История аскета Патикапутты (pāthikasuttaṃ - ДН24)

Отображение колонок
Английский Морис О'Коннел Уолш
Русский Акхандха
<<Назад
Наставление о князе Паяси - pāyāsisuttaṃ (ДН23)
Оглавление Далее>>
Наставление о львином рыке миродержца - cakkavattisuttaṃ (ДН26)
Перевод Таблица Оригинал
Пали - Chattha Sanghayana Tipitaka Русский - Акхандха Комментарии
1. Evaṃ me sutaṃ : ekaṃ samayaṃ bhagavā mallesu viharati anupiyaṃ nāma [anuppiyaṃ nāma (syā. )] mallānaṃ nigamo. 1. Так я слышал.
Atha kho bhagavā pubbaṇhasamayaṃ nivāsetvā pattacīvaramādāya anupiyaṃ piṇḍāya pāvisi. Однажды Благословенный проживал у маллов, в их городе под названием Анупия. Ранним утром Благословенный, одевшись и взяв свою верхнюю накидку и сосуд для пищи, отправился за подаянием в Анупию.
Atha kho bhagavato etadahosi : «atippago kho tāva anupiyāyaṃ [anupiyaṃ (ka. )] piṇḍāya carituṃ. Затем он подумал: "Мне слишком рано идти в Анупию за подаянием.
Yaṃnūnāhaṃ yena bhaggavagottassa paribbājakassa ārāmo, yena bhaggavagotto paribbājako tenupasaṅkameyya»nti. Не навестить ли мне отшельника Бхаггаваготту в его уединенном жилище?"
2. Atha kho bhagavā yena bhaggavagottassa paribbājakassa ārāmo, yena bhaggavagotto paribbājako tenupasaṅkami. 2. И вот Благословенный пришёл в жилище и подошёл к отшельнику Бхаггаваготте.
Atha kho bhaggavagotto paribbājako bhagavantaṃ etadavoca : «etu kho, bhante, bhagavā. И отшельник Бхаггаваготта сказал: "Проходите, о Благословенный,
Svāgataṃ, bhante, bhagavato. добро пожаловать, о Благословенный!
Cirassaṃ kho, bhante, bhagavā imaṃ pariyāyamakāsi yadidaṃ idhāgamanāya. Наконец-то Благословенный изменил свой путь, чтобы зайти сюда.
Nisīdatu, bhante, bhagavā, idamāsanaṃ paññatta»nti. Садитесь, о Благословенный, сидение приготовлено".
Nisīdi bhagavā paññatte āsane. Благословенный сел на приготовленное сидение,
Bhaggavagottopi kho paribbājako aññataraṃ nīcaṃ āsanaṃ gahetvā ekamantaṃ nisīdi. и Бхаггава взял низкое сидение и сел рядом с ним.
Ekamantaṃ nisinno kho bhaggavagotto paribbājako bhagavantaṃ etadavoca : «purimāni, bhante, divasāni purimatarāni sunakkhatto licchaviputto yenāhaṃ tenupasaṅkami upasaṅkamitvā maṃ etadavoca : «paccakkhāto dāni mayā, bhaggava, bhagavā. Затем он сказал: "Почтенный, несколько дней назад Сунаккхатта из рода Личчхави пришел ко мне и сказал: "Бхаггава, я покинул Благословенного.
Na dānāhaṃ bhagavantaṃ uddissa viharāmī»ti. Я больше ему не подчиняюсь".
Kaccetaṃ, bhante, tatheva, yathā sunakkhatto licchaviputto avacā»ti? Это правда, почтенный?
«Tatheva kho etaṃ, bhaggava, yathā sunakkhatto licchaviputto avaca». "Это правда, Бхаггава".
3. Purimāni, bhaggava, divasāni purimatarāni sunakkhatto licchaviputto yenāhaṃ tenupasaṅkami upasaṅkamitvā maṃ abhivādetvā ekamantaṃ nisīdi. 3. "Несколько дней назад Сунаккхатта пришел ко мне, поприветствовал меня, сел рядом
Ekamantaṃ nisinno kho, bhaggava, sunakkhatto licchaviputto maṃ etadavoca : «paccakkhāmi dānāhaṃ, bhante, bhagavantaṃ. и сказал: "Почтенный, я покидаю Благословенного,
Na dānāhaṃ, bhante, bhagavantaṃ uddissa viharissāmī»ti. я больше не подчиняюсь Благословенному".
«Evaṃ vutte, ahaṃ, bhaggava, sunakkhattaṃ licchaviputtaṃ etadavocaṃ : «api nu tāhaṃ, sunakkhatta, evaṃ avacaṃ, ehi tvaṃ, sunakkhatta, mamaṃ uddissa viharāhī»ti? Я сказал ему: "Сунаккхатта, разве я когда-либо говорил тебе: "Сунаккхатта, приходи и подчиняйся мне"?
«No hetaṃ, bhante». "Нет, почтенный".
«Tvaṃ vā pana maṃ evaṃ avaca : ahaṃ, bhante, bhagavantaṃ uddissa viharissāmī»ti? "А может быть, ты сам когда-то сказал мне: "Почтенный, я буду подчиняться вам"?
«No hetaṃ, bhante». "Нет, почтенный".
«Iti kira, sunakkhatta, nevāhaṃ taṃ vadāmi : ehi tvaṃ, sunakkhatta, mamaṃ uddissa viharāhīti. "Значит, Сунаккхатта, я не говорил тебе: "Сунаккхатта, приходи и подчиняйся мне"
Napi kira maṃ tvaṃ vadesi : ahaṃ, bhante, bhagavantaṃ uddissa viharissāmīti. и ты не говорил мне: "Почтенный, я буду подчиняться вам".
Evaṃ sante, moghapurisa, ko santo kaṃ paccācikkhasi? Раз так, о глупец, кто ты есть и от чего ты отрекаешься?
Passa, moghapurisa, yāvañca [yāva ca (ka. )] te idaṃ aparaddha»nti. Посмотри, глупец, как ты виноват".
4. «Na hi pana me, bhante, bhagavā uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ karotī»ti. 4. "Почтенный, вы не совершили ни одного чуда".
«Api nu tāhaṃ, sunakkhatta, evaṃ avacaṃ : ehi tvaṃ, sunakkhatta, mamaṃ uddissa viharāhi, ahaṃ te uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ karissāmī»ti? "Разве я когда-то говорил тебе: "Подчиняйся мне, Сунаккхатта, и я буду творить чудеса для тебя"?"
«No hetaṃ, bhante». "Нет, почтенный".
«Tvaṃ vā pana maṃ evaṃ avaca : ahaṃ, bhante, bhagavantaṃ uddissa viharissāmi, bhagavā me uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ karissatī»ti? "Или, может быть, ты когда-то сказал мне: "почтенный, я буду подчиняться вам, а вы будете творить для меня чудеса"? откуда в английском тут взялось if?
Все комментарии (1)
«No hetaṃ, bhante». "Нет, почтенный".
«Iti kira, sunakkhatta, nevāhaṃ taṃ vadāmi : ehi tvaṃ, sunakkhatta, mamaṃ uddissa viharāhi, ahaṃ te uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ karissāmī»ti napi kira maṃ tvaṃ vadesi : ahaṃ, bhante, bhagavantaṃ uddissa viharissāmi, bhagavā me uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ karissatī»ti. "Значит, получается, Сунаккхатта, что я не говорил: "Сунаккхатта, приходи и подчиняйся мне, я буду творить для тебя чудеса" и ты не говорил мне "Почтенный, я буду подчиняться вам, а вы будете творить для меня чудеса".
Evaṃ sante, moghapurisa , ko santo kaṃ paccācikkhasi? Раз так, о глупец, кто ты есть и от чего ты отрекаешься?
Taṃ kiṃ maññasi, sunakkhatta, kate vā uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriye akate vā uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriye yassatthāya mayā dhammo desito so niyyāti takkarassa sammā dukkhakkhayāyā»ti? Как ты думаешь, Сунаккхатта, будут ли или нет совершаться чудеса – является ли целью моего обучения Дхамме, привести того, кто практикует её, к полному прекращению страдания?"
«Kate vā, bhante, uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriye akate vā uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriye yassatthāya bhagavatā dhammo desito so niyyāti takkarassa sammā dukkhakkhayāyā»ti. "Почтенный, будут ли или нет совершаться чудеса, целью обучения Дхамме почтенным является привести того, кто практикует её, к полному прекращению страдания".
«Iti kira, sunakkhatta, kate vā uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriye, akate vā uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriye, yassatthāya mayā dhammo desito, so niyyāti takkarassa sammā dukkhakkhayāya. "Итак, Сунаккхатта, будут ли чудеса совершаться или нет, целью моего обучения Дхамме является привести практикующих её к полному прекращению страдания.
Tatra, sunakkhatta, kiṃ uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ kataṃ karissati? Зачем тогда нужны чудеса?
Passa, moghapurisa, yāvañca te idaṃ aparaddha»nti. Посмотри, глупец, как ты виноват".
5. «Na hi pana me, bhante, bhagavā aggaññaṃ paññapetī»ti [paññāpetīti (pī. )]? 5. "Почтенный, Вы не раскрыли откуда все вещи берут свое начало".
«Api nu tāhaṃ, sunakkhatta, evaṃ avacaṃ : ehi tvaṃ, sunakkhatta, mamaṃ uddissa viharāhi, ahaṃ te aggaññaṃ paññapessāmī»ti? "Разве я когда-то говорил тебе: "Подчинись мне, Сунаккхатта, и я раскрою тебе, откуда все вещи берут свое начало?"
«No hetaṃ, bhante». "Нет, почтенный"
«Tvaṃ vā pana maṃ evaṃ avaca : ahaṃ, bhante, bhagavantaṃ uddissa viharissāmi, bhagavā me aggaññaṃ paññapessatī»ti? "Разве ты когда-то сказал мне: "почтенный, я буду подчиняться вам, а вы раскроете откуда все вещи берут своё начало"?
«No hetaṃ, bhante». "Нет, почтенный"
«Iti kira, sunakkhatta, nevāhaṃ taṃ vadāmi : ehi tvaṃ, sunakkhatta, mamaṃ uddissa viharāhi, ahaṃ te aggaññaṃ paññapessāmīti. "Выходит, Сунаккхата, я не говорил тебе: "Подчиняйся мне, Сунаккхатта, и я раскрою откуда все вещи берут своё начало.
Napi kira maṃ tvaṃ vadesi : ahaṃ, bhante, bhagavantaṃ uddissa viharissāmi, bhagavā me aggaññaṃ paññapessatī»ti. И ты не говорил мне "почтенный, я буду подчиняться Вам, если Вы раскроете откуда все вещи берут своё начало".
Evaṃ sante, moghapurisa, ko santo kaṃ paccācikkhasi? Раз так, о глупец, кто ты есть и от чего ты отрекаешься?
Taṃ kiṃ maññasi, sunakkhatta, paññatte vā aggaññe, apaññatte vā aggaññe, yassatthāya mayā dhammo desito, so niyyāti takkarassa sammā dukkhakkhayāyā»ti? Как ты думаешь, Сунаккхата, раскрыто ли начало всех вещей, не раскрыто ли начало всех вещей, является ли целью моего обучения Дхамме, привести того, кто практикует её, к полному прекращению страдания?
«Paññatte vā, bhante, aggaññe, apaññatte vā aggaññe, yassatthāya bhagavatā dhammo desito, so niyyāti takkarassa sammā dukkhakkhayāyā»ti. "Почтенный, раскрыто ли начало всех вещей, не раскрыто ли начало всех вещей, целью обучения Дхамме почтенным является привести того, кто практикует её, к полному прекращению страдания".
«Iti kira, sunakkhatta, paññatte vā aggaññe, apaññatte vā aggaññe, yassatthāya mayā dhammo desito, so niyyāti takkarassa sammā dukkhakkhayāya. "Раз так, Сунаккхата, раскрыто ли начало всех вещей, не раскрыто ли начало всех вещей, целью моего обучения Дхамме является привести того, кто практикует её, к полному прекращению страдания.
Tatra, sunakkhatta, kiṃ aggaññaṃ paññattaṃ karissati? Раз так, Сунаккхата, зачем тогда нужно раскрывать начало всех вещей?
Passa, moghapurisa, yāvañca te idaṃ aparaddhaṃ». Поскольку это так, то от чего ты отрекаешься, глупец?
6. «Anekapariyāyena kho te, sunakkhatta, mama vaṇṇo bhāsito vajjigāme : itipi so bhagavā arahaṃ sammāsambuddho vijjācaraṇasampanno sugato lokavidū anuttaro purisadammasārathi satthā devamanussānaṃ buddho bhagavāti. 6. "Сунаккхатта, ты произносил перед Ваджиянами множество похвал в мой адрес, говоря: "Благословенный действительно является таким: он достойный, постигший в совершенстве, обладающий знанием и [благим] поведением, достигший блага, знаток мира, несравненный проводник мужчин [,подходящих] для обуздания, учитель богов и людей, Будда, благословенный".
Iti kho te, sunakkhatta, anekapariyāyena mama vaṇṇo bhāsito vajjigāme. Так ты восхвалял меня среди Ваджиян.
«Anekapariyāyena kho te, sunakkhatta, dhammassa vaṇṇo bhāsito vajjigāme : svākkhāto bhagavatā dhammo sandiṭṭhiko akāliko ehipassiko opaneyyiko paccattaṃ veditabbo viññūhīti. Ты различными способами восхвалял Дхамму, говоря: "Хорошо разъяснена Благословенным Дхамма, видимая непосредственно, не требующая времени, приглашающая прийти и увидеть, ведущая к цели, может быть самостоятельно испытана мудрыми. ".
Iti kho te, sunakkhatta, anekapariyāyena dhammassa vaṇṇo bhāsito vajjigāme. Так ты восхвалял Дхамму среди Ваджиян.
«Anekapariyāyena kho te, sunakkhatta, saṅghassa vaṇṇo bhāsito vajjigāme : suppaṭipanno bhagavato sāvakasaṅgho, ujuppaṭipanno bhagavato sāvakasaṅgho, ñāyappaṭipanno bhagavato sāvakasaṅgho, sāmīcippaṭipanno bhagavato sāvakasaṅgho, yadidaṃ cattāri purisayugāni aṭṭha purisapuggalā, esa bhagavato sāvakasaṅgho, āhuneyyo pāhuneyyo dakkhiṇeyyo añjalikaraṇīyo anuttaraṃ puññakkhettaṃ lokassāti. Ты произносил множество похвал в адрес общины монахов, говоря: "Сообщество (Сангха) учеников Благословенного вступило на хороший путь, сообщество учеников Благословенного вступило на прямой путь, сообщество учеников Благословенного вступило на верный путь, сообщество учеников Благословенного вступило на должный путь, а именно четыре пары, восемь типов личностей. Это сообщество учеников Благословенного заслуживает даров, заслуживает гостеприимства, заслуживает подношений, заслуживает почтительного приветствия, несравненное поле заслуг для мира.".
Iti kho te, sunakkhatta, anekapariyāyena saṅghassa vaṇṇo bhāsito vajjigāme. Так ты восхвалял сообщество среди Ваджиян.
«Ārocayāmi kho te, sunakkhatta, paṭivedayāmi kho te, sunakkhatta. И я говорю тебе, Сунакхатта, я заявляю тебе, Сунаккхатта,
Bhavissanti kho te, sunakkhatta, vattāro, no visahi sunakkhatto licchaviputto samaṇe gotame brahmacariyaṃ carituṃ, so avisahanto sikkhaṃ paccakkhāya hīnāyāvattoti. что будут те, кто скажут: "Сунаккхатта из рода Личчхави оказался неспособен вести целомудренную жизнь под [руководством] отшельника Готамы, и, будучи неспособным к этому, он покинул обучение и вернулся к низшей жизни".
