История генерала Сихи (Mv 178, PTS 1.233)

Опубликовано khantibalo от 13 декабря, 2017 - 19:43

Будда обращает генерала Сиху, бывшего спонсором джайнов. Те в ответ пытаются обвинить Будду в том, что он ел мясо животного, убитого специально для него. Не смотря на то, что животное для Будды не убивали, он вводит правило, запрещающее монахам употреблять мясо животных, убитых специально для них. Некоторые буддисты считают, что этот принцип надлежит соблюдать и буддистам - мирянам.

Оглавление Далее>>
Церемония "приглашение" (pavāraṇā) Mv PTS 1.157
Перевод Таблица Оригинал
История генерала Сихи

Однажды многие видные представители народа Личчхави собрались вместе зале для собраний и всевозможными способами восхваляли Будду, Дхамму и Сообщество [благородных]. Комментарий В то время генерал Сиха, последователь джайнов, присутствовал на этом собрании. И вот что пришло на ум генералу Сихе: "Несомненно этот Благословенный в действительности окажется достойным (арахантом), постигшим в совершенстве, раз эти видные представители народа Личчхави собрались вместе зале для собраний и всевозможными способами восхваляют Будду, Дхамму и Сообщество. Комментарий Пойду-ка я и повидаюсь с тем Благословенным, достойным, постигшим в совершенстве". Затем генерал Сиха пришёл к джайну Натапутте, придя к нему он сказал джайну Натапутте следующее: "Я хочу, почтенный, повидаться с отшельником Готамой".

"Но как можешь ты, Сиха, будучи утверждающим то, что следует делать, идти, чтобы повидаться с отшельником Готамой, который утверждает то, что не следует делать? Отшельник Готама, Сиха, утверждает что не должно делать, он учит доктрине того, что не должно делать и в ней он тренирует учеников".

После этого сильное стремление генерала Сихи пойти и повидаться с Благословенным угасло.

И во второй раз многие видные представители народа Личчхави собрались вместе зале для собраний и всевозможными способами восхваляли Будду, Дхамму и Сообщество. И во второй раз генералу Сихе пришло на ум следующее: "Несомненно этот Благословенный в действительности окажется достойным (арахантом), постигшим в совершенстве, раз эти видные представители народа Личчхави собрались вместе зале для собраний и всевозможными способами восхваляют Будду, Дхамму и Сообщество. Пойду-ка я и навещу того Благословенного, достойного, постигшего в совершенстве." И во второй раз генерал Сиха пришёл к джайну Натапутте, придя к нему он сказал джайну Натапутте следующее: "Я хочу, почтенный, повидаться с отшельником Готамой".

"Но как можешь ты, Сиха, будучи утверждающим то, что должно делать, идти, чтобы повидаться с отшельником Готамой, который утверждает то, что не должно делать? Отшельник Готама, Сиха, утверждает что не должно делать, он учит доктрине того, что не должно делать и в ней он тренирует учеников".

И во второй раз сильное стремление генерала Сихи пойти и повидаться с Благословенным угасло.

И в третий раз многие видные представители народа Личчхави собрались вместе зале для собраний и всевозможными способами восхваляли Будду, Дхамму и Сообщество. И в третий раз генералу Сихе пришло на ум следующее: "Несомненно этот Благословенный в действительности окажется достойным (арахантом), постигшим в совершенстве раз эти видные представители народа Личчхави, собрались вместе зале для собраний и всевозможными способами восхваляют Будду, Дхамму и Сообщество. Какая разница, разрешили мне эти джайны [пойти] или нет? Что они мне сделают? Комментарий Что если я, не спрашивая разрешения у джайнов, пойду и повидаюсь с Благословенным, достойным, постигшим в совершенстве?"

И генерал Сиха с пятью сотнями колесниц посреди дня выехал из Весали, чтобы повидаться с Благословенным. Проехав на колеснице столько, сколько позволяла дорога, он сошёл с колесницы и подошёл к Благословенному. Придя к Благословенному и поприветствовав его он сел в одной стороне. Сидя в одной стороне генерал Сиха сказал Благословенному: "Благословенный, я слышал следующее: "Отшельник Готама утверждает что не должно делать, он учит доктрине того, что не должно делать и в ней он тренирует учеников". Есть те, кто говорят: "Отшельник Готама утверждает что не должно делать, он учит доктрине того, что не должно делать и в ней он тренирует учеников". Надеюсь, о почтенный, они утверждают то, что утверждает Благословенный, и не приписывают Благословенному то, чего не было, провозглашая учение, согласующееся с его учением. Надеюсь, никто из сторонников его учения, сторонников его взглядов, не попадает в ситуацию, заслуживающую порицания. Комментарий Мы, о почтенный, ни в коем случае не хотим клеветать на Благословенного". Комментарий

