeyyāti (sī.)]. Представь, государь: приносит некий человек царю подношение – меду, или медовую галушку, или еще что-то, а привратник царского дворца говорит ему: «К царю нельзя сейчас! А ну забирай-ка свое подношение, да и ступай поскорее откуда пришел, пока царь тебя не наказал».
Tato so puriso daṇḍabhayā tasito ubbiggo taṃ upāyanaṃ ādāya sīghasīghaṃ paṭinivatteyya, api nu kho so, mahārāja, rājā cakkavattī tāvatakena upāyanavikalamattakena dvārapālato dubbalataro nāma hoti, aññaṃ vā pana kiñci upāyanaṃ na labheyyā"ti? Устрашенный, запуганный наказанием, человек этот возьмет свое подношение, да и уйдет себе поскорее откуда пришел. Так что же, государь, неужели царь-миродержец лишь из-за этого, оттого только, что не получил подношения, уступит в силе своему привратнику? Неужели лишится он других подношений?
"Na hi, bhante, issāpakato so, bhante, dvārapālo upāyanaṃ nivāresi, aññena pana dvārena satasahassaguṇampi rañño upāyanaṃ upetī"ti. – Нет, почтенный. Ведь это по зависти привратник не пропустил к царю подношение. Подношения, да еще во сто, в тысячу раз большие, дойдут до царя через другие ворота.
"Evameva kho, mahārāja, issāpakato māro pāpimā pañcasālake brāhmaṇagahapatike anvāvisi, aññāni pana anekāni devatāsatasahassāni amataṃ dibbaṃ ojaṃ gahetvā upagatāni 'bhagavato kāye ojaṃ odahissāmā'ti bhagavantaṃ namassamānāni pañjalikāni ṭhitānī"ti. ¶ – Так и здесь, государь: ведь это по зависти своей лукавый Мара обуял брахманов – глав семей в Пяти Салах, но тогда же многие сотни тысяч духов явились к Блаженному с амритой, дивным нектаром, желая напитать им тело Блаженного, и склонились перед ним, почтительно сложив ладони456. ¶
"Hotu, bhante nāgasena, sulabhā bhagavato cattāro paccayā loke uttamapurisassa, yācitova bhagavā devamanussohi cattāro paccaye paribhuñjati, api ca kho pana mārassa yo adhippāyo, so tāvatakena siddho, yaṃ so bhagavato bhojanassa antarāyamakāsi. – Хорошо, почтенный Нагасена. Я согласен, что Блаженный, из всех людей в мире достойнейший, четыре вида подаяния всегда получит; больше того, боги и люди еще и просят Блаженного принять от них четыре вида подаяния. И, однако, замысел Мары тогда все же осуществился? Он ведь помешал поесть Блаженному?
Ettha me, bhante, kaṅkhā na chijjati, vimatijātohaṃ tattha saṃsayapakkhando. Вот здесь, почтенный, сомнение моё не рассеивается; здесь я продолжаю колебаться и ввергнут в нерешительность.
Na me tattha mānasaṃ pakkhandati, yaṃ tathāgatassa arahato sammāsambuddhassa sadevake loke aggapuggalavarassa kusalavarapuññasambhavassa asamasamassa anupamassa appaṭisamassa chavakaṃ lāmakaṃ parittaṃ pāpaṃ anariyaṃ vipannaṃ māro lābhantarāyamakāsī"ti. ¶ В голове у меня не укладывается, чтобы Татхагате, святому, истинновсепросветленному, из всех богов и людей лучшему и высшему, благого, лучшего, достойного вместилищу, несравненному, ни равного, ни подобного себе не имеющему, низкий, мелкий, ничтожный, грешный, подлый Мара даяние получить помешал. ¶
"Cattāro kho, mahārāja, antarāyā adiṭṭhantarāyo uddissa katantarāyo upakkhaṭantarāyo paribhogantarāyoti. – Есть, государь, четыре помехи даянию: помеха даянию неопределившемуся, помеха даянию предназначенному, помеха даянию приготовленному, помеха вкушению даяния.