Iti kho te, sunakkhatta, bhavissanti vattāro»ti. Вот что они скажут, Сунаккхатта.
Evaṃ pi kho, bhaggava, sunakkhatto licchaviputto mayā vuccamāno apakkameva imasmā dhammavinayā, yathā taṃ āpāyiko nerayiko. И услышав это, о Бхаггава, Сунаккхатта покинул Дхамму и дисциплину, подобно человеку, приговорённому к аду.
7. «Ekamidāhaṃ, bhaggava, samayaṃ thūlūsu [bumūsu (sī. pī. )] viharāmi uttarakā nāma thūlūnaṃ nigamo. 7. Однажды, Бхаггава, я находился в местности народа Тхулу, в одном из их городов, называемом Уттарака.
Atha khvāhaṃ, bhaggava, pubbaṇhasamayaṃ nivāsetvā pattacīvaramādāya sunakkhattena licchaviputtena pacchāsamaṇena uttarakaṃ piṇḍāya pāvisiṃ. Рано утром я пришел в Уттараку, с сосудом для сбора подаяния и верхней накидкой в руке в сопровождении Сунаккхатты.
Tena kho pana samayena acelo korakkhattiyo kukkuravatiko catukkuṇḍiko [catukuṇḍiko (sī. pī. ) catukoṇḍiko (syā. ka. )] chamānikiṇṇaṃ bhakkhasaṃ mukheneva khādati, mukheneva bhuñjati. И в это время нагой отшельник Кораккхаттия, "человек-пёс", ходил на четвереньках, валялся на земле, жевал и ел пищу только ртом. chamānikiṇṇaṃ мне не очень понятно что это (комм: Chamānikiṇṇanti bhūmiyaṃ nikiṇṇaṃ pakkhittaṃ ṭhapitaṃ.)
Все комментарии (1)
Addasā kho, bhaggava, sunakkhatto licchaviputto acelaṃ korakkhattiyaṃ kukkuravatikaṃ catukkuṇḍikaṃ chamānikiṇṇaṃ bhakkhasaṃ mukheneva khādantaṃ mukheneva bhuñjantaṃ. Сунакххатта, увидев нагого отшельника Кораккхаттию, "человека-пса", ходящего по земле на четвереньках, валявшегося на земле, жевавшего и евшего пищу только ртом,
Disvānassa etadahosi : «sādhurūpo vata, bho, ayaṃ [arahaṃ (sī. syā. pī. )] samaṇo catukkuṇḍiko chamānikiṇṇaṃ bhakkhasaṃ mukheneva khādati, mukheneva bhuñjatī»ti. подумал: "Вот этот отшельник - настоящий Арахант, что ходит на четвереньках, валяется на земле, жуёт и ест пищу только ртом."
«Atha khvāhaṃ, bhaggava, sunakkhattassa licchaviputtassa cetasā cetoparivitakkamaññāya sunakkhattaṃ licchaviputtaṃ etadavocaṃ : «tvampi nāma, moghapurisa, samaṇo sakyaputtiyo [moghapurisa sakyaputtiyo (sī. syā. pī. )] paṭijānissasī»ti! И я, познав его мысль в моем собственном сознании, сказал ему: "Глупец, и ты ещё заявляешь, что ты последователь Сакья?"
«kiṃ pana maṃ, bhante, bhagavā evamāha : «tvampi nāma, moghapurisa, samaṇo sakyaputtiyo [moghapurisa sakyaputtiyo (sī. syā. pī. )] paṭijānissasī»ti? "Почтенный, почему же вы мне сказали: "Глупец, и ты ещё заявляешь, что ты последователь Сакья?""
«Nanu te, sunakkhatta, imaṃ acelaṃ korakkhattiyaṃ kukkuravatikaṃ catukkuṇḍikaṃ chamānikiṇṇaṃ bhakkhasaṃ mukheneva khādantaṃ mukheneva bhuñjantaṃ disvāna etadahosi : sādhurūpo vata, bho, ayaṃ samaṇo catukkuṇḍiko chamānikiṇṇaṃ bhakkhasaṃ mukheneva khādati, mukheneva bhuñjatī»ti? "Сунаккхатта, разве ты не подумал, увидев нагого отшельника Кораккхаттию, "человека-пса", ходящего по земле на четвереньках, валявшегося на земле, жевавшего и евшего пищу только ртом: "Вот этот отшельник - настоящий Арахант, что ходит на четвереньках, лежит на земле, жуёт и ест пищу только ртом."?
«Evaṃ, bhante. "Подумал, о почтенный.
Kiṃ pana, bhante, bhagavā arahattassa maccharāyatī»ti? Почтенный завидует Арахантству других?"
«Na kho ahaṃ, moghapurisa, arahattassa maccharāyāmi. "Я не завидую их Арахантству, глупец!
Api ca, tuyhevetaṃ pāpakaṃ diṭṭhigataṃ uppannaṃ, taṃ pajaha. Это лишь в тебе возникло подобное порочное представление. Отбрось его,
Mā te ahosi dīgharattaṃ ahitāya dukkhāya. чтобы не привело оно тебя к страданиям и не принесло вред на долгое время!
Yaṃ kho panetaṃ, sunakkhatta, maññasi acelaṃ korakkhattiyaṃ : sādhurūpo ayaṃ samaṇoti [maññasi «acelo korakhattiyo sādhurūpo arahaṃ samaṇoti» (syā. )]. Этот нагой отшельник Кораккхатия, которого ты считаешь настоящим Арахантом,
So sattamaṃ divasaṃ alasakena kālaṅkarissati. умрёт через семь дней от несварения,
Kālaṅkato [kālakato (sī. syā. pī. )] ca kālakañcikā [kālakañjā (sī. pī. ), kālakañjikā (syā. )] nāma asurā sabbanihīno asurakāyo, tatra upapajjissati. и после смерти он переродится среди асуров Калаканджи, которые являются самым низшим уровнем асуров.
Kālaṅkatañca naṃ bīraṇatthambake susāne chaḍḍessanti. И когда он умрет, его бросят на кучу травы бирана на кладбище.
Ākaṅkhamāno ca tvaṃ, sunakkhatta, acelaṃ korakkhattiyaṃ upasaṅkamitvā puccheyyāsi : jānāsi, āvuso korakkhattiya [acela korakhattiya (ka. )], attano gatinti? Если захочешь, Сунаккхатта, ты сможешь подойти к нему и спросить, знает ли он свою судьбу.
Ṭhānaṃ kho panetaṃ, sunakkhatta, vijjati yaṃ te acelo korakkhattiyo byākarissati : jānāmi, āvuso sunakkhatta, attano gatiṃ kālakañcikā nāma asurā sabbanihīno asurakāyo, tatrāmhi upapannoti. И, возможно, он ответит тебе: "Друг мой Сунаккхатта, я знаю мою судьбу. Я переродился среди асуров Калаканджи, низшего уровня асуров".
«Atha kho, bhaggava, sunakkhatto licchaviputto yena acelo korakkhattiyo tenupasaṅkami upasaṅkamitvā acelaṃ korakkhattiyaṃ etadavoca : «byākato khosi, āvuso korakkhattiya, samaṇena gotamena : acelo korakkhattiyo sattamaṃ divasaṃ alasakena kālaṅkarissati. "Затем, Бхаггава, Сунаккхатта подошел к Кораккхаттии и сказал ему: "предсказал о тебе аскет Готама: нагой аскет Кораккхатия умрёт через семь дней от несварения,
Kālaṅkato ca kālakañcikā nāma asurā sabbanihīno asurakāyo , tatra upapajjissati. и после смерти он переродится среди асуров Калаканджи, которые являются самым низшим уровнем асуров.
Kālaṅkatañca naṃ bīraṇatthambake susāne chaḍḍessantī»ti. И когда он умрет, его бросят на кучу травы бирана на кладбище.",
Yena tvaṃ, āvuso korakkhattiya, mattaṃ mattañca bhattaṃ bhuñjeyyāsi, mattaṃ mattañca pānīyaṃ piveyyāsi. добавив: "Впрочем, друг Коракхаттия, очень внимательно относись к тому, что ты ешь и пьешь,
Yathā samaṇassa gotamassa micchā assa vacana»nti. так чтобы слова отшельника Готамы оказались ложными!"
8. «Atha kho, bhaggava, sunakkhatto licchaviputto ekadvīhikāya sattarattindivāni gaṇesi, yathā taṃ tathāgatassa asaddahamāno. 8. Затем, Бхаггава, Сунаккхатта был так уверен, что слова Татхагаты окажутся ложными, что он стал отсчитывать каждый из семи дней.
Atha kho, bhaggava, acelo korakkhattiyo sattamaṃ divasaṃ alasakena kālamakāsi. Но на седьмой день Кораккхатия умер от несварения,
Kālaṅkato ca kālakañcikā nāma asurā sabbanihīno asurakāyo, tatra upapajji. и когда он умер, он переродился среди асуров Калаканджи
Kālaṅkatañca naṃ bīraṇatthambake susāne chaḍḍesuṃ. и его тело бросили на кучу травы бирана на кладбище.
9. «Assosi kho, bhaggava, sunakkhatto licchaviputto : «acelo kira korakkhattiyo alasakena kālaṅkato bīraṇatthambake susāne chaḍḍito»ti. 9. Сунаккхата услышал, что Кораккхатия умер от несварения, и его тело бросили на кучу травы бирана на кладбище.
Atha kho, bhaggava, sunakkhatto licchaviputto yena bīraṇatthambakaṃ susānaṃ, yena acelo korakkhattiyo tenupasaṅkami upasaṅkamitvā acelaṃ korakkhattiyaṃ tikkhattuṃ pāṇinā ākoṭesi : «jānāsi, āvuso korakkhattiya, attano gati»nti? Он отправился к куче травы бирана на кладбище, где лежал Кораккхатия, трижды ударил по телу рукой и сказал: "Друг Кораккхатия, ты знаешь свою судьбу?".
Atha kho, bhaggava, acelo korakkhattiyo pāṇinā piṭṭhiṃ paripuñchanto vuṭṭhāsi. И Корраккхатия сел и, потерев спину рукой, сказал:
«Jānāmi, āvuso sunakkhatta, attano gatiṃ. "Друг Сунаккхатта, я знаю мою судьбу.
Kālakañcikā nāma asurā sabbanihīno asurakāyo, tatrāmhi upapanno»ti vatvā tattheva uttāno papati [paripati (syā. ka. )]. Я переродился среди асуров Калаканджи, самого низшего уровня асуров". И промолвив это, он снова упал.
10. «Atha kho, bhaggava, sunakkhatto licchaviputto yenāhaṃ tenupasaṅkami upasaṅkamitvā maṃ abhivādetvā ekamantaṃ nisīdi. 10. Тогда Сунаккхатта пришел ко мне, поприветствовал меня и сел рядом.
Ekamantaṃ nisinnaṃ kho ahaṃ, bhaggava , sunakkhattaṃ licchaviputtaṃ etadavocaṃ : «taṃ kiṃ maññasi, sunakkhatta, yatheva te ahaṃ acelaṃ korakkhattiyaṃ ārabbha byākāsiṃ, tatheva taṃ vipākaṃ, aññathā vā»ti? И я сказал ему: "Ну что, Сунаккхатта, что ты думаешь? То, что я предсказал о "человеке-псе" Кораккхатии оказалось правдой или нет?"
«Yatheva me, bhante, bhagavā acelaṃ korakkhattiyaṃ ārabbha byākāsi, tatheva taṃ vipākaṃ, no aññathā»ti. "Всё произошло именно так, как Вы предсказали, и не иначе".
«Taṃ kiṃ maññasi, sunakkhatta, yadi evaṃ sante kataṃ vā hoti uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ, akataṃ vāti? "Как думаешь, Сунаккхатта, произошло чудо или нет?"
«Addhā kho, bhante, evaṃ sante kataṃ hoti uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ, no akata»nti. "Несомненно, о почтенный, чудо произошло и никак иначе".
«Evampi kho maṃ tvaṃ, moghapurisa, uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ karontaṃ evaṃ vadesi : na hi pana me, bhante, bhagavā uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ karotīti. "И после этого ты, о глупец, всё еще говоришь мне после совершенного чуда "Почтенный, Вы не совершили ни одного чуда"?
Passa, moghapurisa, yāvañca te idaṃ aparaddha»nti. Посмотри, глупец, как ты виноват."
«Evampi kho, bhaggava, sunakkhatto licchaviputto mayā vuccamāno apakkameva imasmā dhammavinayā, yathā taṃ āpāyiko nerayiko. И, услышав эти мои слова, Сунаккхатта оставил Дхамму и дисциплину подобно человеку, приговорённому к аду.
11. «Ekamidāhaṃ, bhaggava, samayaṃ vesāliyaṃ viharāmi mahāvane kūṭāgārasālāyaṃ. 11. Однажды, Бхаггава, я остановился в Весали, в огромном лесу, в зале с остроконечной крышей.
Tena kho pana samayena acelo kaḷāramaṭṭako vesāliyaṃ paṭivasati lābhaggappatto ceva yasaggappatto ca vajjigāme. И в то время в Весали жил нагой аскет по имени Каларамуттхака, который был очень известен в столице народа Ваджи и имел огромные доходы.
Tassa sattavatapadāni [sattavattapadāni (syā. pī. )] samattāni samādinnāni honti : «yāvajīvaṃ acelako assaṃ, na vatthaṃ paridaheyyaṃ, yāvajīvaṃ brahmacārī assaṃ, na methunaṃ dhammaṃ paṭiseveyyaṃ, yāvajīvaṃ surāmaṃseneva yāpeyyaṃ, na odanakummāsaṃ bhuñjeyyaṃ. Он принял семь правил практики: "Всю мою жизнь я буду нагим аскетом и не буду надевать никакой одежды; всю мою жизнь я буду хранить целомудрие и воздерживаться от сексуальных отношений; всю мою жизнь я буду пить крепкие напитки и мясо и буду воздерживаться от вареного риса и кислого молока;
Puratthimena vesāliṃ udenaṃ nāma cetiyaṃ, taṃ nātikkameyyaṃ, dakkhiṇena vesāliṃ gotamakaṃ nāma cetiyaṃ, taṃ nātikkameyyaṃ, pacchimena vesāliṃ sattambaṃ nāma cetiyaṃ, taṃ [P] nātikkameyyaṃ, uttarena vesāliṃ bahuputtaṃ nāma [bahuputtakaṃ nāma (syā. )] cetiyaṃ taṃ nātikkameyya»nti. всю мою жизнь я никогда не выйду за пределы [территории, ограниченной] надгробием Удена на востоке Весали, надгробием Готамака на юге, надгробием Саттамба на западе, и надгробием Бахупутта на севере".
So imesaṃ sattannaṃ vatapadānaṃ samādānahetu lābhaggappatto ceva yasaggappatto ca vajjigāme. И, приняв эти семь правил, он приобрел огромную известность и высокие доходы в столице народа Ваджи.
12. «Atha kho, bhaggava, sunakkhatto licchaviputto yena acelo kaḷāramaṭṭako tenupasaṅkami upasaṅkamitvā acelaṃ kaḷāramaṭṭakaṃ pañhaṃ apucchi. 12. Сунаккхатта пришел к Каларамуттхаке и задал ему вопрос.
Tassa acelo kaḷāramaṭṭako pañhaṃ puṭṭho na sampāyāsi. Каларамуттхака не смог ответить этот вопрос.
Asampāyanto kopañca dosañca appaccayañca pātvākāsi. Будучи неспособен ответить на вопрос он рассердился, впал в бешенство и стал раздражительным.
