Наставление Ваччхаготе (МН72 - aggivacchasuttaṃ)

Опубликовано khantibalo от 28 января, 2018 - 08:47
Отображение колонок
Русский Шохин
Английский Thanissaro bhikkhu
<<Назад
Наставление об очевидном (МН60 - apaṇṇakasuttaṃ)
Оглавление Далее>>
Наставление Ангулимале (aṅgulimālasuttaṃ - МН86)
Пали - CST Русский - Шохин Английский - Thanissaro bhikkhu Комментарии
2. Aggivacchasuttaṃ ¶ Аггиваччхаготта-сутта ¶ To Vacchagotta on Fire - Aggi-vacchagotta Sutta (MN 72) ¶
187. Evaṃ me sutaṃ – ekaṃ samayaṃ bhagavā sāvatthiyaṃ viharati jetavane anāthapiṇḍikassa ārāme. 1. Так я слышал. Однажды Господин пребывал в Шравасти, в Джатаване, в парке Анатхапиндики. I have heard that on one occasion the Blessed One was staying near Sāvatthī in Jeta’s Grove, Anāthapiṇḍika’s monastery.
Atha kho vacchagotto paribbājako yena bhagavā tenupasaṅkami; upasaṅkamitvā bhagavatā saddhiṃ sammodi. [И там же был] паривраджак Ваччхаготта, который, приблизившись к Господину, обменялся с ним приветствиями и любезностями Then Vacchagotta the wanderer went to the Blessed One and, on arrival, exchanged courteous greetings with him.
Sammodanīyaṃ kathaṃ sāraṇīyaṃ vītisāretvā ekamantaṃ nisīdi. и сел на почтительном расстоянии от него. After an exchange of friendly greetings & courtesies, he sat to one side.
Ekamantaṃ nisinno kho vacchagotto paribbājako bhagavantaṃ etadavoca – ¶ И усевшись так, паривраджак Ваччхаготта сказал Господину следующее: ¶ As he was sitting there, he asked the Blessed One: “How is it, Master Gotama—does Master Gotama hold the view: ‘The cosmos is eternal: only this is true, anything otherwise is worthless’? ¶
"Kiṃ nu kho, bho gotama, 'sassato loko, idameva saccaṃ moghamañña'nti – evaṃdiṭṭhi [evaṃdiṭṭhī (sī. syā. kaṃ. ka.)] bhavaṃ gotamo"ti? — Как, господин Готама, придерживаешься ли ты [того] взгляда, что мир вечен, и это истина, а [всякое] другое [воззрение] ложно»?
"Na kho ahaṃ, vaccha, evaṃdiṭṭhi – 'sassato loko, idameva saccaṃ moghamañña"'nti. ¶ — Нет, Ваччха, я не придерживаюсь [того] взгляда, что мир вечен, и это истина, а [всякое] другое [воззрение] ложно. ¶ “ … no…” ¶
"Kiṃ pana, bho gotama, 'asassato loko, idameva saccaṃ moghamañña'nti – evaṃdiṭṭhi bhavaṃ gotamo"ti? — Тогда, господин Готама, придерживаешься ли ты [того] взгляда, что мир невечен, и это истина, а [всякое] другое [воззрение] ложно? “Then does Master Gotama hold the view: ‘The cosmos is not eternal: only this is true, anything otherwise is worthless’?
"Na kho ahaṃ, vaccha, evaṃdiṭṭhi – 'asassato loko, idameva saccaṃ moghamañña"'nti. ¶ — Нет, Ваччха, я не придерживаюсь [этого] взгляда. ¶ ” ¶
"Kiṃ nu kho, bho gotama, 'antavā loko, idameva saccaṃ moghamañña'nti – evaṃdiṭṭhi bhavaṃ gotamo"ti? — Хорошо, господин Готама, придерживаешься ли ты [того] взгляда, что мир конечен, и это истина, а [всякое] другое [воззрение] ложно? “ … no…”
"Na kho ahaṃ, vaccha, evaṃdiṭṭhi – 'antavā loko, idameva saccaṃ moghamañña"'nti. ¶ — Нет, Ваччха, я не придерживаюсь [этого] взгляда. ¶ “Then does Master Gotama hold the view: ‘The cosmos is finite: only this is true, anything otherwise is worthless’? ¶
"Kiṃ pana, bho gotama, 'anantavā loko, idameva saccaṃ moghamañña'nti – evaṃdiṭṭhi bhavaṃ gotamo"ti? — Хорошо, господин Готама, придерживаешься ли ты [того] взгляда, что мир бесконечен, и это истина, а [всякое] другое [воззрение] ложно?
"Na kho ahaṃ, vaccha, evaṃdiṭṭhi – 'anantavā loko, idameva saccaṃ moghamañña"'nti. ¶ — Нет, Ваччха, я не придерживаюсь [этого] взгляда. ¶ “ … no…” ¶
"Kiṃ nu kho, bho gotama, 'taṃ jīvaṃ taṃ sarīraṃ, idameva saccaṃ moghamañña'nti – evaṃdiṭṭhi bhavaṃ gotamo"ti? — Хорошо, господин Готама, придерживаешься ли ты [того] взгляда, что одушевляющее начало и тело одно и то же, и это истина, а [всякое] другое [воззрение] ложно? “Then does Master Gotama hold the view: ‘The cosmos is infinite: only this is true, anything otherwise is worthless’?