"Есть, Сиха, способ, следуя которому истинно говорящий обо мне может сказать: "Отшельник Готама утверждает что не должно делать, он учит доктрине того, что не должно делать и в ней тренирует учеников". Есть, Сиха, способ, следуя которому истинно говорящий обо мне может сказать: "Отшельник Готама утверждает что должно делать, он учит доктрине того, что должно делать и в ней тренирует учеников". Есть, Сиха, способ, следуя которому истинно говорящий обо мне может сказать: "Отшельник Готама утверждает уничтожение, он учит доктрине уничтожения и в ней тренирует учеников". Есть, Сиха, способ, следуя которому истинно говорящий обо мне может сказать: "Отшельник Готама испытывает презрение, он учит доктрине презрения и в ней тренирует учеников". Есть, Сиха, способ, следуя которому истинно говорящий обо мне может сказать: "Отшельник Готама уводит прочь, он учит доктрине, уводящей прочь и в ней тренирует учеников". Есть, Сиха, способ, следуя которому истинно говорящий обо мне может сказать: "Отшельник Готама сжёгший, он учит доктрине сжигания и в ней тренирует учеников". Есть, Сиха, способ, следуя которому истинно говорящий обо мне может сказать: "Отшельнику Готаме не уготовано другое рождение, он учит доктрине отсутствия другого рождения и в ней тренирует учеников". Комментарий Есть, Сиха, способ, следуя которому истинно говорящий обо мне может сказать: "Отшельник Готама уверенный, он учит доктрине уверенности и в ней тренирует учеников". Комментарий

И каким способом, Сиха, истинно говорящий обо мне может сказать: "Отшельник Готама утверждает что не должно делать, он учит доктрине того, что не должно делать и в ней тренирует учеников"? Действительно, о Сиха, я утверждаю дурное телесное, речевое или умственное поведение как то, что не должно делать, я утверждаю всевозможные виды дурного и неблаготворного поведения как то, что не должно делать. Таков, о Сиха, способ, с помощью которого истинно говорящий обо мне может сказать: "Отшельник Готама утверждает что не должно делать, он учит доктрине того, что не должно делать и в ней тренирует учеников".

И каким способом, Сиха, истинно говорящий обо мне может сказать: "Отшельник Готама утверждает что должно делать, он учит доктрине того, что должно делать, и в ней тренирует учеников"? Действительно, о Сиха, я утверждаю благотворное телесное, речевое или умственное поведение как то, что должно делать, я утверждаю всевозможные виды благотворного поведения как то, что должно делать. Комментарий Таков, о Сиха, способ, с помощью которого истинно говорящий обо мне может сказать: "Отшельник Готама утверждает что должно делать, он учит доктрине того, что должно делать, и в ней тренирует учеников".

И каким способом, Сиха, истинно говорящий обо мне может сказать: "Отшельник Готама утверждает уничтожение, он учит доктрине уничтожения и в ней тренирует учеников"? Действительно, о Сиха, я утверждаю уничтожение алчности, отвращения и невежества, я утверждаю уничтожение всевозможных видов неблаготворного поведения. Таков, о Сиха, способ, с помощью которого истинно говорящий обо мне может сказать: "Отшельник Готама утверждает уничтожение, он учит доктрине уничтожения и в ней тренирует учеников".

И каким способом, о Сиха, истинно говорящий обо мне может сказать: "Отшельник Готама испытывает презрение, он учит доктрине презрения и в ней тренирует учеников"? Действительно, о Сиха, я испытываю презрение к дурному телесному, речевому или умственному поведению, я испытываю презрение к прибеганию ко всевозможным дурным и неблаготворным видам поведения. Комментарий Таков, о Сиха, способ, которым истинно говорящий обо мне может сказать: "Отшельник Готама испытывает презрение, он учит доктрине презрения и в ней тренирует учеников".

И каким способом, о Сиха, истинно говорящий обо мне может сказать: "Отшельник Готама уводит прочь, он учит доктрине, уводящей прочь и в ней тренирует учеников"? Действительно, о Сиха, я учу доктрине, уводящей прочь от страсти, отвращения и невежества; я учу доктрине, уводящей прочь от дурных и неблаготворных видов поведения. Таков, о Сиха, способ, которым истинно говорящий обо мне может сказать: "Отшельник Готама уводит прочь, он учит доктрине, уводящей прочь и в ней тренирует учеников".