Atha kho, bhaggava, sunakkhattassa licchaviputtassa etadahosi : «sādhurūpaṃ vata bho arahantaṃ samaṇaṃ āsādimhase [asādiyimhase (syā. )]. А Сунаккхатта подумал: "Я, должно быть, стал причиной совершения этим отшельником-Арахантом отшельнического нарушения.
Mā vata no ahosi dīgharattaṃ ahitāya dukkhāyā»ti. Я не хочу, чтобы что-то принесло мне вред и страдание на долгое время!"
13. «Atha kho, bhaggava, sunakkhatto licchaviputto yenāhaṃ tenupasaṅkami upasaṅkamitvā maṃ abhivādetvā ekamantaṃ nisīdi. 13. Тогда Сунаккхатта пришел ко мне, поприветствовал меня и сел в стороне.
Ekamantaṃ nisinnaṃ kho ahaṃ, bhaggava, sunakkhattaṃ licchaviputtaṃ etadavocaṃ : «tvampi nāma, moghapurisa, samaṇo sakyaputtiyo paṭijānissasī»ti! Я сказал ему: "И ты, глупец, считаешь себя отшельником и последователем Сакья?"
«kiṃ pana maṃ, bhante, bhagavā evamāha : tvampi nāma, moghapurisa, samaṇo sakyaputtiyo paṭijānissasī»ti? "Почтенный, почему вы сказали мне: "И ты, глупец, считаешь себя отшельником и последователем Сакья"?
«Nanu tvaṃ, sunakkhatta, acelaṃ kaḷāramaṭṭakaṃ upasaṅkamitvā pañhaṃ apucchi. "Сунаккхатта, не ты ли ходил к Каларамуттхаке и придя задал ему вопрос.
Tassa te acelo kaḷāramaṭṭako pañhaṃ puṭṭho na sampāyāsi. И на вопрос тот Каларамуттхака не смог тебе ответить.
Asampāyanto kopañca dosañca appaccayañca pātvākāsi. Будучи неспособен ответить на вопрос он рассердился, впал в бешенство и стал раздражительным.
Tassa te etadahosi : «sādhurūpaṃ vata, bho, arahantaṃ samaṇaṃ āsādimhase. Не ты ли подумал: "Я, должно быть, оскорбил этого истинного отшельника Араханта.
Mā vata no ahosi dīgharattaṃ ahitāya dukkhāyā»ti. Я не хочу, чтобы со мной случилось несчастье и мне был причинен вред!"?
«Evaṃ, bhante. "Да, почтенный.
Kiṃ pana, bhante, bhagavā arahattassa maccharāyatī»ti? Почтенный завидует Арахантству других?"
«Na kho ahaṃ, moghapurisa, arahattassa maccharāyāmi, api ca tuyhevetaṃ pāpakaṃ diṭṭhigataṃ uppannaṃ, taṃ pajaha. "Я не завидую Арахантству других, глупец. Это лишь в тебе возникло такое порочное представление. Отбрось его,
Mā te ahosi dīgharattaṃ ahitāya dukkhāya. чтобы не привело оно тебя к страданиям и не принесло вред на долгое время!
Yaṃ kho panetaṃ, sunakkhatta, maññasi acelaṃ kaḷāramaṭṭakaṃ : sādhurūpo ayaṃ [arahaṃ (syā. )] samaṇoti, so nacirasseva parihito sānucāriko vicaranto odanakummāsaṃ bhuñjamāno sabbāneva vesāliyāni cetiyāni samatikkamitvā yasā nihīno [yasānikiṇṇo (ka. )] kālaṃ karissatī»ti. Этот нагой аскет Каларамуттака, которого ты считаешь истинным Арахантом, будет вскоре жить одетым и женатым, питаясь вареным рисом и кислым молоком. Он выйдет за пределы всех надгробий Весали и умрет, полностью потеряв свою репутацию.
««Atha kho, bhaggava, acelo kaḷāramaṭṭako nacirasseva parihito sānucāriko vicaranto odanakummāsaṃ bhuñjamāno sabbāneva vesāliyāni cetiyāni samatikkamitvā yasā nihīno kālamakāsi. И вот, Бхаггава, нагой аскет Каларамуттака начал жить одетым и женатым, питаясь вареным рисом и кислым молоком, вышел за пределы всех надгробий Весали и умер, полностью потеряв свою репутацию."
14. «Assosi kho, bhaggava, sunakkhatto licchaviputto : «acelo kira kaḷāramaṭṭako parihito sānucāriko vicaranto odanakummāsaṃ bhuñjamāno sabbāneva vesāliyāni cetiyāni samatikkamitvā yasā nihīno kālaṅkato»ti. 14. "Затем, о Бхаггава, Сунаккхатта узнал, что нагой аскет Каларамуттака начал жить одетым и женатым, питаясь вареным рисом и кислым молоком, вышел за пределы всех надгробий Весали и умер, полностью потеряв свою репутацию.
Atha kho, bhaggava, sunakkhatto licchaviputto yenāhaṃ tenupasaṅkami upasaṅkamitvā maṃ abhivādetvā ekamantaṃ nisīdi. И вот, о Бхаггава, Сунаккхатта пришёл ко мне, придя и поклонившись он сел в стороне.
Ekamantaṃ nisinnaṃ kho ahaṃ, bhaggava, sunakkhattaṃ licchaviputtaṃ etadavocaṃ : «taṃ kiṃ maññasi, sunakkhatta, yatheva te ahaṃ acelaṃ kaḷāramaṭṭakaṃ ārabbha byākāsiṃ, tatheva taṃ vipākaṃ, aññathā vā»ti? И я сказал: "И что ты думаешь об этом, Сунаккхатта? Произошло ли с Каларамуттакой то, что я предсказал тебе о нём, или нет?"
«Yatheva me, bhante, bhagavā acelaṃ kaḷāramaṭṭakaṃ ārabbha byākāsi, tatheva taṃ vipākaṃ, no aññathā»ti. "Почтенный, с аскетом Каларамуттакой произошло именно то, что вы предсказали, а не иначе."
«Taṃ kiṃ maññasi, sunakkhatta, yadi evaṃ sante kataṃ vā hoti uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ akataṃ vā»ti? "Как ты думаешь, Сунаккхата, раз всё так случилось, произошло ли чудо или нет?"
«Addhā kho, bhante, evaṃ sante kataṃ hoti uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ, no akata»nti. "Почтенный, действительно, раз всё так случилось, чудо произошло и никак иначе."
«Evampi kho maṃ tvaṃ, moghapurisa, uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ karontaṃ evaṃ vadesi : na hi pana me, bhante, bhagavā uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ karotī»ti. "И после этого ты, о глупец, всё еще говоришь мне после совершенного чуда: "Почтенный, Вы не совершили ни одного чуда".
Passa, moghapurisa, yāvañca te idaṃ aparaddha»nti. Посмотри, глупец, как ты виноват."
«Evampi kho, bhaggava, sunakkhatto licchaviputto mayā vuccamāno apakkameva imasmā dhammavinayā, yathā taṃ āpāyiko nerayiko. И при этих словах, Сунаккхатта оставил Дхамму и обучение, подобно человеку, приговорённому к аду.
15. «Ekamidāhaṃ, bhaggava, samayaṃ tattheva vesāliyaṃ viharāmi mahāvane kūṭāgārasālāyaṃ. 15. "Однажды, Бхаггава, я жил в Весали в большом лесу в зале с остроконечной крышей.
Tena kho pana samayena acelo pāthikaputto [pāṭikaputto (sī. syā. pī. )] vesāliyaṃ paṭivasati lābhaggappatto ceva yasaggappatto ca vajjigāme. И в то время в Весали жил нагой аскет по имени Патикапутта, который был очень известен в столице народа Ваджи и имел огромные доходы.
So vesāliyaṃ parisati evaṃ vācaṃ bhāsati : «samaṇopi gotamo ñāṇavādo, ahampi ñāṇavādo. И на собрании в Весали он сделал следующее заявление: "Отшельник Готама претендует на то, что он мудрый человек, и я тоже претендую на это.
Ñāṇavādo kho pana ñāṇavādena arahati uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ dassetuṃ. Правильно, когда мудрый человек показывает это, совершая чудеса.
Samaṇo gotamo upaḍḍhapathaṃ āgaccheyya, ahampi upaḍḍhapathaṃ gaccheyyaṃ. Если отшельник Готама согласится встретиться со мной, то и я соглашусь.
Te tattha ubhopi uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ kareyyāma. Затем мы оба совершим чудеса.
Ekaṃ ce samaṇo gotamo uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ karissati, dvāhaṃ karissāmi. Если отшельник Готама совершит одно чудо, то я совершу два.
Dve ce samaṇo gotamo uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyāni karissati, cattārāhaṃ karissāmi. Если он совершит два, то я четыре.
Cattāri ce samaṇo gotamo uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyāni karissati, aṭṭhāhaṃ karissāmi. А если он четыре, то я восемь.
Iti yāvatakaṃ yāvatakaṃ samaṇo gotamo uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ karissati, taddiguṇaṃ taddiguṇāhaṃ karissāmī»ti. Сколько бы чудес ни совершил отшельник Готама, я совершу в два раза больше!"
16. «Atha kho, bhaggava, sunakkhatto licchaviputto yenāhaṃ tenupasaṅkami upasaṅkamitvā maṃ abhivādetvā ekamantaṃ nisīdi. 16. "И вот Сунаккхатта пришел ко мне, поприветствовал меня и сел в стороне.
Ekamantaṃ nisinno kho, bhaggava, sunakkhatto licchaviputto maṃ etadavoca : «acelo, bhante, pāthikaputto vesāliyaṃ paṭivasati lābhaggappatto ceva yasaggappatto ca vajjigāme. И сидя в стороне, о Бхаггава, Сунаккхата сказал мне: "В Весали живёт нагой аскет по имени Патикапутта, который очень известен в столице народа Ваджи и имеет огромные доходы.
So vesāliyaṃ parisati evaṃ vācaṃ bhāsati : samaṇopi gotamo ñāṇavādo, ahampi ñāṇavādo. И на собрании в Весали он сделал следующее заявление: "Отшельник Готама претендует на то, что он мудрый человек, и я тоже претендую на это.
Ñāṇavādo kho pana ñāṇavādena arahati uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ dassetuṃ. Правильно, когда мудрый человек показывает это, совершая чудеса.
Samaṇo gotamo upaḍḍhapathaṃ āgaccheyya, ahampi upaḍḍhapathaṃ gaccheyyaṃ. Если отшельник Готама согласится встретиться со мной, то и я соглашусь.
Te tattha ubhopi uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ kareyyāma. Затем мы оба совершим чудеса,
Ekaṃ ce samaṇo gotamo uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ karissati, dvāhaṃ karissāmi. Если отшельник Готама совершит одно чудо, то я совершу два.
Dve ce samaṇo gotamo uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyāni karissati, cattārāhaṃ karissāmi. Если он совершит два, то я четыре.
Cattāri ce samaṇo gotamo uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyāni karissati, aṭṭhāhaṃ karissāmi. А если он четыре, то я восемь.
Iti yāvatakaṃ yāvatakaṃ samaṇo gotamo uttari manussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ karissati, taddiguṇaṃ taddiguṇāhaṃ karissāmī»ti. Сколько бы чудес ни совершил отшельник Готама, я совершу в два раза больше!"
«Evaṃ vutte, ahaṃ, bhaggava, sunakkhattaṃ licchaviputtaṃ etadavocaṃ : «abhabbo kho, sunakkhatta, acelo pāthikaputto taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā mama sammukhībhāvaṃ āgantuṃ. Когда так было сказано я ответил: "Сунаккхатта, этот нагой аскет Патикапутта не способен встретиться со мной лицом к лицу, если только он не возьмёт свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит такое воззрение.
Sacepissa evamassa : ahaṃ taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā samaṇassa gotamassa sammukhībhāvaṃ gaccheyyanti, muddhāpi tassa vipateyyā»ti. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится со мной, его голова разлетится на куски".
17. «Rakkhatetaṃ, bhante, bhagavā vācaṃ, rakkhatetaṃ sugato vāca»nti. 17. "Почтенный, пусть Благословенный подумает над тем, что он говорит, пусть достигший блага подумает, что он говорит!"
«Kiṃ pana maṃ tvaṃ, sunakkhatta, evaṃ vadesi : rakkhatetaṃ, bhante, bhagavā vācaṃ, rakkhatetaṃ sugato vāca»nti? "Сунаккхата, почему ты говоришь мне "Почтенный, пусть Благословенный подумает над тем, что он говорит, пусть достигший блага подумает, что он говорит"".
«Bhagavatā cassa, bhante, esā vācā ekaṃsena odhāritā [ovāditā (ka. )] : abhabbo acelo pāthikaputto taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā mama sammukhībhāvaṃ āgantuṃ. "Почтенный, Благословенный мог бы сделать однозначное утверждение: этот нагой аскет Патикапутта не способен встретиться со мной лицом к лицу, если только он не возьмёт свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит такое воззрение.
Sacepissa evamassa : ahaṃ taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā samaṇassa gotamassa sammukhībhāvaṃ gaccheyyanti, muddhāpi tassa vipateyyāti. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится со мной, его голова разлетится на куски".
Acelo ca, bhante, pāthikaputto virūparūpena bhagavato sammukhībhāvaṃ āgaccheyya, tadassa bhagavato musā»ti. Но аскет Патикапутта бы мог прийти в каком-нибудь другом обличье и таким образом слова Благословенного оказались бы неправдой!"
18. «Api nu, sunakkhatta, tathāgato taṃ vācaṃ bhāseyya yā sā vācā dvayagāminī»ti? 18. "Но, Сунаккхатта, разве стал бы Татхагата делать двусмысленное заявление?"
«Kiṃ pana, bhante, bhagavatā acelo pāthikaputto cetasā ceto paricca vidito : abhabbo acelo pāthikaputto taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā mama sammukhībhāvaṃ āgantuṃ. "Неужели Благословенный лично знает, что этот нагой аскет Патикапутта не способен встретиться со ним лицом к лицу, если только он не возьмёт свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит такое воззрение.
Sacepissa evamassa : ahaṃ taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā samaṇassa gotamassa sammukhībhāvaṃ gaccheyyanti, muddhāpi tassa vipateyyā»ti? И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится с ним, его голова разлетится на куски?
«Udāhu , devatā bhagavato etamatthaṃ ārocesuṃ : abhabbo, bhante, acelo pāthikaputto taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā bhagavato sammukhībhāvaṃ āgantuṃ. Или какое-то божество сказало Благословенному: этот нагой аскет Патикапутта не способен встретиться со ним лицом к лицу, если только он не возьмёт свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит такое воззрение.
Sacepissa evamassa : ahaṃ taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā samaṇassa gotamassa sammukhībhāvaṃ gaccheyyanti, muddhāpi tassa vipateyyā»ti? И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится с ним, его голова разлетится на куски?
19. «Cetasā ceto paricca vidito ceva me, sunakkhatta , acelo pāthikaputto abhabbo acelo pāthikaputto taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā mama sammukhībhāvaṃ āgantuṃ. 19. "Сунаккхата, я лично знаю, что этот нагой аскет Патикапутта не способен встретиться со мной лицом к лицу, если только он не возьмёт свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит такое воззрение.
Sacepissa evamassa : ahaṃ taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā samaṇassa gotamassa sammukhībhāvaṃ gaccheyyanti, muddhāpi tassa vipateyyā»ti. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится со мной, его голова разлетится на куски".
«Devatāpi me etamatthaṃ ārocesuṃ : abhabbo, bhante, acelo pāthikaputto taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā bhagavato sammukhībhāvaṃ āgantuṃ. И одно божество сказало мне: этот нагой аскет Патикапутта не способен встретиться с Благословенным лицом к лицу, если только он не возьмёт свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит такое воззрение.