"Na kho ahaṃ, vaccha, evaṃdiṭṭhi – 'taṃ jīvaṃ taṃ sarīraṃ, idameva saccaṃ moghamañña"'nti. ¶ — Нет, Ваччха, я не придерживаюсь [этого] взгляда. ¶ ” ¶
"Kiṃ pana, bho gotama, 'aññaṃ jīvaṃ aññaṃ sarīraṃ, idameva saccaṃ moghamañña'nti – evaṃdiṭṭhi bhavaṃ gotamo"ti? — Хорошо, господин Готама, придерживаешься ли ты [того] взгляда, что одушевляющее начало и тело не одно и то же, и это истина, а [всякое] другое [воззрение] ложно? “ … no…”
"Na kho ahaṃ, vaccha, evaṃdiṭṭhi – 'aññaṃ jīvaṃ aññaṃ sarīraṃ, idameva saccaṃ moghamañña"'nti. ¶ — Нет, Ваччха, я не придерживаюсь [этого] взгляда. ¶ “Then does Master Gotama hold the view: ‘The soul & the body are the same: only this is true, anything otherwise is worthless’? ¶
"Kiṃ nu kho, bho gotama, 'hoti tathāgato paraṃ maraṇā, idameva saccaṃ moghamañña'nti – evaṃdiṭṭhi bhavaṃ gotamo"ti? — Хорошо, господин Готама, придерживаешься ли ты [того] взгляда, что совершенный после смерти существует, и это истина, а [всякое] другое [воззрение] ложно?
"Na kho ahaṃ, vaccha, evaṃdiṭṭhi – 'hoti tathāgato paraṃ maraṇā, idameva saccaṃ moghamañña"'nti. ¶ — Нет, Ваччха, я не придерживаюсь [этого] взгляда. ¶ “ … no…” ¶
"Kiṃ pana, bho gotama, 'na hoti tathāgato paraṃ maraṇā, idameva saccaṃ moghamañña'nti – evaṃdiṭṭhi bhavaṃ gotamo"ti? — Хорошо, господин Готама, придерживаешься ли ты [того] взгляда, что совершенный после смерти не существует, и это истина, а [всякое] другое [воззрение] ложно? “Then does Master Gotama hold the view: ‘The soul is one thing and the body another: only this is true, anything otherwise is worthless’?
"Na kho ahaṃ, vaccha, evaṃdiṭṭhi – 'na hoti tathāgato paraṃ maraṇā, idameva saccaṃ moghamañña"'nti. ¶ — Нет, Ваччха, я не придерживаюсь [этого] взгляда. ¶ ” ¶
"Kiṃ nu kho, bho gotama, 'hoti ca na ca hoti tathāgato paraṃ maraṇā, idameva saccaṃ moghamañña'nti – evaṃdiṭṭhi bhavaṃ gotamo"ti ? — Хорошо, господин Готама, придерживаешься ли ты [того] взгляда, что совершенный после смерти и существует, и не существует, и это истина, а [всякое] другое [воззрение] ложно? “ … no…”
"Na kho ahaṃ, vaccha, evaṃdiṭṭhi – 'hoti ca na ca hoti tathāgato paraṃ maraṇā, idameva saccaṃ moghamañña"'nti. ¶ — Нет, Ваччха, я не придерживаюсь [этого] взгляда. ¶ “Then does Master Gotama hold the view: ‘After death a Tathāgata exists: only this is true, anything otherwise is worthless’? ¶
"Kiṃ pana, bho gotama, 'neva hoti na na hoti tathāgato paraṃ maraṇā, idameva saccaṃ moghamañña'nti – evaṃdiṭṭhi bhavaṃ gotamo"ti? — Хорошо, господин Готама, придерживаешься ли ты [того] взгляда, что совершенный после смерти и не существует, и не не-существует, и это истина, а [всякое] другое [воззрение] ложно?
"Na kho ahaṃ, vaccha, evaṃdiṭṭhi – 'neva hoti na na hoti tathāgato paraṃ maraṇā, idameva saccaṃ moghamañña"'nti. ¶ — Нет, Ваччха, я не придерживаюсь [этого] взгляда. ¶ “ … no…” ¶
188. "'Kiṃ nu kho, bho gotama, sassato loko, idameva saccaṃ moghamaññanti – evaṃdiṭṭhi bhavaṃ gotamo'ti iti puṭṭho samāno 'na kho ahaṃ, vaccha, evaṃdiṭṭhi – sassato loko, idameva saccaṃ moghamañña'nti vadesi [moghamaññantīti vadesi (sī.), moghamaññanti iti vadesi (? )]. 2. — Так как же, господин Готама, на [мой] вопрос, придерживаешься ли ты [того] взгляда, что мир вечен, и это истина, а [всякое] другое [воззрение] ложно, [ты] отвечаешь: «Нет, Ваччха, я не придерживаюсь [того] взгляда, что мир вечен, и это истина, а [всякое] другое [воззрение] ложно». “Then does Master Gotama hold the view: ‘After death a Tathāgata does not exist: only this is true, anything otherwise is worthless’?