Tattha katamo adiṭṭhantarāyo? Помеха неопределившемуся даянию такова:
Anodissa adassanena anabhisaṅkhataṃ koci antarāyaṃ karoti 'kiṃ parassa dinnenā'ti, ayaṃ adiṭṭhantarāyo nāma. ¶ что-то накоплено, но никому особо не предназначено – не видно пока, кому бы это дать; тут-то некто и мешает: что-де толку чужому добро отдавать? Это помеха неопределившемуся даянию. ¶
"Katamo uddissa katantarāyo? Вот помеха предназначенному даянию:
Idhekaccaṃ puggalaṃ upadisitvā uddissa bhojanaṃ paṭiyattaṃ hoti, taṃ koci antarāyaṃ karoti, ayaṃ uddissa katantarāyo nāma. ¶ имеют в виду некоего определенного человека и готовят еду лично для него, а кто-то мешает. Это помеха предназначенному даянию. ¶
"Katamo upakkhaṭantarāyo? Вот помеха приготовленному даянию:
Idha yaṃ kiñci upakkhaṭaṃ hoti appaṭiggahitaṃ, tattha koci antarāyaṃ karoti, ayaṃ upakkhaṭantarāyo nāma. ¶ угощение уже приготовлено, но еще его не взяли, кто-то этому мешает. Это помеха приготовленному даянию. ¶
"Katamo paribhogantarāyo? Вот помеха вкушению даяния:
Idha yaṃ kiñci paribhogaṃ, tattha koci antarāyaṃ karoti, ayaṃ paribhogantarāyo nāma. угощение уже можно вкушать, но кто-то мешает этому. Это помеха вкушению даяния.
Ime kho, mahārāja, cattāro antarāyā. ¶
"Yaṃ pana māro pāpimā pañcasālake brāhmaṇagahapatike anvāvisi, taṃ neva bhagavato paribhogaṃ na upakkhaṭaṃ na uddissakataṃ, anāgataṃ asampattaṃ adassanena antarāyaṃ kataṃ, taṃ pana nekassa bhagavato yeva, atha kho ye te tena samayena nikkhantā abbhāgatā, sabbepi te taṃ divasaṃ bhojanaṃ na labhiṃsu, nāhaṃ taṃ, mahārāja, passāmi sadevake loke samārake sabrahmake sassamaṇabrāhmaṇiyā pajāya sadevamanussāya, yo tassa bhagavato uddissa kataṃ upakkhaṭaṃ paribhogaṃ antarāyaṃ kareyya. Что же до Мары лукавого, который обуял брахманов – глав семей в Пяти Салах, то он и вправду помешал Блаженному, но не вкусить даяние и не даянию приготовленному или предназначенному, но предстоявшему, еще не ставшему, да и то тайком и отнюдь не только Блаженному: из тех, кто тогда же вышел за подаянием, еды в тот день никому не подали. И я не знаю, государь, кто в целом мире вместе с его небожителями, с богами небес Мары и Брахмы, со шраманами, с брахманами, с народом божеским и человеческим – кто мог бы помешать даянию, предназначенному или приготовленному для Блаженного, или вкушению им даяния.
Sace koci issāya uddissa kataṃ upakkhaṭaṃ paribhogaṃ antarāyaṃ kareyya, phaleyya tassa muddhā satadhā vā sahassadhā vā. ¶ Если бы кто-то из зависти попытался помешать даянию, предназначенному или приготовленному для Блаженного, или вкушению им даяния, голову бы у того разорвало на сто, на тысячу частей. ¶
"Cattārome, mahārāja, tathāgatassa kenaci anāvaraṇīyā guṇā. Четыре свойства, государь, Татхагате ненарушимо присущи,
Katame cattāro? вот они:
Lābho, mahārāja, bhagavato uddissa kato upakkhaṭo na sakkā kenaci antarāyaṃ kātuṃ; sarīrānugatā, mahārāja, bhagavato byāmappabhā na sakkā kenaci antarāyaṃ kātuṃ; sabbaññutaṃ, mahārāja, bhagavato ñāṇaratanaṃ na sakkā kenaci antarāyaṃ kātuṃ; jīvitaṃ, mahārāja, bhagavato na sakkā kenaci antarāyaṃ kātuṃ. даянию, предназначенному или приготовленному для Блаженного, никто помешать не может; свечение на сажень вокруг Блаженного никто погасить не может; всеведению Блаженного, драгоценному знанию никто повредить не может; и жизнь у Блаженного, государь, отнять никто не может.