Sacepissa evamassa : ahaṃ taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā samaṇassa gotamassa sammukhībhāvaṃ gaccheyyanti, muddhāpi tassa vipateyyā»ti. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится с Благословенным, его голова разлетится на куски".
«Ajitopi nāma licchavīnaṃ senāpati adhunā kālaṅkato tāvatiṃsakāyaṃ upapanno. Потому что Аджита, военачальник Личчхави, недавно умер и переродился среди Тридцати Трех Богов.
Sopi maṃ upasaṅkamitvā evamārocesi : alajjī, bhante, acelo pāthikaputto musāvādī, bhante, acelo pāthikaputto. Он пришел навестить меня и сказал: "Почтенный, нагой аскет Патикапутта – бесстыдный лжец!
Mampi, bhante, acelo pāthikaputto byākāsi vajjigāme : ajito licchavīnaṃ senāpati mahānirayaṃ upapannoti. Он заявил в столице народа Ваджи: "Аджита, военачальник Личчхави, переродился в великом аду!".
Na kho panāhaṃ, bhante, mahānirayaṃ upapanno tāvatiṃsakāyamhi upapanno. Но я переродился не в великом аду, а среди Тридцати Трех Богов.
Alajjī, bhante, acelo pāthikaputto musāvādī, bhante, acelo pāthikaputto abhabbo ca, bhante, acelo pāthikaputto taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā bhagavato sammukhībhāvaṃ āgantuṃ. Почтенный, аскет Патикапутта - бесстыдный лжец, он, о почтенный, не способен встретиться с Благословенным лицом к лицу, если только он не возьмёт свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит такое воззрение.
Sacepissa evamassa : ahaṃ taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā samaṇassa gotamassa sammukhībhāvaṃ gaccheyyanti, muddhāpi tassa vipateyyā»ti. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится с Благословенным, его голова разлетится на куски".
«Iti kho, sunakkhatta, cetasā ceto paricca vidito ceva me acelo pāthikaputto abhabbo acelo pāthikaputto taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā mama sammukhībhāvaṃ āgantuṃ. Таким образом, Сунаккхатта, я лично знаю: нагой аскет Патикапутта не способен встретиться со ним лицом к лицу, если только он не возьмёт свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит такое воззрение.
Sacepissa evamassa : ahaṃ taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā samaṇassa gotamassa sammukhībhāvaṃ gaccheyyanti, muddhāpi tassa vipateyyāti. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится со мной, его голова разлетится на куски".
Devatāpi me etamatthaṃ ārocesuṃ : abhabbo, bhante , acelo pāthikaputto taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā bhagavato sammukhībhāvaṃ āgantuṃ. И одно божество сказало мне: этот нагой аскет Патикапутта не способен встретиться с Благословенным лицом к лицу, если только он не возьмёт свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит такое воззрение.
Sacepissa evamassa : ahaṃ taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā samaṇassa gotamassa sammukhībhāvaṃ gaccheyyanti, muddhāpi tassa vipateyyā»ti. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится с Благословенным, его голова разлетится на куски".
«So kho panāhaṃ, sunakkhatta, vesāliyaṃ piṇḍāya caritvā pacchābhattaṃ piṇḍapātappaṭikkanto yena acelassa pāthikaputtassa ārāmo tenupasaṅkamissāmi divāvihārāya. И сейчас, Сунаккхата, я пойду в Весали за подаянием. По возвращении, после приёма пищи, я пойду отдыхать в парк Патикапутты.
Yassadāni tvaṃ, sunakkhatta, icchasi, tassa ārocehī»ti. Ты можешь сказать ему всё, что пожелаешь."
20. «Atha khvāhaṃ [atha kho svāhaṃ (syā. )], bhaggava, pubbaṇhasamayaṃ nivāsetvā pattacīvaramādāya vesāliṃ piṇḍāya pāvisiṃ. 20. Затем, одевшись, я взял свою верхнюю накидку и сосуд для подаяния и пошёл в Весали за подаянием.
Vesāliyaṃ piṇḍāya caritvā pacchābhattaṃ piṇḍapātappaṭikkanto yena acelassa pāthikaputtassa ārāmo tenupasaṅkamiṃ divāvihārāya. Вернувшись после сбора подаяния и приняв пищу, я пошел в парк Патикапутты во время моего полуденного отдыха.
Atha kho, bhaggava, sunakkhatto licchaviputto taramānarūpo vesāliṃ pavisitvā yena abhiññātā abhiññātā licchavī tenupasaṅkami upasaṅkamitvā abhiññāte abhiññāte licchavī etadavoca : «esāvuso, bhagavā vesāliyaṃ piṇḍāya caritvā pacchābhattaṃ piṇḍapātappaṭikkanto yena acelassa pāthikaputtassa ārāmo tenupasaṅkami divāvihārāya. Тем временем, Сунаккхатта бросился в Весали и объявил всем известным Личчхави: "Друзья, Благословенный пошёл в Весали за подаянием и после принятия пищи он отправился на время своего полуденного отдыха в парк Патикапутты.
Abhikkamathāyasmanto abhikkamathāyasmanto, sādhurūpānaṃ samaṇānaṃ uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ bhavissatī»ti . Приходите друзья, приходите! Два великих аскета будут творить чудеса!"
Atha kho, bhaggava, abhiññātānaṃ abhiññātānaṃ licchavīnaṃ etadahosi : «sādhurūpānaṃ kira, bho, samaṇānaṃ uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ bhavissati handa vata, bho, gacchāmā»ti. И все известные Личчхави подумали: "Два великих аскета будут творить чудеса, давайте пойдем [посмотрим]!".
Yena ca abhiññātā abhiññātā brāhmaṇamahāsālā gahapatinecayikā nānātitthiyā [nānātitthiya (syā. )] samaṇabrāhmaṇā tenupasaṅkami. И они пошли к известным и состоятельным брахманам и домохозяевам, и к аскетам и брахманам различных школ.
Upasaṅkamitvā abhiññāte abhiññāte nānātitthiye [nānātitthiya (syā. )] samaṇabrāhmaṇe etadavoca : «esāvuso, bhagavā vesāliyaṃ piṇḍāya caritvā pacchābhattaṃ piṇḍapātappaṭikkanto yena acelassa pāthikaputtassa ārāmo tenupasaṅkami divāvihārāya. Придя к известным и состоятельным брахманам, к аскетам и брахманам различных школ, Личчхави сказали им: "Друзья, Благословенный пошёл в Весали за подаянием и после принятия пищи он отправился на время своего полуденного отдыха в парк Патикапутты.
Abhikkamathāyasmanto abhikkamathāyasmanto, sādhurūpānaṃ samaṇānaṃ uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ bhavissatī»ti. Приходите друзья, приходите! Два великих аскета будут творить чудеса!".
Atha kho, bhaggava, abhiññātānaṃ abhiññātānaṃ nānātitthiyānaṃ samaṇabrāhmaṇānaṃ etadahosi : «sādhurūpānaṃ kira, bho, samaṇānaṃ uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ bhavissati handa vata, bho, gacchāmā»ti. И тогда известные и состоятельные брахманы, аскеты и брахманы различных школ подумали: "Два великих аскета будут творить чудеса, давайте пойдем [посмотрим]!".
«Atha [P]kho, bhaggava, abhiññātā abhiññātā licchavī, abhiññātā abhiññātā ca brāhmaṇamahāsālā gahapatinecayikā nānātitthiyā samaṇabrāhmaṇā yena acelassa pāthikaputtassa ārāmo tenupasaṅkamiṃsu. "И вот, о Бхаггава, известные и состоятельные Личчхави, известные и состоятельные брахманы и домохозяева, аскеты и брахманы различных школ пришли в парк Патикапутты.
Sā esā, bhaggava, parisā mahā hoti [parisā hoti (sī. syā. pī. )] anekasatā anekasahassā. И собрались они в огромных количествах - сотни и тысячи.
21. «Assosi kho, bhaggava, acelo pāthikaputto : «abhikkantā kira abhiññātā abhiññātā licchavī, abhikkantā abhiññātā abhiññātā ca brāhmaṇamahāsālā gahapatinecayikā nānātitthiyā samaṇabrāhmaṇā. 21. И Патикапутта услышал: "пришли известные и состоятельные брахманы и домохозяева, аскеты и брахманы различных школ.
Samaṇopi gotamo mayhaṃ ārāme divāvihāraṃ nisinno»ti. Отшельник Готама сидит в моём парке, проводя там свой полуденный отдых.".
Sutvānassa bhayaṃ chambhitattaṃ lomahaṃso udapādi. И при этой новости его охватил страх и дрожь и его волосы встали дыбом.
Atha kho, bhaggava, acelo pāthikaputto bhīto saṃviggo lomahaṭṭhajāto yena tindukakhāṇuparibbājakārāmo tenupasaṅkami. И таким образом, напуганный, дрожащий, с волосами, стоящими дыбом, он явился в Тиндуку, в жилище странников.
«Assosi kho, bhaggava, sā parisā : «acelo kira pāthikaputto bhīto saṃviggo lomahaṭṭhajāto yena tindukakhāṇuparibbājakārāmo tenupasaṅkanto»ti [tenupasaṅkamanto (sī. pī. ka. )]. Собравшиеся люди узнали, что Патикапутта с волосами, стоящими дыбом отправился в жилище Тиндука.
Atha kho, bhaggava, sā parisā aññataraṃ purisaṃ āmantesi : Они сказали одному человеку:
«Ehi tvaṃ, bho purisa, yena tindukakhāṇuparibbājakārāmo, yena acelo pāthikaputto tenupasaṅkama. "Сударь, пойдите в жилище Тиндука и подойдите к Патикапутте.
Upasaṅkamitvā acelaṃ pāthikaputtaṃ evaṃ vadehi : abhikkamāvuso, pāthikaputta, abhikkantā abhiññātā abhiññātā licchavī, abhikkantā abhiññātā abhiññātā ca brāhmaṇamahāsālā gahapatinecayikā nānātitthiyā samaṇabrāhmaṇā, samaṇopi gotamo āyasmato ārāme divāvihāraṃ nisinno bhāsitā kho pana te esā, āvuso pāthikaputta, vesāliyaṃ parisati vācā samaṇopi gotamo ñāṇavādo, ahampi ñāṇavādo. Подойдя к нему, скажите: "Друг Патикапутта, пойдем! Известные и состоятельные Личчхави, известные и состоятельные брахманы и домохозяева, аскеты и брахманы различных школ пришли в твой парк и отшельник Готама пришёл туда во время своего полуденного отдыха. Потому что ты заявил на собрании в Весали: "Отшельник Готама претендует на то, что он мудрый человек, и я тоже претендую на это.
Ñāṇavādo kho pana ñāṇavādena arahati uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ dassetuṃ. Правильно, когда мудрый человек показывает это, совершая чудеса.
Samaṇo gotamo upaḍḍhapathaṃ āgaccheyya ahampi upaḍḍhapathaṃ gaccheyyaṃ. Если отшельник Готама выйдет мне навстречу, я сделаю то же.
Te tattha ubhopi uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ kareyyāma. Затем мы оба совершим чудеса.
Ekaṃ ce samaṇo gotamo uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ karissati, dvāhaṃ karissāmi. Сколько бы чудес ни совершил отшельник Готама, я совершу в два раза больше!
Dve ce samaṇo gotamo uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyāni karissati, cattārāhaṃ karissāmi. Если отшельник Готама совершит два чуда, то я совершу четыре.
Cattāri ce samaṇo gotamo uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyāni karissati , aṭṭhāhaṃ karissāmi. А если отшельник Готама совершит четыре, то я восемь.
Iti yāvatakaṃ yāvatakaṃ samaṇo gotamo uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ karissati, taddiguṇaṃ taddiguṇāhaṃ karissāmī»ti abhikkamasseva [abhikkamayeva (sī. syā. pī. )] kho āvuso pāthikaputta, upaḍḍhapathaṃ. Сколько бы чудес ни совершил отшельник Готама, я совершу в два раза больше!". Поэтому сейчас иди к нему навстречу.
Sabbapaṭhamaṃyeva āgantvā samaṇo gotamo āyasmato ārāme divāvihāraṃ nisinno»ti. Отшельник Готама уже прошёл пол-пути для встречи с тобой и сидит отдыхает в твоем парке, о почтенный".
22. «Evaṃ, bhoti kho, bhaggava, so puriso tassā parisāya paṭissutvā yena tindukakhāṇuparibbājakārāmo, yena acelo pāthikaputto tenupasaṅkami. 22. "Да будет так" ответил мужчина на слова собравшихся, отправился в жилище Тиндука и подошёл к аскету Патикапутте.
Upasaṅkamitvā acelaṃ pāthikaputtaṃ etadavoca : «abhikkamāvuso pāthikaputta, abhikkantā abhiññātā abhiññātā licchavī, abhikkantā abhiññātā abhiññātā ca brāhmaṇamahāsālā gahapatinecayikā nānātitthiyā samaṇabrāhmaṇā. Подойдя он сказал Патикапутте: "Друг Патикапутта, пойдем! Известные и состоятельные Личчхави, известные и состоятельные брахманы и домохозяева, аскеты и брахманы различных школ
Samaṇopi gotamo āyasmato ārāme divāvihāraṃ nisinno. пришли в твой парк и отшельник Готама пришёл туда во время своего полуденного отдыха.
Bhāsitā kho pana te esā, āvuso pāthikaputta, vesāliyaṃ parisati vācā : samaṇopi gotamo ñāṇavādo ahampi ñāṇavādo. Потому что ты заявил на собрании в Весали: "Отшельник Готама претендует на то, что он мудрый человек, и я тоже претендую на это.
Ñāṇavādo kho pana ñāṇavādena arahati uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ dassetuṃ - pe - taddiguṇaṃ taddiguṇāhaṃ karissāmīti. Правильно, когда мудрый человек показывает это, совершая чудеса... я совершу в два раза больше!"
Abhikkamasseva kho, āvuso pāthikaputta, upaḍḍhapathaṃ. Поэтому сейчас иди к нему навстречу.
Sabbapaṭhamaṃyeva āgantvā samaṇo gotamo āyasmato ārāme divāvihāraṃ nisinno»ti. Отшельник Готама уже прошёл пол-пути для встречи с тобой и сидит отдыхает в твоем парке, о почтенный".
«Evaṃ vutte, bhaggava, acelo pāthikaputto «āyāmi āvuso, āyāmi āvuso»ti vatvā tattheva saṃsappati [saṃsabbati (ka. )], na sakkoti āsanāpi vuṭṭhātuṃ. Услышав его, Патикапутта сказал: "Иду, друг, иду!", однако как он ни изгибался, он не мог встать со своего сидения.
Atha kho so, bhaggava, puriso acelaṃ pāthikaputtaṃ etadavoca : «kiṃ su nāma te, āvuso pāthikaputta, pāvaḷā su nāma te pīṭhakasmiṃ allīnā, pīṭhakaṃ su nāma te pāvaḷāsu allīnaṃ? Тогда тот человек сказал: "Что это с тобой, друг Патикапутта? Твой зад приклеился к сидению или сидение приклеилось к твоему заду?
Āyāmi āvuso, āyāmi āvusoti vatvā tattheva saṃsappasi, na sakkosi āsanāpi vuṭṭhātu»nti. Ты все время говоришь: "Иду, друг, иду!", но ты только изгибаешься и не можешь встать с твоего сидения".
Evampi kho, bhaggava, vuccamāno acelo pāthikaputto «āyāmi āvuso, āyāmi āvuso»ti vatvā tattheva saṃsappati , na sakkoti āsanāpi vuṭṭhātuṃ. И даже при этих словах, Патикапутта всё еще изгибался, не в состоянии встать.