И каким способом, о Сиха, истинно говорящий обо мне может сказать: "Отшельник Готама сжёгший, он учит доктрине сжигания и в ней тренирует учеников"? Действительно, о Сиха, я говорю о дурных и неблаготворных видах поведения, которые следует сжечь, а именно: дурное телесное поведение, дурное речевое поведение и дурное умственное поведение. Комментарий Тот, о Сиха, у кого дурные и неблаготворные виды поведения, которые следует сжечь, уничтожены, вырваны с корнем, искоренены подобно пальмовому дереву, окончательно устранены, не способны возникнуть вновь, того я зову сжёгшим. Комментарий У Татхагаты, Сиха, дурные и неблаготворные виды поведения, которые следует сжечь, уничтожены, вырваны с корнем, искоренены подобно пальмовому дереву, окончательно устранены, не способны возникнуть вновь. Комментарий Таков, о Сиха, способ, которым истинно говорящий обо мне может сказать: "Отшельник Готама сжёгший, он учит доктрине сжигания и в ней тренирует учеников".

И каким способом, Сиха, истинно говорящий обо мне может сказать: "Отшельнику Готаме не уготовано другое рождение он учит доктрине, отсутствия другого рождения и в ней тренирует учеников"? Тот, для кого, Сиха, новое состояние бытия и перерождение в утробе уничтожено, вырвано с корнем, искоренено подобно пальмовому дереву, окончательно устранено, не способно возникнуть вновь, того я зову человеком, которому не уготовано другое рождение. Комментарий Для Татхагаты, Сиха, новое состояние бытия и перерождение в утробе уничтожено, вырвано с корнем, искоренено подобно пальмовому дереву, окончательно устранено, не способно возникнуть вновь. Комментарий Таков, о Сиха, способ, которым истинно говорящий обо мне может сказать: "Отшельнику Готаме не уготовано другое рождение, он учит доктрине отсутствия другого рождения и в ней тренирует учеников". Комментарий

И каким способом, Сиха, истинно говорящий обо мне может сказать: "Отшельник Готама уверенный, он учит доктрине уверенности и в ней тренирует учеников"? Действительно, о Сиха, я уверен высочайшей уверенностью, я учу доктрине уверенности и в ней тренирую учеников. Комментарий Таков, о Сиха, способ, которым истинно говорящий обо мне может сказать: "Отшельник Готама уверенный, он учит доктрине уверенности и в ней тренирует учеников".

Когда так было сказано, генерал Сиха сказал Благословенному: "Превосходно, о почтенный! Превосходно, о почтенный! Как перевёрнутое ставят правильно, открывают скрытое, указывают путь заблудившемуся, вносят светильник во тьму, чтобы имеющие глаза могли видеть формы, так и Благословенный разъяснил истину многими способами. Я иду к Благословенному, Дхамме и общине монахов как к прибежищу. Пусть Благословенный запомнит меня как мирского последователя, принявшего прибежище отныне и до конца жизни." Комментарий

"О Сиха, обдумай это как следует. Тщательное обдумывание [своих шагов] полезно, если речь идёт о таком известном человеке, как ты".

"Я, Благословенный, чрезвычайно доволен, удовлетворён тем, что Благословенный сказал мне: "О Сиха, обдумай это как следует. Тщательное обдумывание [своих шагов] полезно, если речь идёт о таком известном человеке, как ты". Если, Благословенный, последователи других учений получили бы меня в ученики, они стали бы расхаживать по всему Весали с флагом, гласящим: "Генерал Сиха присоединился к нашей школе". Но Благословенный говорит мне следующее: "О Сиха, обдумай это как следует. Тщательное обдумывание [своих шагов] полезно, если речь идёт о таком известном человеке, как ты". Так что я, о почтенный, во второй раз принимаю прибежище в Благословенном, в Дхамме и в монашеской общине. Пусть Благословенный запомнит меня как мирского последователя, принявшего прибежище отныне и до конца жизни.".

"В течении долгого времени, Сиха, твоя семья была благодетелем джайнов. Собираешься ли ты давать милостыню тем, кто придёт к тебе?" Комментарий

"Я, Благословенный, чрезвычайно доволен, удовлетворен тем, что Благословенный сказал мне: "В течении долгого времени, Сиха, твоя семья была благодетелем джайнов. Собираешься ли ты давать милостыню тем, кто придёт к тебе?". О почтенный, я слышал следующее: "Отшельник Готама говорит так: "Подношения следует давать только мне, никому другому подношений давать не следует; подношения следует давать только моим ученикам, ученикам других учителей подношений давать не следует. Только то, что дано мне приносит великий плод, то, что даётся другим [учителям] великий плод не приносит; только то, что даётся моим ученикам, приносит великий плод, то, что даётся ученикам других учителей великий плод не приносит". Но теперь Благословенный побуждает меня подавать также и джайнам. Комментарий Так что, о почтенный, мы поймём когда будет время для этого. Так что я, о почтенный, в третий раз принимаю прибежище в Благословенном, в Дхамме и в монашеской общине. Пусть Благословенный запомнит меня как мирского последователя, принявшего прибежище отныне и до конца жизни.".