'Kiṃ pana, bho gotama, asassato loko, idameva saccaṃ moghamaññanti – evaṃdiṭṭhi bhavaṃ gotamo'ti iti puṭṭho samāno 'na kho ahaṃ, vaccha, evaṃdiṭṭhi – asassato loko, idameva saccaṃ moghamañña'nti vadesi. И на [мой] вопрос, придерживаешься ли ты [того] взгляда, что мир невечен, и это истина, а [всякое] другое [воззрение] ложно, [ты] отвечаешь: «Нет, Ваччха, я не придерживаюсь [того] взгляда, что мир невечен, и это истина, а [всякое] другое [воззрение] ложно».
'Kiṃ nu kho, bho gotama, antavā loko, idameva saccaṃ moghamaññanti – evaṃdiṭṭhi bhavaṃ gotamo'ti iti puṭṭho samāno 'na kho ahaṃ, vaccha, evaṃdiṭṭhi – antavā loko, idameva saccaṃ moghamañña'nti vadesi. И так же [точно] ты отвечаешь на [мои] вопросы, придерживаешься ли ты [тех] взглядов, что мир бесконечен “ … no …”
'Kiṃ pana, bho gotama, anantavā loko, idameva saccaṃ moghamaññanti – evaṃdiṭṭhi bhavaṃ gotamo'ti iti puṭṭho samāno 'na kho ahaṃ, vaccha, evaṃdiṭṭhi – anantavā loko, idameva saccaṃ moghamañña'nti vadesi. или конечен, “Then does Master Gotama hold the view: ‘After death a Tathāgata both exists & does not exist: only this is true, anything otherwise is worthless’?
'Kiṃ nu kho, bho gotama, taṃ jīvaṃ taṃ sarīraṃ, idameva saccaṃ moghamaññanti – evaṃdiṭṭhi bhavaṃ gotamo'ti iti puṭṭho samāno 'na kho ahaṃ, vaccha, evaṃdiṭṭhi – taṃ jīvaṃ taṃ sarīraṃ, idameva saccaṃ moghamañña'nti vadesi. что одушевляющее начало и тело одно и то же
'Kiṃ pana, bho gotama, aññaṃ jīvaṃ aññaṃ sarīraṃ, idameva saccaṃ moghamaññanti – evaṃdiṭṭhi bhavaṃ gotamo'ti iti puṭṭho samāno 'na kho ahaṃ, vaccha, evaṃdiṭṭhi – aññaṃ jīvaṃ aññaṃ sarīraṃ, idameva saccaṃ moghamañña'nti vadesi. или не одно и то же, “ … no…”
'Kiṃ nu kho, bho gotama, hoti tathāgato paraṃ maraṇā, idameva saccaṃ moghamaññanti – evaṃdiṭṭhi bhavaṃ gotamo'ti iti puṭṭho samāno 'na kho ahaṃ, vaccha, evaṃdiṭṭhi – hoti tathāgato paraṃ maraṇā, idameva saccaṃ moghamañña'nti vadesi. ¶ что совершенный существует после смерти, ¶ “Then does Master Gotama hold the view: ‘After death a Tathāgata neither exists nor does not exist: only this is true, anything otherwise is worthless’? ¶
"'Kiṃ pana, bho gotama, na hoti tathāgato paraṃ maraṇā, idameva saccaṃ moghamaññanti – evaṃdiṭṭhi bhavaṃ gotamo'ti iti puṭṭho samāno 'na kho ahaṃ, vaccha, evaṃdiṭṭhi – na hoti tathāgato paraṃ maraṇā, idameva saccaṃ moghamañña'nti vadesi. не существует,
'Kiṃ nu kho, bho gotama, hoti ca na ca hoti tathāgato paraṃ maraṇā, idameva saccaṃ moghamaññanti – evaṃdiṭṭhi bhavaṃ gotamo'ti iti puṭṭho samāno 'na kho ahaṃ, vaccha, evaṃdiṭṭhi – hoti ca na ca hoti tathāgato paraṃ maraṇā, idameva saccaṃ moghamañña'nti vadesi. и существует и не существует, “ … no…”
'Kiṃ pana, bho gotama, neva hoti na na hoti tathāgato paraṃ maraṇā, idameva saccaṃ moghamaññanti – evaṃdiṭṭhi bhavaṃ gotamo'ti iti puṭṭho samāno 'na kho ahaṃ, vaccha, evaṃdiṭṭhi – neva hoti na na hoti tathāgato paraṃ maraṇā, idameva saccaṃ moghamañña'nti vadesi. ¶ не существует и не не-существует, и это истина, а [всякое] другое [воззрение] ложно. ¶ “How is it, Master Gotama, when Master Gotama is asked if he holds the view ‘the cosmos is eternal…’ … ‘after death a Tathāgata neither exists nor does not exist: only this is true, anything otherwise is worthless,’ he says ‘ … no…’ in each case. ¶
"Kiṃ pana bho gotamo ādīnavaṃ sampassamāno evaṃ imāni sabbaso diṭṭhigatāni anupagato"ti? ¶ Не усматриваешь ли ты, господин Готама, никакую опасность, избегая всех этих взглядов? ¶ Seeing what drawback, then, is Master Gotama thus entirely dissociated from each of these ten positions? ¶
189. "'Sassato loko'ti kho, vaccha, diṭṭhigatametaṃ diṭṭhigahanaṃ diṭṭhikantāro [diṭṭhikantāraṃ (sī. pī.)] diṭṭhivisūkaṃ diṭṭhivipphanditaṃ diṭṭhisaṃyojanaṃ sadukkhaṃ savighātaṃ saupāyāsaṃ sapariḷāhaṃ, na nibbidāya na virāgāya na nirodhāya na upasamāya na abhiññāya na sambodhāya na nibbānāya saṃvattati. 3. — Но, Ваччха, сказать, что мир вечен —значит входить в [определенные] воззрения, придерживаться [определенных] воззрений, оказаться в чащобе, переплетении [определенных] воззрений, драться за них и быть в их узилище, которое сопряжено со страданием, с расстройством, с несчастьем, с лихорадкой и не ведет ни к успокоению, ни к бесстрастию, ни к прекращению волнений, ни к умиротворению, ни к истинному умозрению, ни к просветлению, ни к нирване.