Ime kho, mahārāja, cattāro tathāgatassa kenaci anāvaraṇīyā guṇā, sabbepete, mahārāja, guṇā ekarasā arogā akuppā aparūpakkamā aphusāni kiriyāni. Таковы, государь, четыре свойства, Татхагате одному ненарушимо присущие. И у всех этих свойств, государь, одна природа, все они безущербны, неколебимы, другим не подвластны, все это – неприкосновенные достоинства.
Adassanena, mahārāja, māro pāpimā nilīyitvā pañcasālake brāhmaṇagahapatike anvāvisi. ¶ Тайком, скрытно, государь, обуял лукавый Мара брахманов – глав семей в Пяти Салах. ¶
"Yathā, mahārāja, rañño paccante dese visame adassanena nilīyitvā corā panthaṃ dūsenti. Скажем, государь, тайком, скрытно от царя разбойники в окраинных труднодоступных областях грабят на дорогах;
Yadi pana rājā te core passeyya, api nu kho te corā sotthiṃ labheyyu"nti? а если бы увидел царь разбойников? Им бы, верно, не поздоровилось?
"Na hi, bhante, pharasunā phālāpeyya satadhā vā sahassadhā vā"ti. – Конечно, почтенный. Их бы топором порубили на сто, на тысячу частей.
"Evameva kho, mahārāja, adassanena māro pāpimā nilīyitvā pañcasālake brāhmaṇagahapatike anvāvisi. ¶ – Вот точно так же, государь, скрытно, тайком обуял лукавый Мара брахманов – глав семей в Пяти Салах. ¶
"Yathā vā pana, mahārāja, itthī sapatikā adassanena nilīyitvā parapurisaṃ sevati, evameva kho, mahārāja, adassanena māro pāpimā nilīyitvā pañcasālake brāhmaṇagahapatike anvāvisi. Или иначе, государь: как, скажем, замужняя женщина тайком, скрытно сходится с чужим мужчиной, вот точно так же и лукавый Мара, государь, тайком, скрытно обуял брахманов – глав семей в Пяти Салах.
Yadi, mahārāja, itthī sāmikassa sammukhā parapurisaṃ sevati, api nu kho sā itthī sotthiṃ labheyyā"ti? А если бы женщина сошлась с чужим мужчиной на глазах у мужа? Ей бы, верно, не поздоровилось?
"Na hi, bhante, haneyyāpi taṃ, bhante, sāmiko vadheyyāpi bandheyyāpi dāsittaṃ vā upaneyyā"ti. – Конечно, почтенный. Муж мог бы ее и побить, и убить, и запереть, и отдать в рабство.
"Evameva kho, mahārāja, adassanena māro pāpimā nilīyitvā pañcasālake brāhmaṇagahapatike anvāvisi. – Вот точно так же, государь, тайком, скрытно обуял лукавый Мара брахманов – глав семей в Пяти Салах.
Yadi, mahārāja, māro pāpimā bhagavato uddissa kataṃ upakkhaṭaṃ paribhogaṃ antarāyaṃ kareyya, phaleyya tassa muddhā satadhā vā sahassadhā vā"ti. Если бы, государь, лукавый Мара вздумал помешать даянию, предназначенному или приготовленному для Блаженного, или вкушению им даяния, то голову бы у него разорвало на сто, на тысячу частей.
"Evametaṃ, bhante nāgasena, corikāya kataṃ mārena pāpimatā, nilīyitvā māro pāpimā pañcasālake brāhmaṇagahapatike anvāvisi. – Да, это так, почтенный Нагасена. Воровским обычаем поступил лукавый Мара, скрытно обуял лукавый Мара брахманов – глав семей в Пяти Салах.