23. «Yadā kho so, bhaggava, puriso aññāsi : «parābhūtarūpo ayaṃ acelo pāthikaputto. 23. И тогда тот человек понял: "Потерпел провал этот аскет Патикапутта. Как бы лучше перевести parābhūtarūpo - в комментарии объясняется как "потерпел поражение", "разорился" (Parābhūtarūpoti parājitarūpo, vinaṭṭharūpo vā....
Все комментарии (1)
Āyāmi āvuso, āyāmi āvusoti vatvā tattheva saṃsappati, na sakkoti āsanāpi vuṭṭhātu»nti. Он всё время говорит: "Иду, друг, иду!", но только изгибается и не может встать с твоего сидения".
Atha taṃ parisaṃ āgantvā evamārocesi : «parābhūtarūpo, bho [parābhūtarūpo bho ayaṃ (syā. ka. ), parābhūtarūpo (sī. pī. )], acelo pāthikaputto. И тогда он вернулся к собравшимся и сказал: "Потерпел провал этот аскет Патикапутта.
Āyāmi āvuso, āyāmi āvusoti vatvā tattheva saṃsappati, na sakkoti āsanāpi vuṭṭhātu»nti. Он всё время говорит: "Иду, друг, иду!", но только изгибается и не может встать с твоего сидения".
Evaṃ vutte, ahaṃ, bhaggava, taṃ parisaṃ etadavocaṃ : «abhabbo kho, āvuso, acelo pāthikaputto taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā mama sammukhībhāvaṃ āgantuṃ. И тогда я сказал им: "Нагой аскет Патикапутта не может встретиться со мной лицом к лицу, если он не возьмёт свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит это воззрение.
Sacepissa evamassa : «ahaṃ taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā samaṇassa gotamassa sammukhībhāvaṃ gaccheyya»nti, muddhāpi tassa vipateyyāti. И если он думает: "я могу встретиться лицом к лицу с аскетом Готамой не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль и не оставив это воззрение", то его голова разлетится на куски".
Paṭhamabhāṇavāro niṭṭhito. (конец первого фрагмента декламации) Фрагмент составляет 8000 букв (палийских)
Все комментарии (1)
24. «Atha kho, bhaggava, aññataro licchavimahāmatto uṭṭhāyāsanā taṃ parisaṃ etadavoca : «tena hi, bho, muhuttaṃ tāva āgametha, yāvāhaṃ gacchāmi [paccāgacchāmi (? )]. 24. Тогда, Бхаггава, один из министров Личчхави встал со своего сидения и сказал: "Господа, подождите немного,
Appeva nāma ahampi sakkuṇeyyaṃ acelaṃ pāthikaputtaṃ imaṃ parisaṃ ānetu»nti. может у меня получится привести Патикапутту к собравшимся".
«Atha kho so, bhaggava, licchavimahāmatto yena tindukakhāṇuparibbājakārāmo, yena acelo pāthikaputto tenupasaṅkami. Так он отправился в жилище Тиндука и сказал Патикапутте:
Upasaṅkamitvā acelaṃ pāthikaputtaṃ etadavoca : «abhikkamāvuso pāthikaputta, abhikkantaṃ te seyyo, abhikkantā abhiññātā abhiññātā licchavī, abhikkantā abhiññātā abhiññātā ca brāhmaṇamahāsālā gahapatinecayikā nānātitthiyā samaṇabrāhmaṇā. "Друг Патикапутта, пойдем! Тебе лучше пойти. Известные и состоятельные Личчхави, известные и состоятельные брахманы и домохозяева, аскеты и брахманы различных школ
Samaṇopi gotamo āyasmato ārāme divāvihāraṃ nisinno. и отшельник Готама пришел туда во время своего полуденного отдыха.
Bhāsitā kho pana te esā, āvuso pāthikaputta, vesāliyaṃ parisati vācā : samaṇopi gotamo ñāṇavādo - pe - taddiguṇaṃ taddiguṇāhaṃ karissāmīti. Потому что ты заявил на собрании в Весали: "Отшельник Готама претендует на то, что он мудрый человек... я совершу в два раза больше!".
Abhikkamasseva kho, āvuso pāthikaputta, upaḍḍhapathaṃ. Поэтому сейчас иди к нему навстречу.
Sabbapaṭhamaṃyeva āgantvā samaṇo gotamo āyasmato ārāme divāvihāraṃ nisinno. Отшельник Готама уже прошёл пол-пути для встречи с тобой и сидит отдыхает в твоем парке, о почтенный".
Bhāsitā kho panesā, āvuso pāthikaputta, samaṇena gotamena parisati vācā : abhabbo kho acelo pāthikaputto taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā mama sammukhībhāvaṃ āgantuṃ. Была произнесена отшельником Готамой в том собрании следующая речь: "Нагой аскет Патикапутта не может встретиться со мной лицом к лицу, если он не возьмёт свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит это воззрение.
Sacepissa evamassa : ahaṃ taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā samaṇassa gotamassa sammukhībhāvaṃ gaccheyyanti, muddhāpi tassa vipateyyāti. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится со мной, его голова разлетится на куски".
Abhikkamāvuso pāthikaputta, abhikkamaneneva te jayaṃ karissāma, samaṇassa gotamassa parājaya»nti. Если ты пойдешь, мы сделаем тебя победителем, а отшельника Готаму проигравшим".
«Evaṃ vutte, bhaggava, acelo pāthikaputto «āyāmi āvuso, āyāmi āvuso»ti vatvā tattheva saṃsappati, na sakkoti āsanāpi vuṭṭhātuṃ. И Патикапутта сказал: "Иду, друг, иду!", изгибался как мог, но не мог встать со своего сидения.
Atha kho so, bhaggava, licchavimahāmatto acelaṃ pāthikaputtaṃ etadavoca : «kiṃ su nāma te, āvuso pāthikaputta, pāvaḷā su nāma te pīṭhakasmiṃ allīnā, pīṭhakaṃ su nāma te pāvaḷāsu allīnaṃ ? И тогда министр Личчхави сказал Патикапутте: "Что это с тобой, друг Патикапутта? Твой зад приклеился к сидению или сидение приклеилось к твоему заду?
Āyāmi āvuso, āyāmi āvusoti vatvā tattheva saṃsappasi, na sakkosi āsanāpi vuṭṭhātu»nti . Ты все время говоришь: "Иду, друг, иду!", но ты только изгибаешься и не можешь встать с твоего сидения".
Evampi kho, bhaggava, vuccamāno acelo pāthikaputto «āyāmi āvuso, āyāmi āvuso»ti vatvā tattheva saṃsappati, na sakkoti āsanāpi vuṭṭhātuṃ. Когда так было сказано аскет Патикапутта со словами "Иду, друг, иду!" только изгибался и не смог встать со своего сидения.
25. «Yadā kho so, bhaggava, licchavimahāmatto aññāsi : «parābhūtarūpo ayaṃ acelo pāthikaputto āyāmi āvuso, āyāmi āvusoti vatvā tattheva saṃsappati, na sakkoti āsanāpi vuṭṭhātu»nti. 25. "И тогда, о Бхаггава, министр Личчхави понял: "Потерпел провал этот аскет Патикапутта. Он всё время говорит: "Иду, друг, иду!", но только изгибается и не может встать с твоего сидения".
Atha taṃ parisaṃ āgantvā evamārocesi : «parābhūtarūpo, bho [parābhūtarūpo (sī. pī. ), parābhūtarūpo ayaṃ (syā. )], acelo pāthikaputto āyāmi āvuso, āyāmi āvusoti vatvā tattheva saṃsappati, na sakkoti āsanāpi vuṭṭhātu»nti. "Тогда министр вернулся к собравшимся и объяснил им: "Потерпел провал этот аскет Патикапутта. Он всё время говорит: "Иду, друг, иду!", но только изгибается и не может встать с твоего сидения."
Evaṃ vutte, ahaṃ, bhaggava, taṃ parisaṃ etadavocaṃ : «abhabbo kho, āvuso, acelo pāthikaputto taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā mama sammukhībhāvaṃ āgantuṃ. Тогда я сказал: "Патикапутта не может встретиться со мной лицом к лицу, если он не возьмет свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит это воззрение.
Sacepissa evamassa : ahaṃ taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā samaṇassa gotamassa sammukhībhāvaṃ gaccheyyanti, muddhāpi tassa vipateyya. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится с Благословенным, его голова разлетится на куски".
Sace pāyasmantānaṃ licchavīnaṃ evamassa : mayaṃ acelaṃ pāthikaputtaṃ varattāhi [yāhi varattāhi (syā. ka. )] bandhitvā goyugehi āviñcheyyāmāti [āviñjeyyāmāti (syā. ), āvijjheyyāmāti (sī. pī. )], tā varattā chijjeyyuṃ pāthikaputto vā. Даже если бы почтенные Личчхави подумали: "Давайте привяжем его ремнями и попробуем притащить его сюда с помощью пары волов", он бы разорвал ремни.
Abhabbo pana acelo pāthikaputto taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā mama sammukhībhāvaṃ āgantuṃ. Не способен аскет Патикапутта встретиться со мной лицом к лицу, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение.
Sacepissa evamassa : ahaṃ taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā samaṇassa gotamassa sammukhībhāvaṃ gaccheyyanti, muddhāpi tassa vipateyyā»ti. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится с Благословенным, его голова разлетится на куски".
26. «Atha kho, bhaggava, jāliyo dārupattikantevāsī uṭṭhāyāsanā taṃ parisaṃ etadavoca : «tena hi, bho, muhuttaṃ tāva āgametha, yāvāhaṃ gacchāmi appeva nāma ahampi sakkuṇeyyaṃ acelaṃ pāthikaputtaṃ imaṃ parisaṃ ānetu»nti. 26. Тогда Джалия, ученик аскета с деревянной миской, встал со своего сидения "Господа, подождите немного, может у меня получится привести Патикапутту к собравшимся".
«Atha kho, bhaggava, jāliyo dārupattikantevāsī yena tindukakhāṇuparibbājakārāmo, yena acelo pāthikaputto tenupasaṅkami. И тогда Джалия, ученик аскета с деревянной миской, пошел в жилище Тиндука и подошёл к Патикапутте.
Upasaṅkamitvā acelaṃ pāthikaputtaṃ etadavoca : «abhikkamāvuso pāthikaputta, abhikkantaṃ te seyyo. Подойдя он сказал Патикапутте: "Друг Патикапутта, пойдем! Тебе лучше пойти.
Abhikkantā abhiññātā abhiññātā licchavī, abhikkantā abhiññātā abhiññātā ca brāhmaṇamahāsālā gahapatinecayikā nānātitthiyā samaṇabrāhmaṇā. Известные и состоятельные Личчхави, известные и состоятельные брахманы и домохозяева, аскеты и брахманы различных школ
Samaṇopi gotamo āyasmato ārāme divāvihāraṃ nisinno. и отшельник Готама пришел туда во время своего полуденного отдыха.
Bhāsitā kho pana te esā, āvuso pāthikaputta, vesāliyaṃ parisati vācā : samaṇopi gotamo ñāṇavādo - pe - taddiguṇaṃ taddiguṇāhaṃ karissāmīti. Потому что ты заявил на собрании в Весали: "Отшельник Готама претендует на то, что он мудрый человек... я совершу в два раза больше!"
Abhikkamasseva, kho āvuso pāthikaputta, upaḍḍhapathaṃ. Поэтому сейчас иди к нему навстречу.
Sabbapaṭhamaṃyeva āgantvā samaṇo gotamo āyasmato ārāme divāvihāraṃ nisinno. Отшельник Готама уже прошёл пол-пути для встречи с тобой и сидит отдыхает в твоем парке, о почтенный".
Bhāsitā kho panesā, āvuso pāthikaputta, samaṇena gotamena parisati vācā : abhabbo acelo pāthikaputto taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā mama sammukhībhāvaṃ āgantuṃ. Была произнесена отшельником Готамой в том собрании следующая речь: "Нагой аскет Патикапутта не может встретиться со мной лицом к лицу, если он не возьмёт свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит это воззрение.
Sacepissa evamassa : ahaṃ taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā samaṇassa gotamassa sammukhībhāvaṃ gaccheyyanti, muddhāpi tassa vipateyya. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится с Благословенным, его голова разлетится на куски".
Sace pāyasmantānaṃ licchavīnaṃ evamassa : mayaṃ acelaṃ pāthikaputtaṃ varattāhi bandhitvā goyugehi āviñcheyyāmāti. Даже если бы почтенные Личчхави подумали: "Давайте привяжем его ремнями и попробуем притащить его сюда с помощью пары волов",
Tā varattā chijjeyyuṃ pāthikaputto vā. он бы разорвал ремни.
Abhabbo pana acelo pāthikaputto taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā mama sammukhībhāvaṃ āgantuṃ. Не способен аскет Патикапутта встретиться со мной лицом к лицу, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение.
Sacepissa evamassa : ahaṃ taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā samaṇassa gotamassa sammukhībhāvaṃ āgaccheyyanti, muddhāpi tassa vipateyyāti. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится со мной, его голова разлетится на куски".
Abhikkamāvuso pāthikaputta, abhikkamaneneva te jayaṃ karissāma, samaṇassa gotamassa parājaya»nti. Если ты пойдешь, мы сделаем тебя победителем, а отшельника Готаму проигравшим".
«Evaṃ vutte, bhaggava, acelo pāthikaputto «āyāmi āvuso, āyāmi āvuso»ti vatvā tattheva saṃsappati, na sakkoti āsanāpi vuṭṭhātuṃ. И Патикапутта сказал: "Иду, друг, иду!", изгибался как мог, но не мог встать со своего сидения.
Atha kho, bhaggava, jāliyo dārupattikantevāsī acelaṃ pāthikaputtaṃ etadavoca : «kiṃ su nāma te, āvuso pāthikaputta, pāvaḷā su nāma te pīṭhakasmiṃ allīnā, pīṭhakaṃ su nāma te pāvaḷāsu allīnaṃ? И тогда Джалия, ученик аскета с деревянной миской, сказал аскету Патикапутте: "Что это с тобой, друг Патикапутта? Твой зад приклеился к сидению или сидение приклеилось к твоему заду?
Āyāmi āvuso, āyāmi āvusoti vatvā tattheva saṃsappasi, na sakkosi āsanāpi vuṭṭhātu»nti. Ты все время говоришь: "Иду, друг, иду!", но ты только изгибаешься и не можешь встать с твоего сидения".
Evampi kho, bhaggava, vuccamāno acelo pāthikaputto «āyāmi āvuso, āyāmi āvuso»ti vatvā tattheva saṃsappati, na sakkoti āsanāpi vuṭṭhātunti. Когда так было сказано аскет Патикапутта со словами "Иду, друг, иду!" только изгибался и не смог встать со своего сидения.
27. «Yadā kho, bhaggava, jāliyo dārupattikantevāsī aññāsi : «parābhūtarūpo ayaṃ acelo pāthikaputto «āyāmi āvuso, āyāmi āvusoti vatvā tattheva saṃsappati, na sakkoti āsanāpi vuṭṭhātu»nti, atha naṃ etadavoca : 27. Затем, когда Джалия понял: "Потерпел провал этот аскет Патикапутта. Он всё время говорит: "Иду, друг, иду!", но только изгибается и не может встать с твоего сидения." и сказал ему следующее:
«Bhūtapubbaṃ, āvuso pāthikaputta, sīhassa migarañño etadahosi : yaṃnūnāhaṃ aññataraṃ vanasaṇḍaṃ nissāya āsayaṃ kappeyyaṃ. "Патикапутта, давным-давно лев, царь зверей, подумал: "А что, если мне устроить логово около таких-то джунглей.