'Asassato loko'ti kho, vaccha - pe - 'antavā loko'ti kho, vaccha - pe - 'anantavā loko'ti kho, vaccha - pe - 'taṃ jīvaṃ taṃ sarīra'nti kho, vaccha - pe - 'aññaṃ jīvaṃ aññaṃ sarīra'nti kho, vaccha - pe - 'hoti tathāgato paraṃ maraṇā'ti kho, vaccha - pe - 'na hoti tathāgato paraṃ maraṇā'ti kho, vaccha - pe - 'hoti ca na ca hoti tathāgato paraṃ maraṇā'ti kho, vaccha - pe - 'neva hoti na na hoti tathāgato paraṃ maraṇā'ti kho, vaccha, diṭṭhigatametaṃ diṭṭhigahanaṃ diṭṭhikantāro diṭṭhivisūkaṃ diṭṭhivipphanditaṃ diṭṭhisaṃyojanaṃ sadukkhaṃ savighātaṃ saupāyāsaṃ sapariḷāhaṃ, na nibbidāya na virāgāya na nirodhāya na upasamāya na abhiññāya na sambodhāya na nibbānāya saṃvattati. И точно так же если сказать, Ваччха, что мир невечен, что он конечен или бесконечен, что одушевляющее начало и тело одно и то же и не одно и то же, что совершенный после смерти существует, не существует, и существует и не существует, не существует и не не-существует— значит входить в [определенные] воззрения, придерживаться [определенных] воззрений, оказаться в чащобе, переплетении [определенных] воззрений, драться за них и быть в их узилище, которое сопряжено со страданием, с расстройством, с несчастьем, с лихорадкой и не ведет ни к успокоению, ни к бесстрастию, ни к прекращению волнений, ни к умиротворению, ни к истинному умозрению, ни к просветлению, ни к нирване. “Vaccha, the position that ‘the cosmos is eternal’ is a thicket of views, a wilderness of views, a contortion of views, a writhing of views, a fetter of views.
Imaṃ kho ahaṃ, vaccha, ādīnavaṃ sampassamāno evaṃ imāni sabbaso diṭṭhigatāni anupagato"ti. ¶ Вот эту-то опасность я и усматриваю, господин Готама, избегая всех этих взглядов. ¶ It is accompanied by suffering, distress, despair, & fever, and it does not lead to disenchantment, dispassion, cessation; to calm, direct knowledge, self-awakening, unbinding. ¶ ошибка в переводе Шохина - "Готама" вместо "Ваччха"
Все комментарии (1)
"Atthi pana bhoto gotamassa kiñci diṭṭhigata"nti? 4. — Следовательно, господин Готама не входит ни в какие взгляды? “The position that ‘the cosmos is not eternal’…
"Diṭṭhigatanti kho, vaccha, apanītametaṃ tathāgatassa. — Принятие взглядов — это [как раз и] есть то, Ваччха, от чего избавляется совершенный. “…’the cosmos is finite’…
Diṭṭhañhetaṃ, vaccha, tathāgatena – 'iti rūpaṃ, iti rūpassa samudayo, iti rūpassa atthaṅgamo; iti vedanā, iti vedanāya samudayo, iti vedanāya atthaṅgamo; iti saññā, iti saññāya samudayo, iti saññāya atthaṅgamo; iti saṅkhārā, iti saṅkhārānaṃ samudayo, iti saṅkhārānaṃ atthaṅgamo; iti viññāṇaṃ, iti viññāṇassa samudayo, iti viññāṇassa atthaṅgamo'ti. Зато вот что, Ваччха, видит совершенный: «Таковы формы, таково возникновение форм и таково устранение форм; таковы ощущения, таково возникновение ощущения и таково устранение ощущений; таковы представления, таково возникновение представлений и таково устранение представлений; таковы установки, таково возникновение установок и таково устранение установок; таково сознание, таково возникновение сознания, и таково устранение сознания». “…’the cosmos is infinite’…
Tasmā tathāgato sabbamaññitānaṃ sabbamathitānaṃ sabbaahaṃkāramamaṃkāramānānusayānaṃ khayā virāgā nirodhā cāgā paṭinissaggā anupādā vimuttoti vadāmī"ti. ¶ Потому я говорю, что совершенный через разрушение, через бесстрастие, через остановку, через отбрасывание, через устранение всех воображений, всех предположений, всех склонностей к самомнению [вследствие иллюзий типа] «Я —деятель», «Мое действие» освобождается от [всех] привязанностей. ¶ “…’the soul & the body are the same’… ¶
190. "Evaṃ vimuttacitto pana, bho gotama, bhikkhu kuhiṃ upapajjatī"ti? 5. — Но где тогда, господин Готама, появляется тот монах, ум которого освобожден таким образом [от всех привязанностей]? “…’the soul is one thing and the body another’…