Sace so, bhante, māro pāpimā bhagavato uddissa kataṃ upakkhaṭaṃ paribhogaṃ antarāyaṃ kareyya, muddhā vāssa phaleyya satadhā vā sahassadhā vā, kāyo vāssa bhusamuṭṭhi viya vikireyya, sādhu, bhante nāgasena, evametaṃ tathā sampaṭicchāmī"ti. ¶ Если бы, почтенный, лукавый Мара вздумал помешать даянию, предназначенному или приготовленному для Блаженного, или вкушению им даяния, то голову бы у него разорвало на сто, на тысячу частей, его бы всего развеяло, как пригоршню мякины. Отлично, почтенный Нагасена. Да, это так, я с этим согласен457. ¶
Buddhalābhantarāyapañho pañcamo. ¶
6. Apuññapañho ¶ Вопрос 6 (16) ¶
6. "Bhante nāgasena, tumhe bhaṇatha 'yo ajānanto pāṇātipātaṃ karoti, so balavataraṃ apuññaṃ pasavatī'ti. – Почтенный Нагасена, вы утверждаете: «Кто совершает убийство по неведению, тот свой проступок этим усугубляет»458.
Puna ca bhagavatā vinayapaññattiyā bhaṇitaṃ 'anāpatti ajānantassā'ti. Однако в Определениях Устава Блаженный сказал: «Незнающий невиновен»459.
Yadi, bhante nāgasena, ajānitvā pāṇātipātaṃ karonto balavataraṃ apuññaṃ pasavati, tena hi 'anāpatti ajānantassā'ti yaṃ vacanaṃ, taṃ micchā. Если, почтенный Нагасена, «кто совершает убийство по неведению, тот свой проступок этим усугубляет», то ложны слова, что «незнающий невиновен».
Yadi anāpatti ajānantassa, tena hi 'ajānitvā pāṇātipātaṃ karonto balavataraṃ apuññaṃ pasavatī'ti tampi vacanaṃ micchā. Если же «незнающий невиновен», то ложны слова: «Кто совершает убийство по неведению, тот свой проступок этим усугубляет».
Ayampi ubhato koṭiko pañho duruttaro duratikkamo tavānuppatto, so tayā nibbāhitabbo"ti. ¶ Вот еще вопрос обоюдоострый, трудноразрешимый, труднопостижимый. Тебе он поставлен, тебе его и решать. ¶
"Bhāsitampetaṃ, mahārāja, bhagavatā 'yo ajānanto pāṇātipātaṃ karoti, so balavataraṃ apuññaṃ pasavatī'ti. – Есть, государь, изречение Блаженного: «Кто совершает убийство по неведению, тот свой проступок этим усугубляет».
Puna ca vinayapaññattiyā bhagavatā bhaṇitaṃ 'anāpatti ajānantassā'ti. В Определениях Устава, однако, Блаженный сказал: «Незнающий невиновен».
Tattha atthantaraṃ atthi. Здесь разное имеется в виду.
Katamaṃ atthantaraṃ ? Вот в чем разница:
Atthi, mahārāja, āpatti saññāvimokkhā, atthi āpatti nosaññāvimokkhā. есть, государь, проступки, сопровождавшиеся распознаванием, и есть проступки, не сопровождавшиеся распознаванием460.
Yāyaṃ, mahārāja, āpatti saññāvimokkhā, taṃ āpattiṃ ārabbha bhagavatā bhaṇitaṃ 'anāpatti ajānantassā"ti. Вот о проступках, не сопровождавшихся распознаванием, Блаженный и сказал: «Незнающий невиновен».
"Sādhu, bhante nāgasena, evametaṃ tathā sampaṭicchāmī"ti. ¶ Отлично, почтенный Нагасена. Да, это так. Я с этим согласен. ¶
Apuññapañho chaṭṭho. ¶
7. Bhikkhusaṅghapariharaṇapañho ¶ Вопрос 7 (17) ¶
7. "Bhante nāgasena, bhāsitampetaṃ bhagavatā 'tathāgatassa kho, ānanda, na evaṃ hoti "ahaṃ bhikkhusaṅghaṃ pariharissāmī"'ti vā, "mamuddesiko bhikkhusaṅgho"ti vā'ti. Почтенный Нагасена, есть изречение Блаженного: «Татхагата не думает, Ананда, что опекает общину или что учится у него община»461.