Tatrāsayaṃ kappetvā sāyanhasamayaṃ āsayā nikkhameyyaṃ, āsayā nikkhamitvā vijambheyyaṃ, vijambhitvā samantā catuddisā anuvilokeyyaṃ, samantā catuddisā anuviloketvā tikkhattuṃ sīhanādaṃ nadeyyaṃ, tikkhattuṃ sīhanādaṃ naditvā gocarāya pakkameyyaṃ. Я бы смог выходить из него вечером, зевнуть, посмотреть во все четыре стороны, трижды прорычать львиным рыком и затем отправиться на пастбище крупного рогатого скота.
So varaṃ varaṃ migasaṃghe [migasaṃghaṃ (syā. ka. )] vadhitvā mudumaṃsāni mudumaṃsāni bhakkhayitvā tameva āsayaṃ ajjhupeyya»nti. Затем я мог бы выбрать самого лучшего из стада, убить его, и затем, насладившись нежным мясом, вернуться в своё логово."
«Atha kho, āvuso, so sīho migarājā aññataraṃ vanasaṇḍaṃ nissāya āsayaṃ kappesi. "И однажды, о друг, тот лев - царь зверей, устроил логово около тех джунглей.
Tatrāsayaṃ kappetvā sāyanhasamayaṃ āsayā nikkhami, āsayā nikkhamitvā vijambhi, vijambhitvā samantā catuddisā anuvilokesi, samantā catuddisā anuviloketvā tikkhattuṃ sīhanādaṃ nadi, tikkhattuṃ sīhanādaṃ naditvā gocarāya pakkāmi. Он вышел из него вечером, зевнул, посмотрел во все четыре стороны, трижды прорычал львиным рыком и затем отправился на пастбище крупного рогатого скота.
So varaṃ varaṃ migasaṅghe vadhitvā mudumaṃsāni mudumaṃsāni bhakkhayitvā tameva āsayaṃ ajjhupesi. Затем он выбрал самого лучшего из стада, убил его и затем, насладившись нежным мясом, вернулся в своё логово.
28. «Tasseva kho, āvuso pāthikaputta, sīhassa migarañño vighāsasaṃvaḍḍho jarasiṅgālo [jarasigālo (sī. syā. pī. )] ditto ceva balavā ca. 28. Еще там был старый шакал, который разжирел, питаясь тем, что оставалось от [трапезы] льва, гордый и сильный.
Atha kho, āvuso, tassa jarasiṅgālassa etadahosi : ko cāhaṃ, ko sīho migarājā. И он подумал: "А какая разница между мной и львом, царем зверей?
Yaṃnūnāhampi aññataraṃ vanasaṇḍaṃ nissāya āsayaṃ kappeyyaṃ. Что, если бы я сделал себе логово около джунглей.
Tatrāsayaṃ kappetvā sāyanhasamayaṃ āsayā nikkhameyyaṃ, āsayā nikkhamitvā vijambheyyaṃ, vijambhitvā samantā catuddisā anuvilokeyyaṃ, samantā catuddisā anuviloketvā tikkhattuṃ sīhanādaṃ nadeyyaṃ, tikkhattuṃ sīhanādaṃ naditvā gocarāya pakkameyyaṃ. Я бы смог выходить из него вечером, зевнуть, посмотреть во все четыре стороны, трижды прорычать львиным рыком и затем отправиться на пастбище крупного рогатого скота.
So varaṃ varaṃ migasaṅghe vadhitvā mudumaṃsāni mudumaṃsāni bhakkhayitvā tameva āsayaṃ ajjhupeyya»nti. Затем я мог бы выбрать самого лучшего из стада, убить его, и затем, насладившись нежным мясом, вернуться в своё логово."
«Atha kho so, āvuso, jarasiṅgālo aññataraṃ vanasaṇḍaṃ nissāya āsayaṃ kappesi. И однажды, о друг, шакал устроил логово около тех джунглей.
Tatrāsayaṃ kappetvā sāyanhasamayaṃ āsayā nikkhami, āsayā nikkhamitvā vijambhi, vijambhitvā samantā catuddisā anuvilokesi, samantā catuddisā anuviloketvā tikkhattuṃ sīhanādaṃ nadissāmīti siṅgālakaṃyeva anadi bheraṇḍakaṃyeva [bhedaṇḍakaṃyeva (ka. )] anadi, ke ca chave siṅgāle, ke pana sīhanādeti [sīhanāde (? )]. Выйдя вечером, посмотрел во все четыре стороны и подумал: "Сейчас я три раза прорычу как лев", - и завыл воем шакала. Что общего имеет жалкий вой шакала со львиным рыком?
«Evameva kho tvaṃ, āvuso pāthikaputta, sugatāpadānesu jīvamāno sugatātirittāni bhuñjamāno tathāgate arahante sammāsambuddhe āsādetabbaṃ maññasi. Точно так же и ты, Патикапутта, живёшь заслугами Достигшего блага и питаешься тем, что остаётся от [трапезы] Достигшего блага, воображая, что ты можешь поставить себя рядом с Татхагатами, Арахантами и полностью просветлёнными Буддами.
Ke ca chave pāthikaputte, kā ca tathāgatānaṃ arahantānaṃ sammāsambuddhānaṃ āsādanā»ti. Но что жалкие Патикапутты имеют общего с ними?
29. «Yato kho, bhaggava, jāliyo dārupattikantevāsī iminā opammena neva asakkhi acelaṃ pāthikaputtaṃ tamhā āsanā cāvetuṃ. 29. Затем Джалия, будучи неспособным даже этим сравнением помочь Патикапутте подняться с его сидения,
Atha naṃ etadavoca : сказал ему:
«Sīhoti attānaṃ samekkhiyāna, Возомнив себя львом, шакал говорит:
Amaññi kotthu migarājāhamasmi. "Я – царь зверей", и, стараясь, рычит
Tatheva [tameva (syā. )] so siṅgālakaṃ anadi, Рычанием льва, но вой лишь звучит.
Ke ca chave siṅgāle ke pana sīhanāde»ti. Лев это лев, а шакал остается шакалом.
«Evameva kho tvaṃ, āvuso pāthikaputta, sugatāpadānesu jīvamāno sugatātirittāni bhuñjamāno tathāgate arahante sammāsambuddhe āsādetabbaṃ maññasi. Точно так же и ты, Патикапутта, живёшь заслугами Достигшего блага и питаешься тем, что остаётся от [трапезы] Достигшего блага, воображая, что ты можешь поставить себя рядом с Татхагатами, Арахантами и полностью просветлёнными Буддами.
Ke ca chave pāthikaputte, kā ca tathāgatānaṃ arahantānaṃ sammāsambuddhānaṃ āsādanā»ti. Но что жалкие Патикапутты имеют общего с ними?
30. «Yato kho, bhaggava, jāliyo dārupattikantevāsī imināpi opammena neva asakkhi acelaṃ pāthikaputtaṃ tamhā āsanā cāvetuṃ. 30. И будучи неспособным даже этим сравнением помочь Патикапутте подняться с его сидения, Джалия
Atha naṃ etadavoca : сказал ему:
«Aññaṃ anucaṅkamanaṃ, attānaṃ vighāse samekkhiya. Идя чужим путём, объедками вскормлённый, Шакал свою природу шакалью
Yāva attānaṃ na passati, kotthu tāva byagghoti maññati. забывает. Он думает: "Я тигр", старается рычит,
Tatheva so siṅgālakaṃ anadi. Но не рычанье льва, а только вой звучит.
Ke ca chave siṅgāle ke pana sīhanāde»ti. Лев это лев, а шакал остается шакалом.
«Evameva kho tvaṃ, āvuso pāthikaputta, sugatāpadānesu jīvamāno sugatātirittāni bhuñjamāno tathāgate arahante sammāsambuddhe āsādetabbaṃ maññasi. Точно так же и ты, Патикапутта, живёшь заслугами Достигшего блага и питаешься тем, что остаётся от [трапезы] Достигшего блага, воображая, что ты можешь поставить себя рядом с Татхагатами, Арахантами и полностью просветлёнными Буддами.
Ke ca chave pāthikaputte, kā ca tathāgatānaṃ arahantānaṃ sammāsambuddhānaṃ āsādanā»ti. Но что жалкие Патикапутты имеют общего с ними?
31. «Yato kho, bhaggava, jāliyo dārupattikantevāsī imināpi opammena neva asakkhi acelaṃ pāthikaputtaṃ tamhā āsanā cāvetuṃ. 31. И будучи неспособным даже этим сравнением помочь Патикапутте подняться с его сидения, Джалия
Atha naṃ etadavoca : сказал ему:
«Bhutvāna bheke [bhiṅge (ka. )] khalamūsikāyo, Наевшись на гумне лягушек и мышей,
Kaṭasīsu khittāni ca koṇapāni [kūṇapāni (syā. )]. И трупов в склепах,
Mahāvane suññavane vivaḍḍho, В одиночестве леса дикий шакал думает:
Amaññi kotthu migarājāhamasmi. "Я - царь зверей", пытается, рычит,
Tatheva so siṅgālakaṃ anadi. Но не рычанье льва, а только вой звучит.
Ke ca chave siṅgāle ke pana sīhanāde»ti. Лев это лев, а шакал остается шакалом.
«Evameva kho tvaṃ, āvuso pāthikaputta, sugatāpadānesu jīvamāno sugatātirittāni bhuñjamāno tathāgate arahante sammāsambuddhe āsādetabbaṃ maññasi. Точно так же и ты, Патикапутта, живёшь заслугами Достигшего блага и питаешься тем, что остаётся от [трапезы] Достигшего блага, воображая, что ты можешь поставить себя рядом с Татхагатами, Арахантами и полностью просветлёнными Буддами.
Ke ca chave pāthikaputte, kā ca tathāgatānaṃ arahantānaṃ sammāsambuddhānaṃ āsādanā»ti. Но что жалкие Патикапутты имеют общего с ними?"
32. «Yato kho, bhaggava, jāliyo dārupattikantevāsī imināpi opammena neva asakkhi acelaṃ pāthikaputtaṃ tamhā āsanā cāvetuṃ. 32. И Джалия не смог даже этим сравнением помочь Патикапутте подняться с его сидения.
Atha taṃ parisaṃ āgantvā evamārocesi : «parābhūtarūpo, bho, acelo pāthikaputto āyāmi āvuso, āyāmi āvusoti vatvā tattheva saṃsappati, na sakkoti āsanāpi vuṭṭhātu»nti. Вернувшись к собравшимся он объяснил им: "Потерпел провал этот аскет Патикапутта. Он всё время говорит: "Иду, друг, иду!", но только изгибается и не может встать с твоего сидения."
33. «Evaṃ vutte, ahaṃ, bhaggava, taṃ parisaṃ etadavocaṃ : «abhabbo kho, āvuso, acelo pāthikaputto taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā mama sammukhībhāvaṃ āgantuṃ. 33. Тогда я сказал: "Патикапутта не может встретиться со мной лицом к лицу, если он не возьмет свои слова обратно, не отбросит эту мысль и не оставит это воззрение.
Sacepissa evamassa : ahaṃ taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā samaṇassa gotamassa sammukhībhāvaṃ gaccheyyanti, muddhāpi tassa vipateyya. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится с Благословенным, его голова разлетится на куски".
Sacepāyasmantānaṃ licchavīnaṃ evamassa : mayaṃ acelaṃ pāthikaputtaṃ varattāhi bandhitvā nāgehi [goyugehi (sabbattha) aṭṭhakathā passitabbā] āviñcheyyāmāti. Даже если бы благородные Личчхави подумали: "Давайте привяжем его ремнями и попробуем притащить его сюда с помощью пары волов",
Tā varattā chijjeyyuṃ pāthikaputto vā. он бы разорвал ремни.
Abhabbo pana acelo pāthikaputto taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā mama sammukhībhāvaṃ āgantuṃ. Не способен аскет Патикапутта встретиться со мной лицом к лицу, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение.
Sacepissa evamassa : ahaṃ taṃ vācaṃ appahāya taṃ cittaṃ appahāya taṃ diṭṭhiṃ appaṭinissajjitvā samaṇassa gotamassa sammukhībhāvaṃ gaccheyyanti, muddhāpi tassa vipateyyā»ti. И если он, не взяв свои слова обратно, не отбросив эту мысль, не оставив такое воззрение, встретится с Благословенным, его голова разлетится на куски".
34. «Atha khvāhaṃ, bhaggava, taṃ parisaṃ dhammiyā kathāya sandassesiṃ samādapesiṃ samuttejesiṃ sampahaṃsesiṃ, taṃ parisaṃ dhammiyā kathāya sandassetvā samādapetvā samuttejetvā sampahaṃsetvā mahābandhanā mokkhaṃ karitvā caturāsītipāṇasahassāni mahāviduggā uddharitvā tejodhātuṃ samāpajjitvā sattatālaṃ vehāsaṃ abbhuggantvā aññaṃ sattatālampi acciṃ [aggiṃ (syā. )] abhinimminitvā pajjalitvā dhūmāyitvā [dhūpāyitvā (sī. pī. )] mahāvane kūṭāgārasālāyaṃ paccuṭṭhāsiṃ. 34. Затем, Бхаггава, я радовал, восхищал, побуждал, вдохновлял монахов разъяснением Дхаммы. И, избавив тем самым их от великого рабства, спасая таким образом восемьдесят четыре тысячи существ от гибельного пути, я вошел в стихию огня и поднялся в воздух на высоту семи пальмовых деревьев и выпустил луч на высоту еще семи пальм, так что он ярко засиял и источал благоухание, затем я вновь появился в большом лесу в зале с остроконечной крышей.
35. «Atha kho, bhaggava, sunakkhatto licchaviputto yenāhaṃ tenupasaṅkami upasaṅkamitvā maṃ abhivādetvā ekamantaṃ nisīdi. 35. И вот однажды Сунаккхатта подошёл ко мне, поприветствовал меня и сел в стороне.
Ekamantaṃ nisinnaṃ kho ahaṃ, bhaggava, sunakkhattaṃ licchaviputtaṃ etadavocaṃ : «taṃ kiṃ maññasi, sunakkhatta, yatheva te ahaṃ acelaṃ pāthikaputtaṃ ārabbha byākāsiṃ, tatheva taṃ vipākaṃ aññathā vā»ti? К сидящему в стороне Сунаккхате я обратился с такими словами: "Как ты думаешь, Сунаккхатта, случилось ли то, что я предсказал тебе о Патикапутте, или нет?"
«Yatheva me, bhante, bhagavā acelaṃ pāthikaputtaṃ ārabbha byākāsi, tatheva taṃ vipākaṃ, no aññathā»ti. "То, что Благословенный предсказал о Патикапутте, то и случилось и никак иначе."
«Taṃ kiṃ maññasi, sunakkhatta, yadi evaṃ sante kataṃ vā hoti uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ, akataṃ vā»ti? "Как ты думаешь, Сунаккхатта, чудо произошло или нет?"
«Addhā kho, bhante, evaṃ sante kataṃ hoti uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ, no akata»nti. "Чудо произошло, о почтенный, и никак иначе."
«Evampi kho maṃ tvaṃ, moghapurisa, uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ karontaṃ evaṃ vadesi : na hi pana me, bhante, bhagavā uttarimanussadhammā iddhipāṭihāriyaṃ karotīti. "Так что же, ты, глупец, по-прежнему говоришь мне после того, как я совершил такое чудо: "Почтенный, Вы не совершили ни одного чуда"?
Passa, moghapurisa, yāvañca te idaṃ aparaddhaṃ»ti. Посмотри, глупец, как ты виноват."