"Upapajjatīti kho, vaccha, na upeti". — «Появляется», Ваччха, [здесь] неприменимо. “…’after death a Tathāgata exists’…
"Tena hi, bho gotama, na upapajjatī"ti? — Но тогда, господин Готама, не появляется? “…’after death a Tathāgata does not exist’…
"Na upapajjatīti kho, vaccha, na upeti". — «Не появляется», Ваччха, [здесь также] неприменимо. “…’after death a Tathāgata both exists & does not exist’…
"Tena hi, bho gotama, upapajjati ca na ca upapajjatī"ti? — Но тогда, господин Готама, и появляется, и не появляется? “…’after death a Tathāgata neither exists nor does not exist’… does not lead to disenchantment, dispassion, cessation; to calm, direct knowledge, self-awakening, unbinding.
"Upapajjati ca na ca upapajjatīti kho, vaccha, na upeti". — «Появляется и не появляется», Ваччха, [здесь также] неприменимо.
"Tena hi, bho gotama, neva upapajjati na na upapajjatī"ti? — Но тогда, господин Готама, не появляется и не непоявляется? “Does Master Gotama have any position at all?
"Neva upapajjati na na upapajjatīti kho, vaccha, na upeti". ¶ — «Не появляется и не не-появляется», Ваччха, [здесь также] неприменимо. ¶ ” ¶
"'Evaṃ vimuttacitto pana, bho gotama, bhikkhu kuhiṃ upapajjatī'ti iti puṭṭho samāno 'upapajjatīti kho, vaccha, na upetī'ti vadesi. — Но если на вопрос о том, где появляется, ты отвечаешь, что [это здесь] неприменимо, “A ‘position,’ Vaccha, is something that a Tathāgata has done away with.
'Tena hi, bho gotama, na upapajjatī'ti iti puṭṭho samāno 'na upapajjatīti kho, vaccha, na upetī'ti vadesi. а также и на вопросы, [где] не появляется, What a Tathāgata sees is this: ‘Such is form, such its origination, such its disappearance; such is feeling, such its origination, such its disappearance; such is perception… such are fabrications… such is consciousness, such its origination, such its disappearance.
'Tena hi, bho gotama, upapajjati ca na ca upapajjatī'ti iti puṭṭho samāno 'upapajjati ca na ca upapajjatīti kho, vaccha, na upetī'ti vadesi. появляется и не появляется, ’ Because of this, I say, a Tathāgata—with the ending, fading away, cessation, renunciation, & relinquishment of all suppositions, all excogitations, all I-making & mine-making & obsessions with conceit—is, through lack of clinging/sustenance, released.
'Tena hi, bho gotama, neva upapajjati na na upapajjatī'ti iti puṭṭho samāno 'neva upapajjati na na upapajjatīti kho, vaccha, na upetī'ti vadesi. не появляется и не не-появляется,
Etthāhaṃ, bho gotama, aññāṇamāpādiṃ, ettha sammohamāpādiṃ. то в этом случае, господин Готама, у меня возникает растерянность и омрачение, “But, Master Gotama, the monk whose mind is thus released: Where does he reappear?
Yāpi me esā bhoto gotamassa purimena kathāsallāpena ahu pasādamattā sāpi me etarahi antarahitā"ti. и от той радости, господин Готама, которую мне ранее доставила беседа с тобой, ничего не остается.
"Alañhi te, vaccha, aññāṇāya, alaṃ sammohāya. — Ты не должен теряться, Ваччха, и не должен омрачаться. “‘Reappear,’ Vaccha, doesn’t apply.
Gambhīro hāyaṃ, vaccha, dhammo duddaso duranubodho santo paṇīto atakkāvacaro nipuṇo paṇḍitavedanīyo. Эта дхарма глубока, Ваччха, трудна для рассмотрения, трудна для постижения, мирна, превосходна, неисследуема и доступна [лишь] для истинно знающих,
So tayā dujjāno aññadiṭṭhikena aññakhantikena aññarucikena aññatrayogena [aññatrāyogena (dī. ni. 1.420)] aññatrācariyakena" [aññatthācariyakena (sī. syā. kaṃ. pī.)]. ¶ но малодоступна для тебя, [у кого] другие взгляды, другая вера, другие радости, другие правила и другие учителя. ¶ “In that case, Master Gotama, he does not reappear. ¶
191. "Tena hi, vaccha, taññevettha paṭipucchissāmi; yathā te khameyya tathā naṃ byākareyyāsi. 6. А теперь, Ваччха, я тебя спрошу, и, как считаешь нужным, ответь мне.