Затем Благословенный преподал генералу Сихе последовательное наставление: о дарении, о нравственности, о счастливых мирах, об опасности, низменности и загрязнённости чувственных желаний, о преимуществах отрешения. Когда Благословенный понял, что ум генерала Сихи готов, податлив, свободен от помех, возвышен и чист, он прочёл наставление по Дхамме присущее [только] буддам, а именно наставление о страдании, причинах возникновения страдания, прекращении страдания, [восьмеричном] пути. И как чистая одежда без черных пятен легко поддается окрашиванию, точно так же у генерала Сихи незапылённое, незагрязнённое видение Дхаммы открылось: "Всё, что имеет свойство возникновения, имеет свойство прекращения". Затем генерал Сиха увидев состояние (ниббаны), достигнув состояния, поняв состояние, погрузившись в состояние, преодолев сомнения, отбросив неуверенность, достигнув без чьей-либо помощи полной убеждённости в системе Учителя, сказал Благословенному следующее: "Почтенный, пусть Благословенный вместе с монашеской общиной согласится откушать со мной завтра". Комментарий Благословенный молча согласился. Тогда генерал Сиха, поняв что Благословенный согласился, поднялся со своего сидения и удалился, обойдя его по правую сторону [в знак уважения].

И тогда генерал Сиха велел одному из слуг: "Иди, о любезный, и узнай, есть ли свежее мясо". Комментарий Так генерал Сиха до истечения ночи приготовил великолепную пищу, твёрдую и мягкую, и известил Благословенного: "Настало время, Благословенный, еда готова". Благословенный, одевшись утром, взяв сосуд для подаяния и одеяние, пришёл к жилищу генерала Сихи; придя он сел на подготовленное сидение вместе с общиной монахов.

В это время многие джайны, вздымая руки и стеная, стали бродить по дорогам и перекресткам Весали со словами: "Сегодня откормленный зверь убит генералом Сихой для того, чтобы послужить пищей отшельнику Готаме; отшельник Готама принял в пищу это мясо, зная, что животное было убито специально (для него), это действие было совершено ради него". Затем некий человек пришёл к генералу Сихе, придя к нему он прошептал Сихе на ухо: "Почтенный, да будет вам известно, что многие джайны, вздымая руки и стеная, бродят по дорогам и перекресткам Весали со словами: "Сегодня откормленный зверь убит генералом Сихой для того, чтобы послужить пищей отшельнику Готаме; отшельник Готама принял в пищу это мясо зная, что животное было убито специально (для него), это действие было совершено ради него". Комментарий

"Довольно, любезный. В течении долгого времени эти господа желали порицания Будде, желали порицания Дхамме, желали порицания Сообществу. Но эти господа дурны, пусты, лживы и они не навредят Благословенному, обвинив его в том, чего не было. Мы даже ради собственного выживания не стали бы намеренно лишать живое существо жизни". Комментарий

Затем генерал Сиха сам прислуживал монашеской общине во главе с Буддой, угощая их великолепной едой, твёрдой и мягкой, а когда Благословенный поел, убрал руку от своего сосуда для подаяния, Сиха сел в одной стороне. Комментарий И затем Благословенный радовал, восхищал, побуждал, вдохновлял сидящего в одной стороне генерала Сиху наставлением по Дхамме, по завершении чего Благословенный встал со своего места и ушёл.

Затем Благословенный, прочитав по этому поводу наставление по Дхамме, сказал, обращаясь к монахам: "Монахи, никто не должен употреблять мясо животного, убитого специально (для него). Тому, кто употребит такое мясо, засчитывается нарушение "дурной поступок". Я разрешаю вам, монахи, [употреблять] рыбу и мясо, если они чисты в трёх отношениях: если вы не видели, не слышали и не подозревали (что живое существо было убито специально для вас)".

Закончена история генерала Сихи.

Оглавление Далее>>
Церемония "приглашение" (pavāraṇā) Mv PTS 1.157

Редакция перевода от 12.12.2017 16:31