Puna ca metteyyassa bhagavato sabhāvaguṇaṃ paridīpayamānena bhagavatā evaṃ bhaṇitaṃ "so anekasahassaṃ bhikkhusaṅghaṃ pariharissati, seyyathāpi ahaṃ etarahi anekasataṃ bhikkhusaṅghaṃ pariharāmī"ti. Описывая же достоинства, по природе присущие блаженному Майтрее, он, напротив, сказал: «Многотысячную общину монахов будет он опекать, так же как я теперь опекаю многосотенную общину монахов»462.
Yadi, bhante nāgasena, bhagavatā bhaṇitaṃ 'tathāgatassa kho, ānanda, na evaṃ hoti "ahaṃ bhikkhusaṅghaṃ pariharissāmī"ti vā, "mamuddesiko bhikkhusaṅgho"ti vā'ti, tena hi anekasataṃ bhikkhusaṅghaṃ pariharāmīti yaṃ vacanaṃ, taṃ micchā. Если, почтенный Нагасена, Блаженный сказал: «Татхагата не думает, Ананда, что опекает общину или что учится у него община», то ложны слова: «Я теперь опекаю многосотенную общину монахов».
Yadi tathāgatena bhaṇitaṃ 'so anekasahassaṃ bhikkhusaṅghaṃ pariharissati, seyyathāpi ahaṃ etarahi anekasataṃ bhikkhusaṅghaṃ pariharāmī'ti, tena hi tathāgatassa kho, ānanda, na evaṃ hoti 'ahaṃ bhikkhusaṅghaṃ pariharissāmī'ti vā, 'mamuddesiko bhikkhusaṅgho'ti vāti tampi vacanaṃ micchā, ayampi ubhato koṭiko pañho tavānuppatto, so tayā nibbāhitabbo"ti. ¶ Если Татхагата сказал: «Я теперь опекаю многосотенную общину монахов», то ложны слова: «Татхагата не думает, Ананда, что опекает общину или что учится у него община». Вот еще вопрос обоюдоострый. Тебе он поставлен, тебе его и решать. ¶
"Bhāsitampetaṃ, mahārāja, bhagavatā 'tathāgatassa kho, ānanda, na evaṃ hoti "ahaṃ bhikkhusaṅghaṃ pariharissāmī"ti vā, "mamuddesiko bhikkhusaṅgho"ti vā'ti. – Есть, государь, изречение Блаженного: «Татхагата не думает, Ананда, что опекает общину или что учится у него община».
Puna ca metteyyassāpi bhagavato sabhāvaguṇaṃ paridīpayamānena bhagavatā bhaṇitaṃ 'so anekasahassaṃ bhikkhusaṅghaṃ pariharissati, seyyathāpi ahaṃ etarahi anekasataṃ bhikkhusaṅghaṃ pariharāmī'ti. Напротив, описывая достоинства, по природе присущие блаженному Майтрее, он сказал: «Многотысячную общину монахов будет он опекать, так же как я теперь опекаю многосотенную общину монахов».
Etasmiñca, mahārāja, pañhe eko attho sāvaseso, eko attho niravaseso. То, о чем ты спрашиваешь, государь, в одном смысле условно, в другом смысле безусловно.
Na, mahārāja, tathāgato parisāya anugāmiko, parisā pana tathāgatassa anugāmikā. Не Татхагата – последователь своего окружения, государь; напротив, окружение Татхагаты – его последователи.