Taṃ kiṃ maññasi, vaccha, sace te purato aggi jaleyya, jāneyyāsi tvaṃ – 'ayaṃ me purato aggi jalatī"'ti? Как ты думаешь, Ваччха, если огонь горит перед тебой, то будешь ли ты знать, что он горит перед тобой? “‘Does not reappear,’ Vaccha, doesn’t apply.
"Sace me, bho gotama, purato aggi jaleyya, jāneyyāhaṃ – 'ayaṃ me purato aggi jalatī"'ti. ¶ — Если, господин Готама, огонь горит передо мной, то я буду знать, что он горит передо мной. ¶ ” ¶
"Sace pana taṃ, vaccha, evaṃ puccheyya – 'yo te ayaṃ purato aggi jalati ayaṃ aggi kiṃ paṭicca jalatī'ti, evaṃ puṭṭho tvaṃ, vaccha, kinti byākareyyāsī"ti? — А если бы, Ваччха, тебя спросили о том, по какой причине этот огонь горит перед тобой, то что, Ваччха, ты бы ответил? “…both does & does not reappear.
"Sace maṃ, bho gotama, evaṃ puccheyya – 'yo te ayaṃ purato aggi jalati ayaṃ aggi kiṃ paṭicca jalatī'ti, evaṃ puṭṭho ahaṃ, bho gotama, evaṃ byākareyyaṃ – 'yo me ayaṃ purato aggi jalati ayaṃ aggi tiṇakaṭṭhupādānaṃ paṭicca jalatī"'ti. ¶ — На этот вопрос, господин Готама, я бы ответил, что этот огонь, который горит передо мной, горит по той причине, что поддерживается [таким топливом], как трава и ветки. ¶ ” ¶
"Sace te, vaccha, purato so aggi nibbāyeyya, jāneyyāsi tvaṃ – 'ayaṃ me purato aggi nibbuto"'ti? — А если, Ваччха, этот огонь, который перед [тобой], иссякнет, то будешь ли ты знать, что он иссяк? “…doesn’t apply.
"Sace me, bho gotama, purato so aggi nibbāyeyya, jāneyyāhaṃ – 'ayaṃ me purato aggi nibbuto"'ti. ¶ — Если, господин Готама, огонь передо [мной] иссякнет, то я буду знать, что он иссяк. ¶ ” ¶
"Sace pana taṃ, vaccha, evaṃ puccheyya – 'yo te ayaṃ purato aggi nibbuto so aggi ito katamaṃ disaṃ gato – puratthimaṃ vā dakkhiṇaṃ vā pacchimaṃ vā uttaraṃ vā'ti, evaṃ puṭṭho tvaṃ, vaccha, kinti byākareyyāsī"ti? — А если, Ваччха, тебя спросят об этом огне, который иссяк, в какую сторону он ушел — на восток, на запад, на юг или на север, то что ты, Ваччха, ответишь? “…neither does nor does not reappear.
"Na upeti, bho gotama, yañhi so, bho gotama, aggi tiṇakaṭṭhupādānaṃ paṭicca ajali [jalati (syā. kaṃ. ka.)] tassa ca pariyādānā aññassa ca anupahārā anāhāro nibbuto tveva saṅkhyaṃ gacchatī"ti. ¶ — Это неприменимо, господин Готама, чтобы тот огонь, который горел, поддерживаемый [топливом в виде] травы и веток, а затем иссяк вследствие потребления [данного топлива] при отсутствии другого топлива и оставшись без топлива, можно было считать ушедшим [куда-либо]. ¶ ” ¶
192. "Evameva kho, vaccha, yena rūpena tathāgataṃ paññāpayamāno paññāpeyya taṃ rūpaṃ tathāgatassa pahīnaṃ ucchinnamūlaṃ tālāvatthukataṃ anabhāvaṃkataṃ āyatiṃ anuppādadhammaṃ. 7. — Точно так лее, Ваччха, эту [телесную] форму, по которой узнают совершенного, он оставляет [здесь как] подрезанную у корней и сходную с пнем пальмового дерева, не способным к дальнейшему росту и самовоспроизведению. “…doesn’t apply.
Rūpasaṅkhayavimutto [rūpasaṅkhāvimutto (sī. syā. kaṃ. pī.) evaṃ vedanāsaṅkhayādīsupi] kho, vaccha, tathāgato gambhīro appameyyo duppariyogāḷho – seyyathāpi mahāsamuddo. Совершенный, Ваччха, освобождается от обозначения через связь с [телесной] формой и становится глубоким, неизмеримым и бездонным как океан.