«Evampi kho, bhaggava, sunakkhatto licchaviputto mayā vuccamāno apakkameva imasmā dhammavinayā, yathā taṃ āpāyiko nerayiko. И услышав эти мои слова, Сунаккхатта оставил Дхамму и обучение, подобно человеку, приговорённому к аду.
36. «Aggaññañcāhaṃ, bhaggava, pajānāmi. 36. "Бхаггава, я знаю самое начало всех вещей,
Tañca pajānāmi [«tañcapajānāmī»ti idaṃ syāpotthakenatthi], tato ca uttaritaraṃ pajānāmi, tañca pajānaṃ [pajānanaṃ (syā. ka. ) aṭṭhakathāsaṃvaṇṇanā passitabbā] na parāmasāmi, aparāmasato ca me paccattaññeva nibbuti viditā, yadabhijānaṃ tathāgato no anayaṃ āpajjati . и я знаю не только это, но и то, что превосходит это по ценности. И я не нахожусь под властью того, что я знаю, и не будучи под властью этого, я узнал для себя что угасание, посредством которого Татхагата не может попасть на опасные пути.
37. «Santi, bhaggava, eke samaṇabrāhmaṇā issarakuttaṃ brahmakuttaṃ ācariyakaṃ aggaññaṃ paññapenti. 37. Существуют, Бхаггава, аскеты и Брахманы, которые учат, что все вещи появились в результате [их] сотворения богом, или Брахмой.
Tyāhaṃ upasaṅkamitvā evaṃ vadāmi : «saccaṃ kira tumhe āyasmanto issarakuttaṃ brahmakuttaṃ ācariyakaṃ aggaññaṃ paññapethā»ti? Я пришел к ним и сказал: "Почтенные господа, действительно ли вы учите, что все вещи появились в результате [их] сотворения богом, или Брахмой?"
Te ca me evaṃ puṭṭhā, «āmo»ti [āmāti (syā. )] paṭijānanti. "Да" - ответили они на мой вопрос.
Tyāhaṃ evaṃ vadāmi : «kathaṃvihitakaṃ pana [kathaṃ vihitakaṃno pana (ka. )] tumhe āyasmanto issarakuttaṃ brahmakuttaṃ ācariyakaṃ aggaññaṃ paññapethā»ti? Я спросил их: "Почтенные, как по вашему учению так сложилось, что вещи произошли в результате [их] сотворения богом, или Брахмой?".
Te mayā puṭṭhā na sampāyanti, asampāyantā mamaññeva paṭipucchanti. Но они не смогли ответить и спросили меня об этом.
Tesāhaṃ puṭṭho byākaromi : И я ответил:
38. «Hoti kho so, āvuso, samayo yaṃ kadāci karahaci dīghassa addhuno accayena ayaṃ loko saṃvaṭṭati. 38. "Приходит время, друзья, раньше или позже, после долгого промежутка времени, когда этот мир разрушится.
Saṃvaṭṭamāne loke yebhuyyena sattā ābhassarasaṃvattanikā honti. Большинство существ разрушившегося мира рождается в мире сияющих брахм.
Te tattha honti manomayā pītibhakkhā sayaṃpabhā antalikkhacarā subhaṭṭhāyino ciraṃ dīghamaddhānaṃ tiṭṭhanti. Там они находятся долгое, длительное время, созданные разумом, питаясь блаженством, светя собственным светом, перемещаясь по воздуху, в красоте пребывая. Тела созданы умом этих божеств в состоянии джхан.
Все комментарии (1)
«Hoti kho so, āvuso, samayo yaṃ kadāci karahaci dīghassa addhuno accayena ayaṃ loko vivaṭṭati. Время от времени, друзья, настаёт пора, когда по истечению длительного периода этот мир возникает снова. на основе перевода Сыркина
Все комментарии (1)
Vivaṭṭamāne loke suññaṃ brahmavimānaṃ pātubhavati. Когда возникает мир, то появляется пустой дворец Брахмы.
Atha kho [atha (sī. syā. pī. )] aññataro satto āyukkhayā vā puññakkhayā vā ābhassarakāyā cavitvā suññaṃ brahmavimānaṃ upapajjati . И тогда то или иное существо, оттого ли, что окончился его срок жизни или окончилось действие заслуг, оставляет существование в мире сияющих брахм и вновь рождается во дворце Брахмы.
So tattha hoti manomayo pītibhakkho sayaṃpabho antalikkhacaro subhaṭṭhāyī, ciraṃ dīghamaddhānaṃ tiṭṭhati. Там оно находится долгое, длительное время, созданное разумом, питаясь блаженством, светя собственным светом, перемещаясь по воздуху, в красоте пребывая.
«Tassa tattha ekakassa dīgharattaṃ nivusitattā anabhirati paritassanā uppajjati : aho vata aññepi sattā itthattaṃ āgaccheyyunti. Там у него, пребывающего долгое время в одиночестве, возникает тревога, неудовлетворённость, беспокойство: "О, если бы и другие существа могли достичь здешнего состояния!".
Atha aññepi sattā āyukkhayā vā puññakkhayā vā ābhassarakāyā cavitvā brahmavimānaṃ upapajjanti tassa sattassa sahabyataṃ. Тогда другие существа, оттого ли, что окончился срок жизни или окончилось действие заслуг, оставляют существование в мире сияющих брахм и вновь рождаются во дворце Брахмы спутниками того существа.
Tepi tattha honti manomayā pītibhakkhā sayaṃpabhā antalikkhacarā subhaṭṭhāyino, ciraṃ dīghamaddhānaṃ tiṭṭhanti. Там они находятся долгое, длительное время, созданные разумом, питаясь блаженством, светя собственным светом, перемещаясь по воздуху, в красоте пребывая.
39. «Tatrāvuso, yo so satto paṭhamaṃ upapanno, tassa evaṃ hoti : ahamasmi brahmā mahābrahmā abhibhū anabhibhūto aññadatthudaso vasavattī issaro kattā nimmātā seṭṭho sajitā [sañjitā (sī. pī. ), sajjitā (syā. kaṃ. )] vasī pitā bhūtabhabyānaṃ, mayā ime sattā nimmitā. 39. Тогда, о друзья, то существо, которое родилось там первым, говорит себе так: "Я – Брахма, великий Брахма, победоносный, непобедимый, всевидящий, всесильный, владыка, творец, созидатель, наилучший устроитель, повелитель, отец прошлого и будущего! Мною сотворены эти существа.
Taṃ kissa hetu? В чем же причина?
Mamañhi pubbe etadahosi : aho vata aññepi sattā itthattaṃ āgaccheyyunti iti mama ca manopaṇidhi. Ведь раньше я сказал себе так: "О, если бы и другие существа могли достичь здешнего состояния!" - таково было стремление моего разума.
Ime ca sattā itthattaṃ āgatāti. И вот другие существа, достигли здешнего состояния.
«Yepi te sattā pacchā upapannā, tesampi evaṃ hoti : ayaṃ kho bhavaṃ brahmā mahābrahmā abhibhū anabhibhūto aññadatthudaso vasavattī issaro kattā nimmātā seṭṭho sajitā vasī pitā bhūtabhabyānaṃ iminā mayaṃ bhotā brahmunā nimmitā. И те существа, которые родились позже, тоже говорят себе так: "Ведь он – досточтимый Брахма, великий Брахма, победоносный, непобедимый, всевидящий, всесильный, владыка, творец, созидатель, наилучший устроитель, повелитель, отец прошлого и будущего. Мы сотворены этим почтенным Брахмой.
Taṃ kissa hetu? В чем же причина?
Imañhi mayaṃ addasāma idha paṭhamaṃ upapannaṃ mayaṃ panāmha pacchā upapannāti. Ведь мы видели, что он первым здесь родился, а мы родились позже".
40. «Tatrāvuso, yo so satto paṭhamaṃ upapanno, so dīghāyukataro ca hoti vaṇṇavantataro ca mahesakkhataro ca. 40. И вот, о друзья, то существо, которое родилось первым, бывает долговечнее, и красивее, и сильнее.
Ye pana te sattā pacchā upapannā, te appāyukatarā ca honti dubbaṇṇatarā ca appesakkhatarā ca. Те же существа, которые позже родились вновь, бывают недолговечнее, и некрасивее, и бессильнее.
«Ṭhānaṃ kho panetaṃ, āvuso, vijjati, yaṃ aññataro satto tamhā kāyā cavitvā itthattaṃ āgacchati. И может произойти так, о друзья, что то или иное существо, оставив существование в том мире, достигает здешнего земного состояния.
Itthattaṃ āgato samāno agārasmā anagāriyaṃ pabbajati. Достигнув здешнего состояния, оно оставляет дом и странствует бездомным.
Agārasmā anagāriyaṃ pabbajito samāno ātappamanvāya padhānamanvāya anuyogamanvāya appamādamanvāya sammāmanasikāramanvāya tathārūpaṃ cetosamādhiṃ phusati, yathāsamāhite citte taṃ pubbenivāsaṃ anussarati tato paraṃ nānussarati. Оставив дом и будучи бездомным странником, оно благодаря усердию, благодаря усилию, благодаря прилежанию, благодаря серьезности, благодаря правильному умонастрою, обретает такую сосредоточенность разума, что вспоминает сосредоточенным разумом то место, где пребывало в прежнем существовании, но не вспоминает другого места, кроме него.
«So evamāha : yo kho so bhavaṃ brahmā mahābrahmā abhibhū anabhibhūto aññadatthudaso vasavattī issaro kattā nimmātā seṭṭho sajitā vasī pitā bhūtabhabyānaṃ, yena mayaṃ bhotā brahmunā nimmitā. И оно говорит: "Ведь тот досточтимый Брахма, великий Брахма, победоносный непобедимый, всевидящий, всесильный, владыка, творец, созидатель, наилучший устроитель, повелитель, отец прошлого и будущего –
So nicco dhuvo [sassato dīghāyuko (syā. ka. )] sassato avipariṇāmadhammo sassatisamaṃ tatheva ṭhassati. досточтимый Брахма, которым мы сотворены, постоянен, стоек, вечен, не подвержен изменению и вечно пребывает таким.
Ye pana mayaṃ ahumhā tena bhotā brahmunā nimmitā, te mayaṃ aniccā addhuvā [addhuvā asassatā (syā. ka. )] appāyukā cavanadhammā itthattaṃ āgatā»ti. Мы же, которые были сотворены этим Брахмой, – мы достигли здешнего земного состояния непостоянными, нестойкими, недолговечными, поверженными уходу из существования".
Evaṃvihitakaṃ no tumhe āyasmanto issarakuttaṃ brahmakuttaṃ ācariyakaṃ aggaññaṃ paññapethāti. Вот из-за чего вы учите, что все вещи появляются в результате сотворения богом, или Брахмой".
«Te evamāhaṃsu : evaṃ kho no, āvuso gotama, sutaṃ, yathevāyasmā gotamo āhā»ti. И они сказали: "Мы слышали это, почтенный Готама, как Вы объяснили".
«Aggaññañcāhaṃ, bhaggava, pajānāmi. Но я знаю самое начало всех вещей.
Tañca pajānāmi, tato ca uttaritaraṃ pajānāmi, tañca pajānaṃ na parāmasāmi, aparāmasato ca me paccattaññeva nibbuti viditā. Зная это и то, что превосходит это по ценности, я, не будучи под властью этого, узнал для себя угасание.
Yadabhijānaṃ tathāgato no anayaṃ āpajjati. Благодаря этому Татхагата не может попасть на опасные пути. подумать как точнее перевести no anayaṃ āpajjati. В комментарии: No anayaṃ āpajjatīti aviditanibbānā titthiyā viya anayaṃ dukkhaṃ byasanaṃ nāpajjati.
Все комментарии (1)
41. «Santi, bhaggava, eke samaṇabrāhmaṇā khiḍḍāpadosikaṃ ācariyakaṃ aggaññaṃ paññapenti. 41. "Существуют аскеты и брахманы, которые заявляют, что начало вещей связано с повреждением удовольствием.
Tyāhaṃ upasaṅkamitvā evaṃ vadāmi : «saccaṃ kira tumhe āyasmanto khiḍḍāpadosikaṃ ācariyakaṃ aggaññaṃ paññapethā»ti? Я пришел к ним и спросил их: "Почтенные, считаете ли вы, что начало вещей связано с повреждением удовольствием?"
Te ca me evaṃ puṭṭhā «āmo»ti paṭijānanti. "Да", - ответили они на мой вопрос.
Tyāhaṃ evaṃ vadāmi : «kathaṃvihitakaṃ pana tumhe āyasmanto khiḍḍāpadosikaṃ ācariyakaṃ aggaññaṃ paññapethā»ti? Я спросил их: "Почтенные, как по вашему учению так сложилось, что начало вещей связано с повреждением удовольствием?".
Te mayā puṭṭhā na sampāyanti, asampāyantā mamaññeva paṭipucchanti, tesāhaṃ puṭṭho byākaromi : Но они не смогли ответить и спросили меня об этом. Я сказал:
42. «Santāvuso, khiḍḍāpadosikā nāma devā. 42. "Существуют, друзья, боги по имени "Испорченные удовольствием".
Te ativelaṃ hassakhiḍḍāratidhammasamāpannā [hasakhiḍḍāratidhammasamāpannā (ka. )] viharanti. Долгое время они пребывают в приверженности к веселью, удовольствиям, сладострастию.
Tesaṃ ativelaṃ hassakhiḍḍāratidhammasamāpannānaṃ viharataṃ sati sammussati, satiyā sammosā [satiyā sammosāya (syā. )] te devā tamhā kāyā cavanti. У них, пребывающих долгое время в приверженности к веселью, удовольствиям, сладострастию, внимательность нарушается, и из-за невнимательности боги оставляют существование в этом мире.
«Ṭhānaṃ kho panetaṃ, āvuso, vijjati, yaṃ aññataro satto tamhā kāyā cavitvā itthattaṃ āgacchati, itthattaṃ āgato samāno agārasmā anagāriyaṃ pabbajati, agārasmā anagāriyaṃ pabbajito samāno ātappamanvāya padhānamanvāya anuyogamanvāya appamādamanvāya sammāmanasikāramanvāya tathārūpaṃ cetosamādhiṃ phusati, yathāsamāhite citte taṃ pubbenivāsaṃ anussarati tato paraṃ nānussarati. И может произойти так, о друзья, что то или иное существо, оставив существование в том мире, достигает здешнего земного состояния. Достигнув здешнего состояния, оно оставляет дом и странствует бездомным. Оставив дом и будучи бездомным странником, оно благодаря усердию, благодаря усилию, благодаря прилежанию, благодаря серьёзности, благодаря правильному умонастроению обретает такую сосредоточенность разума, что вспоминает сосредоточенным разумом то место, где пребывало в прежнем существовании, но не вспоминает другого места, кроме него.
«So evamāha : ye kho te bhonto devā na khiḍḍāpadosikā te na ativelaṃ hassakhiḍḍāratidhammasamāpannā viharanti. И оно говорит: "Ведь те досточтимые боги, которые не "Испорченные удовольствием", – те не пребывают долгое время в приверженности к веселью, удовольствию, сладострастию.
Tesaṃ nātivelaṃ hassakhiḍḍāratidhammasamāpannānaṃ viharataṃ sati na sammussati, satiyā asammosā te devā tamhā kāyā na cavanti, niccā dhuvā sassatā avipariṇāmadhammā sassatisamaṃ tatheva ṭhassanti. У них, не пребывающих долгое время в приверженности к веселью, удовольствию, сладострастию, не теряется внимательность, и не утратив внимательность, те боги не оставляют существования в том мире, постоянны, стойкие, вечны, не подвержены изменению и вечно пребывают такими.