Sammuti, mahārāja, esā 'aha'nti 'mamā'ti, na paramattho eso, vigataṃ, mahārāja, tathāgatassa pemaṃ, vigato sineho, 'mayha'ntipi tathāgatassa gahaṇaṃ natthi, upādāya pana avassayo hoti. ¶ А слова «я» и «моё», государь, суть выражения общего мнения, а не высшего смысла. Нет у Татхагаты привязанности, государь, нет пристрастия, не цепляется Татхагата за «моё», но при необходимости пользуется этим выражением. ¶
"Yathā, mahārāja, pathavī bhūmaṭṭhānaṃ sattānaṃ patiṭṭhā hoti upassayaṃ, pathaviṭṭhā cete sattā, na ca mahāpathaviyā 'mayhete'ti apekkhā hoti, evameva kho, mahārāja, tathāgato sabbasattānaṃ patiṭṭhā hoti upassayaṃ, tathāgataṭṭhā [tathāgatapatiṭṭhā eva (sī.)] cete sattā, na ca tathāgatassa 'mayhete'ti apekkhā hoti. Скажем, государь, земля для живых, населяющих сушу, есть оплот и прибежище, на землю живые опираются. Но у земли нет оглядки на них как на «своих». Вот точно так же, государь, Татхагата для всех живых – оплот и прибежище, на Татхагату все живые опираются, но у него нет оглядки на них как на «своих».
Yathā vā pana, mahārāja, mahatimahāmegho abhivassanto tiṇarukkhapasumanussānaṃ vuḍḍhiṃ deti santatiṃ anupāleti. Или, скажем, государь, полная влаги туча проливается на землю – травам, деревьям, зверям и людям на процветание, племя их умножает,
Vuṭṭhūpajīvino cete sattā sabbe, na ca mahāmeghassa 'mayhete'ti apekkhā hoti. и от дождя зависят в этом все живые до единого; но у тучи нет оглядки на них как на «своих».
Evameva kho, mahārāja, tathāgato sabbasattānaṃ kusaladhamme janeti anupāleti, satthūpajīvino cete sattā sabbe, na ca tathāgatassa 'mayhete'ti apekkhā hoti. Вот точно так же, государь, Татхагата во всех живых благие дхармы порождает и умножает, и от Учителя зависят в этом все живые до единого; но у Татхагаты нет оглядки на них как на «своих», и
Taṃ kissa hetu? потому это так,
Attānudiṭṭhiyā pahīnattā"ti. ¶ что он оставил все мнения о самости. ¶
"Sādhu, bhante nāgasena, sunibbeṭhito pañho bahuvidhehi kāraṇehi, gambhīro uttānīkato, gaṇṭhi bhinno, gahanaṃ agahanaṃ kataṃ, andhakāro āloko kato, bhaggā paravādā, jinaputtānaṃ cakkhuṃ uppādita"nti. ¶ – Отлично, почтенный Нагасена! Поистине распутан вопрос многообразными доводами, вышло наружу бывшее в глубинах, разрублен узел, прорежена чащоба, осветились потемки, разбиты чужие наветы, раскрылись глаза сынов Победителя! ¶
Bhikkhusaṅghapariharaṇapañho sattamo. ¶
8. Abhejjaparisapañho ¶ Вопрос 8 (18) ¶
8. "Bhante nāgasena, tumhe bhaṇatha 'tathāgato abhejjapariso'ti, puna ca bhaṇatha 'devadattena ekappahāraṃ pañca bhikkhusatāni bhinnānī'ti. Почтенный Нагасена, вы утверждаете: «У Татхагаты община расколу не подвержена»463. И утверждаете также: «Девадатта разом отколол от общины пятьсот монахов»464.
Yadi, bhante nāgasena, tathāgato abhejjapariso, tena hi devadattena ekappahāraṃ pañca bhikkhusatāni bhinnānīti yaṃ vacanaṃ, taṃ micchā. Если, почтенный Нагасена, «у Татхагаты община расколу не подвержена», то ложны слова, будто «Девадатта разом отколол от общины пятьсот монахов».
Yadi devadattena ekappahāraṃ pañca bhikkhusatāni bhinnāni, tena hi 'tathāgato abhejjapariso'ti tampi vacanaṃ micchā. Если «Девадатта разом отколол от общины пятьсот монахов», то ложны слова, будто «у Татхагаты община расколу не подвержена».