Upapajjatīti na upeti, na upapajjatīti na upeti, upapajjati ca na ca upapajjatīti na upeti, neva upapajjati na na upapajjatīti na upeti. ¶ И [к нему] неприменимы такие выражения, как «появляется» или «не появляется» или «и появляется, и не появляется» и «не появляется и не не-появляется». ¶ “How is it, Master Gotama, when Master Gotama is asked if the monk reappears… does not reappear… both does & does not reappear… neither does nor does not reappear, he says, ‘… doesn’t apply’ in each case. ¶
"Yāya vedanāya tathāgataṃ paññāpayamāno paññāpeyya sā vedanā tathāgatassa pahīnā ucchinnamūlā tālāvatthukatā anabhāvaṃkatā āyatiṃ anuppādadhammā. И эти ощущения, по которым узнают совершенного, утрачиваются совершенным, подрезанные у корней, и [они становятся] сходными с пнем пальмового дерева, не способным к дальнейшему росту и самовоспроизведению. At this point, Master Gotama, I am befuddled; at this point, confused.
Vedanāsaṅkhayavimutto kho, vaccha, tathāgato gambhīro appameyyo duppariyogāḷho – seyyathāpi mahāsamuddo. Совершенный, Ваччха, освобождается от обозначения через связь с ощущениями и становится глубоким, неизмеримым и бездонным, как океан. The modicum of clarity coming to me from your earlier conversation is now obscured.
Upapajjatīti na upeti, na upapajjatīti na upeti, upapajjati ca na ca upapajjatīti na upeti, neva upapajjati na na upapajjatīti na upeti. ¶ И [к нему] неприменимы такие выражения, как «появляется» или «не появляется», или «и появляется и не появляется» и «не появляется и не не-появляется». ¶ ” ¶
"Yāya saññāya tathāgataṃ paññāpayamāno paññāpeyya sā saññā tathāgatassa pahīnā ucchinnamūlā tālāvatthukatā anabhāvaṃkatā āyatiṃ anuppādadhammā. И эти представления, по которым узнают совершенного, утрачиваются совершенным, подрезанные у корней, и [они становятся] сходными с пнем пальмового дерева, не способным к дальнейшему росту и самовоспроизведению. “Of course you’re befuddled, Vaccha.
Saññāsaṅkhayavimutto kho, vaccha, tathāgato gambhīro appameyyo duppariyogāḷho – seyyathāpi mahāsamuddo. Совершенный, Ваччха, освобождается от обозначения через связь с представлениями и становится глубоким, неизмеримым и бездонным, как океан. Of course you’re confused.
Upapajjatīti na upeti, na upapajjatīti na upeti, upapajjati ca na ca upapajjatīti na upeti, neva upapajjati na na upapajjatīti na upeti. ¶ И [к нему] неприменимы такие выражения, как «появляется» или «не появляется», или «и появляется, и не появляется» и «не появляется и не не-появляется». ¶ Deep, Vaccha, is this phenomenon, hard to see, hard to realize, tranquil, refined, beyond the scope of conjecture, subtle, to-be-experienced by the wise. ¶
"Yehi saṅkhārehi tathāgataṃ paññāpayamāno paññāpeyya te saṅkhārā tathāgatassa pahīnā ucchinnamūlā tālāvatthukatā anabhāvaṃkatā āyatiṃ anuppādadhammā. И эти установки, по которым узнают совершенного, утрачиваются совершенным, подрезанные у корней, и [они становятся] сходными с пнем пальмового дерева, не способным к дальнейшему росту и самовоспроизведению. For those with other views, other practices, other satisfactions, other aims, other teachers, it is difficult to know.
Saṅkhārasaṅkhayavimutto kho, vaccha, tathāgato gambhīro appameyyo duppariyogāḷho – seyyathāpi mahāsamuddo. Совершенный, Ваччха, освобождается от обозначения через связь с установками и становится глубоким, неизмеримым и бездонным, как океан. That being the case, I will counter-question you on this matter.
Upapajjatīti na upeti, na upapajjatīti na upeti, upapajjati ca na ca upapajjatīti na upeti, neva upapajjati na na upapajjatīti na upeti. ¶ И [к нему] неприменимы такие выражения, как «появляется» или «не появляется», или «и появляется, и не появляется» и «не появляется и не не-появляется». ¶ Answer as you see fit. ¶
"Yena viññāṇena tathāgataṃ paññāpayamāno paññāpeyya taṃ viññāṇaṃ tathāgatassa pahīnaṃ ucchinnamūlaṃ tālāvatthukataṃ anabhāvaṃkataṃ āyatiṃ anuppādadhammaṃ. И это сознание, по которому узнают совершенного, утрачивается совершенным, подрезанное у корней, и [они становятся] сходным с пнем пальмового дерева, не способным к дальнейшему росту и самовоспроизведению. What do you think, Vaccha?
Viññāṇasaṅkhayavimutto kho, vaccha, tathāgato gambhīro appameyyo duppariyogāḷho – seyyathāpi mahāsamuddo. Совершенный, Ваччха, освобождается от обозначения через связь с сознанием и становится глубоким, неизмеримым и бездонным, как океан. If a fire were burning in front of you, would you know that ‘This fire is burning in front of me’?