Ye pana mayaṃ ahumhā khiḍḍāpadosikā te mayaṃ ativelaṃ hassakhiḍḍāratidhammasamāpannā viharimhā, tesaṃ no ativelaṃ hassakhiḍḍāratidhammasamāpannānaṃ viharataṃ sati sammussati, satiyā sammosā evaṃ [sammosā eva (sī. pī. ) sammosā te (syā. ka. )] mayaṃ tamhā kāyā cutā, aniccā addhuvā appāyukā cavanadhammā itthattaṃ āgatāti. Мы же, которые были "Испорченные удовольствием", – мы пребывали долгое время в приверженности к веселью, удовольствию, сладострастию. У нас, пребывающих долгое время в приверженности к веселью, удовольствию, сладострастию, теряется внимательность и из-за невнимательности мы, оставив существование в том мире, достигли здешнего состояния непостоянными, нестойкими, недолговечными, подверженными уходу из существования".
Evaṃvihitakaṃ no tumhe āyasmanto khiḍḍāpadosikaṃ ācariyakaṃ aggaññaṃ paññapethā»ti. Вот что примерно происходит, как вы учите, что все вещи появляются в результате испорченности удовольствием".
«Te evamāhaṃsu : evaṃ kho no, āvuso gotama, sutaṃ, yathevāyasmā gotamo āhā»ti. И они сказали: "Мы слышали это, почтенный Готама, как Вы объяснили".
«Aggaññañcāhaṃ, bhaggava, pajānāmi - pe - yadabhijānaṃ tathāgato no anayaṃ āpajjati. Но я знаю самое начало всех вещей... благодаря этому Татхагата не может попасть на опасные пути.
43. «Santi, bhaggava, eke samaṇabrāhmaṇā manopadosikaṃ ācariyakaṃ aggaññaṃ paññapenti. 43. "Существуют аскеты и Брахманы, которые заявляют, что начало вещей связано с порчей разума.
Tyāhaṃ upasaṅkamitvā evaṃ vadāmi : «saccaṃ kira tumhe āyasmanto manopadosikaṃ ācariyakaṃ aggaññaṃ paññapethā»ti? Я пришел к ним и спросил: "Почтенные, правда ли, что вы учите о начале всех вещей, связанном с порчей разума"?
Te ca me evaṃ puṭṭhā «āmo»ti paṭijānanti. "Да", - ответили они.
Tyāhaṃ evaṃ vadāmi : «kathaṃvihitakaṃ pana tumhe āyasmanto manopadosikaṃ ācariyakaṃ aggaññaṃ paññapethā»ti? Я спросил их: "Почтенные, как по вашему учению так сложилось, что начало всех вещей связано с порчей разума"?.
Te mayā puṭṭhā na sampāyanti, asampāyantā mamaññeva paṭipucchanti. Но они не смогли ответить и спросили меня об этом.
Tesāhaṃ puṭṭho byākaromi : Я сказал:
44. «Santāvuso, manopadosikā nāma devā. 44. Есть, друзья, боги по имени "Испорченные разумом".
Te ativelaṃ aññamaññaṃ upanijjhāyanti. Долгое время они рассуждают друг о друге.
Te ativelaṃ aññamaññaṃ upanijjhāyantā aññamaññamhi cittāni padūsenti. Когда они долгое время рассуждают друг о друге, портятся их мысли друг о друге.
Te aññamaññaṃ paduṭṭhacittā kilantakāyā kilantacittā. Испорченные в мыслях друг о друге они ослаблены телом, ослаблены мыслями.
Te devā tamhā kāyā cavanti. Эти боги покидают существование в том мире.
«Ṭhānaṃ kho panetaṃ, āvuso, vijjati, yaṃ aññataro satto tamhā kāyā cavitvā itthattaṃ āgacchati. И может произойти так, о друзья, что то или иное существо, оставив существование в том мире, достигает здешнего земного состояния.
Itthattaṃ āgato samāno agārasmā anagāriyaṃ pabbajati. Достигнув здешнего состояния, оно оставляет дом, странствует бездомным.
Agārasmā anagāriyaṃ pabbajito samāno ātappamanvāya padhānamanvāya anuyogamanvāya appamādamanvāya sammāmanasikāramanvāya tathārūpaṃ cetosamādhiṃ phusati, yathāsamāhite citte taṃ pubbenivāsaṃ anussarati, tato paraṃ nānussarati. Оставив дом и, будучи бездомным странником, оно благодаря усердию, благодаря усилию, благодаря прилежанию, благодаря серьёзности, благодаря правильному умонастроению обретает такую сосредоточенность разума, что вспоминает сосредоточенным разумом то место, где пребывало в прежнем существовании, но не вспоминает другого места, кроме него.
«So evamāha : ye kho te bhonto devā na manopadosikā te nātivelaṃ aññamaññaṃ upanijjhāyanti. И оно говорит: "Ведь те досточтимые боги, которые не "Испорченные разумом", – те не рассуждают долгое время друг о друге.
Te nātivelaṃ aññamaññaṃ upanijjhāyantā aññamaññamhi cittāni nappadūsenti. Когда те не рассуждают, долгое время друг о друге, не портятся их мысли друг о друге.
Te aññamaññaṃ appaduṭṭhacittā akilantakāyā akilantacittā. Неиспорченные в мыслях друг о друге, они не ослаблены телом, не ослаблены мыслями.
Te devā tamhā [akilantacittā tamhā (ka. )] kāyā na cavanti, niccā dhuvā sassatā avipariṇāmadhammā sassatisamaṃ tatheva ṭhassanti. Те боги не оставляют существования в том мире, постоянны, стойки, вечны, не подвержены изменению и вечно пребывают такими.
Ye pana mayaṃ ahumhā manopadosikā, te mayaṃ ativelaṃ aññamaññaṃ upanijjhāyimhā. Мы же, которые были "Испорченными разумом", – мы долгое время рассуждали друг о друге.
Te mayaṃ ativelaṃ aññamaññaṃ upanijjhāyantā aññamaññamhi cittāni padūsimhā [padosiyimhā (syā. ), padūsayimhā (? )]. Когда мы долгое время рассуждали друг о друге, испортились наши мысли друг о друге.
Te mayaṃ aññamaññaṃ paduṭṭhacittā kilantakāyā kilantacittā. Испорченные в мыслях друг о друге, мы ослаблены телом, ослаблены мыслями.
Evaṃ mayaṃ [kilantacittāeva mayaṃ (sī. pī. ), kilantacittā (ka. )] tamhā kāyā cutā, aniccā addhuvā appāyukā cavanadhammā itthattaṃ āgatāti. Оставив существование в том мире, мы достигли здешнего состояния непостоянными, нестойкими, недолговечными, подверженными уходу из существования.
Evaṃvihitakaṃ no tumhe āyasmanto manopadosikaṃ ācariyakaṃ aggaññaṃ paññapethā»ti. Вот из-за чего вы учите, что все вещи появляются в результате повреждения сознания.
«Te evamāhaṃsu : evaṃ kho no, āvuso gotama, sutaṃ, yathevāyasmā gotamo āhā»ti. И они сказали: "Мы слышали это, почтенный Готама, как Вы объяснили".
«Aggaññañcāhaṃ, bhaggava, pajānāmi - pe - yadabhijānaṃ tathāgato no anayaṃ āpajjati. Но я знаю самое начало всех вещей ... благодаря этому Татхагата не может попасть на опасные пути.
45. «Santi, bhaggava, eke samaṇabrāhmaṇā adhiccasamuppannaṃ ācariyakaṃ aggaññaṃ paññapenti. 45. "Существуют аскеты и брахманы, которые заявляют, что начало вещей связано со случайностью.
Tyāhaṃ upasaṅkamitvā evaṃ vadāmi : «saccaṃ kira tumhe āyasmanto adhiccasamuppannaṃ ācariyakaṃ aggaññaṃ paññapethā»ti? Я пришёл к ним и спросил их: "Почтенные, считаете ли вы, что начало вещей связано со случайностью?".
Te ca me evaṃ puṭṭhā «āmo»ti paṭijānanti. "Да" - ответили они.
Tyāhaṃ evaṃ vadāmi : «kathaṃvihitakaṃ pana tumhe āyasmanto adhiccasamuppannaṃ ācariyakaṃ aggaññaṃ paññapethā»ti? Я спросил их: "Почтенные, как по вашему учению так сложилось, что начало вещей связано со случайностью?".
Te mayā puṭṭhā na sampāyanti, asampāyantā mamaññeva paṭipucchanti. Но они не смогли ответить и спросили меня об этом.
Tesāhaṃ puṭṭho byākaromi : Я сказал им в ответ:
46. «Santāvuso, asaññasattā nāma devā. 46. "Есть, друзья, боги по имени "Невосприимчивые". Почему-то переводчики на англ. переводят "бессознательные"
Все комментарии (1)
Saññuppādā ca pana te devā tamhā kāyā cavanti. С возникновением восприятия эти боги оставляют существование в том мире.
«Ṭhānaṃ kho panetaṃ, āvuso, vijjati. И вот может произойти так, друзья,
Yaṃ aññataro satto tamhā kāyā cavitvā itthattaṃ āgacchati. что то или иное существо, оставив существование в том мире, достигает здешнего земного состояния.
Itthattaṃ āgato samāno agārasmā anagāriyaṃ pabbajati. Достигнув здешнего состояния, оно оставляет дом и странствует бездомным.
Agārasmā anagāriyaṃ pabbajito samāno ātappamanvāya padhānamanvāya anuyogamanvāya appamādamanvāya sammāmanasikāramanvāya tathārūpaṃ cetosamādhiṃ phusati, yathāsamāhite citte taṃ [idaṃ padaṃ brahmajālasutte na dissati. Evaṃ (pī. ka. )] saññuppādaṃ anussarati, tato paraṃ nānussarati. Оставив дом и будучи бездомным, оно, благодаря усердию, благодаря усилию, благодаря прилежанию, благодаря серьезности, благодаря правильному умонастроению, обретает такую сосредоточенность разума, что вспоминает сосредоточенным разумом возникновение своего сознания, но не вспоминает другого, кроме этого.
«So evamāha : adhiccasamuppanno attā ca loko ca. И оно думает: "И я, и мир возникли без причины." Уолш мир пропустил.
Все комментарии (1)
Taṃ kissa hetu? Почему же так?
Ahañhi pubbe nāhosiṃ, somhi etarahi ahutvā santatāya [sattakāya (sī. pī. ), sattāya (ka. sī. )] pariṇatoti. Потому что прежде меня не было, теперь же я есть; не существовав, я вступил в существование".
Evaṃvihitakaṃ no tumhe āyasmanto adhiccasamuppannaṃ ācariyakaṃ aggaññaṃ paññapethā»ti? Вот из-за чего вы учите, что все вещи появляются в результате случайности.
«Te evamāhaṃsu : evaṃ kho no, āvuso gotama, sutaṃ yathevāyasmā gotamo āhā»ti. И они сказали: "Мы слышали это, почтенный Готама, как Вы объяснили".
«Aggaññañcāhaṃ, bhaggava, pajānāmi tañca pajānāmi, tato ca uttaritaraṃ pajānāmi, tañca pajānaṃ na parāmasāmi, aparāmasato ca me paccattaññeva nibbuti viditā. Но я знаю самое начало всех вещей и не только это, но и то, что превосходит это по ценности. И я не нахожусь под властью этого, и не будучи под властью этого, я узнал для себя то угасание,
Yadabhijānaṃ tathāgato no anayaṃ āpajjati. посредством осуществления которого Татхагата не может попасть на опасные пути.
47. «Evaṃvādiṃ kho maṃ, bhaggava, evamakkhāyiṃ eke samaṇabrāhmaṇā asatā tucchā musā abhūtena abbhācikkhanti : «viparīto samaṇo gotamo bhikkhavo ca. 47. И меня, Бхаггава, человека, который учит этому и заявляет это, несправедливо, тщетно, ложно обвиняют некоторые отшельники и брахманы, говоря: "Отшельник Готама на ложном пути и его монахи тоже.
Samaṇo gotamo evamāha : yasmiṃ samaye subhaṃ vimokkhaṃ upasampajja viharati, sabbaṃ tasmiṃ samaye asubhantveva [asubhanteva (sī. syā. pī. )] pajānātī»ti [sañjānātīti (sī. pī. )]. Он заявил, что тот, кто достиг уровня освобождения называемого "Прекрасное" считает всё непривлекательным".
Na kho panāhaṃ, bhaggava, evaṃ vadāmi : «yasmiṃ samaye subhaṃ vimokkhaṃ upasampajja viharati, sabbaṃ tasmiṃ samaye asubhantveva pajānātī»ti. Но я не говорю, что тот, кто достиг уровня освобождения называемого "Прекрасное" считает всё непривлекательным".
Evañca khvāhaṃ, bhaggava, vadāmi : «yasmiṃ samaye subhaṃ vimokkhaṃ upasampajja viharati, subhantveva tasmiṃ samaye pajānātī»ti. Я говорю, что тот, кто достиг уровня освобождения, называемого "Прекрасное", знает, что оно прекрасно.
«Te ca, bhante, viparītā, ye bhagavantaṃ viparītato dahanti bhikkhavo ca. "Воистину, почтенный, те, кто обвиняют Благословенного и его учеников в ошибке, сами на ложном пути.
Evaṃpasanno ahaṃ, bhante, bhagavati. Я восхищаюсь Благословенным.
Pahoti me bhagavā tathā dhammaṃ desetuṃ, yathā ahaṃ subhaṃ vimokkhaṃ upasampajja vihareyya»nti. Полагаю, что Благословенный сможет научить меня как достичь и пребывать в состоянии освобождения, называемом "Прекрасное".
48. «Dukkaraṃ kho etaṃ, bhaggava, tayā aññadiṭṭhikena aññakhantikena aññarucikena aññatrāyogena aññatrācariyakena subhaṃ vimokkhaṃ upasampajja viharituṃ. 48. "Трудно тебе, Бхаггава, придерживаясь других взглядов, имея другие склонности и будучи подверженным другим влияниям, следуя другим учениям и имея других учителей, достичь состояния освобождения, называемого "Прекрасное" и пребывать в нем.
Iṅgha tvaṃ, bhaggava, yo ca te ayaṃ mayi pasādo, tameva tvaṃ sādhukamanurakkhā»ti. Ты должен приложить большие усилия, доверившись мне, Бхаггава."
«Sace taṃ, bhante, mayā dukkaraṃ aññadiṭṭhikena aññakhantikena aññarucikena aññatrāyogena aññatrācariyakena subhaṃ vimokkhaṃ upasampajja viharituṃ. "Почтенный, даже если мне, имеющему другие склонности и будучи подверженным другим влияниям, следующему другим учениям и имеющему других учителей, трудно достичь состояния освобождения, называемого "Прекрасное" и пребывать в нем,
Yo ca me ayaṃ, bhante, bhagavati pasādo, tamevāhaṃ sādhukamanurakkhissāmī»ti. я всё равно доверюсь вам, о Благословенный, и буду прилагать большие усилия."
Idamavoca bhagavā. Так сказал Благословенный.
Attamano bhaggavagotto paribbājako bhagavato bhāsitaṃ abhinandīti. Странник Бхаггава был восхищен и обрадован словами Благословенного.
Pāthikasuttaṃ [pāṭikasuttantaṃ (sī. syā. kaṃ. pī. )] niṭṭhitaṃ paṭhamaṃ. Закончена первая Патика сутта.
<<Назад
Наставление о князе Паяси - pāyāsisuttaṃ (ДН23)
Оглавление Далее>>
Наставление о львином рыке миродержца - cakkavattisuttaṃ (ДН26)

Редакция перевода от 18.11.2017 17:32