Ayampi ubhato koṭiko pañho tavānuppatto, gambhīro dunniveṭhiyo, gaṇṭhitopi gaṇṭhitaro, etthāyaṃ jano āvaṭo nivuto ovuto pihito pariyonaddho, ettha tava ñāṇabalaṃ dassehi paravādesū"ti. ¶ Вот еще вопрос обоюдоострый тебе поставлен, глубокий, с трудом разрешимый, тугого узла туже затянутый; люди на нем путаются, мешаются, теряются, спотыкаются, в тупик встают. Обрати же силу своего знания против наговоров. ¶
"Abhejjapariso, mahārāja, tathāgato, devadattena ca ekappahāraṃ pañca bhikkhusatāni bhinnāni, tañca pana bhedakassa balena, bhedake vijjamāne natthi, mahārāja, abhejjaṃ nāma. – Верно, государь, что «у Татхагаты община расколу не подвержена». Верно также, что «Девадатта разом отколол от общины пятьсот монахов», но это уже сила раскольника. Расколоть все можно, государь,– было бы кому раскалывать.
Bhedake sati mātāpi puttena bhijjati, puttopi mātarā bhijjati, pitāpi puttena bhijjati, puttopi pitarā bhijjati, bhātāpi bhaginiyā bhijjati, bhaginīpi bhātarā bhijjati, sahāyopi sahāyena bhijjati, nāvāpi nānādārusaṅghaṭitā ūmivegasampahārena bhijjati, rukkhopi madhukappasampannaphalo anilabalavegābhihato bhijjati, suvaṇṇampi jātimantaṃ [jātarūpampi (sī.)] lohena bhijjati. Если есть раскольник – тогда и мать от сына откалывается, и сын от матери откалывается, и отец от сына откалывается, и сын от отца откалывается, и брат от сестры откалывается, и сестра от брата откалывается, и друзья друг от друга откалываются; и срубленный из дерева разных пород под мощным натиском валов корабль раскалывается; и благородное золото бронзой раскалывается.
Api ca, mahārāja, neso adhippāyo viññūnaṃ, nesā buddhānaṃ adhimutti, neso paṇḍitānaṃ chando 'tathāgato bhejjapariso'ti. Но, государь, нет у разумных такой цели, нет у знающих намерения, нет у мудрых стремления, чтобы «у Татхагаты община была подвержена расколу».
Api cettha kāraṇaṃ atthi, yena kāraṇena tathāgato vuccati 'abhejjapariso'ti. И можно объяснить, почему так говорится: «У Татхагаты община расколу не подвержена».
Katamaṃ ettha kāraṇaṃ? Вот почему:
Tathāgatassa, mahārāja, katena adānena vā appiyavacanena vā anatthacariyāya vā asamānattatāya vā yato kutoci cariyaṃ carantassapi parisā bhinnāti na sutapubbaṃ, tena kāraṇena tathāgato vuccati 'abhejjapariso'ti. неслыханно ведь, государь, чтобы Татхагата когда-либо в своих странствиях был привязчив или нелюбезен, был несправедлив или пристрастен, из-за чего община бы раскололась. Потому и говорится: «У Татхагаты община расколу не подвержена».
Tayāpetaṃ, mahārāja, ñātabbaṃ 'atthi kiñci navaṅge buddhavacane suttāgataṃ, iminā nāma kāraṇena bodhisattassa katena tathāgatassa parisā bhinnā'ti? Да и сам ты должен знать, государь, можно ли найти в Девятичастных Речениях Просветлёенного место, где было бы сказано: «По такой-то вот причине, из-за прошлого деяния бодхисаттвы случился в общине раскол»465.
"Natthi bhante, no cetaṃ loke dissati nopi suyyati. – Нет, почтенный. И не видал и не слыхал никто такого.
Sādhu, bhante nāgasena, evametaṃ tathā sampaṭicchāmī"ti. ¶ – Отлично, почтенный Нагасена. – Да, это так, я с этим согласен. ¶
Abhejjaparisapañho aṭṭhamo. ¶
Abhejjavaggo dutiyo. ¶ Вторая глава закончена. ¶
Imasmiṃ vagge aṭṭha pañhā.
<<Назад
Глава 1
Оглавление Далее>>
Глава 3

Редакция перевода от 27.06.2018 12:40