Upapajjatīti na upeti, na upapajjatīti na upeti, upapajjati ca na ca upapajjatīti na upeti, neva upapajjati na na upapajjatīti na upeti". ¶ И [к нему] неприменимы такие выражения, как «появляется» или «не появляется», или «и появляется, и не появляется» и «не появляется и не не-появляется». ¶ ” ¶
Evaṃ vutte, vacchagotto paribbājako bhagavantaṃ etadavoca – "seyyathāpi, bho gotama, gāmassa vā nigamassa vā avidūre mahāsālarukkho. 8. И когда это было сказано, паривраджак Ваччхаготта сказал Господину следующее: — Это подобно, господин Готама, большому саловому дереву близ деревни или рынка, “…yes…”
Tassa aniccatā sākhāpalāsā palujjeyyuṃ [sākhāpalāsaṃ palujjeyya], tacapapaṭikā palujjeyyuṃ, pheggū palujjeyyuṃ [pheggu palujjeyya (sī. syā. kaṃ. pī.)] ; so aparena samayena apagatasākhāpalāso apagatatacapapaṭiko apagataphegguko suddho assa, sāre patiṭṭhito; evameva bhoto gotamassa pāvacanaṃ apagatasākhāpalāsaṃ apagatatacapapaṭikaṃ apagatapheggukaṃ suddhaṃ, sāre patiṭṭhitaṃ. ветки и листва которого могут отпасть вследствие того, что они преходящи, а также кора и мягкая древесина, и после того как отпадают ветки и листва, кора и мягкая древесина, оно будет «утверждено» в сердцевине. Точно так же и слово господина Готамы освобождено от веток и листвы, освобождено от коры, освобождено от древесины и «утверждено» в сердцевине. “And if someone were to ask you, Vaccha, ‘This fire burning in front of you, dependent on what is it burning?
Abhikkantaṃ, bho gotama - pe - upāsakaṃ maṃ bhavaṃ gotamo dhāretu ajjatagge pāṇupetaṃ saraṇaṃ gata"nti. ¶ Это восхитительно, господин Готама. И пусть господин Готама примет меня как мирянина, ибо я обращаюсь к нему, как к прибежищу от сего дня до конца жизни. ¶ ’: Thus asked, how would you reply? ¶
Aggivacchasuttaṃ niṭṭhitaṃ dutiyaṃ. ¶ ” ¶
“…I would reply, ‘This fire burning in front of me is burning dependent on grass & timber as its sustenance.
’”
“If the fire burning in front of you were to go out, would you know that, ‘This fire burning in front of me has gone out’?
“…yes…”
“And if someone were to ask you, ‘This fire that has gone out in front of you, in which direction from here has it gone?
East?
West?
North?
Or south?
’: Thus asked, how would you reply?
“That doesn’t apply, Master Gotama.
Any fire burning dependent on a sustenance of grass & timber, being unnourished—from having consumed that sustenance and not being offered any other—is classified simply as ‘out’ [unbound].
“In the same way, Vaccha, any form by which one describing the Tathāgata would describe him: That the Tathāgata has abandoned, its root destroyed, made like a palmyra stump, deprived of the conditions of development, not destined for future arising.
Freed from the classification of form, Vaccha, the Tathāgata is deep, boundless, hard to fathom, like the sea.
‘Reappears’ doesn’t apply.
‘Does not reappear’ doesn’t apply.
‘Both does & does not reappear’ doesn’t apply.
‘Neither reappears nor does not reappear’ doesn’t apply.
“Any feeling.
… Any perception.
… Any fabrication.
“Any consciousness by which one describing the Tathāgata would describe him: That the Tathāgata has abandoned, its root destroyed, made like a palmyra stump, deprived of the conditions of development, not destined for future arising.
Freed from the classification of consciousness, Vaccha, the Tathāgata is deep, boundless, hard to fathom, like the sea.
‘Reappears’ doesn’t apply.
‘Does not reappear’ doesn’t apply.
‘Both does & does not reappear’ doesn’t apply.
‘Neither reappears nor does not reappear’ doesn’t apply.
When this was said, Vacchagotta the wanderer said to the Blessed One: “Master Gotama, it’s as if there were a great Sal tree not far from a village or town: From inconstancy, its branches and leaves would wear away, its bark would wear away, its sapwood would wear away, so that on a later occasion—divested of branches, leaves, bark, & sapwood—it would stand as pure heartwood.
In the same way, Master Gotama’s words are divested of branches, leaves, bark, & sapwood and stand as pure heartwood.
“Magnificent, Master Gotama! Magnificent! Just as if he were to place upright what was overturned, to reveal what was hidden, to show the way to one who was lost, or to carry a lamp into the dark so that those with eyes could see forms, in the same way has Master Gotama—through many lines of reasoning—made the Dhamma clear.
I go to Master Gotama for refuge, to the Dhamma, and to the Saṅgha of monks.
May Master Gotama remember me as a lay follower who has gone to him for refuge, from this day forward, for life.
<<Назад
Наставление об очевидном (МН60 - apaṇṇakasuttaṃ)
Оглавление Далее>>
Наставление Ангулимале (aṅgulimālasuttaṃ - МН86)

Редакция перевода от 07.02.2019 17:46